Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ИЗУЧЕНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ И виктимологическая ИНФОРМАЦИИ ПРИ предотвращению ПОЛОВЫМ преступлений и их раскрытие
статті - Наукові публікації

Николай Корчовый
кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и практики организации оперативно- розыскной деятельности Академии управления МВД

Рассматриваются актуальные вопросы изучения сведений о личности и поведение потерпевшего, личность преступника, характер примененного насилия, причины и условия половых преступлений, пути предотвращения и направления раскрытия преступления.

Рассматриваются Актуальные вопроси изучения данных о личности и поведении потерпевшего, личности преступника, характер применен-ного насилия, причины иусловия половых преступлений, пути предотвра-щения и направления раскрития преступления.

Actual problems of examining information about a victim's identity and behavior, a criminal's identity, type of violence used, reasons and conditions of sexual crimes, ways of prevention and courses of crime detecting are considered in the article.

Ключевые слова: половое сношение, половые преступления, насилие, психологическое насилие, беспомощное состояние потерпевшего, личность потерпевшего, личность преступника, оперативно-розыскная характеристика, морально-психологическая характеристика личности потерпевшего.

Ключевьие слова: половые отношения, половые преступления, на-силы, психологическое насилие, беспомощное состояние потерпевшего, личность потерпевшего, личность преступника, оперативно-розискная характеристика морально-психологическая характеристика личности потерпевшего.

Keywords: sexual intercourse, sexual crime, violence, psychological violence, victim's helplessness, victim's identity, criminal's identity, investigation and search characteristics, moral and psychological characteristics of a victim.

Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность - одна из главных проблем украинского общества, решаемой которой является одной из составляющих деятельности правоохранительных органов. Эта задача занимает одно из ведущих мест в программных документах правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности является посягательствами на личность и связанные с грубыми нарушениями норм общественной морали, так уголовным законодательством за их совершение предусмотрено достаточно суровое наказание.

Чрезвычайно опасные половые преступления против несовершеннолетних, они посягают на их половую неприкосновенность и нормальное половое развитие и часто приводят к глубоким душевным травмам у пострадавших, толкают их в аморальный образ жизни.

Обеспечение уголовно-правовой защиты половой свободы и неприкосновенности личности осуществляется в разрезе статей 152-156 раздела rV "Преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности" Особенной части Уголовного кодекса Украины [1].

Объектом таких преступлений является половая свобода человека (в частности, предусмотренных ст. 152 - изнасилование, ст. 153 - насильственное удовлетворение половой страсти неестественным способом, ст. 154 - принуждение к половому свя связи) или половая неприкосновенность несовершеннолетних (предусмотренных ст. 155 - половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, в. 156 - развращение несовершеннолетних).

Статистические данные судебной практики Верховного Суда Украины относительно рассмотрения дел этой категории показывают, что больше человек осуждается за изнасилование (ст. 152) и насильственное удовлетворение половой страсти неестественным способом (ст. 153) [2, 829-830].

Изнасилование принадлежит к не только наиболее тяжких насильственных преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности, но и является наиболее распространенным видом среди них. В части 1 ст. 152 УК Украины, которая предусматривает уголовную ответственность за изнасилование потерпевшей, кратко сформулировано понятие этого преступления. Законодатель под изнасилованием понимают половое сношение с применением физического насилия, угрозы его применения или с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица [3, 312].

Уголовно-правовое понятие изнасилования имеет широкое толкование по вопросу о половых сношениях, которое связано с его определением независимо от пола субъекта изнасилование, существенно меняет смысл этого понятия. Итак, "потерпевшей лицом от изнасилования может быть как женщина, так и мужчина, независимо от ее предыдущего поведения (в том числе и аморального) и отношений с субъектом преступления (пребывания с ним в фактическом или юридическом браке)" [3, 313 ].

Эффективность борьбы с преступностью не может быть высокой без глубокого изучения личности преступника. Но здесь нельзя игнорировать и разностороннюю информацию о жертвах преступления, мотивы и цели действий всех участников криминальных событий. Роль жертв в возникновении и развитии криминогенных ситуаций часто очень значительная, поэтому требуется анализ всех виктимологических, а также криминологических факторов, чтобы сделать правильные выводы и обобщения относительно досудебного расследования и раскрытия насильственных действий, в том числе преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности.

В уголовно-правовом, и в определенной степени, в криминологическом аспектах вышеупомянутая проблема исследовалась многими учеными: Ю.В. Александровым, Б.В. Андреевым, Г.В. Антоновым-Романовскому, Ю.М. Антоняном, Б.А. Блиндер, В.П. Голубевым, Б.Г. Гульман, А.П. Дяченко, А.А. Жижиленко, А.Н. Игнатовым, Г. Калманом, М.И. Коржанский, Ю.Н. Кудряковим, 1.1. Лановен-ком, П.И. Люблинским, П.П. Осиповым, С.В. Познышева, А.П. Фи-Липовый, А.Г. Хамраев, Н.Н. Хлынцов, Я.М. Яковлевым

А. Яхонтовым и другими выдающимися учеными. Изучению особенностей поведения потерпевшего, а также определению теоретических и прикладных проблем виктимологических исследований посвящены работы А.И.Алексеева, Ю.М. Антонян, А.В. Астрашабова, В.А. Глушкова, П.С. Дагель, А.Н. Джужи, А.И. Долговой, А.П. Закалюка, В.П. Коно-валовая, С.С. Косенко, Е.М. Моисеева, М. Миньковского, В.С. Минской, В.И. Полубинская, Д.В. Ривмана, В.Я. Рыбацкой, С.В. Со-болевои, И.К. Туркевич, Л.В. Франко и других исследователей.

Следует отметить, что в исследованиях по этой проблеме в оперативно-розыскной деятельности почти отсутствует изучение криминологических, виктимологических, социально-психологических проблем личности, потерпевшей от изнасилования. В некоторых работах приводятся сведения и выводы о пострадавших обличительного, обвинительный характер. Более того, есть сведения об их беспутство, антиобщественный образ жизни, ненадлежащее поведение и т.д.. В целом на страницах опубликованных работ последних лет справедливо констатируется, что в оперативно-розыскной деятельности еще не создано объяснительной концепции причин половых преступлений, пусть даже дискуссионной. Отсюда нерешенность многих криминологических, криминалистических, психологических, экспертных, оперативно-розыскных и других вопросов, почти полное отсутствие научно обоснованных предложений и рекомендаций по профилактике, раскрытию и расследованию этих преступлений.

Проблемы изучения и использования данных о личности потерпевшего и личность преступника в раскрытии половых преступлений в оперативно-розыскной работе остаются практически малоисследованными, что обусловливает актуальность нашего исследования.

В связи с вышеизложенным, целью нашей статьи является:

изучения и обобщения в судебной, следственной и оперативно-розыскной практике данных о жертвах преступления, их морально-психологические качества, причины, мотивы и цели действий участников криминальных событий

определение возможных путей совершенствования профилактической работы и направлений раскрытия и расследования половых преступлений органами внутренних дел.

Изучение обозначенной проблемы нельзя признать случайным, поскольку здесь взаимодействие в системе "преступник - жертва" прослеживается наиболее ярко: поведение жертвы во многом позволяет понять поведение преступника. Таким образом, вызывает интерес вопрос личности и поведения потерпевших от изнасилований.

По этому поводу уместно привести показатели, полученные Б.Л. Гуль-маном по результатам изучения предпосылок изнасилований (684 женщины в возрасте от 19 до 50 лет).

исследователем установлено, что большинство - 72% пострадавших - являются случайными жертвами, которые не провоцировали нападавших, причем 27% из них оказали решительное сопротивление насилию. Сознательно провоцировали мужчин с надеждой в последний момент не допустить изнасилования 15% женщин, 12% бессознательно провоцировали преступников (легко знакомились, флиртовали, вели разговоры на сексуальные темы). Среди пострадавших 15% были суггестивного, 29% после изнасилования требовали денежной компенсации, а 3% - брака. В основном по этим причинам 36% женщин заявляли о преступлении в правоохранительные органы через 1-2 недели после изнасилования, молодые женщины делали это чаще настоянию родителей. Таким образом, как видно из результатов приведенного исследования, в 27% случаев изнасилования провоцируемых неправильным поведением женщин или его совершению способствовали особенности личности жертв и их неспособность противостоять насилию [4, 228].

Бесспорно, лицо потерпевшей виктимологическая имеет большое значение в практике борьбы с изнасилованиями. его образ жизни и поведения приобретают существенного правового значения при индивидуализации наказания виновного, оценке собранных доказательств, в профилактике и раскрытии изнасилований. Поэтому следует рассмотреть некоторые данные о пострадавших, полученные и обобщенные нами в результате изучения дел об изнасиловании, совершенных несовершеннолетними - половыми насильниками [5, 123-131].

По данным нашего исследования, основаниями для возбуждения уголовного дела по факту изнасилования были: в 24% случаев заявление пострадавших, у 72% - заявление их, и только в 4% - непосредственное задержание виновного лица работниками правоохранительных органов.

Изнасилование, как свидетельствуют изучены уголовные дела, подвергались лица женского пола разного возраста. Так, в 18% случаев изнасилования совершены в отношении малолетних, в 60% - в отношении несовершеннолетних, в 22% - в отношении совершеннолетних.

Изнасилование, совершенные по одной потерпевшей, составляли 36,8%, а по группе жертв - 63,2%. Причем рассматриваемый вид преступления составляет небольшой удельный вес по такому показателю, как изнасилование малолетней потерпевшей.

По возрасту малолетние жертвы распределились следующим образом: дошкольный возраст - 2%, до 10 лет - 1,2%, 11 - 1,5%, 12 - 2,2%, 13 - 9%, до 14 - 2, 1%. Как видим, это в основном девочки от 5 до 13 лет. Формы сексуального контакта в этих случаях неполные из-за несоответствия размеров гениталий. Поэтому для насильственных актов с малолетними характерны половые контакты в искаженных формах.

Наибольший удельный вес среди рассматриваемых преступлений составляют изнасилования, совершенные в отношении несовершеннолетних. Возрастные показатели последних такие: до 15 лет - 10,4%, до 16 - 14,8%, до 17 - 30%, до 18 - 10%.

Возраст совершеннолетних пострадавших во время изнасилования составлял от 18 до 24 лет - 6,8%, от 25 до 29 - 1,6%, от 30 до 39 - 1,2%, от 40 до 49 - 2,8 %, от 50 лет и старше - 6%.

Особенно опекать следует девушек - детей и подростков, которые в силу возрастных особенностей чрезмерно доверчивы, неосторожные, могут оценить опасность, что им грозит, да и вообще не думают или даже не знают о ней. Во время прогулок или игр вне дома они всегда должны находиться под присмотром взрослых, дома же их желательно не оставлять наедине с незнакомцами или с лицами, которые не вызывают доверия, особово если те нетрезвые. Вполне правильно поступают родители, предупреждая детей, чтобы они не доверяли посторонним, не соглашались идти за ними, а не соблазнялись на сладости и т.д., не получив на то разрешения родных.

Относительно предыдущих отношений пострадавших с насильниками-несовершеннолетними нами получены следующие данные: 34,8% жертв знали обидчиков, 50% - не знали, 4% были с ними соседями, 7,2% находились в неприязненных отношениях, а 4% имели родственные отношения.

Результаты нашего исследования показывают, что из пострадавших от надругательства женщин 50% ранее не были знакомы с насильниками. Как правило, это случайные жертвы, которые не провоцировали нападавших, причем треть из этих пострадавших оказали решительное сопротивление, несмотря на внезапность нападения и чувство страха. Это позволяет предположить, что в большинстве случаев достаточно интенсивного физического сопротивления не было (виктимогенного фактор). Часть жертв (малолетние, старики, а также лица, которые находились в беспомощном состоянии) не оказывала должного сопротивления. Косвенным подтверждением этому служит тот факт, что во время судебно-медицинского освидетельствования в 48,8% пострадавших на теле не оказалось никаких телесных повреждений, из-за наличия которых жертва была бы вынуждена прекратить сопротивление.

По данным нашего исследования, среди соматических последствий изнасилования 51,2% - легкие и средней тяжести телесные повреждения. В подавляющем большинстве изнасилований пострадавшие получали телесные повреждения в виде кровоподтеков, ссадин, царапин, небольших ран. Сравнительно часты случаи дефлорации, изредка наступает беременность и имеет место заражения венерическими болезнями (около 2%).

Так, 48% опрошенных нами несовершеннолетних, осужденных за изнасилование, объяснили, что криминогенным фактором в конкретной ситуации, то есть поводом к половым насильственных действий стало поведение потерпевшей.

Криминологическая оценка поведения потерпевшей от изнасилования должна исходить из признания за женщиной равного с мужчиной права на регулирование интимных отношений, права вести себя так, как она считает нужным, возможно и допустимо в любой ситуации, в том числе и "сексуально напряженной или рискованной "[6, 22]. Ситуация же перерастает в преступную, когда, осознавая отказ женщины на вступление в половую связь, человек применяет или угрожает насилием, чтобы сломить ее сопротивление. Однако считаем, что нельзя отрицать провокационной роли аморального или неосторожного поведения потерпевших, способствовала даже тому, чтобы они стали жертвами посягательств на половую свободу или половую неприкосновенность.

Более того, в случае провоцирующего поведения потерпевшего очень часто с ее стороны имеет место определенная сексуальная игра, смысл и значение которой осознаются возможным насильником далеко не всегда. Такая игра особенно характерна для тех случаев, когда потенциальная жертва допускает уединения с мужчиной, воспринимает его ласки, создает определенную интимную атмосферу в сложившейся ситуации, но на этом ее "программа" заканчивается, и она не желает вступить в интимную связь ( "пассивно-игровой тип"). Однако, как правило, человек не понимает этого и пытается объяснить такое поведение другими причинами. Применение насилия для преодоления сопротивления иногда может расцениваться и как осуждение подобных поступков потерпевшей.

Данные нашего исследования показывают, что многие опрошенные несовершеннолетних насильников выражают искреннюю уверенность в том, что они ни в чем не виноваты или их вина небольшая. При этом всю вину они перекладывают на внешние обстоятельства и на самих пострадавших.

Именно поведение потерпевших является (ввиду ответы опрошенных осужденных за изнасилование) основной причиной таких преступных действий. Более того, фигуранты видят вину пострадавших и тогда, когда объектом сексуального посягательства были девушки в возрасте до 14 лет.

Понятно, что такое отношение к оценке собственной преступного поведения существенно затрудняет исправление и перевоспитание несовершеннолетних, осужденных за изнасилование, повышая вероятность повторения ими насильственных сексуальных действий в отношении женщин всех возрастов.

Учитывая вышесказанное, вызывает интерес вопрос, касающийся криминологической характеристики потерпевшего.

Согласно полученным данным, по показателю занятости пострадавшие распределились так: количество работающих на производстве составляет 8,4%, неработающих - 7,2%, учениц средней школы - 68,4%, учениц ПТУ - 1,4%, тех , кто не работал и не учился - 12,2%, домохозяек - 2,4%.

Поведение, предшествовавшей изнасилованию, характеризовалась в 42,5% пострадавших как положительная, в 8,0% - как отрицательная, в 48,1% оценивалась как нейтральная, в 1,4% - как аморальное.

На момент совершения преступления 72,0% пострадавших были трезвыми, а 28,0% - находились в состоянии алкогольного опьянения. В частности 22,6% из них перед изнасилованием совместно с винным проводили досуг и распивали спиртное, 10,6% - употребляли алкогольные напитки раньше.

Мы считаем, что поведение потерпевшей, которая находится в состоянии опьянения, в совокупности с другими обстоятельствами (например, кокетство, развязность в отношениях с лицами противоположного пола, нескромный одежда, интимность обстановки и т.д.) создает напряженную виктимном ситуацию, вызывая, таким образом, у виновного ложное впечатление о ее "сексуальную доступность". Более того, такая виктимность поведение в одних случаях является достаточным поводом к совершению нападения на улице с целью изнасилования, а в других способствует его совершению.

Подобное поведение потерпевшей определенной мере формирует преступный умысел виновного. Жертва, которая сама или вместе с винным употребляла спиртные напитки и после этого своим неправильным поведением, противоречащим нормам морали и моральносте, в криминологическом аспекте объект объективно создала виктимном ситуацию, подлежит моральной ответственности.

Предотвращению насильственным сексуальным преступлениям, в том числе изнасилованием, ощутимо способствовала бы профилактика асоциального образа жизни определенной категории людей, в основном молодых, организуют различного рода группы, компании, вечеринки с целью пьянства и разврата.

Профилактика этих явлений весьма актуальна в наши дни, потому что определенная часть молодых людей потеряла привычные моральные ориентиры, и такие действия и формы проведения досуга все распространяются. В компании, где беспорядочные половые связи являются нормой, женщины иногда ведут опрометчиво и становятся жертвами насилия. В таких группах обычно не учитывают сопротивление женщины, а расценивают его как кокетство [6, 170].

Необходимо подчеркнуть, что показания потерпевшей нередко составляют единственный источник доказательственной информации, разоблачает насильника. Разоблачение преступника зависит от своевременности обращения жертвы в правоохранительные органы, а также от того, насколько полны ее показания и не содержат ли они противоречий.

Обратимся к криминологических показателей, касающихся изнасилования. Так, в срок до трех суток после изнасилования в правоохранительные органы обращались 84% пострадавших. Во избежание возможной клеветы обвиняемого принципиальное значение приобретает выяснение причин несвоевременности подачи заявлений потерпевших, однако этот вопрос в ходе предварительного и судебного следствия выяснялось только в 58% необходимых случаев. Важно отметить, что в 5% изученных дел изнасилованы отказались от ранее данных правдивых показаний, разоблачали подозреваемого в совершении надругательства. Характерно, что в 70% случаев пострадавшие заявляли о добровольности полового акта, а в 30% они явно смягчали обстоятельствах изнасилования (заявляя, что якобы имел место лишь покушение на него, не было угрозы убийством и т.д.) [7, 131-134] .

Более того, прослеживается определенная закономерность: чем больше времени прошло с момента изнасилования и обращения потерпевших в правоохранительные органы и чаще потом имел место отказ от первоначальных разоблачительных показаний, тем ближе, как оказывалось, пострадавшие и обвиняемые знали друг друга к совершению преступления .

Таким образом, сбор и изучение сведений о личности и поведение потерпевшего в ситуации, предшествовавшей насилию, в момент посягательства и после него, о характере отношений с виновным помогают принять правильное решение о направлении раскрытия преступления, досудебного расследования (судебного разбирательства) и с выяснить, что же было на самом деле - добровольный секс, что исключает уголовную ответственность, или насильственные половые сношения с потерпевшей лицом. Зависимости от социальной и морально-психологической характеристики и поведения жертвы иногда в процессе расследования можно решать вопрос об объективности и вероятность ее показаний, в том числе о событии преступления, особенности примененного насилия, приметы подозреваемого т.п.. Необходимость дальнейшей научной разработки этой проблемы в теории и практике оперативно-розыскной деятельности будет способствовать эффективному совершенствованию профилактической работы, расследованию и раскрытию половых преступлений оперативными подразделениями уголовного розыска ОВД.

Список литературы

Уголовный кодекс Украины. - М.: Юридическая литература, 2001. - 240 с.

Практика судов Украины по уголовным делам (2006-2007) /сост.: В.В. Сташис, В. И. Тютюгин; под общ. ред. В.В. Сташиса. - М.: Юридическая литература, 2008. - 880 с.

Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Украины: по состоянию законодательства и постановлений Пленума Верховного Суда Украины на 1 дек. 2001 /под ред. С.С. Яценюка. - К.: А.С.К., 2002. - 936 с.

Гульман Б.Л. Сексуальные преступления. - Харьков, 1994. - 270 с.

Корчовый Н.Н. Криминологические проблемы борьбы с изнасилованиями, совершаемыми несовершеннолетними: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2000. - 194 с.

Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Изнасилования: причины и предупреждение. - М., 1990. - 191 с.

Лановенко И.И. Концепция ранней профилактики половых преступлений: дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1995. - 204 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: