Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Социогрупповая структура гражданского общества
статті - Наукові публікації

Гавриленко И.М.
докт. фипос. наук, профессор кафедры социопогии и социального управления ЛПСВ ФПУ

В статье рассматривается взаимосвязь и взаимовлияние социогруповои структуры и общего социального порядка в гражданском обществе, а также влияние отдельных социальных групп на содержание и направленность социальных процессов в обществе.

Ключевые слова: гражданское общество, социогрупова структура, социальные группы, социальные ресурсы, классовая функция, религиозные группы, этносы.

На возможность возникновения, стабилизации и развития гражданского общества влияет много факторов, социогрупова структура общества является при этом одной из важнейших. Следует это из того обстоятельства, что социогрупова структура общества вообще доминирующим фактором, определяющим профиль и качество определенного общества. В свою очередь, сама социогрупова структура общества состоит из достаточно неоднородных групп, каждая из которых имеет свое влияние на социальный порядок в зависимости от его социальной силы. Последняя при этом определяется тремя обстоятельствами: величиной, т.е. размером некоторой группы, ее внутренней консолидация (определяются общей ангажированностью членов данной группы в ее ценностные ориентации, регламентивни правила, отношением к контролю, уровнем признания, престижа и одобрения) объемом контролируемых этой группой социальных ресурсов или ее ресурсной вооруженностью. К числу последних относятся финансы (капитал), собственность, средства производства и потребления, технология и техника, в том числе военная и др.. В рассматриваемом здесь отношении особое значение имеет идентичность группы, то есть определение им своих коллективных интересов, потребностей, надежд и стремлений. Иногда при этом получает специфическое значение вера (для конфессиональных групп), тендерная психология и классовая идеология.

Наибольшей силой влиять на содержание и направление протекания процессов имеют классы, этносы и конфессии. Благодаря тому, что эти группы наиболее многочисленные или уже консолидированы, или имеют вполне реальные возможности достичь надлежащей консолидации. Благодаря возможности контроля над весьма эффективным консолидационным ресурсом: классы - идеологией, этносы - культурой, конфессии - верой. Но при этом следует осуществить некоторые уточнения. Идеология является важным консолидационный, и, в этом смысле - силовой, ресурс в основном для подчиненного класса. Господствующий класс, будучи всегда более консолидированным, имеет также дополнительный ресурс силового давления на другие группы, располагая особенно мощные социальные ресурсы - финансы (капитал), собственность (особенно средства производства) и милитаристские ресурсы. Значение для утверждения воли господствующего класса имеет также его способность контролировать такой ресурс как государство, прежде всего ее репрессивные механизмы и милитаристский ресурс. Для этноса консолидирующим инструментом является этническая культура, в принципе способна трансформироваться в идеологию, то есть стать средством идентификации, консолидации и определение другой группы в качестве врага или оппонента. Конфессия способна, при соответствующих социальных предпосылках, трансформировать в агрессивно консолидирующий, идентифицирующий и мобилизующий фактор религиозную веру. Следует при этом отметить, что ни этнос, ни конфессия не становятся при этом классами, а естественный культурный продукт их коллективной деятельности (культура и вера) не становятся непосредственно идеологией, они только играют роль идеологии, так же как эти группы (этнос и конфессия) не становятся полностью классами, а лишь берут на себя классовую функцию в том случае, если классы такого общества на данном этапе исторической эволюции не могут, учитывая те или иные обстоятельства, взять на себя полностью или даже частично классовую функцию.

Итак, наиболее очевидным, важным и достаточно мощным фактором всех социальных процессов или качественных состояний является социогрупова структура. Можно по этому поводу даже сказать, что ее можно рассматривать как первопричину или, по меньшей мере, определяющий фактор. В том менее смысле, что она составляет базу всех других социальных структур и процессов. В свою очередь, среди всех групп социогруповои структуры, важное место принадлежит трем группам. Это - классы, этносы и конфессии (религиозные группы). их решающий или доминирующее влияние на социальный порядок и его реальную или потенциальную трансформацию, в свою очередь, определяется величиной этих групп, а также их реально уже существующей или потенциально возможной консолидация. Первый показатель (величина группы, ее размер) определяет, образно говоря, потенциальную силу или кинетическую энергию. Поэтому эти группы (классы, этносы и концепции ") является или уже действующими или потенциально возможными участниками социальных конфликтов, как и уровня социального примирения. Имея потенциально возможный или реально проявленный существенное влияние на общее состояние социальных процессов, эти группы также доминирующим фактором формирования гражданского общества.

Гражданское общество можно определять по-разному. Самая простая и наиболее очевидная его признак - право, правопорядок и справедливое судопроизводство. Ведь гражданское - это такое общество, которое способно к саморегуляции своих отношений, в том числе конфликтных или спорных интересов. Уровень его гражданственности определяется, следовательно, уровнем его способности руководствоваться обычаем, правом, социальным опытом и действующим правопорядком [4]. Неудивительно поэтому, что значительная часть обществоведов расшифровывает понятие «Гражданское общество» наиболее простым и очевидным способом: это - обществограждан, то есть такое общество, где персональные, коллективные и формально-бюрократические или формально-административные субъекты относительно других является прежде носителями определенных, защищенных законом прав.

Понятно однако, что социальные отношения в рассматриваемом здесь отношении можно рассматривать и как борьбу этих правосубьектив за собственное влияние на правопорядок и действующее судопроизводство с тем, чтобы как можно больше приспособить их к своим интересам. Чем больше существующий правопорядок и его судебной процедуры выражают его интересы, тем больше они будут признаваться и защищаться этими социальными субъектами. И наоборот: уровень способности определенных социальных субъектов защитить свои интересы определяет их уровень влияния на формирование права и правопорядка.

Возникает вполне справедливый в этом контексте вопрос: как проявляется описанная ситуация в деятельности таких крупных социальных групп как классы, этносы и конфессии? Насколько подвержены и насколько способны они формировать выгодный для себя социальный порядок? В общем виде ответ на эти вопросы должно носить конкретно ситуативный характер и определяется тем, с каким именно классом мы имеем дело в данном конкретном случае. Понятно, что класс, как носитель определенного экономического интереса будет в определенном социальном порядке лишь настолько, насколько он гарантирует ему его (интереса) удовольствие. И настолько он может воздействовать на направлении его (социального порядка) реконструкции или реформации в желательном для себя направлении. Здесь все зависит от того, с каким именно классом - господствующим или подчиненным - мы имеем дело. Понятно, что интересы господствующего класса гораздо лучше защищены как с помощью силовых механизмов государства через контроль над ее репрессивными органами, так и с помощью косвенных правовых и судебных механизмов (прямые коррупционные действия - подкуп судов и государственных чиновников, опосредованное давление, личные знакомства, просьбы, консультативная помощь адвокатуры и др.).. Несколько упрощая ситуацию, можно констатировать, что господствующий класс, особенно его элитная верхушка при любых предпосылок способны прямо или косвенно реализовать свои права. Поэтому их существующая правовая система и судебной процедуры интересуют в последнюю очередь: ведь они способны защитить свои интересы при любом правопорядка и судопроизводства и даже без них, если это будет выгодно, полезно или необходимо. Следовательно, они далеко не лучшие строителя и защитники гражданского общества именно как общества граждан, отношения которых базируются на сети закона и права. В этом контексте мы видим, что чем выше сугубо классовыми показателями (собственность, власть, престиж) находиться определенная фракция данного класса, тем меньше она объективно нуждается и субъективно требует действует в направлении развития гражданского общества [5].

Принципиально иной выглядит ситуация угнетенного класса. Дефицит контролируемых им ресурсов заставляет его полагаться на государство и право как основных защитников своего коллективного интереса. В этом аспекте чем розробленишою и совершенной существующая в данном обществе правовая система и судопроизводство, тем его интерес будет более защищенным. Итак, интерес этого класса состоит в том, чтобы выступать абстрактным субъектом абстрактного (т.е. - формального) права. Однако формальная совершенство права (текстовая качество законов) гарантирует далеко не все. Существенно больше зависит от реального судопроизводства, т.е. справедливого применения права как одинакового критерия для одинаковых (в правовом отношении) индивидов или коллективов (точнее - субъектов права). Именно здесь и начинается реальная несправедливость и реальная неравенство, поскольку в действие вступают такие важные инструменты как правовая компетентность, уровень образования, способность оплатить судебные издержки или нанять компетентного адвоката, социальный опыт, связи, партийная принадлежность и др.. Следовательно, чем больше экономически и социально (культурный капитал) богатый человек, тем больше он защищен, тем более она способна влиять на формальный правопорядок и реальное судопроизводство. И только бедные, люмпен-пролетарские, наиболее маргинализированные слои подчиненного класса равнодушны к праву. В этом отношении возникает интересный социально-гражданский феномен: люмпенизированный слои подчиненного класса настолько равнодушны к праву и гражданского общества, как же к нему равнодушны самые элитные слои господствующего класса [3, с.78-81]. Но внешнее сходство их позиции имеет противоположные социальные основы: господствующая элита безразлична к праву и гражданского общества потому, что удовлетворяет свой коллективный интерес при любых социально-правовых предпосылок; люмпен-пролетарсь-ки слои примерно в такой же пропорции равнодушны к праву и гражданского общества потому, что не способны удовлетворить коллективный интерес при любых предпосылок.

Вопреки этим «крайним» классам, средний - это такой класс, который вообще способен удовлетворить коллективный интерес только и исключительно при наличии хорошо разработанной правовой системы и достаточно совершенного в своем реальном функционировании судопроизводства. А это в свою очередь гарантируется наличием демократического контроля. Следовательно, право и демократия основные, даже - доминирующие, механизмы или инструменты социального взаимодействия среднего класса. Гражданское общество, таким образом, есть реальная потребность и изысканий идеал этого класса, оно является адекватным ему социокультурной средой, предпосылкой и социальным базисом его появления и существования. Понятно, что рядом с?? Осконалим правопорядком и справедливым судопроизводством важными для этого класса остаются такие его класотворчи механизмы как частное (мелкая и средняя) собственность, демократия, развитая адвокатура, рынок, поддерживаемые государством и другими формальными инстанциями частные и гражданские инициативы.

По своему назначению этносы являются группы, основным общественным назначением которых является производство, воспроизводство и трансформация культуры. В свою очередь культура наиболее эффективен интегративный ресурс. Ведь интеграция базируется на определенной коллективной идентичности, где культура является главным показателем и фактором. Итак, этносы по своему социальному назначению есть группы общественной консолидации, интеграции и идентификации, где язык и культурный символизм доминирующими механизмами. Учитывая то, что гражданское общество предполагает высокий уровень солидарности его групп и даже формальных структур, очевидно, культура здесь той «прокладкой», которая смягчает возможные межгрупповые противоречия, усиливает взаимное позитивное восприятие и оценку, способствует совмещению социальных статусов, ролей и уровней престижа. По нашему мнению, культура является тем «смазкой», которым «просикаються» существующие социальные группы и другие структуры, чтобы быть лучше прилегающими друг к других и легче переносить возможно «социальное трения» (недоразумения, споры, взаимные претензии, неприязнь или отрицательные взаимные ожидания ).

Однако это не означает, что средний класс является некий миротворец, во всех случаях, даже когда нарушаются его природные коллективные интересы, действует исключительно как способен на любую защиту благодетель. Есть такие фундаментальные для него вещи, посягательство на которые он готов защищать достаточно активно и в пределах контролируемых им ресурсов. К ним относятся: право собственности (кстати, идеология «священного» права собственности преимущественно группируется на ментальных предпосылках именно этого класса) и демократия (как право избирать и быть избранным) самоценность человека (как показатель относительной защищенности) публичность судебной процедуры (как надежда донести до широкой общественности нарушения прав и свобод, которыми этот класс дорожит особенно активно) свободная пресса (как возможность презентовать публично свои интересы, надежды и специфически «середньокласови» ценности типа порядок, трудолюбие, усидчивость, ответственность, социабельность, общительность, честность, вознаграждение, уважение (престиж) и др.).. Однако ограниченность (размер) и низкая эффективность (возможность произвести соответствующее влияние, подать и защитить их коллективный интерес) контролируемых этим классом ресурсов существенно снижает их социальный активизм и коллективную боевитость. В результате этот класс (благодаря этому он также пользуется соответствующим уважением в других социальных субъектов) стремиться к преимущественно словесно-идеологических форм социальной борьбы, представляя, защищая и утверждая свой коллективный интерес в словесно-образно символических формах: устный и печатный дискурс; использование средств массовой информации; межличностных, межгрупповых и межсубъектная коммуникация; художественные произведения и искусство вообще; локальные общественные акции узко специализированной направленности требований и деятельности.

зависимости от того, какая из указанных социальных групп (класса, этноса, конфессии) наибольшая и консолидированная, способна решающим влиять на существующий социальный порядок, она также определять общий социальный профиль гражданского общества. Это означает, что он будет преимущественно классовым, преимущественно этническим или преимущественно религиозным. Итак, на базовые ценностные ориентации, образ жизни, характер социальных отношений, культурный символизм, бытовую поведение, досуг и решающим образом влиять класс, этнос или конфессия. Относительно актуальной украинской ситуации оно (гражданское общество) будет выглядеть прежде, преимущественно как «украинского», «пролетарское» или «христианское».

Особое значение имеет то, какая именно группа является базовой для государства данного общества, то есть на чьи (какой группе) ожидания ориентируется данное государство, интересы какой именно группе она выражает, культуру какой именно группе оно (государство) воплощает в своем внешнем учета . Это обстоятельство приобретает особое значение, когда могущество одной из этих групп усиливается настолько, что она становится господствующей группой этого общества. В таком случае она задает внутреннее содержание, а также определяет внешний учет всего социального порядка. Государство тогда находится под ее (данной большой социальной группы) полным (тотальным) контролем, а общий социальный порядок общества становится тоталитарным социальным порядком этой группы. Трансформируя на свой лад и в соответствии со своим коллективного интереса социальный строй данного общества, такая группа настолько растворяется в нем, что она становится система-творческим (определяющим, базовым) элементом данного общества, задавая природу его специфической формы тоталитаризма. Он становится социоцентрическую, этноцентрической или религии-центричным тоталитаризмом, историческими конкретными формами которых в недавней истории были советский тоталитарный социализм, гитлеровский нацизм, исламский религиозный шахизм. Отсюда следует, что идеальным (желаемым, изысканий) гражданским обществом является такое, в котором отсутствует доминирующая группа, а государство и политический режим испытывают равномерное, уравновешенный на основе демократической взаимодействия, влияние разнородных социальных групп.

На основе проведенного анализа приходим к следующим выводам:

взаимосвязанная совокупность взаимодействующих в д?? Ном обществе больших социальных групп составляют его (общества) социогрупову структуру

определяющими группами социогруповои структуры любого общества являются классы, этносы и конфессии, поскольку они являются самыми большими по размеру и уже или потенциально способны к консолидации

одна из этих групп (классов, этносов или конфессий) иметь решающее влияние на существующий социальный порядок. В зависимости от этого он (социальный порядок) будет как внешнее сходство культурного профиля с данной группой, так и соответствующий (адекватный) внутреннее содержание

приобретая значительного социального воздействия, одна из этих групп в перспективе может достичь полного (всестороннего и всеобъемлющего) воздействия на данный социальный порядок, вызвав в нем полную зависимость от себя и став в результате этого доминирующим социополитическим фактором данного общества. Тоталитарное перерождение такого общества полностью перекрывает все возможности для формирования в нем гражданского общества

идеальной или нормативной должна быть такая ситуация, когда в обществе отсутствует доминирующая большая социальная группа. Именно в этом случае становится возможным изысканий гражданское общество - гармоничное (в отношениях между группами) и уравновешенное (между своими составными частями).

Литература

Антонова-Турченко А.Г. Как выжить среди конфликтов /А.Г. Антонова-Турченко. - М.: Лотос, 1997. - 278с.

Андреева Г.М. Социальная психология /Г.М. Андреева. - М.: ВЛАДОС, 1997. - С. 64-100.

Гавриленко И.М. Социология, Кн.2: - Социальная статика /И.М. Гавриленко. - К.: КНУ, 2000. - С. 134-142.

Веренко И.С. Конфликтология /И.С. Веренко. - М.: ВЛАДОС, 2001. - 416 с.

Вудкок М.В. Раскрепощенньий менеджер: Для руководителя /М.В. Вудкок /Пер. с англ. Д.А. Фрэнсис-М.: Научньий мир, 1991. - 189 с.

Данченко А. Социальный конфликт: Основные направления его проявления /А. Данченко //Новая педагогическая мысль. - 1999. - № 4. - С. 15-17.

Зайцев А.К. Социология: учеб. для юрид. вузов. 3-е изд. /А.К. Зайцев - М.: УИСД, 2001. - С. 250.

Здравомыслов АГ. Социология конфликта /АГ. Здравомыслов. - М.: АО «Аспект пресс», 1994. - 317 с.

Зигерт В., Лонг Л.П. Руководить без конфликтов /АВ.Зигерт, Л.П. Лонг. - М., 1990. - 265 с.

Крылов А.А. Социология Учебное пособие /А.А. Кириллов - М.: Знание, 1995. - 290 с.

Краснов Б.И. Конфликтьи в обществе /Б.И. Краснов //Социально-политический журнал. - 2000. - № 5. - С. 14

Лазор В.П. Понятие трудовых споров, конфликтов и их исковой и неисковые характер /В.П. Лазор //Право Украины. - 2002. - № 7. - С. 90

Матвиенко В.Я. Социальные технологии /В.Я. Матвиенко. - М.: Научный мир, 2001. - 446 с.

Москвичев С.Г. О личности руководителя и мотивации его деятельности /К. Москвичев. - М.: Логос, 1994. - 347 с.

Науменкова С. Рынок социально-экономических услуг: основные тенденции развития /. С. Науменкова //Киевские ведомости. - 2005. - № 17. - С. 6-10

Назарова Н.С. Социология /Н.С. Назарова. - М.: Лотос, 1992. - 99 с.

Немков Р.С. Психология /Р.С. Немков. - М.: МГИМО, 1998. - С. 377.

Олейник А.Р. Социальная политика: особенности взаимодействия СМИ с социальной сферой. Конфликты /АР.Олейник //Сегодня. - 2006. - № 33. - С. 8-9.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: