Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОБЪЕКТА розыскного права
статті - Наукові публікації

Иван Сервецкий
кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры теории и практики организации опера- тивно-розыскной деятельности Академииуправлиння МВД, Александр Юрченко доктор юридических наук, профессор кафедры теории и практики организации оперативно-розыскной деятельности Академии управления МВД

Статья посвящена актуальной теме - дослидженнюобьекта розыскного права. Рассмотрены теоретические вопросы объекта розыскного права, его сущность и содержание. Предложено авторское определение объекта розыскного права как самостоятельной отрасли юридической науки.

Статья посвящена исследованию обьекта розьискного права. Рассмотреньи теоретические вопросьи обьекта розьискного права, его сущность и содержание. Предложено авторское определение обьекта розьискного права как самостоятельной отрасли юридической науки.

The article is devoted to the researching the investigation law subject. The theoretical problems of the investigation law subject, its essence and content are considered in the article. The author's definition of the investigation law subject as an independent branch of the legal science is proposed.

Ключевые слова: сыскное право, объект розыскного права, самостоятельная область науки.

Ключевьие слова: розьискное право, обьект розьискного права, самостоятельная отрасль науки.

Keywords: investigation law, the subject of the investigation law, an independent branch of the legal science.

Познание есть отражение в сознании людей свойств и связей, явлений и процессов объективной реальности, которую определяют как объект познания. Объектом познания в розыскной деятельности являются специфические по характеру общественные отношения, основанные на общих закономерностях бытия.

Онтология - это учение о бытии, постижение основ всего сущего, интуитивное познание, в процессе которого формируется взаимодействие субъекта, познающего с объектом, которого изучают. В ходе взаимодействия объект определяется как ограниченный фрагмент объективной реальности (вещь, явление, процесс), что воспринимается субъектом познания как определенная относительно самостоятельная целостность [1,186 \.

Гносеология - это учение о процессе познания, его источники, возможности и средства [1, 187]. По определению Гегеля, "объект вообще единственное (еще не определено в себе) целое, объективный мир, бог, абсолютный объект; однако объект также противоречия в себе. Распадаясь в самом себе на неопределенную многообразие ( как объективный мир), каждая из этих единичных также некий объект, определенный в самом себе конкретное, полное, самостоятельное наличное бытие ". Гегель акцентирует внимание на целостности объекта как качественно определенного явления, процесса, который существенно отличается по своей внутренней природе, основными свойствами, закономерностями и содержит множество элементов, каждый из которых также представляет определенную целостность [2, 379-380].

Итак, объект - иерархически организованная структура элементов, у которых значение принадлежит системе закономерных связей и отношений между ними. Единичные явления становятся научно значимыми в процессе познания лишь как компоненты закономерных связей и отношений, т.е. как выразители объективной сущности.

Цель этой статьи - определить объект розыскного права как самостоятельной отрасли юридической науки.

Сейчас объект науки рассматривают как целостную систему с собственной структурной расчлененностью, внутренними и внешними связями и взаимосвязано стями, которая характеризуется не только определенного устойчивостью, но и собственной динамикой развития.

Объектом юридической науки является юридическое действительность - категория, охватывающая все разнообразие социально-юридических явлений и процессов и входит в систему Шугове знаний, видображуючись в сознании человека (в форме теорий, законов, фактов, идей и т.д.) [3, 71].

Определение объекта розыскного права является одной из фундаментальных, краеугольных проблем этой науки как самостоятельной отрасли юриспруденции. их решения в значительной степени определяет успешность научного осмысления широкого комплекса указанных теоретико-прикладных проблем.

Первой работой, где проблематика объекта теории оперативно-розыскной деятельности (далее - ОРД) вынесена в название, является статья В. Фомичева "К вопросу об объекте и предмете теории ОРД". Автор, не соглашаясь с предыдущими определениями объекта теории ОРД, считает, что "... единственный правильный путь отделения объекта от предмета теории на основе известных требований марксистской методологии, предполагает обязательное выявление их природы (генезиса), места в целостной системе общественных отношений и общественных функций ". Руководствуясь приведенной дефиниции, В. Фомичев считает, что объект теоретического познания может быть абстрактным, отражая, однако, реальные явления. Определив "нулевой объект" исследования, он делает вывод, что объектом теории ОРД является разведывательная деятельность в широком смысле [4,173].

Если руководствоваться философскими положениями об объекте раз-Шуков права, то общим объектом наук уголовно-правового цикла, безусловно, является преступность. Разведывательную информацию в таком случае можно считать специфической целостностью, т.е. предметом исследования конкретной науки - теории ОРД. Подтверждением того, что В. Фомичев не вполне отделил понятие объекта от предмета, является его дальнейшие размышления: "В использовании ОРД в качестве предмета теории резко очерчиваются труда объекта непосредственного влияния (преступная деятельность отдельных лиц, групп или, как еще можно сказать, подготовка к совершению преступлений) ", где он все-таки признал, что объектом является преступность в деятельностном ее аспекте.

Это определение отличалось от предыдущих тем, что в нем вместе с преступлением элементом объекта ОРД определено деятельность оперативно-розыскных подразделений. Это достаточно с?? Ттеве дополнение, которое в дальнейшем играет важную роль в формировании объекта теории ОРД.

По мнению Дементьева, необходимо выделить объект, на который направлена ​​ОРД, в частности уголовно активных лиц и тех, кто владеет или может обладать информацией, имеющей значение для разоблачения первых. Именно с целью познания, влияния на этот объект и применяется весь арсенал специфических средств [5,248 \.

Исследователь М. Погорецкий определяет следующие структурные элементы содержания ОРД: объект, цели, задачи, действия, которые в совокупности формируют оперативно-розыскные мероприятия, образуют целостную систему [6, 93-102]. Каждый из структурных элементов ОРД может быть самостоятельным объектом научного исследования.

В общефилософском смысле [7, 710] объектом ОРД, по мнению Погорецкая, является то, на что направлена ​​предметно-практического и познавательная деятельность ее субъектов [6, 93-102]. Целом можно согласиться с предложенным подходом к определению сущности объекта ОРД, однако следует указать на его полноту.

Во-первых, круг лиц, характер и результаты деятельности которых представляют оперативный интерес, определены неконкретно. Прямое толкование, используется в определении "люди, которые имеют отношение к противоправным фактов", позволяет включить в круг лиц, которые не причастны к противоправным фактов и представляют оперативный интерес (а это предполагает проведение по ним оперативно-розыскных мероприятий и т.п.), так и непроизвольных очевидцев происшествия. Такое понимание объекта ОРД может привести к необоснованному его расширения и, вполне вероятно, нарушение закона относительно общественных интересов.

Во-вторых, неудачным, на наш взгляд, является перечень специальных свойств объекта ОРД. По нашему мнению, в определении объекта ОРД невозможно указать все свойства того, что познается в процессе осуществления такой деятельности. В этом случае авторы противоречат своему же утверждению, что "познания в ОРД характеризуется практической неограниченностью информационного поля познания объекта".

В.Филипенко и В. Фролов справедливо утверждают, что особенностью познания объекта является его сложная социальная природа, которая отражает многообразие внешних и внутренних причин и условий. Выясняя объект ОРД, наблюдаем количественную и качественную смену познания субъекта и объекта. Конечно, это положение не оригинальное: оно аксиоматическое со времени возникновения розыскной науки, его учитывали исследователи независимо от их взглядов на объект теории ОРД.

Заслуживает внимания работа С. Овчинский, в которой автор размышляет о природе и сущности предмета ОРД [8, 85]. Несмотря на то, что работа в целом посвящена проблеме предмета, в ней есть интересные мысли и по объекту оперативно-розыскной науки.

Соглашаясь в целом с тезисом о том, что преступность является объектом ОРД, С. Овчинский одновременно делает вывод о необходимости выделения из преступности объекта познания, более характерного для ОРД. По его версии, таким объектом является криминальная активность. Это понятие шире, чем преступная деятельность, поскольку криминальная активность может проявляться в солидарности с нарушителями закона, их поддержке (без участия в противоправных действиях), тяготении к их среды, моральной готовности к участию в совершении преступлений, установлении устойчивой связи с анти- общественными элементами и т.д..

В правовой литературе высказано взгляд на объект деятельности как на ее результат [9, 45]. На дискуссионный характер такой позиции справедливо указывал Г. Петров [10, 78]. Также В. Карташов отметил, что: во-первых, при таком подходе отождествляются два самостоятельные элементы юридической деятельности, во-вторых, объект, в отличие от результата, существует, как правило, до начала деятельности, предшествует ей, в-третьих , достигнув нужного результата, объект деятельности может и не подвергаться изменениям [11, 60].

Кроме рассмотренных определений объекта теории ОРД, в юридической литературе высказано еще один интересный взгляд на структуру объекта оперативно-розыскной науки. По мнению И. Климова, наиболее приемлемым представляется традиционное определение структуры объекта познания теории ОРД, элементами которого являются такие явления и процессы объективной реальности, как преступность как социальное явление, а также ОРД как общественная наука. Исследователь к этим элементам добавил еще один - правовое регулирование ОРД, объясняя это тем, что "как и всякая правоохранительная деятельность, она должна осуществляться в строгом соответствии с законом" [12,17].

Проанализировав подходы к трактовке объекта теории ОРД, можно условно объединить их в несколько групп.

Так, первая группа авторов (Д. Гребельский, В. Самойлов, А.Маркушин) отстаивает позицию о том, что объектом теории ОРД является преступность и оперативно-розыскная практика. К этой группе ученых можно отнести и П. Олейника, А. Птицына, А. Алексеева и Г. Синилова, несмотря на то, что они выделят лишь первый из упомянутых объектов теории ОРД. Условно сюда можно отнести В. Филипенко, В. Фролова и С. Овчинникова. их идеи развил И. Климов, который добавил третий элемент - правовое регулирование ОРД.

Вторая группа ученых (В. Фомичев) объектом познания теории ОРД считает разведывательную информацию, а к предмету теории ОРД относит практическую деятельность оперативных подразделений.

Выразителями взглядов третьей группы являются, В. Дементьев и Е. Токарев, которые настаивают на том, что объектом оперативно-розгнуковои науки становятся лишь уголовно активные лица или группы людей с четкими собственническими устремлениями.

Четвертая группа ученых (И. Сервецкий, В. Карташов и др..) отмечает, что в теории права розыскная деятельность является деятельностью юридическим. Сложилось мнение, что "объектом деятельности можно вважаты то, на что направлена ​​юридическая деятельность, то есть, прежде всего, общественные отношения "[11, 60]. Эту точку зрения разделяют и некоторые специалисты в области ОРД, однако характер этих отношений толкуется по-разному. Одни ученые считают, что это общественные отношения (блага), защита которых осуществляется путем оперативно-розыскные-вых мероприятий [13 310], по мнению других - это общественные отношения, которым причиняется вред [14 29-30]. Следовательно, и объект, и результат является самостоятельными структурными элементами оперативно-розыскной-го права [6, 93-102].

По мнению Погорецкая, в ОРД законодателем необоснованно включены разведывательно-подрывная деятельность спецслужб иностранных государств и организаций, являющихся объектом контрразведывательной деятельности, а также получения информации, необходимой для обеспечения интересов безопасности граждан, общества и государства, входящего к компетенции разведывательных органов Украины [6,93-102]. Считаем, что с принятием законов "О контрразведывательной деятельности" [15] и "О разведывательных органах Украины" [16] нормы указанных законов, определяющих самостоятельные объекты этих видов деятельности, не могут быть включены в объект ОРД (ст. 1) в Законе Украины "Об оперативно-розыскной деятельности" [17].

Сравнительный анализ определения объектов в действующих законах "Об оперативно-розыскной деятельности" (ст. 1), "О контрразведывательной деятельности" (ст. 1), "О разведывательных органах Украины" (ст. 1) обнаружил, что они по своему содержанию существенно отличаются, поэтому, исходя из принципов формальной логики [18, 55], нет оснований считать (как это делают некоторые ученые), что ОРД является родовым по контрразведывательной деятельности [19,5-6]. Каждый из названных видов деятельности, по мнению Погорецькош, имеет свой объект, который подтверждает их самостоятельность [6, 93-102]. Леонтьев по этому поводу справедливо отмечал, что отдельные виды деятельности можно различать по следующим признакам: по форме, по способам осуществления т.п.. Но прежде они различаются предметом (объектом). Именно предмет (объект) деятельности, как справедливо отмечает автор, предоставляет любой деятельности соответствующей направленности [20,102].

В исследовании объекта оперативно-розыскной деятельности привлекает внимание его сходство с объекта уголовного процесса. Общим для них является противоправных деяниях отдельных лиц и групп, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Украины. Однако объекты этих отдельных видов деятельности полностью не совпадают, что подтверждает их самостоятельность [6, 93-102].

Заметим, что выведено М. Погорецкая ст. 1 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности" определение объекта (противоправные деяния, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Украины, то есть преступление) является слишком общим и нуждается в уточнении каждого субъекта специальной деятельности, может быть сформулировано в проекте Закона Украины "Об основных принципах специальной деятельности". Этот взгляд впервые высказано 2006 года [21, 49].

По мнению Погорецкая, определение общественных отношений объектом ОРД вполне уместно. Однако их характер (объект направления ОРД) требует уточнения. Следует учитывать, что объектом преступления являются не любые общественные отношения, а лишь те, которые охраняет закон. Совершение лицом деяния, за которое предусмотрена уголовная ответственность, приводит к тому, что это лицо становится участником криминальных отношений. Итак, ОРД, как, кстати, и уголовный процесс, направлена ​​именно на выявление отношений, возникновение которых обусловлено совершением деяний, за которые предусмотрена уголовная ответственность. Однако следует отметить, что ОРД, как и уголовный процесс, может устанавливать не только наличие противоправных отношений, а и их отсутствие. Например, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий можно получить информацию о том, что подозреваемое лицо не причастна к совершенному преступлению [6, 93-102].

Итак, объектом розыскного права являются: общественные отношения, которые возникают вследствие противоправных деяний (преступления) отдельных лиц и групп, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Украины; конкретное единичное отношение - то, на что направлена ​​определенная оперативная операция, оперативный мероприятие или действие работника соответствующего подразделения.

Такие объекты являются первичными и непосредственными. Однако следует учитывать, что в результате операции, оперативно-розыскного мероприятия или отдельного действия оперативник вступает в определенные правоотношения с другими субъектами для завладения конкретным предметом (который может, например, стать вещественным доказательством по уголовному делу) или получение определенной оперативной информации, создание ожидаемого состояния или определенного процесса - значит, и предмет, и информация, и определенное состояние или процесс являются объектами розыскного права, поскольку именно на них как на ожидаемое благо и направлена ​​конкретное действие работника оперативного подразделения.

Итак, на наш взгляд, объектом розыскного права является уго-нально-правовые отношения (фактические данные о противоправных действиях отдельных лиц и групп, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Украины), и непосредственный объект - то, направленный конкретный оперативно-розыскное мероприятие. Кроме того, эти меры являются самостоятельными, несмотря на их вспомогательный характер.

Приходим к выводу, что объектом познания в теории поисково-го права является не только преступление, на раскрытие которого направлены основные усилия работников оперативных подразделений, но и то, что находится за пределами составов преступлений, не содержит элементов кон-крет- ной противоправной деятельности, но составляет информационную предпосылку для интуитивного, научного прогноза относительно возможных действий лица, в отношении которого необходимо провести?? комплекс оперативно-розыскных мероприятий и операций с целью предотвращения и раскрытия преступлений.

Список использованной источников

Большой толковый словарь современного украинского языка /сост. Т.В. Бусел. -К.: Ирпень, 2003. - 1440 с.

Гегель Г.В.Ф. Знциклопедия философских наук: в 5 т. - М., 1975. - Т. 5.-391 с.

Рузавин Г.И. Научная теория: Логико-методологический анализ. - М., 1978. - 132 с.

ФомичевВ.П. Квопросу об обьекте и предмете теории ОРД. -М., 1978.-235 с.

Дементьева В.П. В системном анализе ОРД. - М.: Инфра-М, 1986. - 345 с.

Погорецкий М.А. Объект оперативно-розыскной деятельности //Методологические проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности в современных условиях: Вестник Луганской академии МВД им. 10-летия независимости Украины. - Спец. вып. № 3.-4. 1. - М.: РИО ЛАВС, 2004. -С. 93-102.

Новейший философский словарь: второе изд., перераб. и доп. /Сост. и гл. научн. ред. А.А. Грицанов. -Минск, 2001. - 1001 с.

Овчинский С.С. Сущность, предмет ОРД и ее назначение (фондовая лекция) /МВШМ МВД СССР. - М., 1986. -313 С.

Шагиева Р.В. Процессуально-правовьие нормьи и их реализация в социалистическом обществе. - Казань, 1986. - 87 с.

Петров Г.И. Сущность советского административного права. - Ленинград, 1959. - 132 с.

Карташов В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность /под ред. Н.И. Матузова. - Саратов, 1989. - 158 с.

Климов И.А Предмет теории ОРД: лекция. - М., 1993. - 38 с.

Шумилов А.Ю. Состав оперативно-розьискного мероприятия и основы его юридического анализа //Оперативно-розьискная деятельность: учебник /под ред. К.К. Горяинова, B.C. Овчинскош, А.Ю. Шумилова. - М., 2001.-410 с.

Захарцева С.И. Оперативно-розьискньие мероприятия. Общие положения. - СПб., 2004. - 78 с.

О контрразведывательной деятельности: Закон Украины от 26 декабря 2002 года //Ведомости Верховной Рады Украины. - 2003. - № 374. - Ст. 482.

О разведывательных органах Украины: Закон Украины от 22 марта 2001 //Ведомости Верховной Рады Украины. - 2001. - № 19. - Ст. 94.

Об оперативно-розыскной деятельности: Закон Украины от 18 февраля 1992 //Ведомости Верховной Рады Украины. - 1992. - № 22. - Ст. 303.

Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник /отв. ред. Д.П. Горский. - М., 1975. -519 С.

Ященко В.А., Щуровский А.М. К вопросу о теоретико-мето-логического основания контрразведывательной деятельности //Научный вестник Академии Службы безопасности Украины. - 1996. - № 2. - С. 5-6.

Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1975. - 230 с.

Сервецкий И.В., Дашко В.А. Научно-практический комментарий Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности". - 3-е изд., Доп. (По состоянию на 01.06.2006). -К.: Нац. акад. внутр. дел Украины, 2006. - 397 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: