Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
статті - Наукові публікації

С.Ф. Демченко
Председатель Высшего хозяйственного суда Украины, кандидат юридических наук, заслуженный юрист Украины

Постановка проблемы и ее связь с важными практическими задачами Конституция Украины гарантирует каждому защиту прав в суде. Судебными органами, должны решать споры, вытекающие из экономических отношений, являются хозяйственные суды. Система хозяйственных судов формируется по принципу территориальности и специализации, является прогрессивной формой организации судебной системы. Ведь специализация судов создает необходимые предпосылки для более квалифицированного и своевременного решения соответствующих споров, выработки единых подходов, единой правовой политики по их рассмотрению. То же время, для хозяйственных судов характерны те же проблемы, что получают проявление при функционировании всей судебной системы Украины. Это необоснованность отдельных судебных решений, несоответствие их законодательству Украины, требованиям нравственности и справедливости и т.п..

Необходимость обеспечить выполнение конституционных требований по эффективной судебной защиты прав и интересов субъектов хозяйственной деятельности обусловливает потребность в научном осмыслении и решении проблем совершенствования судопроизводства в государстве.

Цель исследования

Целью настоящего исследования является разработка концептуальных основ совершенствования судопроизводства, повышения качества функционирования судебной системы, в том числе экономического судопроизводства.

Анализ последних исследований и публикаций

В нынешних условиях особое значение приобретают полнота реализации конституционных принципов судопроизводства и решения его проблем.

В большинстве научных исследований и публикаций по проблемам повышения качества судопроизводства в основном освещаются лишь отдельные аспекты этого процесса, например вопросы совершенствования самой процедуры рассмотрения споров, которая по своей юридической природе является процессом правоприменения. Именно этому направлению исследований уделяется большое внимание как теоретиков права, так и специалистами из видов производства - уголовного, гражданского, административного. Значительное место отводится вопросам демократизации судебной системы [1]. Исследуются проблемы доступности правосудия, гарантии его реализации. Так, в диссертации А. Н. Овчаренко, защищенной в Национальной юридической академии Украины имени Ярослава Мудрого [2], рассмотрена сущность этого принципа организации и деятельности судебной власти. Раскрыто содержание доступности правосудия, определена совокупность ее элементов (правовых, социальных и экономических). Обоснована классификация доступности правосудия на формальный и реальный виды по соотношению нормативного закрепления данного принципа и практики его реализации. Проанализированы международно-правовые акты, на основании которых изложены критерии доступности правосудия. Исследованы право на доступ к суду как процессуальное право-гарантию, закрепленное в действующем законодательстве и т.д..

Изложение основного материала исследования

Как известно, проблемы углубления судебно-правовой реформы, совершенствование правового статуса и деятельности судов, законодательства о судоустройстве требующих неотложного решения.

В одной из недавно опубликованных работ, посвященной становлению и развитию экономического судопроизводства в Украине, пред

новано новую концепцию повышения эффективности деятельности хозяйственных судов, в рамках которой выявлены проблемы в их функционировании и разработаны теоретико-методологических ни положения по повышению качества судебного контроля, определения путей улучшения деятельности хозяйственных судов [3].

Исходная (первая) составляющая концепции заключается в обосновании того, что экономические споры являются, с одной стороны, достаточно специфическими по своей юридической сути, а значит, их решение требует высокой специализации и профессионализма. Именно поэтому их решения еще с древности осуществляется профессиональными структурами, которые специализировались именно на хозяйственных отношениях и идентифицируются как структуры экономического судопроизводства. При этом специализированность и профессионализм последних характерны как для нашего государства (хотя на разных этапах ее исторического бытия организационные формы, цели и функции экономического судопроизводства менялись), так и для подавляющего большинства государств мира при всем разнообразии их государственного устройства и форм правления.

Структуры экономического судопроизводства, их цели, функции, организационные формы определяются качеством тех экономических отношений, по поводу которых возникают споры между участниками последних (юридическими лицами-хозяйственными организациями). Например, рыночная качество экономических отношений, сложившихся на сегодня в Украине, объективно нуждается в таких функций и организационных форм экономического судопроизводства, которые существенно отличаются от тех, которые выполнялись и существовали в период социалистической эпохи - во времена функционирования административно-распределительной системы хозяйствования. Но экономическое судопроизводство было, было нужно как при социализме, так и в настоящее время. Более того, как приходится в нашем исследовании, даже уголовное наказание становится более эффективным, если оно замещается своей экономической сути (восстановительного правосудия), которая больше соответствует человеческой сущности, наконец, мироздании, чем месть виновнику со стороны пострадавших (кровная месть), государства.

И здесь мы подходим ко второй составляющей предлагаемой концепции - утверждение, что сущностью экономическиго судопроизводства является восстановление юридического равновесия, установленной в законодательстве, соглашениях между участниками экономических (хозяйственных) отношений, а нарушение требований законодательства, условий соглашения является нарушением указанного равновесия. Задача суда - восстановить ее.

По мере установления равновесия в экономической системе усиливается уровень ее организованности, упорядоченности. При этом исходным в процессе «приращение» порядке выступает именно нарушение юридического равновесия в экономических отношениях. Таким образом, экономические споры можно интерпретировать как упорядочение экономики.

По своей сути судебное разбирательство в системе экономического судопроизводства (а это третья, главная, составляющая концепции) представляет собой контроль за соблюдением законодательства, условий сделки. В процессе контроля суд сравнивает модель фактических действий участников правоотношений (отраженную в заявлении, составленном с соблюдением требований процессуального законодательства) с нормативной (определенной в соответствующих нормативных актах, соглашениях между участниками отношений) и в случае выявления отклонения от нормативной модели - юридического равновесия принимает решение по ее обновления.

Эффективность судебного контроля, согласно концепции, измеряется степенью полноты и своевременности принятия решения о возобновлении юридической равновесия и зависит от ряда факторов. Во-первых, - это специализация и профессионализм в системе экономического правосудия, то есть факторы, относящиеся к внутрисистемных, на которые можно воздействовать со стороны самой судебной системы. Кроме того, эффективность судебного контроля зависит и от метасистемних факторов, устранение которых будет зависеть уже от системы высшего порядка. Это такие факторы, как обеспечение реализации в правоприменении принципа верховенства права, наличие (отсутствие) коллизии права и т.п.. В рамках задачи управления метасистемнимы факторами находится и решение такой глобальной

проблемы, как совершенствование законодательства Украины. Практика применения действующих законов обусловливает необходимость внесения в них определенных коррективов. Это касается не только законов, которые являются базовыми для всей судебной системы, но и таких вузькоспе-циализованих, как Хозяйственный процессуальный кодекс.

К факторам повышения эффективности судебного контроля, дальнейшего совершенствования экономического судопроизводства относится решение проблемы злоупотребления правом, которое угрожает нравственности и справедливости судебных решений, приводит к нарушению требований действующего законодательства. Разработаны предложения относительно соблюдения судьей требований справедливости и нравственности, незловжы ния правом.

Сформирован подход к определению регулятора (права, следует применять) в сфере хозяйственных отношений. При этом мы исходили из положений, предложенных В. К. Ма-мутов. Остановимся на них подробнее, поскольку этот подход может применяться при формировании отечественной доктрины правового урегулирования экономических отношений.

Отметим, что определение регулятора экономических (хозяйственных) отношений, а следовательно, и решения споров между их участниками, а также установление юрисдикции (какой суд должен рассматривать тот или иной спор) являются основными (минимально необходимыми) предпосылками правосудия .

Сложности (проблемы) при определении регулятора в сфере хозяйственных отношений возникли в связи с вступлением в силу Гражданского (далее - ГК) и Хозяйственного (далее - ГК) кодексами Украины, которые, хотя и были введены в действие одновременно, в отдельных нормах содержат дублирования, а также коллизии (кстати, такой феномен произошел в юридической практике впервые). При этом указанная проблема, как считают отдельные ученые и высокопоставленные чиновники, может быть решена только путем отмены ГК.

ли есть такая необходимость? Для ответа на этот вопрос рассмотрим понятие коллизии, а также сформулируем критерии определения регулятора в сфере тех или иных отношений.

Коллизия (лат. collisio - столкновение) определяется в литературе как столкновение каких нибудь противоположных сил, интересов, стремлений; расхождение между отдельными законами одного государства или противоречия законов, судебных решений различных государств; различия или противоречия между правовыми нормами, регулирующих одинаковые правоотношения. Коллизия законов характеризуется как противоречие друг другу (столкновение) двух или более формально действующих нормативных актов, изданных по одному и тому же вопросу [4].

В юридической науке на сегодняшний день нет единого понятия коллизии права. Одни авторы видят в коллизии права противоречие юридических норм (М. Г. Александров, М. Д. шаргой-родський), другие понимают ее как одновременное действие различных норм по одной фактической ситуации (А.В. Мицкевич, А. Ф. Черданцев) , отдельные авторы определяют коллизию как ситуацию, в которой оказываются правоприменительные органы в случае необходимости выбрать определенный правопорядок (И.С. Перетерский, С.Б. Крылов, Л.А. Лунц) и другие.

Высказано мнение о многозначности рассматриваемой категории. В частности, М. А. Власенко настаивает на том, что термин «коллизия» следует понимать по-разному: 1) как отношения конфликтного характера между нормами права для регулирования одной фактической ситуации, когда сам конфликт заключается в различии или противоречия (при этом различия трактуется как «слабое» столкновения нормативно-правовых правил, а противоречие - как наиболее сильное столкновение юридических установок) 2) как разновидность правовых коллизий наряду с конфликтами актов толкования т.д. [5].

Указанный автор различает две группы коллизий: коллизии внутреннего права и коллизии (противоречия) между нормами, регулюють аналогичные отношения в разных странах, разных правовых системах. Если вторая группа коллизий вполне закономерна, то первая представляет собой результат неразвитости правовой теории, методологии, пробелов в законотворческой деятельности, законодательной технике. К первой группе, по М. А. Власенко, относятся: коллизии во времени (нормы, изданные в разное время,

но регулируют одинаковые отношения) иерархические (нормы, изданные различными правотворческими органами по одному и тому же правовому вопросу), содержанию (нормы, имеющие различный объем регулирования для идентичных правоотношений), пространственные (нормы, регулирующие правоотношения в различных территориальных единицах), персональные коллизии (нормы, которые распространяют свое действие только на определенный круг лиц).

Что касается коллизий между определенными нормами ГК и ХК, то при определении регулятора в сфере хозяйственных отношений в некоторых случаях действительно возникают осложнения. Каким кодексом руководствоваться при решении вопросов, регламентируемых обоими этими законодательными актами? Понятно, что в такой ситуации судьи действительно могли бы оказаться в тупике. Но на самом деле эта проблема несколько преувеличена, если определять регулятор в сфере тех или иных отношений исходя из предложенных предмета регулирования и вида участников (субъектов) соответствующих отношений.

Предмет регулирования определен в обоих кодексах. При этом в ч. 1 ст. 1 «Отношения, регулируемые гражданским законодательством» действующего ГК указано, что «гражданским законодательством регулируются личные неимущественные и имущественные отношения (гражданские отношения), основанные на юридическом равенстве, свободном волеизъявлении, имущественной самостоятельности их участников». Итак, в определении предмета регулирования в этой статье акцент сделан, как отмечал академик В. К. Мамутов [6], на личных отношениях, в то время как согласно ст. 1 ГК последний регулирует «хозяйственные отношения, возникающие в процессе организации и осуществления хозяйственной деятельности между субъектами хозяйствования, а также между этими субъектами и другими участниками отношений в сфере хозяйствования». Кстати, в проекте ЦК от 25 августа 1996 ч. 1 ст. 1 «Отношения, регулируемые гражданским законодательством» была изложена в следующей редакции: «Гражданским законодательством регулируются личные неимущественные и имущественные отношения (гражданские отношения), основанные на юридическом равенстве, свободном волеизъявлении, имущественной самостоятельности их учас

ников, в том числе отношения, которые складываются в сфере предпринимательства ». Итак, допустим предположить, что законодатель намеренно исключил последнюю фразу в ч. 1 ст. 1 ГК исходя из предмета регулирования, указанного в ст. 1 ГК. Таким образом, последний следует считать специальным нормативным актом по ГК, когда речь идет об урегулировании (судебное разбирательство споров) отношений, которые складываются в сфере хозяйствования.

Теперь по определению регулятора в сфере хозяйственных отношений исходя из вида участников (субъектов) соответствующих отношений. Опять же в ч. 2 ст. 81 ГК «Виды юридических лиц», указано, что юридические лица, в зависимости от порядка их создания, делятся на юридических лиц частного права и юридических лиц публичного права. А в соответствии со ст. 82 ГК «Участие юридических лиц публичного права в гражданских отношениях» «на юридических лиц публичного права в гражданских отношениях распространяются положения настоящего Кодекса, если иное не установлено законом». Итак, относительно отношений с участием юридических лиц публичного права ГК действует по принципу «. Если иное не установлено законом».

Экспертам, которые готовили научно-практический комментарий ХК, Высшему хозяйственному суду Украины приходилось давать специальные разъяснения по поводу применения этого Кодекса. Но разговоры о «противоречия» между ним и ЦК продолжаются. В связи с этим академиком В. К. Мамутов предложено воспользоваться более вековым опытом Германии и воспроизвести в ГК (возможно, в переходных положениях) норму, аналогичную норме германского права: «Правила гражданского уложения применяются в коммерческих целях постольку, поскольку торговым заключением не установлено иное ». При этом академик отмечает, что торговое уложение Германии (в недавно дополненной редакции) регулирует почти все хозяйственные отношения. Аналогичный принцип применяется во Франции и в других странах [6].

Кроме юридико-формальных аспектов обоснования применения норм ГК в регламентировании хозяйственных отношений и содержательные вые доводы в пользу этого. Так, в одной из научных работ [7] доказывается, что теорети-ко-методологическим фундаментом ГК является, скорее всего, либералистического идеология, в то время как анализ ГК свидетельствует о том, что в нем соединены коллективистские в определенной степени либералистического основы и идеология солидаризма-м. Главным лозунгом либерализма как политически-философской идеологии, как известно, является следующее: «Права человека выше интересов нации». Учитывая это есть основания полагать, что либералистического идеология (особенно в крайних своих формах) ставит в центр внимания права человека, в том числе и те, которые мы относим к эгоистическим, направленных на обеспечение своего выживания за счет других, а иногда и на уничтожение самого себя и человечества в целом. Это так называемые соматические (телесные) права: права на гомогенные браки, клонирование, изменение пола, потребление легких наркотиков и т.п.. В экономической сфере эта идеология приводит к узакониванию идей рыночного фундамента-лизма со всеми его негативными последствиями, создает предпосылки к так называемой прихваты-зации наиболее важных, а потому привлекательных народнохозяйственных объектов без учета общегосударственных интересов, создание финансовыхвых пирамид, долларизации экономики, рейдерства и т.д..

В ряде своих публикаций В. К. Мамутов показал, что в условиях кризиса недостатки положенной в основу действующего ГК «частноправовой» концепции стали еще более очевидными, оказалась вредность некоторых новелл указанного Кодекса. Устранение этих недостатков может в определенной степени воспрепятствовать развитию негативных процессов в экономике. Так, в ходе парламентских слушаний, например, выяснилось, что развитию рейдерства способствует в. 6 ГК, позволяет не учитывать законодательство и невключения в него нормы, аналогичной ст. 49 ГК 1963 года, которая позволяла бы суду признавать недействительными сделки, причиняющих вред обществу, приводят к негативным последствиям.

Наличие в ГК ч. 2 ст. 533 «Валюта выполнения денежного обязательства», согласно которой «Если в обязательстве определен денежный эквивалент в иностранной валюте, сумма, подлежащая уплате в гривнах, определяется по официальному курсу соответствующей валюты на день платежа, если иной порядок ее определения не установлен договором или законом или другим нормативно-правовым актом », способствовала долларизации экономики. Указанная новелла послужила лазейкой, позволившей, в обход принципа ведения расчетов в национальной денежной единице, заключать договоры займа, кредитные договоры в иностранной валюте, что и стало причиной современной проблемы невозвратом кредитов, которая, в свою очередь, породила цепную реакцию негативных экономических последствий [ 6, 8].

В.К. Мамутов исследовал негативное влияние на экономику и других новелл ГК. В частности, ст. 330 ГК предоставляет возможность признавать добросовестным приобретателем того, кто приобрел имущество у лица, не обладающего правом собственности, в частности у мошенника. Тем самым нарушен один из юридических канонов, согласно которым никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам. На этой новелле строятся двух-триланкови схемы противоправного изъятия чужого имущества: преступное соглашение, осуществленная на первом этапе, «отмывается» путем быстрой перепродажи на следующих этапах спланированной мошеннической махинации, а суд, использовав в. 330 ГК, признает последнее звено этой схемы «добросовестным приобретателем». Лазейки для рейдерства, то есть противоправного поглощения предприятий, есть и в других статьях ГК [6, 8]. Однако, по нормам ГК такого рода преступные деяния, сделки не признаются легитимными. Неслучайно, в вето, наложившего Президент Украины в ноябре 2001 г. на новый ГК, отмечалось, что последним не регламентируются отношения публичного права. В то же время ГК обязывает учитывать в хозяйственных отношениях требования закона и публичные интересы. Трудно не согласиться с теми представителями хозяйственно-правовой науки, которые расценивают атаки на ГК как попытки избавиться от любых препятствий на пути большого «дерибана» бывшей общегосударственной собственности.

Идеи об отмене ГК навязываются представителями общественных объединений «Европейская бизнес-ассоциация», фонд CASE

и др.. При этом приводятся различные аргументы, например, что ГК противоречит рыночным принципам экономики. Действительные же причины инициирования его отмены заключаются в том, что он, наряду с частными, защищает интересы трудовых коллективов, а также национальные (публичные) интересы.

Выводы

либералистического идеология в законо-и государственном представляет собой определенную опасность для страны, а коллективистская, наоборот, является основой для реализации коллективных, общегосударственных интересов.

Сегодня, как никогда, важное значение имеют научные исследования в направлении определения таких ценностей, как нравственность, справедливость правовых актов, добросовестность в

регулировании хозяйственных отношений, в соответствующей правоприменительной деятельности и т.д.. Указанные ценности должны рассматриваться как системообразующие свойства законодательства, а нормотворческая деятельность в сфере экономики должна быть организована таким образом, чтобы обеспечивать нравственность, справедливость правовых актов. Для этого нужно определить, прежде всего, идеологию построения нормотворческого процесса в сфере хозяйствования, его философскую базу. Предлагаем строить этот процесс на идеологии солидаризма, возрождение моральных основ бывшего так называемого купеческого права, основанного на нормах христианской этики. Регулировка хозяйственных отношений именно на таких принципах способствовать остановке разрушения экономики.

Литература

1. Демократизация судебной системы Украины: проблемы и перспективы: автореф. дис. на соискание наук. степени канд. юрид. наук: 12.00.10 /В. В. Кривенко. - Одес. нац. юрид. акад. - Одесса, 2006. - 19 с.

2. Доступность правосудия и гарантии его реализации: автореф. дис. на соискание наук. степени канд. юрид. наук: 12.00.10 /Н. Овчаренко. - Нац. юрид. акад. Украины имени Ярослава Мудрого. - X., 2007. - 20 с.

3. Демченко С.Ф. Теоретические аспекты становления и развития экономического судопроизводства в Украине /

С. Ф. Демченко. - К.: Пресса Украины, 2009.

4. Большой юридический словарь /под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. - М.: ИНФРА-М, 1999. - С. 283.

5. Власенко Н.А. коллизионный нормы в советском праве /Н. А. Власенко. - Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1984. - 172 с.

6. Мамутов В.К. Вредоносные лазейки. Целесообразно устранить дублирование норм, усложняющее их толкование /В.К. Мамутов //Закон и бизнес. - 2009. - 10 апреля.

7. Юлдашев А. X. Регуляторная политика как средство совершенствования законодательства /

А. X. Юлдашев. - М.: Юристъ, 2006. - 302с.

8. Мамутов В.К. Рейдерство в законе /В.К. Мамутов //Зеркало недели. - 2008. - № 38. - 11.10-17.10.