Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ОТДЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОБЛЮДЕНИЯ ЗАКОННОСТИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ оперативно-розыскных мероприятий
статті - Наукові публікації

Иван Охрименко
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры юридической психологии Киевского национального университета внутренних дел

Николай Удовик кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры экономико-правовых дисциплин Киевского национального университета внутренних дел

Освещаются отдельные аспекты защиты прав и свобод граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий по проверке информации. Приводится характеристика соотношения принципов ОРД. Раскрывается содержание системы гарантий защиты правовых ценностей во время проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Рассматриваются отдельньие аспекты защитьи прав и свобод граж-дан во время проведения оперативно-розьискньих мероприятий по про-верке информации. Приводится характеристика и соотношение прин-ципов ОРД. Раскрьивается содержание системы гарантий защитьи правовых ценностей во время проведения оперативно-розьискньих меро-приятий.

Some aspects of protecting citizens 'rights and freedoms during the operative-search actions on information verification are considered in the article.The description and correlation of principles of operative investigation activities are proposed. The content of the system of guaranteeing of protection of legal values ​​during operative-search actions is described.

Ключевые слова: оперативно-розыскные мероприятия, законность, гражданин, гарантии, принципы.

Ключевьие слова: оперативно-розьискньие мероприятия, законносте гражданин, гарантии, принципы.

Keywords: operative-search actions, legality, citizen, guarantees, principles.

Оперативно-розыскная деятельность (далее - ОРД) является непрерывным и сложноорганизованным процессом, предполагает не только получение и накопление оперативной информации, но и ее обработку, анализ и реализацию материалов в уголовном судопроизводстве с целью привлечения виновных к ответственности в судебном порядке.

Исследованию вопросам соблюдения законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности посвятили свои труды такие ученые, как А. Гайдар, В. Грохольский, И. Козаченко, И. Козьяков, С. Кряков-цев, Е. Никитин, В. Ниндипова , А. Огородник, М. Погорецкий, А. Руднев, И. Сервецкий и другие. Однако, все же, отдельные вопросы в этом направлении остаются открытыми.

Целью этой статьи освещения отдельных аспектов защиты прав и свобод граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий, выяснения содержания системы гарантий защиты правовых ценностей через призму особенностей современной оперативной практики.

Деятельность специально уполномоченных субъектов нормативно и организационно достаточно обоснована Законом Украины "Об оперативно-розыскной деятельности", где определено, что одной из задач оперативно-розыскной деятельности является "поиск и фиксация фактических данных о противоправной деятельности отдельных лиц и групп. .. в пользу уголовного судопроизводства ... "[1]. Во фактическими данными понимается информация о событиях и лицах, представляющих оперативный интерес.

Указанная информация может содержаться в заявлениях, сообщениях граждан, должностных лиц, общественных организаций, средств массовой информации; письменных поручениях и постановлениях следователя; указаниях прокурора; постановлениях суда по уголовным делам, находящимся в его производстве; материалах органов дознания, других правоохранительных органов; в запросах оперативных подразделений международных правоохранительных органов и организаций других государств; фактах, непосредственно выявленных в процессе осуществления ОРД работником оперативного подразделения и т.д..

Насущная необходимость определения оснований для проведения ОРД обусловлена ​​особенностями и возможностями получения информации, в частности конфиденциальными оперативными подразделениями.

Однако процесс выявления лиц и фактов не сводится только к получению первичных данных криминологического характера, но и предполагает их проверку. Поэтому на этапе принятия решения о проведении проверки информации должны решаться следующие вопросы: определение конкретных объектов или фактов, представляют оперативный интерес, анализ конкретных признаков причастности лиц, предметов или фактов к подготовке или совершению преступления, определение оснований правомерности и допустимости оперативно- розыскных мероприятий; правомерность применения оперативно-технических средств в документировании причастности лиц к нераскрытого преступления, обеспечение тайны сведений, касающихся личной жизни, чести, достоинства человека, если они не содержат информации о совершении противоправных действий и т.д..

соответствии со ст. 8 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности" оперативные работники имеют право осуществлять оперативно-розыскные и оперативно-технические мероприятия. Как показывает практический опыт, применение оперативного инструментария основном связано с вмешательством в личную жизнь граждан, поэтому проблема соблюдения прав человека и гражданина при осуществлении ОРД остается объектом исследования как отечественных, так и зарубежных ученых [2, 3, 4].

Кое-где проведения оперативно-розыскных мероприятий непосредственно связанными с вмешательством в сферу реализации гражданами своих прав и свобод, поэтому работа оперативных подразделений должно основываться прежде всего на строгом соблюдении определенных принципиальных основ. Деятельность оперативных подразделений по выявлению и расследованию, раскрытию преступлений, а так же их профилактика должны соответствовать, адекватного характера и соответствовать степени общественной опасности преступного посягательства и оперативной ситуации.

Анализ научных подходов к системе принципов ОРД свидтельствует о том, что в большинстве позиций превалирует ориентация на соблюдение конституционных принципов таких, как: а) принцип свободы и личной неприкосновенности человека и гражданина, б) принцип уважения достоинства личности в) принцип невмешательства в личную и семейную жизнь человека г) принцип презумпции невиновности и т.д. [5, 34, 6, 94].

Психологическое содержание соблюдения приведенных принципов заключается в том, чтобы субъекты ОРД должны видеть в человеке, избираемый объектом оперативно-розыскного действия, личность, интересы которой охраняются государством в целом и оперативно-розыскной деятельностью в частности.

Провиднийпринцип дотриманнязаконности полягаевзобовьязанни соблюдения требований действующего законодательства в точном соответствии с их содержания. Органическая связь принципа законности с конституционными принципами несомненный и очевидный, поскольку он является гарантом эффективной реализации и, наконец, правового существования всей системы ОРД. Вместе с тем работники оперативных подразделений в своей деятельности руководствуются нормами оперативно-розыскного законодательства и других правовых актов, составляющих правовую основу ОРД. Поэтому при осуществлении оперативно-розыскного производства не допускается нарушение прав и свобод человека и юридических лиц. Так, полученные в результате ОРД сведения, касающиеся личной жизни, чести, достоинства человека, если они не содержат информации о совершении запрещенных законом действий, хранению не подлежат и должны быть уничтожены [1, 7]. Отдельные ограничения этих прав и свобод имеют исключительный и временный характер и могут применяться только с санкции суда в отношении лица, в действиях которого есть признаки преступления, и в случаях, предусмотренных законодательством Украины [8].

Приведенные принципы не представляют исчерпывающего перечня, ведь теорией оперативно-розыскной деятельности предусмотрены и другие принципы ОРД (организационно-управленческие: плановости, координации и т.д., специальные: сочетание гласных и негласных мероприятий в оперативно-розыскной деятельности, конспирации, конфиденциальности негласного сотрудничества и т.д. ) [6, 94, 9, 32, 10, 534]. Однако в сфере защиты прав, свобод и законных интересов граждан, на наш взгляд, они имеют преимущественно опосредованный характер.

Актуализация приведенных принципов иногда достигается действием системы соответствующих гарантий защиты правовых ценностей во время проведения оперативно-розыскных мероприятий. Указанное усиливается спецификой ОРД и основном негласными методами оперативной работы, в свою очередь нуждается в надежных рычагов защиты конституционных прав и свобод граждан. По нашему мнению, среди наиболее значимых можно выделить средства:

предотвращения нарушений прав и свобод граждан (прокурорский надзор, ведомственный контроль)

актуализации и сохранения личной неприкосновенности (судебный контроль, актуализация норм законодательства по реализации и защиты прав и свобод граждан)

государственно-властного реагирования на ненадлежащее поведение субъектов ОРД (юридическая ответственность и правовые санкции) и другие.

Указанные средства (гарантии) отличаются особенностями механизма действия, что и определяет их специфичность с учетом организационных положений ОРД. Попробуем рассмотреть их через призму особенностей оперативной практики.

соответствии со ст. 97 УПК Украины предварительная проверка информации осуществляется путем получения объяснений от отдельных граждан или должностных лиц или истребования документов. Зато оперативно-розыскное законодательство предусматривает разветвленную перечень мер проверки информации (опрос граждан, контрольная закупка, изучение документов, наведение справок, обработки учетов и др.), в том числе негласных (оперативная закупка, негласное выявление и фиксация следов преступления, контроль почтово-телеграфных отправлений, прослушивание телефонных переговоров, визуальное наблюдение в общественных местах с применением технических средств и т.д.), которые в подавляющем большинстве случаев используются немедленно.

Преимущества, характерные для ОРД во время сбора и проверки информации, могут успешно реализовываться только в рамках процесса доказывания, установленного законом, т.е. за счет их последовательного "включения" с процедурами, предусмотренными уголовно-процессуальным законом [11, 4, 166] .

Момент получения данных от оперативных подразделений как органов дознания способен создавать несколько ситуаций:

наличие информации, значимой для дальнейшего уголовно-процессуального производства

^ информация получена уполномоченным на то лицом из числа работников соответствующего оперативного подразделения

^ факт ее наличия уже известен другим (следователю, прокурору, суду).

Наличие указанных условий снимает вопроса о незаконности происхождения полученных данных. При этом случаи, когда невозможно или нецелесообразно легализовать оперативно-розыскные данные из соображений оперативности и секретности, в том числе личной безопасности источников информации. Оценка правильности такого решения определяется в каждом случае индивидуально.

С целью проверки полученной информации (в зависимости от его содержания) работник оперативного подразделения уполномочен:

^ провести проверку по оперативным, криминалистическими и другими учетам

общаться с лицами для получения и (или) проверки информации о событиях, лица (группы лиц)

^ с разрешения непосредственного руководителя проводить другие оперативно-розыскные мероприятия

^ ходатайствовать о проведении негласных мероприятий, предусматривающих временное и исключительное ог?? Я прав и свобод граждан

инициативно получать данные о достоверности информации

^ поручать проведение конкретных действий, необходимых для проверки информации, другим оперативным подразделениям и т.д..

Эффективность получения объяснений или истребования документов в процессе предварительной проверки оперативной информации зависит от умения общаться с различными категориями граждан (должностными лицами разного уровня, представителями общественных организаций, гласными работниками и т.п.). Коммуникативный процесс, подкрепленный эффектом внезапности и напористости, обязательные требует применения психологического воздействия. Понятно, что этот аспект профессиональной деятельности законодательно в полном объеме не обеспечен, потому что нельзя регламентировать весь спектр профессионального общения оперативного работника, как нельзя и определить, какой именно метод или прием воздействия целесообразно использовать в конкретной ситуации. Одним из принципов осуществления контактного взаимодействия является незыблемость прав личности, на которую влияют. К сожалению, типичные стратегии поведения работников оперативных подразделений нарабатываются преимущественно путем "проб и ошибок".

Просчеты могут определяться особенностями личности работника оперативного подразделения. Недаром уровень готовности оперативных уполномоченных к коммуникативному процессу с гражданами иногда оценивается руководителями как недостаточный: в них не хватает необходимого жизненного опыта, не хватает психологической подготовки и соответствующих личностных качеств и т.п..

Поэтому логично, что в случае нарушения прав и свобод человека срабатывает прокурорский надзор как механизм актуализации государственного реагирования (восстановление). Надзор за соблюдением законов органами, которые проводят оперативно-розыскную деятельность, не является самостоятельной функцией прокуратуры, а лишь частью основной ее конституционной функции, предусмотренной пунктом 3 части 1 ст. 121 Конституции Украины [8]. Объединение в одну функцию прокурорского надзора за исполнением законов оперативно-розыскными подразделениями и органами досудебного следствия можно объяснить их общими в уголовном судопроизводстве задачами - раскрытие преступлений и выявления лиц, их совершивших, защита от неправомерных посягательств на права и свободы человека, законные интересы физических и юридических лиц.

Вместе с тем в юридической литературе все чаще встречаются предложения о выделении надзора за соблюдением законов органами, которые проводят оперативно-розыскную деятельность, в самостоятельную функцию прокуратуры [12, 263, 13, 67]. По мнению ученых, приоритетность очерченного направления прокурорской деятельности предполагается даже названием самой функции, в которой ему отведено место перед дознания и досудебного следствия. Учитывая это другие ученые пытаются рассматривать обособленно надзор прокурора за оперативно-розыскной деятельностью и надзор за осуществлением дознания [14, 53]. По нашему убеждению, это не является принципиальной позицией, что требует изменений в законодательство и перераспределения полномочий прокурора. Подавляющее большинство оперативных подразделений среди своих функций предусматривает проведение дознания, а следовательно, их работники являются лицами, которые проводят дознание. К тому же значительный комплекс оперативно-розыскных мероприятий (далее - ОРМ), которые проводятся оперуповноваже-ними сейчас, направлен в перспективе на выполнение задач уголовного судопроизводства. Поэтому в рамках современной государственной формации должно происходить прежде усиление ведомственного и судебного контр-оливье предупредительного характера, направленных на недопущение негативных проявлений оперативной практики, а прокурорский надзор за законностью проведения ОРМ и так имеет достаточно правовых средств своей реализации:

истребования для проверки оперативно-розыскных дел отчетных, статистических, аналитических документов и других сведений по осуществлению оперативно-розыскных мероприятий

отмене незаконных постановлений о заведении или закрытии оперативно-розыскных дел

поручения руководителям соответствующих органов проведения в подведомственных им подразделениях проверок с целью устранения нарушений закона

получения объяснений относительно нарушений требований закона от должностных лиц органов, проводящих оперативно-розыскную деятельность

проверка жалоб на нарушение законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, ознакомление в надлежащих случаях с оперативно-розыскными материалами

принятия мер по устранению нарушений законности при проведении оперативно-розыскной деятельности и о привлечении виновных к установленной законом ответственности и т.п. [1].

Действующее законодательство категорически запрещает прокурору любое непосредственное вмешательство в осуществление оперативно-розыскных мероприятий. Однако недостаточно ясно, как эта правовая позиция соотносится с возможностью прокурора давать письменные указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий в интересах уголовного судопроизводства о розыске безвестно отсутствующих лиц, ведь таким образом оперативные подразделения могут самостоятельно определять разновидность ОРЗ, способ и сроки его проведения, участие конкретных работников оперативных подразделений и т.п..

Ведомственный контроль за деятельностью оперативных уполномоченных является соответствующей гарантией, способствует эффективности и обеспечивает законность принятых решений при проверке оперативной информации. Одним из аспектов его проявления является специфический порядок отображения оперативной информации. Так, полученная работником оперативного подразделения информация должна?? Ути соответственно оформлена, зарегистрирована и представлена ​​на доклад руководителю с приобщением собранных материалов.

Руководитель рассмотрев принимает одно из следующих решений:

^ о заведении оперативно-розыскного дела (ОРД) и соответствующих оперативно-розыскных мероприятий

^ о проведении предварительной проверки согласно требованиям ст. 97 УПК Украины

^ о приобщении материалов к соответствующей номенклатурной дела в случае неподтверждения полученной информации.

Участие руководителя оперативного подразделения на этом этапе является определенным стимулирующим психологическим фактором, поскольку прежде он отвечает за законность принятых мер подчиненными работниками.

Бесспорно, судебный контроль в указанной сфере деятельности является одной из важнейших гарантий законности. Некоторыми учеными судебный контроль на этапе проверки оперативной информации сводится к рассмотрению судом вопроса о предоставлении разрешения на проведение отдельных оперативно-розыскных мероприятий: наложение ареста на корреспонденцию и снятие информации с каналов связи, которые могут быть проведены и в возбуждении уголовного дела [15, 7]. Однако это не исчерпывающий перечень, ведь оперативно-розыскное законодательство, при наличии разрешения суда на этапе предварительной проверки информации (исключительно с целью предотвратить преступление), предусматривает проведение негласного проникновения в жилище или в иное имущества лица, осуществление контроля за перепиской и телефонными разговорами и т.д..

Некоторые ученые отмечают сочетании судебного контроля и прямого участия прокурора при получении разрешения на проведение отдельных ОРМ, может проявляться в совместном рассмотрении материала об ограничении конституционного права граждан, в получении предварительного согласия прокурора на обращение в суд и т.д. [16, 33; 14, 55]. На наш взгляд, нет необходимости расширять полномочия прокурора в этом направлении, потому что на определенном этапе оперативно-розыскного производства должен срабатывать конкретный механизм государственно-властного обеспечения (в данном случае судебный контроль). Впрочем прокурор и так осуществляет надзор за законностью, что выражается в его сообщении о получении разрешения суда на проведение ОРМ или об отказе в нем. Он также имеет право истребовать для проверки протокол проведения ОРМ с приложениями. Обнаруженные им нарушения законов устраняются путем внесения протеста, предписания или представления и т.д..

Принцип возможного включения ответственности и правовых санкций за ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей является одним из основных положений деятельности правоохранительных органов в условиях проведения в стране административной реформы. Несомненно, в оперативной практике имеют место случаи, когда оперативно-розыскные мероприятия сопряжены с задачей настоящей имущественного или морального вреда (умышленное повреждение личного или государственного имущества, нарастание психологического дискомфорта у лица по результатам ОРМ и т.п.). Впрочем Законом Украины "Об оперативно-розыскной деятельности" установлено, что в случае нарушения прав и свобод человека или юридических лиц, а также если причастность к правонарушению лица, в отношении которого осуществлялись оперативно-розыскные мероприятия, не подтвердилась, субъекты ОРД обязаны безотлагательно восстановить нарушенные права и возместить материальный и моральный ущерб в полном объеме.

Современная правоприменительная практика предусматривает в первую очередь ответственность исполнителей (работников оперативных подразделений) за нарушение аналогичного характера (в основном дисциплинарную), однако не обеспечивает процесс возмещения нанесенного ущерба. Дисциплинарно-правовые отношения не рассматриваются как имущественные, они могут быть только организационными. Связь не компенсационного характера, ведь им не свойственен.

Некоторые ученые, рассматривая проблему компенсации материального ущерба, не исключают возможность индивидуализированного механизма, указывая, что порядок возмещения материального ущерба, с одной стороны, должна обеспечивать компенсацию ущерба, а с другой - гарантировать сохранение воспроизводительной функции денежного содержания [17, 11 ]. Понятно, что это касается работников правоохранительных органов или государственных служащих. На наш взгляд, такой подход не допустим для деятельности конкретного работника оперативного подразделения. Это, как правило, связано с тем, что он действует не в личных интересах, а выполняет задачи оперативно-розыскной деятельности или уголовного судопроизводства. В таком случае наступает материальная ответственность для оперативного подразделения в целом, что является результатом реагирования на дефиницию "прямой действительный материальный ущерб".

По специфике ответственности и правовых санкций характерными для них признаками являются:

^ рычаги государственного влияния на негативное поведение субъекта (оперативного подразделения в целом)

^ государственное принуждение как средство их обеспечения

^ обязанность возмещения причиненного ущерба и восстановления нарушенных прав

^ итоговая оценка деяния (деятельности) и наступивших.

Нормативно-правовые требования (запреты) могут выполнять конкретные превентивно-регулятивные функции, обязывая всех должностных лиц, ведущих оперативно-розыскную деятельность, воздерживаться от их нарушения (игнорирование). Характерной их свойством является необходимость прямого отражения в правоприменительной деятельности. Поэтому отдельным средством правовой защиты граждан можно считать имеющуюся запрет применять технические средства, психотропные, химические и другие вещества, подавляющие волю или наносят вред здоровью л?? Дей и окружающей среде [1].

Итак, основу ОРД как государственно-правовой формы обеспечения государственной безопасности составляют нормативно закрепленные ее принципиальные положения, в которых важное значение, безусловно, отдается конституционным принципам - основополагающим критериям поддержания правового баланса в государстве. С этой целью комплексный инструментарий ОРД должна соответствовать системе конституционных и организационно-управленческих положений.

Проведенный анализ свидетельствует, что в настоящее время достаточно много правовых средств защиты прав, свобод и законных интересов граждан в сочетании с имеющимся потенциалом эффективного проведения оперативно-розыскной деятельности. Основные недостатки и просчеты в ее организации зависят от степени ориентации субъектов на принципиальные положения оперативно-розыскной деятельности и компенсаторные механизмы, которые включаются в случае их нарушения.

Эффективность современной практики оперативных подразделений может быть связана с необходимостью радикального переформатирования организационных основ самой деятельности, в том числе путем привлечения научно обоснованных психологических методик и технологий.

Список литературы

Об оперативно-розыскной деятельности: Закон Украины от 18.02.1992 (с изменениями и допол. состоянию на 12.01.2005) //Ведомости Верховной Рады Украины. - 1992. - № 22. - Ст. 303.

Захарцева С.И. Оперативно-розьискньие мероприятия: общие положения. - СПб.: Юрид. центр-пресс, 2004. - 259 с.

Захаров Е.Е. Прослушивание телефонных переговоров в меж-дународного правое и законодательстве одиннадцати европейских стран. - М.: Харьков. Правозащита. группа, 1999. - 265 с.

Погорецкий М.А. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина в оперативно-розыскной деятельности //Проблемы законности. - 2000. - Вып. 42. - С. 165-174.

Чувилев А.А. Оперативно-розьискное право. - М.: Норма - Инфра-М, 1999. - 80 с.

Огородник А. Характеристика принципа законности и его соотношение с другими принципами оперативно-розыскной деятельности //Право Украины. - 2007. - № 7. - С. 93-98.

Об информации: Закон Украины от 02.10.1992 № 2657-XII //Ведомости Верховной Рады Украины. - 1992. - № 48. - Ст. 650.

Конституция Украины от 28.06.1996 //Ведомости Верховной Рады Украины. - 1996. - № 30. - Ст. 141.

Оперативно-розьискная деятельность: учеб. /Под ред. К.К. Го - ряинова, В.С. Овчинский, А.Ю. Шумилова. - М.: Инфра-М, 2001. - 794 с.

Основы оперативно-розискной деятельности: учеб. /Под ред. В.Б. Рушайло. - СПб.: Лань, 2000. - 720 с.

Уголовно-процессуальный кодекс Украины: научно-практической. комментарий (с изменениями и допол. на 01.01.2002). - М.: Изд. дом "Ин-юре", 2001. - 416 с.

Шумский П.В. Прокуратура Украины: учеб. пособие. - М.: Вен-туре, 1998. - 336 с.

Козьяков И.М. Прокурорский надзор в сфере ОРД //Вестник прокуратуры. - 2003. - № 1. - С. 63-69.

Ниндипова В. Надзор за соблюдением законов органами, которые проводят оперативно-розыскную деятельность //Вестник прокуратуры. - 2007. - № 2. - С. 52-60.

Василенко Д.Л. Ограничение отдельных прав граждан в ходе досудебного производства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09. - М., 2008. - 16 с.

Руднев А. Защита конституционньих прав граждан, затрагиваемьих при оперативно-розискной деятельности //Законносте - 2007. - № 2. - С. 32-34.

Плеве В.А. Организационно-правовые проблемы материальной ответственности лиц рядового и начальствующего состава ОВД: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. - М., 1999. - 19 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: