Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ОСНОВНЫХ СОСТАВЛЯЮЩИХ категориального аппарата государственной ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ УКРАИНЫ
статті - Наукові публікації

Ю. А. Мосенко, аспирантка кафедры правоведения Киевского национального торгово-экономического университета

Современное состояние нашей страны, как и в мире в целом, характеризуется переходом от индустриального общества к обществу информационному типу. Любые общественные отношения, как и вся жизнь, неразрывно связаны с информацией, без которой невозможно представить ни одну деятельность.

Как известно, Украина, наряду с другими странами, стремится к становлению и развитию информационного общества. Но, к сожалению, лишь с недавнего времени отечественные ученые и практики стали уделять внимание разработке основополагающих принципов последнего.

Важную роль в процессе становления информационного общества играет разработка понятийно-категориального аппарата в информационной сфере. Дискуссионным и проблемным предстает перед учеными определения таких законодательно закрепленных понятий, как «информация» и «информационные ресурсы». При детальном исследовании информационной сферы отношений становится очевидной также необходимость введения такого понятия, как «единый национальный информационное пространство» и разграничения государственной информационной политики на виды.

Целью этой статьи является обоснование и изложение предложений по совершенствованию категориального аппарата в рамках государственной информационной политики Украины и ее видовая классификация.

Некоторыми аспектами данного вопроса занимались такие ученые, как И. В. Аристова, И. Л. Бачило, А.В. Дозорцев, А. Б. Венгеров, М. Корчагин, С. И. Семилетов, А. В. Соснин, В. Цимбалюк и другие.

Отметим, что для полного понимания смыслового наполнения понятия государственной информационной политики исследования ее содержания необходимо осуществлять через рассмотрение категорий, из которых она состоит. Учитывая, что государственная информационная политика является сложным понятием, которое включает такие категории, как «государство», «информация» и «политика», стоит исследовать ключевые составляющие данного комплексного понятия.

Общеизвестно, что наиболее исследованной из указанных категорий является категория «государство», которую изучали такие ученые как С. С. Алексеев,

В.В. Копейчиков, В. В. Кравченко, В. Ф. Погорилко, А. Ф. Скакун и другие. Наиболее удачным определением, по нашему мнению, является следующее: «государство - это суверенное политико-территориальная организация общества, обладающий властью, осуществляется государственным аппаратом на основе юридических норм, обеспечивающих защиту и согласование общественных, групповых, индивидуальных интересов, опираясь в случае необходимости, на легальный принуждение »[1]. Из определения государства следует, что она, в лице государственных органов, наделенный властными полномочиями, с помощью которых реализуется государственная политика, и таким образом влияет на жизнь общества в пределах данного государства.

Другой исследуемой нами категорией является «информация». По нашему мнению, определение информации играет ключевую роль в процессе осуществления государственной информационной политики. Понятие информации содержится в ряде нормативно-правовых актов, которые определяют его по-разному. Закон Украины «О телекоммуникациях» от 18 ноября 2003 г. в ст. 1 определяет информацию как сведения, предоставленные в виде сигналов, знаков, звуков, подвижных или неподвижных изображений или другим способом [2]. Данное определение больше касается технической информации, то есть имеется в виду информация, создается при технических процессах. По нашему мнению, следует дать определение, содержащее правовой аспект.

Несколько иначе указанную категорию закреплено в Законе Украины «О защите экономической конкуренции» от 11 января 2001, в котором под информацией понимаются сведения в любой форме и виде, сохраненные на любых носителях, в том числе переписка, книги, пометки, иллюстрации (карты, диаграммы, органиграммы, рисунки, схемы и т.п.), фотографии, голограммы, кино-, видео-, микрофильмы, звуковые записи, базы данных компьютерных систем или полное или частичное воспроизведение элементов, объяснение лиц и любые другие публично объявленные или документированные сведения »[3]. Это определение мы считаем несовершенным, поскольку оно формулируется через категорию «сведения» (аргументация относительно неудачного применения термина «сведения» для определения содержания информации изложена ниже). Мало удачным является то, что предоставление сведений предполагается путем их публичного объявления или документирования. Что касается публичного объявления, то не вся информация подлежит разглашению, т.е. приобретает публичный характер, в частности, к такой информации можно отнести государственную тайну. Относительно документированных сведений, то исходя из указанного можно сделать вывод, что информация, которая содержится не в документах, не является информацией. Если рассматривать данный вопрос с точки зрения права в узком смысле, а именно с позиций юриспруденции, то термин «документированные сведения» уместно в данном определении, поскольку в юриспруденции существенное значение имеют только документы, но если рассматривать информацию в широком смысле, а именно с позиций права, регулирующего любые общественные отношения, можно отметить, что информация не всегда является документированной. Например, конспект лекций не является документом и к нему нет никаких требований, но он содержит информацию.

Определение информации содержит также профильный Закон Украины «Об информации» от 2 октября 1992 г., по которому исследуемая категория это «документированные или публично объявленные сведения о событиях и явлениях, происходящих в обществе, государстве и окружающей среде». М. Корчагин считает неудачным?• м использования термина «сведения», поскольку акцент делается на том, что информация является продуктом осмысления человеком фактов окружающей окружающей среды, ее воспринимается. При таком подходе из понятия информации исключается широкий спектр знаний, непосредственно не связанные с описанием окружающего мира. Да, очень трудно включить в «сведений» не только большую часть литературных произведений, но и не реализованы на практике изобретения (объекты патентных прав или секреты производства), информацию о возможных путях развития рынка и способы ведения предпринимательской деятельности и т.д. [4].

Мы не согласны с М. Корчагиным, потому что это определение является достаточно субъективным и некомплексным. Исходя из определения, приведенного в ст. 1 Закона «Об информации», сведения касаются не только окружающей среды, но и общества и государства тоже. Поэтому литературные произведения, объекты патентных прав (секреты производства) можно отнести к сведениям о явлениях, которые относятся не к окружающей среде, а к обществу и государству. Что касается определения информации через сведения о событиях и явлениях, имеющих место, то, по нашему мнению, М. Корчагиным справедливо отмечено, что такое определение недостаточно удачным, поскольку исходя из этого сведения о событиях или явления, которые происходили или будут происходить в будущем, информацией не считаются. Также стоит отметить, что в данном определении, как и в предыдущем, неудачно говорится о публичности сведений.

Определение информации содержит также Гражданский кодекс Украины (далее - ГК), ч. 1 ст. 200 которого закреплено определение информации как «документированных или публично оглашенных сведений о событиях и явлениях, которые имели или имеют место в обществе, государстве и окружающей среде».

Данное определение отличается от предыдущего тем, что законодатели признали информации сведения не только о современности, но и о прошлом.

Из приведенного выше можно увидеть, что в основном категория «информация» определяется через понятие «сведения», поэтому считаем необходимым исследовать данное понятие для дальнейшего анализа целесообразности или нецелесообразности его применения при определении термина «информация». Прежде всего необходимо обратиться к толковому словарю, который определяет «сведения» как: известие, сообщение о чем-либо, знание, ясное представление о чем-либо, ознакомление, знакомство с чем-либо; познания в какой-либо сфере; официальный отчет с цифровыми данными »[5].

Учитывая изложенное приходим к выводу, что смысловое наполнение категории «сведения» является довольно узким, что негативно влияет на определение содержания термина «информация». В подтверждение сказанному заметим, что понятие «сведения», по нашему мнению, исключает факт непознанного, неизвестного, которое, в свою очередь, безусловно, содержит определенную информацию, с которой в процессе познания происходить ознакомления, результат которого и подпадает под понятие «сведения» . Таким образом, применение термина «сведения» как основной категории для формирования содержания понятия информации является достаточно удачным, поскольку сужает смысловое наполнение категории «информация», а значит, нуждается в совершенствовании.

Исследуя определения термина «информация» в действующем законодательстве, приходим к выводу об отсутствии единого унифицированного подхода к его смыслового наполнения. Именно это затрудняет понимание и использование информации, как одной из основных категорий права. Изложенное свидетельствует о необходимости разработки и закрепления определения исследуемой категории, которое должно быть универсальным и одновременно учитывать специфику того или иного специализированного правового акта.

Обратимся к определению данного термина учеными-юристами. Российский ученый В.А. Дозорцев считает, что «информация представляет собой сведения, передаваемые одним лицом другому, о ней можно говоритты и как о процессе передачи этих сведений. В широком смысле под «информацией» можно понимать какие-либо сведения, передаваемые на любых основаниях. Сюда попадает также и передача сведений, относящихся к сфере производства, которая составляет лишь предпосылку практического использования и не имеет собственного значения. Под такое широкое понятие информации подпадут и сведения, которые представляют собой ценность не как таковой, а в связи с их практическим применением, когда передачи сведений имеет подчиненное или в любом случае совместное (общее) значение - и передача данных и их практическое использование »[6].

Приведем еще одно определение исследуемого понятия, согласно которому «информация - это сведения о фактах, событиях, явлениях, процессах, которые передаются в пространстве и используются с целью сохранения или получения знаний, принятия решений, обеспечения функционирования общества» [7] .

Анализируя данные определения, можно увидеть, что в них применяется понятие «сведения», которое, по нашему мнению, является неудачным, о чем говорилось выше.

Несколько иначе к смыслового наполнения исследуемой категории подходит

А.А. Подопригора. Он под информацией понимает «определенную сумму знаний о том или ином объекте, которые можно использовать в целесообразной деятельности человека» [8].

Данную категорию исследовал и С. И. Се-милетов, который определяет информацию «как любые знания, сведения или данные о чем-нибудь или кого-либо, которые объективно существуют, где-то хранятся или куда-то передаются независимо от места, формы и формата их представления »[9].

В последних двух определениях информации применяется понятие «знание», что, на наш взгляд, тоже не охватывает?? всего содержания термина «информация», поскольку в случае обнаружения чего-то непознанного, нельзя будет охарактеризовать его как знания, так знанием оно станет только тогда, когда будут исследованы.

Существует мнение, что «информация - это результат аналитико-синтетической или эвристической (интеллектуальной) обработки сигналов, данных, сведений, знаний о событиях и явлениях, происходящих в обществе, государстве и окружающей среде, для удовлетворения (обеспечения) субъект объектом общественных отношений определенных потребностей и интересов своей жизнедеятельности »[10].

Данное определение несовершенно, поскольку содержание категории «данные» является синонимом термина «сведения». Мы считаем, что оно неприемлемо с юридической точки зрения, но может применяться в технических науках.

Рассмотрим понятие информации с позиций международного права, для чего приводим определение международной ассоциации ЮНЕСКО: «Информация - это универсальная субстанция, которая охватывает все сферы человеческой деятельности и служит проводником знаний и мнений, инструментом общения, взаимопонимания и сотрудничества, утверждения стереотипов мышления и поведения »[11].

И.Л. Бачило считает, что «информация - это такая, что воспринимается и понимается понимается человеком, характеристика окружающего мира во всей его разнообразии, которая возникает в процессе познания последнего и позволяет на основе изучение свойств предметов, явлений, процессов, фактов и отражения их в различных формах восприятия отличать их признаки, значение и устанавливать связи и зависимости всего многообразия проявления материального, духовного, идеологического мира »[12].

Последние два определения, по нашему мнению, наиболее полно характеризующие содержание понятия информации. Но из них двоих определение, данное ЮНЕСКО, является более подходящим для применения в правовой сфере.

Подытоживая точки зрения ученых разных отраслей науки, мы пришли к выводу, что понятие информации требует нового унифицированного (универсального) определение, полностью раскрывать содержание этой сложной и многогранной категории и получит должное законодательное закрепление. Под информацией мы предлагаем понимать выражение в любой форме содержания событий и явлений, которые существовали, существуют и будут существовать в обществе, государстве и окружающей природной среде.

Заметим, что раскрытие содержания термина «информация» является крайне важным в контексте исследования развития государственной информационной политики. Несовершенство и неоднозначность определения данной категории, имеет фундаментальный характер, безусловно усложняет процесс развития информационных отношений, накладывает отпечаток на осуществление государственной информационной политики. Исходя из изложенного необходимым представляется дальнейшее исследование содержания государственной информационной политики, поможет продемонстрировать значение информации в процессе ее осуществления.

Переходя к исследованию понятия «политика», отметим, что политика (гр. politfe - искусство управления государством) рассматривается в нескольких значениях: как деятельность органов государственной власти и государственного управления, отражающая общественный строй и экономическую структуру страны, а также деятельность общественных классов, партий и других классовых организаций, общественных группировок, определяемая их интересами и целями; как вопросы и события общественной (общественного), государственной жизни; как образ действий, направленных на достижение чего-либо, определяющий отношения с людьми [13] .

Выяснив понятие информации и политики, следует перейти к комплексному определение понятия государственной информационной политики, содержащаяся в ч. 1 ст. 6 Закона «Об информации», согласно которой «государственная информационная политика - это совокупность основных направлений и способов деятельности государства по получению использованию, распространению и хранению информации».

Закон Украины «Об информации» не разграничивает государственную политику на внутреннюю и внешнюю. По нашему мнению, это необходимо сделать для учета специфики реализации политики. Поэтому считаем целесообразным классифицировать и дать определение данному понятийным категориям. На наш взгляд, внутренняя государственная информационная политика Украины - это деятельность органов государственной власти и государственного управления по выработке стратегии по созданию единого национального информационного пространства Украины и обеспечения его функционирования. Вместе с тем, отметим, что во внешней государственной информационной политикой Украины следует понимать деятельность органов государственной власти и государственного управления по созданию и обеспечению условий для интеграции в мировое информационное пространство.

Дав классификацию и собственные определения важных, по нашему мнению, категорий для рассмотрения вопроса государственной информационной политики, видим необходимость в разработке и закреплении новых, не менее необходимых, понятийных категорий в этой сфере отношений. Одним из таких понятий является понятие информационного пространства Украины, предложенное некоторыми учеными. В частности, по И. В. Аристо-ной, «информационное пространство Украины - это социальная среда, в которой осуществляются производство, сбор, хранение, распространение и использование информации и на которое распространяется юрисдикция Украины» [14].

соответствии со ст. 4 проекта закона Украины «Об информационном суверенитете и информационной безопасности Украины» национальное информационное пространство Украины - это сфера, в которой осуществляются информационные процессы и на которую распространяется юрисдикция Украины [15].

В проекте концепции информационной безопасности Украины, разработанном Украинским это?? Тром экономических и политических исследований им. Разумкова, приводится следующее определение: «Информационное пространство Украины - это среда, в которой осуществляется продуцирование, хранение и распространение информации и на которую распространяется юрисдикция Украины» [16].

По мнению А. В. Соснина, обе предложенные редакции понятие «информационное пространство Украины», не учитывают основных элементов национального информационного пространства и его функций. А отнесение к национального информационного пространства только среды, на которое распространяется юрисдикция Украины, является своеобразной преградой для интеграции в мировое информационное пространство, где действуют нормы международного права, согласно которым должны защищаться национальные интересы Украины [17].

Думая О.В. Соснина должны не согласиться, поскольку не считаем, что определение, приведенное в данном проекте, содержит преграду для интегрирования в мировое информационное пространство и для распространения норм международного права, поскольку ст. 9 Конституции Украины предусматривает, что действующие международные договоры, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины, являются частью национального законодательства, то есть они подпадают под юрисдикцию Украины. Международные нормы не смогут регулировать данную сферу отношений в Украине в случае, если они не будут ратифицированы Верховной Радой Украины.

Рассмотрев предложенные новые понятийные категории отечественных ученых, обратимся к определению исследуемой категории, предоставленного ученым А. А. Гавриловым, который предлагает создать единое информационно-правовое пространство России. Под этим понятием он понимает систему организационно и методически связанных информационных ресурсов, создаваемых государством и другими участниками информационных отношений [18].

Но, по нашему мнению, предложенное

А. А. Гавриловым определение является узким, в отличие от определений отечественных ученых, поскольку единое информационно-правовое пространство является разновидностью единого информационного пространства. Например, можно выделить как единое информационно-правовое пространство, так и единое информационно-экономическое пространство и т.д.. Поэтому, по нашему мнению, не стоит сужать данную категорию.

Учитывая все аспекты содержания рассматриваемого понятия и специфику правового подхода, придерживаемся мнения, что наиболее удачной понятийным категорией является «единый национальный информационное пространство Украины». Поэтому предлагаем собственное определение понятия единого национального информационного пространства Украины: это система организационно взаимосвязанных между собой информационных ресурсов и технологий, которые создаются государством и другими участниками информационных отношений и регулируются национальным законодательством Украины.

Существенное значение для нашего исследования имеет также смысловое наполнение определения мирового информационного пространства, поскольку Украина осуществляет постепенную мировую интеграцию, в том числе и в информационной сфере. Во мировым информационным пространством предлагается понимать объединение, в которое входят единые национальные информационные пространства всех признанных международным правом государств мира. Составляющими есть единые национальные информационно-правовые пространства каждой признанной международным правом государства.

Возникает вопрос понимания информационных ресурсов как понятийной категории.

Обратимся к Закону Украины «О национальной программе информатизации» от 17 июля 1998, который определяет информационный ресурс как совокупность документов в информационных системах (библиотеках, архивах, банках данных и т.д.).

Рассмотрев последнее определение, считаем его таким, не полностью раскрывает содержание категории информационных ресурсов. Например, статистическая база данных входит в состав информационных ресурсов, но она не содержит документов. Поэтому удачным считаем определение информационных ресурсов через категорию «источники» вместо законодательно предложенного словосочетание «совокупность документов». Считаем, что информационные ресурсы - это источники информации, искусственно закрепленные на соответствующих носителях информации, из которых поступает последняя.

Подытоживая, отметим, что, рассмотрев все изложены вопросы, мы приходим к выводу, что имеет место потребность в совершенствовании категориального аппарата в контексте государственной информационной политики, которая должна получить закрепление на законодательном уровне. Решить данную проблему можно путем определения единых универсальных категорий с учетом правового подхода.

Итак, важной проблемой при формировании информационного общества является несовершенство категориального аппарата и, как следствие, его ненадлежащее законодательное закрепление, а ее решением - будет обеспечение данной сферы отношений универсальным категориальным аппаратом, который поможет урегулировать и усовершенствовать сферу информационных отношений, что в свою очередь, будет способствовать интеграции единого национального информационного пространства Украины в мировое информационное пространство.

Литература

Скакун О.Ф. Теория государства и права: учеб. /А.Ф. Скакун; пер. с рус. - X. : Консум, 2006. -

С.39.

О телекоммуникациях: Закон Украины от 18 ноября 2003

О защите экономической конкуренции: Закон Украины от 11 января 2001

Корчагин М. Понятие информации как гражданско-правовой категории /М. Корчагин [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.justinian.com.ua/article.php?id=2392

Ушаков Д.Н. Большой толковьий словарь современного русского языка /Д. Н. Ушаков. - М.: Альта-Принт, 2005.

Дозорцев В.А. Информация как обьект исключительного права /В. А. Дозорцев //Дело и право:?. - 1996. - № 4. - С. 27.

Соснин О.В. Проблемы государственного управления системой национальных информационных ресурсов научной потенциала Украины: монография /А.В. Соснин. - М.: Институт государства и права им. В. М. Ко-рецького НАН Украины, 2003. - С. 143-144.

Право интеллектуальной собственности: учеб. для студентов высш. учеб. закл. /Под ред. А. А. Пидопры-горы, А. Д. Святоцкого. - М.: Издательский Дом «Ин Юре», 2002. - С. 172.

Семилетов С.И. Информация как особью нематериальньий обьект права /С. И. Семилетов //Государство и право. - 2000. - № 5. - С. 68.

Цымбалюк В. Информация как объект культурного осознания и познания в общественных отношениях /В. Цымбалюк //Правовая информатика. - 2004. - № 2. - С. 25.

Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: Человек. Общество. Государство /В.Н. Ло-патиной. - СПб. : Фонд «Университет», 2000. - С. 27.

Информационное право: основы практической информатики: учеб. пособ. /И. Л. Бачило. - М., 2003. - С. 32-33.

зкономических и юридический словарь /Под ред. А.Н. Азрилияна. - М.: Ин-т новой зкономы-ки, 2004. - С. 593.

Аристова И.В. Государственная информационная политика и ее реализация в деятельности органов внутренних дел Украины: организационно-правовые основы: Дис. на соискание наук. степени д-ра юрид. наук: 12.00.07 /И. В. Аристова. - X., 2002. - С. 45-46.

[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://gska2.rada.gov.ua/pls/zweb_n/webproc4_1?id = & pf3511 = 4192

Проблемы информационной безопасности Украины //Национальная безопасность и оборона. - 2001. - № 1. -С. 51.

Соснин О.В. Отметь. труд. - С. 162.

Основы правовой информатики: учеб. пособ. /А. А. Гаврилов. - М., 1998. - С. 10.