Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Румынско-российские отношения в контексте евроатлантических интегральной грационные процессов
статті - Наукові публікації

Шевченко Н.А.,
поисковик Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, заведующий отделом политического департамента Министерства иностранных дел Украины

В статье анализируется развитие румынско-русских отношений новейшего периода в период евроатлантической и европейской интеграции Румынии, прослеживаются мероприятия румынского руководства и позиция румынских политических партий относительно отношений Румынии с Российской Федерацией .

Ключевые слова: румыно-российские отношения, евроатлантическая интеграция, европейская интеграция Румынии, прорумынские партии, общественные организации.

Румынско-российские отношения в период после распада Советского Союза формировались под влиянием мощных евроатлантических процессов, которые имели место на европейском континенте. Уже в начале 90-х годов XX в. возникли обстоятельства, которые способствовали развитию регионального и межрегионального сотрудничества стран Восточной Европы, постепенно трансформировалось в евроатлантической и европейской интеграции стран посткоммунистического мира.

Российское руководство негативно отнеслось к намерениям бывших социалистических стран Восточной Европы интегрироваться в евроатлантические и европейские структуры. Восточноевропейские страны, в том числе и Румыния, пытались нормализовать свои отношения с Российской Федерацией. Такие попытки были недостаточно успешными, поскольку российское руководство считало, что расширение НАТО и Европейского Союза на восток угрожает безопасности их страны, уничтожает российское влияние в Восточной Европе и на всем постсоветском пространстве. Румыния и другие посткоммунистические страны Восточной Европы отстаивали мнение, что их отношения с Российской Федерацией должны развиваться с учетом их стремление интегрироваться в евроатлантические и европейские структуры.

Именно с таких позиций в этой статье исследуется развитие румынско-русских отношений новейшего периода. Автор статьи поставил целью проанализировать развитие в контексте евроатлантической и европейской интеграции Румынии, проследить меры румынского руководства и позицию румынских политических партий относительно отношений Румынии с Российской Федерацией.

Исследование развития румыно-российских отношений именно с таких позиций имеет важное значение в контексте использования румынского опыта в налаживании украинского-российских отношений. Актуальность исследования румынско-русских отношений заключается и в том, что в отечественной исторической науке данная тема не была предметом специального исследования.

Особый интерес начала проявлять Россия к территории, которая сегодня входит в состав Румынии, еще в XIX в., когда представители румынской интеллигенции начали массово выезжать на учебу во Францию. Французский посланник в 1848 информировал министра иностранных дел Алексиса де Токвиля, что «... Россия всегда смотрит злым глазом на молодых людей (румынских территорий. - Авт.), Которые отправляются во Францию» для завершения своего обучения [1]. Это сообщение свидетельствует о том, что Россия была недовольна сближением Румынии со странами Западной Европы. В последующие десятилетия Россия стремилась обеспечить свою экономическую, политическую и военное присутствие на территории Румынии. Особую активность она начала проявлять в советский период, когда панславистскую идею заменила
коммунистическая идея мирового пролетарского интернационализма. В 1944 г. советские войска вошли на территорию Румынии и находились там до 1958 Румыния развивалась по так называемому социалистическому пути вплоть до декабря 1989 Будучи социалистической страной, Румыния в семидесятые годы XX века. пошла на сближение с Францией и Федеративной Республикой Германия, а позднее - с Китайской Народной Республикой и Соединенными Штатами Америки. После таких шагов она прекратила свое участие в военных учениях стран-членов Варшавского Договора. Установленная в Румынии коммунистическая диктатура Чаушеску вызвала изоляцию Румынии на международной арене.

В декабре 1989 г. диктатуру Чаушеску был свергнут насильственным путем, и новое румынское руководство заявило о поиске особого пути демократического развития страны. Однако социальная напряженность в обществе и политическая нестабильность заставили румынское руководство двигаться «в западном демократическом направлении» [2]. Оно отметило, что важной целью внешней политики Румынии является интеграция страны в евроатлантические и европейские структуры. Поэтому отношения Румынии с Российской Федерацией развивались как на многосторонней, так и односторонней основе.

Обе страны стали членами Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), ассоциированными членами евроатлантических и европейских институтов сотрудничества: Совета Европы, Программы НАТО «Партнерство ради мира». Если Румыния стремилась вступить в НАТО и ЕС, то Россия не желала членства в евроатлантических или европейских структурах. Указанное влияло на развитие румынско-русских отношений.

Потеряв после распада Советского Союза роль выдающегося игрока биполярного мира, российское руководство пыталось использовать участие в работе европейских организаций для ослабления НАТО. Такую же цель оно преследовало и в двусторонних отношениях с постсоциалистическими странами Восточной Европы, в частности с Румынией. Кроме того, оно стремилось не допустить расширения НАТО на Восток.

В 2001 г. представитель Румынии был избран председателем ОБСЕЕ. Румынское руководство решило воспользоваться этой возможностью для организации давления на Россию с тем, чтобы она вывела с территории Приднестровья свою 14-ю армию, придерживалась прав и свобод человека и не вмешивалась во внутренние дела стран Кавказского региона. Руководство России придерживалось политики двойных стандартов: в европейских организациях оно выступало за соблюдение прав русского меньшинства в постсоветских странах Прибалтики, но категорически возражал против рассмотрения в Совете Европы или ОБСЕ проблемы соблюдения прав национальных меньшинств в России.

Румынское руководство использовало председательства в ОБСЕ для дальнейшего укрепления процесса европейской интеграции и построения новой евроатлантической архитектуры безопасности.

Если 90-х годах XX в. российское руководство стремилось наладить со странами Европейского Союза определенный диалог и сотрудничать с ними в решении определенных проблем, то в начале XXI в., учитывая внутреннюю эрозию России, оно постепенно перешло к политике противостояния с НАТО. После избрания Президентом В.Путина российская дипломатия активизировала свою политику в этом направлении.

Постепенное расширение НАТО и Европейского Союза на Восток, распад Югославии корне меняло соотношение сил на международной арене, вызывало агрессивное поведение России. Тем самым нарушалась международно-правовая база в сфере европейской безопасности, в частности, принципы нерушимости границ, международного сотрудничества и верховенства прав человека над суверенитетом государства, закрепленные Хельсинкским Заключительным актом в 1975

Учитывая указанное, российская дипломатия пыталась расколоть единство стран Европейского Союза, в частности, противопоставить Францию, ФРГ и Италию Соединенным Штатам и Англии. Она навязывала странам-членам ЕС идею создания коллективной системы безопасности в Европе. Эта идея является доминирующей и сегодня в российской внешней политике. Однако даже российские политологи не могут обосновать необходимость создания такой системы безопасности. Некоторые из них считают, что создать ее невозможно, ведь не определено, кто именно угрожает безопасности Европы. Они отмечают, что для всех стран мира актуальным является создание «антиевропейское - антиамериканской безопасности» [3].

Антиамериканизм во внешней политике российского руководства сочетался с попытками повлиять на внешнюю политику постсоциалистических стран Восточной Европы. Румыния боялась, что руководство будет проводить в отношении нее политику с позиции силы, как это оно делало в отношении Украины. Именно поэтому румынское руководство уже в начале 90-х годов пыталось освободиться от влияния России на формирование как внутренней, так и внешней политики страны. Подписанный осенью 1990 г. Президентом Румынии Ионом Илиеску договор с агонизирующим Советским Союзом, румынское руководство отказалось признавать действующим в отношениях с Российской Федерацией, которая объявила себя правопреемницей СССР. Тем самым уже в 1991 г. румынско-советский договор фактически было денонсировано. В связи с указанным Россия стремилась заключить с Румынией новый договор, но румынское руководство, провозгласив основной целью вступление Румынии в евроатлантические и европейские структуры, отказывалось идти россиянам навстречу.

На румыно-российские отношения существенное влияние имело провозглашение в августе

г. независимости Молдовы и события в Югославии. По инициативе Президента Иона Илиеску Румыния стала первой страной, которая признала независимость Республики Молдова. Румынское руководство надеялось, что ему удастся достаточно быстро осуществить процесс объединения Румынии с Молдовой. Однако против таких планов категорически выступила Россия, которая, дислокуючы на ​​территории Приднестровья четырнадцатого армию, инспирирован гражданскую войну в Молдове. Стало ясно, что объединение Молдовы и Румынии не произойдет мирным путем, а Румыния не была готова применить силу для этой цели, боясь вступить в военный конфликт с Россией.

Учитывая ситуацию, которая сложилась в Республике Молдова, негативную международную реакцию на политику Румынии в отношении Молдовы, возникновения напряженности в отношениях с Россией, румынская дипломатия разработала и начала внедрять в жизнь концепцию «специальных отношений с Молдовой». Указанная концепция предусматривала формирование общего румынско-молдавского языкового, культурного, правового и исторического пространства; поддержку Молдовы в ее стремлении вступить в Совет Европы, в выводе российских войск из Приднестровья, в сохранении ее независимости и территориальной целостности. Самопровозглашение автономии Приднестровья, поддержанное Российской Федерацией, заставило румынское руководство отказаться от форсирования создания «Великой Румынии» силовыми методами. Военные действия между Молдовой и Приднестровьем были прекращены в июле 1992 при посредничестве России и Украины. Мир в Молдове начали поддерживать миротворческие военные формирования Российской Федерации, Молдовы и Приднестровья. Российское руководство согласилось вывести четырнадцатого армию из Приднестровья при условии, если Приднестровью будет гарантировано специальный статус в составе Республики Молдова и право стать независимым в случае, когда Молдова пойдет на объединение с Румынией. Указанные условия были закреплены в Соглашении, заключенном между Республикой Молдова и Российской Федерацией в 1994 г., однако не ратифицировано Государственной Думой. Исходя из указанного, румынское руководство сконцентрировало свои усилия на формировании в Молдове прорумынских партийи общественных организаций.

Гражданская война в Югославии привела к появлению российских миротворческих сил в Боснии и Косово. Итак, с геополитической точки зрения Румыния оказалась в центре двух конфликтов, где принимали участие российские войска, обеспокоило ее руководство. Евроатлантическая и европейская интеграция Румынии была поставлена ​​под угрозу. Такая ситуация грозила не только Румынии, но и всем постсоциалистических стран Европы.

Во второй половине 90-х годов усилия румынской дипломатии начали сосредоточиваться на обеспечении положительного решения относительно вступления Румынии в НАТО. В сентябре 1996 г. Президент Румынии направил личное послание членам государств и правительств стран-членов НАТО, в котором подчеркивал готовность Румынии вступить в НАТО в первом эшелоне [4]. В пресс-релизе румынского посольства в США отмечалось, что Румыния стремится вступить в евроатлантические структуры не потому, что хочет попасть под защитный зонтик НАТО, а потому, что хочет присоединиться «к западным ценностям» [4, с. 4].

Страны Запада ставили под сомнение неизменность румынского внешнеполитического курса, а потому не пригласили Румынию в евроатлантические структуры в первой волне расширения НАТО на Восток. Отрицательное решение Мадридского саммита НАТО (1997 г.) относительно вступления Румынии в НАТО еще более мобилизовало румынское руководство.

Румынское население поддерживало правительство в его стремлении интегрироваться в евроатлантические и европейские структуры: более 72% населения поддерживало интеграцию Румынии в НАТО, и более 85% - в ЕС [5]. I только около 2% населения склонялось к необходимости укрепления отношений с Россией. Правящая Социал-демократическая партия Румынии, которую возглавлял Президент Ион Илиеску, поддерживала намерения заключить между Румынией и Российской Федерацией базовый Договор о добрососедских отношениях и высказывалась за укрепление независимости Республики Молдова. Премьер-министр А. Нестасе, который был членом указанной партии, также выступал за улучшение отношений с Россией, но при условии, что они не будут вредить евроатлантической и европейской интеграции Румынии. Выступая за налаживание добрососедских отношений с Российской Федерацией, и президент, и премьер-министр надеялись улучшить румынские экспортные возможности. Однако нестабильность российского рынка сбыта и нищета российской инфраструктуры, особенно банковской, мешали развитию румынско-русских отношений.

Руководство Национальной либеральной партии, которое в 2001 г. было в оппозиции, а потом пришло к власти, также постоянно соблюдалось прозападной ориентации. Оно выступало и за развитие румынско-русских отношений, если это даст стране краткосрочные или долгосрочные дивиденды.

Демократическая партия, которую возглавлял мэр Бухареста Траян Бэсеску, поддерживала тесные контакты с социал-демократическими и социалистическими партиями стран-членов Европейского Союза, а потому в целом выступала за европейскую интеграцию Румынии, хотя ее левое крыло было готово развивать отношения с Москвой.

Национальная крестьянская христианско-демократическая партия стремилась развивать отношения с европейскими христианскими демократами и настаивала на таких отношениях

с Россией, которые поддерживали христианские демократы западноевропейских стран. Вместе с тем, стремясь интегрироваться в евроатлантические и европейские структуры, партия стремилась помочь Румынии установить с Россией такие же отношения, которые имеют с ней НАТО и Европейский Союз.

Партия Демократический союз румынских венгров, как и вышеупомянутые партии, периодически входила в правящую коалицию, постоянно искала себе союзников как внутри страны, так и за ее пределами. Поэтому она, как и Венгрия, искала поддержки со стороны России в решении проблем, которые должна венгерское национальное меньшинство, рассеянное в разных странах. Поэтому, например, венгры в Европейском парламенте действовали совместно с представителями России особенно при рассмотрении вопросов относительно прав национальных меньшинств.

Партия «Великая Румыния» Корнелиу Тудора - националистическая партия, выступавшая за создание Великой Румынии, но без каких-либо конфронтаций с Россией. Более того, она готова была сотрудничать с Россией, лишь Москва способствовала объединению Молдовы с Румынией.

Итак, большинство населения и почти все политические партии выступали за евроатлантической и европейской интеграции Румынии и развитие румынско-российских отношений на той же основе, что и стран-членов НАТО и Европейского Союза.

И румынское правительство, и парламент принимали меры, чтобы отношения с Российской Федерацией развивались бесконфликтно, чтобы эта страна не выступала открыто против приглашения Румынии в НАТО .

В свою очередь российская дипломатия прилагала все усилия, чтобы не допустить интеграции Румынии в евроатлантические и европейские структуры. С этой целью она использовала различные средства, в том числе и крайний румынский национализм, который выражался в форме территориальных претензий к соседним с Румынией стран в стремлении объединить Молдову с Румынией, в ущемлении прав национальных меньшинств, проживавших в Румынии.

В социалистический период развития Румынии многие представители румынской элиты учились или повышали свою квалификацию в московских вузах.

По нашему мнению они были под наблюдением советских спецслужб, которые часто пытались, и небезуспешно, через различные провокации склонять их к сотрудничеству с ними. Возвращаясьна родину, они достаточно успешно делали карьеру, опираясь на их поддержку. Особенно много их работало в государственном аппарате, в средствах массовой информации, в правоохранительных органах и т.п.. После свержения диктатуры Чаушеску в Румынии не была проведена люстрация и они продолжали работать на своих местах, тормозя проведение реформ в стране.

Оппозиционные силы в Румынии довольно часто обвиняли в первой половине 90-х годов XX в. президента страны и правящую коалицию в промосковской политике и в торможении необходимых для страны реформ. Лидер Демократической партии Румынии П.Роман, например, выдвигал обвинения правящей коалиции во главе с президентом И.Илиеску в том, что она продолжала коммунистическую практику централизованного контроля за политической жизнью общества, тормозила проведение реформ и «. Движение к европейским стандартам» [6] .

В отдельных случаях президент И. Илиеску действительно проявлял себя как сторонник проведения внутри страны политики сильной руки, а во внешней политике - сторонником создания «Великой Румынии». Находясь в 1995 с визитом в США, он в интервью газете «Вашингтон Таймс» отметил, что «. Все территории должны быть возвращены Румынии» [7]. В Румынии за годы президентства И. Илиеску массово ставились памятники диктатору А.Антонеску.

Российская дипломатия умело использовала румынский государственный национализм для того, чтобы в странах Запада сформировалось отрицательное отношение к принятию Румынии в евроатлантические и европейские структуры.

Хельсинкская комиссия США потребовала уничтожения мемориальных знаков румынским фашистам, возвращение евреям национализированной в Румынии за годы Второй мировой войны недвижимости и возместить причиненные им убытки.

В румынских средствах массовой информации считали такие требования результатом деятельности определенных антирумынскую сил, выискивали любые поводы «для нанесения вреда международному имиджу Румынии накануне очередного саммита НАТО" [8], Румынию унижают определенные политические силы, которые находятся за ее пределами [9].

Со второй половины 90-х годов усилия румынской дипломатии были сосредоточены на обеспечении положительного решения относительно вступления Румынии в евроатлантические и европейские структуры, и в частности, на вступлении в НАТО в первой волне его расширения на восток. В сентябре 1996 г. Президент Румынии направил личное послание главам государств и правительств стран-членов НАТО, в котором он отметил тех мерах, которые должна осуществить Румыния, чтобы стать страной, с которой начнется расширение Североатлантического союза "[10].

Понимая, что Румыния не будет иметь перспектив членства в НАТО, если она не установит нормальные отношения с соседними странами, румынские политики стали прилагать усилия к тому, чтобы формально закрепить такие отношения с ними, которые не были преградой на пути к евроатлантической интеграции . Одновременно с этим оно предложило НАТО использовать румынский материально-техническую базу, воздушный, сухопутный и морской пространства, а также отдельные румынские подразделения для борьбы с терроризмом. Румыния действовала так энергично, что она уже была членом НАТО. Она достаточно оперативно направила свои военные формирования в Афганистан для ведения там боевых действий, и стала первой страной в мире, которая заключила соглашение с США о предоставлении иммунитета американским военным служащим от юрисдикции Международного уголовного суда ООН. Все указанное открыло для Румынии прямой путь вступления в НАТО.

Xоча российская дипломатия делала огромные усилия, чтобы не допустить вступления Румынии и других постсоциалистических стран в НАТО, достичь этого ей не удалось. После вступления в 2004 г. Румынии в НАТО, румынско-российские отношения начали развиваться на тех же принципах, что и отношения НАТО с Россией. Когда, например, в 2010 г. президент Румынии Траян Бэсеску заявил о согласии разместить элементы противоракетной обороны США на румынской территории, то Москва потребовала пояснениях не от Бухарестата, а от Вашингтона [11].

В целом румынско-российские отношения осложнялись из-за стремления румынской стороны объединить Молдову с Румынией, и противодействием российской стороны такому объединению. Кроме того российская сторона постоянно создавала препятствия Румынии к евроатлантической интеграции. Несмотря на это, румынской стороне удалось спрятаться под натовский зонтик и сегодня румынско-российские отношения развиваются в русле политики отношений НАТО с Россией.

Литература

Actinea politicii in tarile romane, povestita de organele oficiale franceze. Cartea Romaneasca, 2000. - P. 140

Tomas Carothers. Romania - The Political Bakground. //Democracy in Romania. Capacity Building - Series, 1997. - P.3

Третьяков Виталий. Медведев, Сапарето и Европа. /Виталий Третьяков //Известия в Украине. - 2009. - 5 марта.

Embassy of Romania. Integration of Romania into Euro-Atlantic Structure. 1997, 31 januare. - P.2.

Dr. lonel Nicu Sava. Romanian-Russian Relations in the Context of the Euro-Atlantic Integration Process. Conflict Studies Research Centre, September 2001. - P.7

Cronica Roma, 1997, 14 aug.

The Washington Times, 1995, 25 july.

Realitutea Rumuneskia, 2002, 1 iulie.

Adeverul, 2002, 3 aug.

Cotidianul, 1996, 18 septembrie.

Украина Молодая - 2010. - 19 февр.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: