Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Борьба с инакомыслием в годь хрущевской «оттепели» в работах украинских исследователей
статті - Наукові публікації

Нинопаець Ю.А.
докт. истор. наук, доцент кафедры экономической теории Винницкого государственного аграрного университета

В статье проанализированы основные раб отечественных исследователей, в которых освещается процесс борьбы с инакомыслием в годы хрущевской оттепели.

Ключевые слова: инакомыслие, хрущевская «оттепель», десталинизация, культ личности Сталина, репрессивные меры, внутрипартийная демократия.

Хрущевская «оттепель» с процессом десталинизации способствовала определенному смягчению давления власти на общество, однако непоследовательность реформаторской деятельности, проблемы социально-экономического развития вызвали сопротивление в трезвомыслящих людей, которые могли критически осмысливать окружающую действительность. С целью сохранить незыблемость власти партийной верхушки над советским обществом высшее руководство государства, не надеялось на бурную реакцию рядовых коммунистов и беспартийных на раскрытие преступлений сталинизма, вынуждено было прибегнуть к репрессивным методам. Они направлялись на борьбу с инакомыслием, которая должна обеспечить четкие границы критики культа личности и ограничить критическое восприятие деятельности партии в целом. Эти события получили определенное освещение в трудах постсоветских историков, которые до последнего времени еще не были подвергнуты историографическом анализа. Поэтому целью данной публикации является определение состояния исследования борьбы с инакомыслием в годы хрущевской «оттепели» в трудах украинских ученых.

Ученые советского периода были поставлены в тесные рамки, чем современные ученые. Ведь критика культа личности в советской научной литературе не должна касаться основ советского строя и не сотворить сомнений в способности партии и ее лидеров управлять обществом. Поэтому наряду с критическими замечаниями в адрес сталинского руководства, но без анализа причин появления и последствий существования культа личности, в научных исследованиях много внимания стали уделять восхвалению партийного руководства общественно-политической жизнью в целом, а не под влиянием определенных партийных лидеров, и необходимость безусловного выполнения партийных решений. Кроме этого, пропагандировался принцип коллективности руководства и необходимость расширения полномочий партийных органов на местах для сохранения сильного партийного влияния и демонстрации борьбы за преодоление негативных последствий культа личности Сталина. Этими действиями ученые должны были способствовать незыблемости в обществе мнения о прогрессивности марксистско-ленинской теории построения государства, для которого культ личности был лишь «случайным» явлением. Ученые доказывали, что советское государство имела высокий уровень развития промышленности и сельского хозяйства и, как результат этого - высокий жизненный уровень и социальную защиту населения. Такие заслуги приписывались деятельности Коммунистической партии, а ошибки и промахи ее руководителей в свете этого должны были выглядеть довольно бледно по сравнению с достижениями страны под их руководством.

Уже через несколько месяцев после XX съезда КПСС высшим политическим руководством были приняты решения, которые направляли партийные организации, силовые структуры на любое противодействие оппозиционным настроениям различных слоев населения. Обсуждение письма ЦК КПСС от 19 декабря 1956 «Об усилении политической работы партийных организаций на местах и ​​прекращения вылазок антисоветских враждебных элементов» в низовых партийных организациях вылилось в громкую идеологическую кампанию, в ходе которой сводились на нет те положительные достижения, которые были достигнуты в процессе десталинизации страны. В освещении общественно-политических процессов отечественными учеными такая политика высшего руководства отразилась в усилении внимания к совершенствованию организации политической пропаганды и агитации.

Определенные суждения относительно границ возможной критики советской действительности и роли XX съезда в направлении общественно-политических процессов в СССР высказывались советскими исследователями, изучали различные аспекты партийной работы и пропаганды в регионах. Оценивая значение XX съезда КПСС для общественно-политической жизни страны, В.В.Горак указывал, что он устранил препятствия, связанные с культом личности, и восстановил ленинские нормы партийной жизни [1]. Но какие именно препятствия имел в виду автор в его работе не было. Больше о этом писали авторы, касались в своих исследованиях различных вопросов, связанных с развитием внутрипартийной демократии. Так, О.И.Неделин, указывая, что в практике местных парт-организаций во времена правления Сталина проявились такие негативные методы руководства как администрирование, бумажная писанина, засидательська суета, нежелание считаться с мнением рядовых коммунистов, отмечал, что начало решения проблем нарушения норм внутрипартийной демократии положил XX съезд КПСС, а важным показателем восстановления ленинского принципа коллективного руководства было регулярный созыв конференций, пленумов партийных комитетов и участие коммунистов в обсуждении партийной политики и определении мер по ее осуществлению [2].

В.П.Шкварець акцентировал внимание на необходимости усиления лекционной пропаганды для выполнения решений XX съезда партии, считая, что таким образом можно обеспечить охват партийной пропагандой большого количества советских людей [3]. Изучая идейно-политическую деятельность парторганизаций Донбасса среди рабочих в пятой пятилетке Н.Н. Меженин указывал, что в тот период лекторы, докладчики, агитаторы разъясняли марксистско-ленинское понимание ро?? И народных масс, партии и отдельных личностей в истории. Подчеркивали несовместимость марксизма-ленинизма с идеалистической теорией и практикой культа личности, что превращала того или иного деятеля в героя и одновременно приуменьшала значение партии и роли народных масс и вела к снижению их творческой активности [4]. Следует отметить, что реформы М ^ рущова, критика культа личности Сталина, произведя в целом положительное влияние на историческую науку, не уволили ее от несвойственных идеологически пропагандистских и комментаторской функций.

Одобренный в декабре 1956 вышеупомянутый документ, а также Закон СССР от 25 декабря 1958 «Об уголовной ответственности за государственные преступления», введение в уголовные кодексы союзных республик статьи об ответственности за «антисоветскую агитацию и пропаганду», многочисленные инструкции и рекомендации КГБ при Совете Министров СССР, Генпрокуратуры СССР, Верховного Суда СССР, подведомственных их республиканских органов сформировали правовую основу для продолжения репрессивной деятельности. Тотальный контроль осуществлялся не только по конкретным действиям и намерениями отдельных представителей оппозиционных сил, но даже над мыслями и настроениями, которые бытовали среди населения. Частности строго наказывались попытки собственной оценки событий и явлений в общественной жизни, деятельности руководящих органов партии и государства, изложенные в многочисленных жалобах и заявлениях в адрес ЦК КПСС, Президиума ВС СССР, СМ СССР, республиканских и местных организаций.

После начала процесса перестройки и в первые годы независимости хрущевская «оттепель» выступала как символ ослабления давления советской командно-административной системы, была средой, в которой воспитывались и активно начали работать шестидесятники и диссиденты. В трудах отечественных историков становится заметной амбивалентность в оценке периода «оттепели» и лица тогдашнего партийного лидера, а позиция ученых становится более взвешенной и обоснованной. Процесс свертывания демократических преобразований и либерализации политической жизни в советском государстве получил научное осмысление лишь в трудах постсоветских ученых и ученых украинской диаспоры, поскольку в советский период эта тема вообще не рассматривалась.

В работе В.Барана «Украина после Сталина» в подразделе «Зигзаги либерализации» освещены кампанию против деятелей украинской интеллигенции, которые активно выступали в защиту родного языка и культуры, показан механизм травли художников и давления на них. Автор обрисовал положение национально сознательной интеллигенции в годы правления М ^ рущова, показав, что несмотря на украинское происхождение, партийный лидер, как и его предшественники, не поддерживал «Украинское возрождение». Автор подробно остановился на процессе русификации в период «оттепели», критикуя школьную реформу 1959 г. по предоставление права родителям выбирать язык обучения своих детей. Он изложил негативные последствия этого нововведения, результат которых ощущается и до последнего времени. Анализируя морально-политическое состояние общества

В.Баран сделал правильный, по нашему мнению выводу, что «оттепель» породила надежды и принесла разочарование, поскольку процесс обновления общества проходил крайне непоследовательно. А молодежь, которая почувствовала вкус свободы, стремилась дальнейшего развития демократии. И этажность реформ, то, что они не касались основ тоталитаризма, а положение республики существенно не изменилось, привели к поискам других путей достижения национального суверенитета [5].

В другом исследовании В.Барана проанализирована деятельность советских карательных органов против представителей украинского национального движения. В параграфе «Становление диссидентского движения» автор остановился на освещении и оценке судебных дел по обвинению в «антисоветской деятельности», указывая, что на рубеже 50-60-х годов продолжались аресты граждан, обвиняемых в политических преступлениях, а в начале 1960-х годов количество так называемых антисоветских проявлений существенно возросла, особенно после принятия правительством решения о повышении цен на мясомолочную продукцию. В работе представлены объемные статистические данные по количеству антисоветских выступлений и проанализированы их динамику с показом особенностей направления в разные периоды [6].

В монографии В.Барана и ВДаниленка отдельный раздел посвящен давления власти на общество в период хрущевских реформ. Ученые отмечают, что смягчив режим, власть наращивала усилия по нивелированию культур народов СССР. Здесь проанализированы процесс свертывания новой волны украинизации рядом с преследованием активных деятелей украинского национального движения [7].

Тщательное исследование репрессивной деятельности в годы «оттепели», совершенное ЮДанилю-ком и О.Бажаном, позволило авторам сделать вполне взвешенного выводу, что политические репрессии второй половины 50-80-х годов хотя и уступали репрессиями начале 50-х годов , однако приобретали Не менее уродливые формы. Вследствие этого в тюрьмах и лагерях, специальных психиатрических больницах оказывались наиболее активные деятели национальных и религиозных движений, все, кто по своим убеждениям не могли и не хотели повиноваться жесткой и всевластными системе [8].

Комплексный анализ процесса деятельности репрессивно карательного аппарата государства в годы «оттепели» осуществлен в специальном подразделе «Рецидивы террора в годы хрущевской« оттепели »коллективного труда« Политический террор и терроризм в Украине », авторы которой проанализировали правовые документы того времени, эт Вязаное продолжение репрессий, механизм их проведения и направленность поопределенных категорий населения. В исследовании дана оценка репрессивной деятельности спецслужб, проанализированы общественные настроения, которые становились объектом репрессивной деятельности. Можно вполне согласиться с общим выводом, выборочные репрессивные меры спецслужб позволили правящему режиму заблокировать свободную политическую активность граждан, подавить забастовочное движение и на определенный и весьма непродолжительное время стабилизировать ситуацию в стране [9].

Процесс русификации украинской культуры, преследования представителей умственного труда за «вольнодумство», «упаднические настроения», «изолированность от большой радости советского бытия» показано в коллективном труде В.А.Гриневича, В.М.Даниленком, С.В. Кульчиць кого-либо и О.Е.Лисенка. Авторы проанализировали реакцию представителей украинской интеллигенции в репрессивную деятельность со стороны государственных органов, показали, каким образом обеспечивалась изоляция от общества творческих, мыслящих, неравнодушных к судьбе Украины людей. В их работе содержится анализ политических процессов над ними, прослеживается механизм получения заявлений о «покаяние» от представителей украинского национального движения [10].

Подытоживая вышеизложенное, приходим к выводу, что в украинской историографии в целом отражен процесс свертывания либерализации политической жизни, выяснено объективные и субъективные его причины. Учитывая исследования жизненного пути Хрущева показана роль десталинизации в обеспечении ему победы в политической борьбе со своими оппонентами. Ученые детально проанализировали механизм политических репрессий и давления на инакомыслящих. По нашему мнению, в будущих исследованиях следовало бы определить, какую роль сыграло изменение курса правящей верхушки на отказ от неизбежности третьей мировой войны, с одной стороны, а с другой, - на конфронтацию со странами Запада в укреплении личной власти Хрущева и в свертывании демократических преобразований в обществе.

Литература

Горак В.В. К историографии организаторской работы партии в области пропаганды и внедрения передового опыта в сельскохозяйственном производстве Украины //Наук. труды по истории КПСС. - М., 1968. - Вып. 26. - С. 106.

Неделин А.И. Осуществление ленинского принципа коллективного руководства местными партийными органами: (Из опыта работы партийных органов украинской части Донбасса в 1956-1961 гг) //Наук. труды по истории КПСС. - М., 1973. - Вып. 61. - С. 109.

Шкварець В.П. Массово-политическая работа партийных организаций на селе (1959-1965 гг) //Наук. труды по истории КПСС. - Вып. 20. - М., 1968. - С. 96.

Меженин Н.Н. Идейно-политическая деятельность парторганизаций Донбасса среди рабочих в 5-й пятилетке //Наук. труды по истории КПСС. - М., 1970. - Вып. 41. - С. 122-123.

Баран В.К. Украина после Сталина: Очерк истории 1953-1985 гг /В.К. Баран. - Львов, 1992. - С. 43-57.

Баран В.К. Украина 1950-х - 1960-х гг эволюция тоталитарной системы. - Львов, 1996. - С. 135-153.

См..: Баран В.К., Даниленко В.М. Украина в условиях системного кризиса (1946 - 1980-е гг) //Украина сквозь века. - М., 1999. - Т. 13. - С. 131-134.

Данилюк Ю., Бажан А. Оппозиция в Украине. - М., 2000. - С. 388.

Политический террор и терроризм в Украине. XIX-XX вв.: Исторические очерки /Д.В.Архиерейський

О.Г.Бажан, Т.В.Бикова и др..; отв. ред. В.А.Смолий. - М., 2002. - С. 776-788.

Шаповал Ю.И. Украина 20-50-х годов: Страницы ненаписанной истории. - М., 1993; Украина и Россия в исторической ретроспективе. - В 3 т. - Т. 2: Советский проект для Украины /В.АГриневич, В.М.Даниленко, С.В.Кульчицкий, О.Е.Лисенко. - М., 2004. - С. 470-495.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: