Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
КОНКУРЕНЦИЯ СУДЕБНЫХ юрисдикции В АСПЕКТЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ УСТАНОВИВШЕЙСЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ В земельном споре
статті - Наукові публікації

А. И. Осетинский
заместитель Председателя Высшего хозяйственного суда Украины, кандидат юридических наук

Конституция Украины 1996 года, ле ги-мизуючы принципы правового демократического государства и, в частности, осуществление правосудия в таком государстве, среди принципов построения системы судов общей юрисдикции определяет принцип специализации. Этот, на первый взгляд, чисто организационный аспект деятельности системы правосудия, как представляется, следует рассматривать через призму фундаментальных конституционных принципов - разделения властей (признание судебной власти, а следовательно, и ее специфических функций, и специфического порядка реализации), равенства прав граждан, верховенства права, особенно - содержательно связанного с ними, хотя и не урегулированного формально в корпусе Конституции принципа правовой определенности (определенности права).

Имеем в виду, что специализация в системе судов общей юрисдикции в отечественной конституционной модели является одним из средств реализации этих принципов, а механизм ее реализации (в самом общем измерении его основными элементами являются специфическая совокупность процессуальных правил и институциональных форм) имеет (по крайней мере, должен иметь) конечной целью такую ​​реализацию функции правосудия, обеспечивает устоявшееся, предполагаемое и качественное правоприменения. В указанной модели априори предполагается большая эффективность специализированных судов (по сравнению с судами общими, неспециализированными) в достижении этой цели.

Механизм реализации принципа специализации и его действенность, а следовательно, и достижения цели ее внедрения, непосредственно связан

ни с уже признанным украинским юридической наукой принципу инстанционности - третьим, «духовным», конституционным принципом построения системы судов общей юрисдикции, логически обусловлен конституционным принципом судопроизводства (обеспечением апелляционного и кассационного обжалования решения суда), конституционной «превосходством» высших специализированных судов и «найвищистю» Верховного Суда Украины.

Таким образом, в плоскости обеспечения правовой определенности в обществе (реального воплощения основных конституционно-правовых принципов) непременным является нахождение и практическое утверждение баланса территориальности, специализации и инстанционности в системе правосудия. Качество правосудия и ее влияние на функционирование общества, исходя из конституционной парадигмы, должны быть обеспечены деятельностью системы правосудия, основывается на таком балансе.

Что является ключевым для определения специализации судов, адекватного этим потребностям? Соглашаемся с мнением, что в первую очередь требует исчерпывающего ответа вопросы юрисдикции специализированного суда [1, с. 16] - то есть компетенции суда по рассмотрению конкретных категорий дел и определения специфической процедуры решения этих споров и соответствующей институциональной модели.

Рассматривая преимущества и недостатки судебной специализации, международные эксперты и исследователи едины в заключении - специализированные судебные юрисдикции можно создавать или не

создавать (собственно, решение этой дилеммы зависит от конкретного концептуального видения развития судебной и правовой системы, исторически-правовых и политических предпосылок), однако в любом случае создание специализированной юрисдикции будет иметь смысл только при условии обоснованного избрания правовой сферы специализации и четкого определение ее границ, изоляции юрисдикции [1, с. 17].

Если такие границы установить невозможно или проблематично, партикуляция юрисдикции полностью искажает сущность идеи, не только не способствует обеспечению правовой определенности, но и создает почву для использования специализации юрисдикций исключительно с целью получения благоприятного решения, т.е. в личных интересах той или иной стороны спора, прямо противоречит концептуальной цели, которая обычно закладывается в специализацию системы правосудия, или даже и конституционном замысла.

Использование противоречий в определении юрисдикции судов, получение участниками споров выгоды из конфликта юрисдикций имеет исторические корни. В современных исследованиях рассматриваются гипотезы возникновения и развития конкуренции судебных юрисдикций, влияния этого явления на сущностные результаты правосудия, предсказуемость судебных решений, а также в более широком, социальном, аспекте.

частности, доказывается, что в Англии XVII-XIX веков конкуренция юрисдикций привела к развитию правоприменения «для истца» - то есть судебная практика в большинстве случаев способствовала интересам истцов (что, собственно, является радикальным предположением для английской доктрины общего права, в которой принято считать, что правосудие имеет наклон «к ответчику»), и, соответственно, суды разных юрисдикций «соревновались» за количество дел, с которой при тогдашних условиях был непосредственно связан заработок судей, расширяя юрисдикцию посредством развития новых процедур и других средств , конкурируя таким образом и с юрисдикцией Парламента [2].

Интересным и необходимым представляется рассмотрение вопроса конкуренции специализированных судо

вых юрисдикций в современных отечественных условиях на предмет выявления ее причин, форм, отрицательных и возможных положительных последствий, таких, которые прямо или косвенно совершенствуют или улучшают качество правосудия, а возможно, производят и более глобальное влияние на развитие права и нормативного регулирования в частности . Более того, можно утверждать, что конкуренция судебных юрисдикций (сужено, в данном случае - специализированныхюрисдикций, а для более масштабного рассмотрения - в аспекте баланса территориальности, специализации и инстанционности) способствует устойчивости правоположений и обеспечению правовой определенности? Ли возможным вообще конструктивная конкуренция государственных судебных юрисдикций, какие правила ее развития, и есть основания рассматривать это явление в качестве фактора развития, как это, например, происходит по институциональной компетенции в международном частном праве

Комплексное исследование на эту тему ждет только на автора. Однако попробуем обратиться к конкретным проявлениям конкуренции специализированных судебных юрисдикций (административной и хозяйственной) в Украине, что, как мы увидим, возникла с принятием Кодекса административного судопроизводства Украины (далее - КАСУ) и введением системы административных судов.

Как представляется, задача административного судопроизводства, определенное положениями КАСУ, должен предоставлять ключ к пониманию цели внедрения административных судов.

Действительно, согласно части первой статьи 2 КАС этой задачей является защита прав, свобод и интересов физических лиц, прав и интересов юридических лиц в сфере публично-правовых отношений от нарушений со стороны органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных и должностных лиц, других субъектов при осуществлении ими властных управленческих функций на основе законодательства, в том числе на выполнение делегированных полномочий.

Очевидно, что содержание нормативного формулировка прежде вобрал идею обеспечения судебной защиты прав лиц в специалисты

ческих неравноправных отношениях с государством по соответственно специфическими процессуальными правилами.

же время и на практике это получило подтверждение от самого начала деятельности административных судов, в такой формулировке (как и в других системообразующих положениях КАСУ) парадоксально помещены ли спорные вопросы современной украинской правовой системы и системы законодательства. На примере дел по спорам, связанным с земельными отношениями, указанное получает исчерпывающую иллюстрацию.

ли провести демаркационную линию (которая буквально нужна для четкого разграничения юрисдикций) между публично-правовым и частноправовых спором в сфере аренды земельного участка, находящегося в коммунальной собственности? Какова юридическая природа полномочий органов государственной власти и местного самоуправления в области земельных отношений, осуществляют такие органы властные управленческие функции при решении вопросов, относящихся к их полномочий в этой сфере, или определяет их такими законодательство? Наконец, изменяться фактический результат рассмотрения спора, в зависимости от юрисдикции суда и многочисленных сопутствующих этому факторов - от правопонимания судей к различиям процессуальных правил рассмотрения дела

Апологеты введение административной юрисдикции, наверное, не имели однозначного ответа на эти вопросы, а если было - то только собственную, авторскую мысль, убеждение или привязанность, которые, сколь бы обоснованными они не выдавались автору, по канонам законотворчества не могут быть положены в основу законодательного акта без учета объективной реальности хотя бы потому, что при таких обстоятельствах исключено достижение какой-либо общественной цели принятия такого акта.

Однако в настоящее время мультидисциплинарных учений и комплексных подходов к решению социальных (а следовательно, и правовых) проблем отечественным законодателем был избран нормо-творческий подход, что, к сожалению, основывается на «рафинированных» взглядах определенной правовой школы. Возможно, сама по себе нормативная

формула верна в определенном доктринальном видении, отражает определенные правовые идеи, которые, также возможно, принципиально верными, однако она не действует и даже противодействует (эффективности правосудия) из-за неучета реалий существующей правовой системы и системы законодательства в частности. Авторитеты мировой юридической науки акцентируют на глобальной проблемности, отсутствие единства в определении критериев деления права на публичное и частное [3], что в украинских условиях получает выражение в подходе к регулированию экономических (хозяйственных) отношений и решения соответствующих специфических споров в специализированных судах хозяйственной юрисдикции, который реализован в законодательстве и не учитывать который законодатель не вправе.

Последние аналитические исследования, проведенные в Высшем хозяйственном суде Украины, свидетельствуют, что судебная практика по земельным спорам параллельно развивается различными юрисдикциями, суды занимают диаметрально противоположные позиции в одинаковых по контексту обстоятельств делам как при решении вопроса юрисдикции суда по рассмотрению спора, так и по правозастосуван-ния при решении конкретного спора по существу. Очевидно, критерии определения юрисдикции слишком по-разному понимаются и применяются судьями, что, наверное, может быть объяснено критической проблематичностью определения единых концептуальных подходов, заключенной в кардинальных изменениях процессуального законодательства.

По опыту четырех лет все четче определяется вывод, что вопросы разграничения подведомственности не может быть решен только с помощью рекомендательных разъяснений высших судов, поскольку, во-первых, объем вопросов, которые необходимо урегулировать, и, наконец, форма такого урегулирования , очевидно, напоминали бы нормативный акт, а, во-вторых, фактор имеющейся конкуренции юрисдикций непременно препятствует согласованию правоприменительных позиций.

Конкуренция специализированных судебных юрисдикций в Украине существует, ее основная?? Орма - развитие разносторонней судебной практики административных и хозяйственных судов в

подобных по контексту обстоятельств делам, в частности по земельным спорам, исключает устойчивость правоположений и надлежащую реализацию принципа правовой определенности. При таких условиях «размывается» сущность принципа специализации судебной системы, нивелируется положительный эффект от его реализации

и искривляется конституционная идея его введения. Вместе, правоприменительные позиции, которые формируются в результате такой конкуренции, могут способствовать сбалансированию юрисдикций, прежде всего через изменения на нормативном уровне.

Список литературы

1. Central European and Eurasian Law Initiative. Specialized Courts: A Concept Paper, 1996. - C. 16.

2. Klerman, Daniel M. Jurisdictional Competition and the Evolution of Common Law (March 2007) /Daniel M. Klerman //University of Southern California CLEO Research Paper No. C07-4; University of Southern California Law Legal Studies Paper No. 07-2. Available at SSRN [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://ssrn.com

3. Бержель Ж.-Л. Общая теория права /Ж.-Л. Бержель; пер. с фр. - М.: NOTA BENE, 2000. - 576 c.