Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Матрикул как источник изучения правового статуса студенчества университета Св. Владимира
статті - Наукові публікації

Чпгпрпк II
аспирантка кафедры древней и новой истории Украины Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

В статье на основе широкого круга архивных источников и литературы исследуется одна из разновидностей университетских документов - матрикул как источник к изучению правового положения студентов университета Св. Владимира. Анализируются отдельные статьи правил для студентов университета Св. Владимира, которые также обусловливали правовой статус воспитанников.

Ключевые слова: матрикул, правила, студенты, университет Св. Владимира.

Сегодня без зачетной книжки невозможно представить себе современного студента. Она является самым главным его документом, где преподаватели фиксирующие результаты проверки знаний, в частности сдачи зачетов, семестровых и государственных экзаменов. Зачетная книжка - обязательный документ в течение всех лет обучения в учреждениях I-IV уровней аккредитации наряду с экзаменационной ведомости и учебной карточкой [1, с. 196]. Однако, каждый знает, что в прошлом этот документ имел другое название - «Матрикул». Стоит отметить, что существует несколько значений этого термина.

частности, в «Словаре иностранных слов» [2] записано, что термин «Матрикул» происходит (от лат. matricyla - список): 1) официальный список определенных лиц (например, студентов университета) 2) в католической церкви список лиц церковного прихода, или доходов ее и записи актов гражданского состояния, 3) зачетка студента [2, с. 345].

Так, в одном из самых известных энциклопедических словарей под редакцией Ф.А. Брок-хаус и И.А. Эфрона отмечается, что матрикулы - это письменные записи известных лиц. Далее объясняется, что в университетах, например, это был список, в который вносились студенты после введения, «... и свидетельство, Которым зта имматрикуляция удостоверяется» [3, с. 812].

«Словарь современного русского литературного языка» [4] представляет два значения этого термина. В первом случае - это документ, который выдавался студенту, воспитаннику учебного заведения и служил «для отметок о прохождении курса» [4, с. 709 - 710]. Во втором значении, опять же, это - официальный список лиц «... какого-либо сословия, общества, учреждения (напр. студентов университета), взносов, доходов и т.д.» [4, с. 710].

Интересное определение содержится в «Толковом словаре великорусского языка» В.И. Даля [5]. В частности, там говорится, что матрикул или матрикула - это выписка в виде свидетельства, удостоверения; приемный письмо студента, свидетельство на это звание. А также «... матрикулованый студент - не простой или вольный слушатель, а Принятый в зто звание, по испытанию» [5, с. 498].

Например, в «Большой знциклопедиы» под редакцией С.Н. Южакова [6] под «Матрикул» понимались списки лиц и доходов. В университетах, как трактуется дальше в энциклопедии, «Матрикул» назывались книги, в которых вносили «имена студентов при их поступ-лении» [6, с. 727]. В «Толковом словаре русского языка» под редакцией проф. Д.М. Ушакова находим, что матрикулы - это удостоверение, которое подтверждало зачисления в вуз, а также служило зачеткой [7, с.162].

Аналогичные толкования слова «Матрикул» есть и в других словарях [8]. Однако, хотелось бы подчеркнуть, что не все энциклопедии подают этот термин вообще [9].

Если рассматривать матрикул в значении «Список определенных лиц», то одного из первых, кто исследовал этот вопрос, можно назвать С. Пономарева. Он с помощью «Академических списков» привел некоторые статистические данные по количеству выпускников, свободных слушателей, студентов, которые не закончили курс обучения в университете Св. Владимира, количества медалей и стипендиатов, число лиц, получивших ученую степень за 50 лет существования учебного заведения. Как отмечал сам автор, среди юбилейных изданий университета «... есть одно, очень скромное по обгему, но Чрезвычайно интересное по содержанию, зто« академические списки »[10, с.1]. Тот, кто имел счастье быть воспитанником университета, продолжал С. Пономарев, «... пере-сматривает их не без волнения и многое читает между сроками» [10, с. 1].

Одной из первых среди историков, начала исследования «Послужных списков как исторического источника» [11] и «Алфавитных списков как исторического источника» [12], можно выделить ученого Г.И. Щетинина. В частности, изучая студенчество, с помощью «Алфавитных списков», она отметила, что по своему характеру списки относятся к официальным документам. Согласно их целевого назначения всестороннее административный контроль за студентами, как продолжала исследовательница, они содержат «... точные, достоверные факты, обгективно характеризующие студенчество» [12, с. 112].

Если же рассматривать «Матрикул» в таком смысле как «Выписка в виде свидетельства», «Удостоверение на звание студента», «Билет на жительство», «Зачетная книжка», то стоит отметить, что, к сожалению, одно из самых интересных вопросов, а именно - матрикул как источник изучения правового статуса студенчества университета Св. Владимира, не было еще предметом специального изучения историков, определяет актуальность данной темы. Целью и задачей нашей статьи является на основе вновь открывшихся первоисточников и литературы сделать глубокий, исторический анализ матрикула как источники изучения правового статуса студенчества университета Св. Владимира.

Отметим, что проработав большой пласт имеющейся литературы, имеет непосредственное отношение как к истории студенчества в целом и студенчества университета Св. Владимира в частности [13], мы обратили внимание на то, что информация об этом документе до сих пор остается малоисследованной. Основном авторы если и вспоминали пр?? матрикул, то, как правило, эти данные ограничивались несколькими предложениями.

Так, с общей картиной жизни студенчества к революционным университетов знакомит нас труд Б. Фромета «Очерки по истории студенчества в России» [14]. Описывая массовые студенческие волнения среди студентов 1861 г., автор замечает, что под «Матрикул» в Дерптском университете были известные правила для студентов, напечатанные в особых книгах, «раздаваемые всем учащимся» [14, с. 33].

В «Историко-статистических Записках об ученых и учебно-вспомогательных учреж-дениях императорского Университета Св. Владимира (1834 - 1884)» [15], выданных под редакцией проф. В.С. Иконникова, также есть упоминание о «Матрикул». А именно - в записке помощника библиотекаря И.Г. Савенко упоминается, что для пополнения студенческого отдела книгами, изначально предназначалась сумма, «... собираемая со студентов за матрикулы» [15, с. 321].

Например, в статье Л. Искры «Б.Н. Чичерин и Университетский вопрос в начале 60-х годов XIX века »[16] отмечается, что осенью 1861 г. студентам сообщили об издании новых университетских правил, по которым запрещались собрания, кассы взаимопомощи передавались под непосредственный контроль руководства, вводилась обязательная плата за обучения. Чтобы предотвратить проникновение в университет посторонних лиц, «... вводились матрикулы (где были написаны правила для студентов), служившие пропуском» [16, с. 37].

В публикации С.И. Посохова «Регламентация студенческой жизни в университетах Российской империи: вопросы историографии» [17], также встречается название данного документа, в которой автор отмечает: «вместе с Матрикул, получает каждый студент зкземпляр сих правил» [17, с. 115].

Биографический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, указывает, что во времена пребывания на посту министра народного просвещения графа Е.В. Путятина «... относятся беспорядки в Санкт-Петербургском и Московском университетах, вызванные введением матрикул» [18, с. 694].

Несколько больше информации о матрикула мы нашли в «Материалы для истории гонения студентов при Александре II» [19]. В этом издании подробно описываются студенческие волнения 1861 в Санкт-Петербургском университете в связи с его закрытием и введением новых правил. В частности, в издании отмечается, что в июне 1861 г., по инициативе Министерства народного образования, Советом Санкт-Петербургского университета создали временную комиссию. ей было поручено составить проект правил о правах и обязанностях студентов во время пребывания в учебном заведении. Помимо прочих вопросов, комиссия предложила »... матрикулы, Которые Должны были содержать в себе все университетские правила, относящиеся к студентам» [19, с. 87].

Термин «Матрикул» также часто можно встретить в воспоминаниях студентов и преподавателей университета. Так, И.П. Билоконський, вспоминая о студенческой жизни в университете Св. Владимира, отмечает: рассказывали, что когда однажды Киевский университет посетил министр народного просвещения гр. Толстой, то не поверил, что видит студентов, «... и предложил про-верить по Матрикул» [20, с. 236].

Например, бывший студент университета Св. Владимира В. Чеважевский вспоминал: «По упраздненному ныне Университетский устав 1863 г. студенты университета юриди-чески признавались частными лицами, посетителями лекций, слушателями; посещение лекций для них было не непременно; обязательна была выправка «мартикулярного билета», как вида на жительство [...] »[20, с. 205].

Необходимо указать также, что мы изучали труды известных современных российских историков как А.Е. Иванов и Ф.А. Петров. В частности, первый из них много лет воспроизводит общую картину студенческой жизни - правовой статус, национальный и возрастной состав, обычаи, материально-бытовые условия, студенчество за рубежом и др.. [21] Исследования Ф.А. Петрова «Формирование системы университетских образования в России» [22] считается одной из лучших научных работ современной историографии, посвященной формированию университетского образования первой половины XIX в. Так, автором предпринята попытка на основе комплексного изучения многочисленных источников осветить составляющие системы университетского образования Российской империи, включая студенчество, которому автор посвятил один из томов своего монографии. Однако, к сожалению, и в этих научных доработках информация о таком интересном источник как «Матрикул», отсутствует.

Также, следует отметить, что правовой статус студентов университета Св. Владимира уже был предметом исследования автора этой статьи. Предыдущие темам публикаций стали: «Первые правила для студентов университета Св. Владимира как источник изучения социально-правового положения студенчества» [23], «Министерская инструкция 1835 г. университета Св. Владимира как источник изучения правового статуса студентов в первые годы деятельности учебного заведения» [24], «Университетский устав 1863 как источник изучения правового положения студентов университета Св. Владимира» [25]. Однако мы разделяем точку зрения И. Щетинина, которая, исследуя «Алфавитные списки студентов как исторический источник» [12] удачно отметила: студенчество при его разнообразия и роли в обществе может быть представлено полно лишь при условии «... привлечения комплекса других источников - программ, воспоминаний, писем, судебно -следственных материалов и других документов »[12, с. 112]. Поэтому, анализируя «Матрикул», попробуем взглянуть на этот документ в другом ракурсе, а именно - как исторический источник, и пролить свет на неизвестные факты жизни тогдашнего студента.

В 1833 г. Николаем I был издан Указ «Об учреждении в Кие?? Е Университета с наи-менованием Императорского университета Св. Владимира »[26, с. 474]. С открытием нового учебного заведения Министерством народного образования были изданы и первые нормативные документы университета Св. Владимира: «Проект Устава университета Св. Владимира 1833» [27], «Правила для студентов» 1834 [28], «Инструкция инспектора студентов »

г. [29], различные циркуляры и Указы.

Главным нормативным документом университета был Устав. Именно согласно его положениям проводился контроль учебной деятельности студентов, определялся их правовой статус, регулировалась поведение и внутренний распорядок в университете. В свою очередь, на основе действующих положений, определенных Уставом складывались и другие документы нормативного характера, такие как правила для студентов, Инструкция инспектора студентов и др.. Они более подробно конкретизировали и определяли права и обязанности студентов.

Для обеспечения внутренней дисциплины среди студентов как в самом учебном заведении, так и за его пределами, издавались также документы внутренне университетского происхождения, с помощью которых осуществлялся надзор и контроль. В частности, в них входили: билет для входа в университет [30], отпускной билет [31], письмо на право слушания лекций [32], письмо на право пользования книгами из библиотеки и др.. Важное место среди этих документов занимал матрикул.

В таких нормативных документах университета Св. Владимира как Устав и «Правила для студентов», которые были выданы с открытием учебного заведения, о матрикул свидетельства отсутствуют. Однако, в одном из обращений министра народного просвещения С.С. Уварова к попечителю Киевского учебного округа Е.Ф. фон Брадке, датируемый 2 октября 1835, находим первые упоминания об этом документе. В частности, министр народного образования обратился с просьбой к попечителю Киевского учебного округа направить в министерства выводы и сведения: «... подаются ли Студентам при вступлении в Университет Матрикулы, взыскивается ли за оные с Своекоштных и какая именно сумма, и куда она поступает, приложил зкземпляр таковых матрикул »[33]. Уже 26 ноября того же года ректор университета Св. Владимира Н.Н. Максимович отчитывался попечителю Киевского учебного округа, студентам университета Св. Владимира матрикулы выдаются, но плата за них не взимается. Объяснял он это тем, что Совет университета не получила «... никакого общего на то постановления »[34]. Кроме этого, отмечал он, «... таковая плата, сколько известно Совету, НЕ взималась во всех Русских университета» [34].

Можно предположить, что на обороте первых образцов матрикулов были напечатаны правила для студентов. Подтверждение этому мы находим в одном из обращений проректора университета Св. Владимира на имя попечителя Киевского учебного округа от

сентября 1836 [35]. Так, в документе говорится, что Указом от 18 декабря 1835, попечитель Киевского учебного округа приказал ректору университета Св. Владимира Н.Н. Максимович «... сделать Надлежащее распоряжение, Касающееся раздачи Студентам Университета Матрикул на сие звание со взысканием за оные по 8 рублей» [36]. При этом, отмечалось далее в представлении, попечителем была утверждена и сама форма матрикула, представленная ректором университета.

Однако, как отмечал чиновник, поскольку возникла необходимость снова выдавать матрикулы, а предыдущая их форма недостаточно удобной, он считает необходимым представить на утверждение попечителя их две новые формы. Главное отличие проектируемого нового образца от предыдущего заключается в том, подчеркивал проректор, «... что при сей форме имеется правил Студентам и Слушателям Университета» [37]. Такие изменения он объяснял тем, что более целесообразным будет, чтобы правила для «руководства Студентов раздаваемы били инспектор Студентов» [37]. Кроме этого, отмечал чиновник, параграфов, определенных в правилах в сочетании с Матрикул по прежней форме может быть недостаточно, или они потребуют изменений в будущем.

При этом, вроде одной из форм матрикулов, предложенных ректором, гласил: Совет императорского университета Св. Владимира этим показывает, что предъявитель сего ... выдержав успешно экзамен и по предъявлению необходимых документов зачислен в ... число студентов этого университета по ... В удостоверение чего и выдан ему этот матрикул «за надлежаще подписью и с приложением казенной печати. Киев. Сентября «...» дня года »[38].

Второй образец был подобный. В документе отмечалось, что Совет императорского университета Св. Владимира этим показывает, что предъявитель сего ... выдержав с успехом экзамены допущен к слушанию университетских лекций по ... В удостоверение чего и выдан ему этот матрикул «за надлежаще подписью и с приложением казенной печати. Киев. Сентября «» дня 1836 года »[39].

О том, что этот документ занимал важное место в учебном процессе, свидетельствуют и правила для студентов императорского университета Св. Владимира. В частности, в первом же предложении первого параграфа правил для студентов 1858 подчеркивалось, что студентом университета Св. Владимира признается только лицо, которому университетское руководство выдало «установление матрикул» [40]. В правилах для студентов 1866 дополнялось, что зачисленному в число студентов выдается Правлением университета билет на жительство (матрикул), в котором указано происхождения и вероисповедания студента: «... НЕ взявшие матрикула НЕ вносятся в список студентов »[41].

В ноябре этого же года попечитель Киивськогв учебного округа предложил при выдаче студентам дубликатов взамен утраченного ими матрикула на право слушания лекций, «... взимать за сии последние по одному рублю сереб. и деньги зти обращать в пользу студенческого отдела университетское библиотеки »[42, с. 149]. Уже в следующем году это положение было включено в студенческих правил [43, с. 3]. Также в правилах 1867 говорилось, что в случае потери матрикула, студент обязан немедленно сообщить об этом в полицию и канцелярию проректора. Исключенный из университета студент получал определенным порядком свои документы не ранее чем возвращал матрикул. При повторном зачислении в университет бывшему воспитаннику выдавался «его старый матрикул» [43, с. 4]. В правилах 1874 обязательным требованием было ставить в известность полицию о «выдаче каждого дубликата» [44].

В 1876 г. проректор университета Св. Владимира в представлении на имя Правления университета замечал, что для ограничения университетских учреждений от посещения посторонних лиц, а также с целью более строгого контроля над студентами, в университетах введены с 1866 г. входящие билеты на лекции. Кроме того, продолжал чиновник, Высочайшие Указы и распоряжения Министерства народного образования требуют, чтобы в университете студенты строго придерживались определенных порядков. При этом, «... вменено в обязанность подве-домственним мне чиновникам, по возможности, знать в лицо каждого студента» [45].

Хотя, как отмечалось далее в обращении, каждый студент, поступает в университет, дает подписку о соблюдении университетских правил, однако студенты, особенно на первом году своего пребывания в университете, усваивают эти правила. Объяснял он это тем, что последнее издание правил очень объемное (527 пунктов), «так как там сгруппировано почти все вообще распоряжения, касающиеся Университета» [45]. В связи с этим проректор предложил (по примеру других университетов) некоторые пункты «Правил Университета припечатать, в виде извлечения на обороте матрикула, которий всегда должен бить в наличного студента» [46]. При этом, в Правление был передан проект матрикула, как и напечатаны на обороте параграфы правил для студентов.

Если, как отмечалось выше, к правилам 1874 г. был включен 527 пунктов [47], то на обратной матрикула было напечатано всего 26 [48]. Там были сгруппированы основные положения о правах и обязанностях студентов, а также взыскания, налагаемые за их нарушение.

частности, в перечень главных пунктов, находившихся на обороте матрикула, вошло положение, согласно которому каждый студент, поступив в университет, получал экземпляр правил. В обязательстве выполнять определенные там постановления он давал «расписку в особо заведенной для сего книге» [49]. В следующих параграфах отмечалось, что студенты обязаны соблюдать в зданиях и учреждениях университета определенного порядка. При этом каждому из них необходимо было постоянно посещать сборную зала, для знакомства с содержанием выданных руководством учебного заведения распоряжений и приказов. их невыполнение, как подчеркивалось в правилах, «... не может оправдываться их незнания» [49].

В следующем параграфе отмечалось, что каждый воспитанник должен сообщать канцелярию проректора, в какой части города, на какой улице и в каком доме он проживает. При изменении своего места жительства студент должен был поставить в известность университетское руководство о свой новый адрес. Постоянное посещение лекций также было одной из составляющих, определенных в правилах и напечатанных на обороте матрикула. При этом, во время занятий им запрещалось показывать как свое положительное отношение к преподавателю, так и выражать недовольство. Также, для того, чтобы получить разрешение на посещение лекций, студенты должны выполнить перечень определенных условий, предусмотренных правилами.

частности, они обязывались приходить в университет чистыми и опрятными, оставляя верхнюю одежду в отведенном для этого месте. При входе в аудиторию профессора или руководства - вставать, при встрече с этими лицами в коридорах и залах университета расступаться перед ними «... для свободного прохода, и вообще оказывать знак уважения, Общепринятые в отношениях младших перед старшими» [49].

Также студенты предупреждены через правила, напечатанные на обратной матрикула, о запрете курить табак в коридорах и других помещениях университета. Не позволялось «произносить в университете публичные речи» [50]. Студенты считались отдельными посетителями университета, а потому им запрещались любые корпоративные действия. В связи с этим не разрешалась «... подача адресов, присылке так называемых депутатов, выставления студентами каких бы то ни было обгявлений, учреждение каких бы то ни было обществ, библио-тек, читален, касс, собраний Не только в Университете , но и вне Университета »[50]. Причастность к любому тайного кружка, подчеркивалось в правилах, влечет немедленное исключение из учебного заведения «... с воспрещением им вступать вновь в какое-либо гражданское или военное учебное заведение и с подчинением их в местах жительства или родины надзора полиции» [50].

Здания университета, оговаривалось дальше, предусмотренные только для преподавания и слушанию университетских лекций. Запрещались при входе в университет по в самом помещении, любые сборы, театральные представления, концерты и т.п.. А также "не дозволяются в зданиях Университета никакие посторонние Университета учреждения, НЕ состоящее в заведывание Университетский начальства, как-то: особые студ?? Нческие библиотеки, читальни, вспомо-гательные или ссудные кассы и т.п. »[50].

Студентам строго запрещалось самовольно выезжать из города. Нарушителей имели право освободить университета. В учебное время студенты могли взять отпуск. Она бралась только с согласия проректора и не должна была превышать 29 дней. Лиц, не вернулись вовремя без уважительной причины из отпуска, также исключали из университета.

В правилах на обороте матрикула был указан и перечень наказаний, которые налагались на воспитанников, при нарушении ими определенных университетским руководством порядков. Так, студенты за проступки подлежали: замечанию, выговору приказа об увольнении в год, но с правом вступления немедленно в другое учебное заведение за пределами Киева. Сюда же входило «... удаление на один год с тем, чтоб в течении из того времени НЕ Принимать ни в здешний

Университет, ни в какое-либо другое висшее учебное заведение »[50] и исключение из университета без права в течение трех лет быть принятым в другие учебные заведения.

Один из параграфов содержал положения о пребывании свободных слушателей в университете. В частности, в документе отмечалось, что эти лица имеют свободный вход в места, где читаются лекции, и в учебно-вспомогательные учреждения университета только по билетам. За пределами университета, как посторонние слушатели, так и студенты, подчинялись общим полицейским и судебным учреждениям.

Также стоит отметить, что в 26 пунктов определенных руководством университета главными, были включены и положения, касающиеся и самого матрикула. В частности, каждый студент, находясь в университете, должен был иметь при себе матрикул и билет для входа на лекции. Замеченных в нарушении этого правила имели право освобождать «... из Университета, как не желающих подчиняться Университетский правилам» [51]. По требованию проректора или его помощника, студент обязан показать свой матрикул.

Но уже в 1880 г. в университете Св. Владимира состоялось несколько студенческих беспорядков, вызванных введением в 1879 г. новых правил для студентов [52, с.1086 - 1092], «... виразившиеся в угрозах попечителей и в Намерение НЕ посещать лекции »[53]. В результате, попечитель Киевского учебного округа счел необходимым выдавать отпуска раньше срока, «снабжая студентов вместо матрикул полугодовимы билетами на жительство, с правилами для их обязательного исполнения» [53].

частности, в одном из таких экземпляров билета на жительство отмечалось, что на основе утвержденных министром народного просвещения правил от 26 октября 1879 выдан студенту университета Св. Владимира юридического факультета Габриэлю Иакову Розенбергу этот билет на проживание в Киеве от указанного ниже числа до 15 января 1881 По окончании этого срока, а также по выбытию его с университета, билет должен был возвращаться инспектору студентов. Киев. 9 сентября 1880 Инспектор студентов императорского университета Св. Владимира [54].

Подытоживая изложенное, приходим к выводу, что высшая школа была тем звеном, с помощью которой государство могло контролировать все составляющие жизни студенческой молодежи, способствуя тем самым ограничению их политической активности. Под надзор государства студенты попадали с момента их поступления в учебное заведение. Одним из средств воздействия на поведение и жизнь студентов, царское правительство видел четкое регулирование правовых норм, зафиксированных в различных нормативно-правовых и других документах официального характера. Положения, были сформированы как в документах, которые выдавались на уровне Министерства народного образования, так и внутренне университетского происхождения, в точности регламентировали не только ход учебного процесса, но и контролировали поведение воспитанников за его пределами. Одним из них был и матрикул, именно с помощью которого закладывались основы будущего правового статуса студентов, что нашло свое отражение и сегодня. Так, если по правилам университета Св. Владимира студентом признавалась только лицо, имевшее установлен матрикул, то испытывая изменений структуры и содержания в течение десятка лет этот документ и сегодня, но уже как зачетка, остается неотъемлемым и самым главным документом студента.

Литература

Педагогический словарь /Под ред. действительного члена АПН Украины М.Д. Ярмаченка. - К.: Педагогическая мысль, 2001. - 516 с.

Словарь иностранных слов /Сост.: С.М. Морозов, Л. Шкарапута. - К.: Наукова думка, 2000. - 680 с.

Знциклопедический словарь: [в 41 т. 82 полуто.] /Издатели Ф.А. Брокгауз и И.А. Эфрон. - СПб.: Типо-Литография И.А. Ефрона, 1890 - 1904. - Т. 18 [полуто. 36] малолетства - Мейшагола. - 1896. - 958 с.

Словарь современного русского литературного языка. - Т. 6: Л.-М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1957. - 1460 с.

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: современное написание: В 4 т. Т. 2: И-О /В.И. Даль. - М.: ООО «Изд-во« Астрель », 2003. - 1280 с.

Большая Знциклопедия /Под ред. С.Н. Южакова. - 4-е изд., Стереотип. - СПб.: Просвещение, Б.г. - Т. 12: Ландау-Меламед. - 794 с.

Толковый словарь русского языка /Сост. В.В. Виноградов и др.; Под ред. Д.Н. Ушакова. - М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей. - Т. 2: Л - Ояловеть. - 1938. - 1039 с.

Куньч З.И. Универсальный словарь украинского языка. - М.: Учебная книга - Богдан,

- 848 с.; Современный словарь иностранных слов /Сост.: А.И. Скопенко, Т.В. Цимбалюк - К.: Доверие,

- 789 с.; Большой толковый словарь современного украинского языка [Сост .. и гл. ред. В.Т. Бусел]. - М.; Ирпень: ВТФ "Перун", 2004. - 1440 с.; Знциклопедический словарь Русского библиограф-ческого «Института Грант». II Стере?? Тип. издание; Под ред.: (до 33 томах) проф. Ю.С. Гамбарова, проф. В.Я. Железова, Н.Н. Ковалевского, С.А. Муромцева, К.А. Тимирязева. Т. 28: Майкопский отдел - минералогия /Ред. и зкспедиция Русского библиографического «Института Грант». - М.:

б.г. - 703 с.; Словарь иностранных слов и выражений /Авт. - Сост. Е.С. Зенович. - М.: ООО «Изд-во Астрель»; ООО «Изд-во АСТ», 2004. - 778 с. и др..

Тихомирова Л.В. Юридическая знциклопедия. Изд. Пятый, доп. и перераб. /Л.В. Тихомирова, М.Ю. Тихомиров /Под ред. М.Ю. Тихомирова. - М.: Юринформцентр, 2006. - 972 с.; Большой Российский знциклопедический словарь. - М.: Большая Российская знциклопедия, 2005. - 1888 с.

Пономарев С. Доюбилейные киевские студенты /С. Пономарев //Киевлянин. - 1885. - № 22. - С. 1 - 5.

Щетинина Г.И. Послужные списки как исторический источник. В составе профессоров в пореформенной России /Г.И. Щетинина //История СССР. - 1977. - № 1. - С. 84 - 96.

Щетинина Г.И. Алфавитный списки студентов как исторический источник. Состав универси-тетского студенчества в конце XIX начале века /Г.И. Щетинина //История СССР. - 1979. - № 5. - С.110 - 126.

Шульгин В.Я. История Университета Св. Владимира /В.Я. Шульгин. - СПб.: Типография Рюмина, 1860. - 230 с.; Спекторский Е.В. Столетие Киевского университета Св. Владимира /Е.В. Спек-торским. - Репро. воспр. изд. 1935 года. - М.: Изд.-полигр. центр «Киевский университет», 2007. - 104 с.; История Киевского университета [Отв. ред. А.З. Жмудский]. - М.: Изд-во Киевского университета, 1959. - 628 с. и др..

Фроммета Б. Очерки по истории студенчества в России. /С предисл. В.В. Водовозова. - СПб. /М.: Изд. Т-ва М.О. Вольф, 1912. - 134 с.

Историко-статистические Записки об ученых и учебно-вспомогательных учреждениях импера-торским Университета Св. Владимира (1834 - 1884). - Изданы под ред. проф. В.С. Иконникова. - М.: Типогр. император. Ун-та Св. Владимира, 1884. - 416 с.

Искра Л.М. Б.Н. Чичерин и университетский вопрос в начале 60-х годов XIX века /Л. Искра Л.М. //Российские университеты в XVIII - XX веках. - Воронеж, 1999. - Вып. 4. - С. 29 - 50.

Посохов С.И. Регламентация студенческой жизни в университетах Российской империи: вопросы историографии //Краеведение. - 2000. - № 1 - 2. - С. 112. - 115.

Брокгауз Ф.А Русский биографический словарь: ил. изд.: совр. версия /Ф.А Брокгауз, И.А. Эфрон /Т. Ямпольская и др. [подгот. текста]. - М.: ЗКСМ, 2007. - 927 с.

Материалы для истории гонения студентов при Александре II. Изд. 4. [Сборник]. - Лейпциг:

З.Л. Каспирович, б.г. - 183 с.

С именем Святого Владимира. В 2 кн. Кн. 2 /Ред. В. Короткий, В. Ульяновский. - М.: Завет, 1994. - 453 с.

Иванов А.Е. Студенчество России конца XIX - начала XX века: Социально-историческая судьба /

А.Е. Иванов /РАН, Институт российской истории. - М.: Российская политическая знциклопедия (РОСПЗН), 1999. - 416 с.; Иванов А.Е. Студенческая корпорация России конца XIX - начала XX века: опыт культурной и политической самоорганизации /А.Е. Иванов. - М.: Новый хронограф, 2004. - 408 с.

Петров Ф.А. Формирование системь Университетский образования в России. В 4 т. - М.: Изд-во Моск ун-та, 2002 - 2003. - Т. 1: Российские университеты и Устав 1804 года, 2002. - 416 с.; Т. 2: Становление системы университетских образования в России в первые десятилетия XIX века, 2002. - 816 с.; Т. 3: Университетская профессура и подготовка Устава 1835 года, 2003. - 480 с.; Т. 4: Российские университетм и люди 1840-х годов. В 2 ч. Ч. 1: Профессура, 2003. - 584 с.; Студенчество, 2003. - 464 с.

Первые правила для студентов Университета Св. Владимира как источник изучения социально-правового положения студенчества /И.И. Чигирик //Вестник Академии труда и социальных отношений Федерации профсоюзов Украины. - 2006. - № 3. - С. 212-219.

Чигирик И.И. Министерская инструкция 1835 Университета Св. Владимира как источник изучения правового статуса студентов в первые годы деятельности учебного заведения /И.И. Чигирик //Вестник Академии труда и социальных отношений Федерации профсоюзов Украины. - 2009. - № 2. - С. 161 - 170.

Чигирик 1.1. С. Университетский устав 1863 как источник изучения правового состояния студентов университета Св. Владимира /И.И. Чигирик //Вестник Академии труда и социальных отношений Федерации профсоюзов Украины. - 2009. - № 4. - С.148 - 156.

Об учреждении в Киеве Университета с наименованием Императорского университета //Сборник постановлений по министерства народного просвещения - Т. II: Царствование императора Николая I. 1825 - 1855. Отделение первое 1825 - 1839. - СПб.: Типогр. Император. академии наук, 1864. - С. 474 - 478.

Государственный исторический архив г. Киева (далее - ГАК), ф. 16 оп. 465, д.. 1 а, л. 1-12.

Там же, оп. 276, д.. 341, 3 н. - 4 л.

Там же, д.. 470, л. 2 - 8.

Там же, оп. 369, д.. 41, л. 33.

Там же, л 36.

Там же., оп. 478, д.. 33, л. 61.

Центральный государственный исторический архив Украины в Киеве (далее - ЦДИАК Украины), ф. 707, оп. 1, д.. 672, л. 1.

Там же, л 2.

Там же, л. 30 - 30 н, л. 35.

Там же, л 30.

Там же. - 30 н.

Там же, л 36.

Там же. - 31 н.

Там же, оп. 24, д.. 411, л. 19-19 в. н.

ГАК, ф. 16 оп. 305, д.. 150, арк.40.

Сборник постановлений и распоряжений начальства по университету Св. Владимира и прочим Русским университетам. Составленных секретарем Совета Университета Св. Владимира В.В. Вин-Динг. - Киев: В университетское типографии, 1872. - 320 с.

Правила для учащихся в университете Св. Владимира (Четвертое издание). - Киев: В университетское типографии, 1867. - 33 с.

ГАК, ф. 16 оп. 368, д.. 43, арк.7.

Там же, д.. 39, л. 2.

Там же, л. 2 - 2 н.

Там же, д.. 43, л. 2 - 38.

Там же, д.. 39, 3 н. - 4 н.

Там же, 3 н.

Там же, л 4.

Там же. - 3 н.

Правила для студентов Императорского Российских университетов: Московского, Харьковского, Новороссийск, Казанского и Св. Владимира //Сборник распоряжений по Министерством народного просвещения. - Т. VII: 1877 - 1879. - СПб.: Типогр. Императ. Акад. наук, 1905. - С. 1086-1092.

ЦДИАК Украины, ф. 707, оп. 261, д.. 46, л. 40.

ГАК, ф. 16 оп. 369, д.. 11 л. 4.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: