Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Американские концепции отношений США и стран Восточной Европьи в условиях революционньих изменений на рубеже 80-90-х годов
статті - Наукові публікації

Корниенко А.Ю.
аспирантка кафедры новой и новейшей истории зарубежных стран Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

Статья содержит новые концептуальные установки в подходах США к восточноевропейским странам на условиях революционных изменений, которые произошли в регионе на рубеже 80-90-х годов. Представителями американского политико-академического истеблишмента были разработаны направления восточноевропейской политики США после геополитических изменений в Европе вследствие «бархатных революций».

Ключевые слова: регион, Восточная Европа, международные отношения, «бархатные революции».

Новый этап восточноевропейской политики США, связан с политическими изменениями в странах региона, начался весной 1989 г. В частности, первые демократические преобразования стран Восточной Европы, особенно в Польше и Венгрии, в американском обществе воспринимались как часть общего феномена деятельности М . Горбачева. Это влияло на то, что определение официального политического курса в отношении стран региона происходило в контексте отношений США - СССР и Запад - Восток. Но переговоры «круглого стола» между представителями польского правительства и оппозицией, начались 5 апреля 1989 в Варшаве, поставили на повестку дня для США вопрос о формировании новых подходов американской политики по восточноевропейских стран как ответной реакции на важные политические изменения в регионе. Активизация процессов либерализации в Польше и Венгрии способствовали тому, что эти страны рассматривались в структурах власти США не только как государства, где происходят радикальные политические и экономические преобразования, но и как модели и пример перехода от коммунистической формы правления к демократии [8, p.2 ].

Изменения в Польше и Венгрии имели большое значение для американских интересов, поскольку несли в себе как определенные перспективы, так и угрозы для США. Поэтому трансформация восточноевропейской политики США предусматривала обсуждение проблемных вопросов, обусловленных как внутренними, так и внешними факторами. Прежде всего, таким проблемным вопросом было нарушения прав человека коммунистическими режимами и проблемы, связанные с эмиграцией из стран Восточной Европы [12 p.337]. Именно препятствие свободному передвижению гражданам из стран Восточной Европы расценивалась как значительное нарушение прав человека. Кроме того, внимание высшего законодательного органа США привлекали нарушения прав человека правительством Н. Чаушеску в Румынии, неоднократные репрессии чехословацких властей против диссидентов, болгарский политика принудительной ассимиляции турок, противоречия между сербами и албанцами в Косово. Однако Конгресс отреагировал на это осуждающее резолюциями и постановлениями [3, p.19].

Такая форма внешнеполитической деятельности как предоставление финансовой помощи восточноевропейским странам в период до 1989 г., применялась редко и была скорее случайной, чем систематической. Но, начиная с середины 1989 г., политическая ситуация в Восточной Европе изменилась, и именно финансовая помощь, как форма реализации внешней политики США в этом регионе, оказалась в центре внимания как законодательной, так и исполнительной власти. Хотя экономическая помощь США все еще рассматривалась как своеобразный ответ на проблему эмиграции из Восточной Европы, однако среди политической элиты США распространенной становилась мысль, что кредиты должны стать важным инструментом, который будет влиять на развитие Восточной Европы в целом [17, p.76].

Ввиду того, что Восточноевропейский регион все еще рассматривался в контексте американо-советских отношений, основной темой, которая широко обсуждалась в американском обществе и политических кругах, была возможность возвратности изменений в Восточной Европе и масштабы советского влияния на них. Стоит отметить, что этот вопрос в равной степени беспокоило представителей как исполнительной, так и законодательной власти США. Осторожность и наблюдательность были отличительными особенностями позиции США в отношении событий в Польше и Венгрии весной 1989 г. Так, на пресс-конференции 30 мая 1989 в Брюсселе американский президент на вопрос о реакции США на возможное военное вмешательство СССР в восточноевропейские дела отказался это комментировать и выразил надежду, что повторение венгерских событий 1956 г. в Восточной Европе не произойдет [15 p.642].

Одновременно с массовым увлечением демократическими процессами, происходившими в странах Восточной Европы, и с ростом открытости СССР в американских политических кругах наблюдалось тревожное ожидание того, что в регионе возможно воспроизведение тоталитарных тенденций. Поэтому в указанный период в процессе формирования новой восточноевропейской политики часть конгрессменов считала, что вряд ли СССР позволит Восточной Европе стать независимой. По мнению профессора В. Луерса, летом 1989 еще не было гарантий того, что «железный занавес» вновь не опустится. Он объяснял, что между Советским Союзом и Восточной Европой осталась тревожная неопределенность, которая, по его мнению, проявлялась в том, что «доктрина Брежнева» продолжала существовать ». «СССР говорит о том, что социализм должен оставаться как экономическая система в регионе. Акцентировалось внимание на том, что не будут применять силу в Восточной Европе до тех пор, пока эти страны уважать социалистический выбор »[17 p.50]. Опасения вызывали и связи между Восточной Европой и Советским Союзом в военной и разведывательной сферах, а также возможность использования технологий СССР, передаваться странам Восточной Европы как средство помощи в борьбе с влиянием Запада [3, p.34].

С подаетсяльшим развитием процессов либерализации в Восточной Европе неопределенность относительно будущих преобразований в регионе уменьшалось. Большинство в Конгрессе, как и в Палате Представителей, так и в Сенате, уже соглашалась с тем, что тенденции, которые стали имеющимися в Восточной Европе, доказывают о необратимости изменений. Однако распространенной становилась мнение относительно законодательного закрепления механизмов, которые временно приостанавливали предоставление помощи Польше и Венгрии на случай их отказа от политического и экономического реформирования или если их международная деятельность окажет неблагоприятное для американских интересов характер [3, p. 34].

Проблемным вопросом, что стоит перед США 1989 г., была дилемма о продлении или прекращении так называемой политики дифференциации, ранее одним из определяющих доктрин восточноевропейской политики США. Еще осенью 1988 г. известный американский политолог С. Ларраби отмечал, что необходимо пересмотреть «политику дифференциации» [6, p. 171]. Как оговаривал на слушаниях в Палате Представителей Дж. МакАдамс, «дифференциация» никогда не имела прямого отношения к Восточной Европе. Это был лишь инструмент для своеобразного награждения определенных восточноевропейских стран по их отграничения от СССР [11 p. 9]. Другой американский специалист К. Богдан замечал, что «дифференциация» базировалась на признании того, что страны Восточной Европы отличались не только от СССР, но и друг от друга. Но в целом, по его мнению, содержание «политики дифференциации» в период революционных изменений в регионе указывал на начало позитивной эволюции американо-восточноевропейских отношений [2, p.59].

Главные критерии новой «политики дифференциации» активно обсуждались в академических и политических кругах США. Среди традиционных были названы независимость от Москвы и обеспечения прав человека. Однако был сформулирован и новый критерий - экономические реформы, которые в новых условиях становились главной детерминантой развития сотрудничества между США и в той или иной страной Восточной Европы. По мнению директора исследовательского проекта отношений Восток - Запад М. Мандельбаума, «дифференциация» должна базироваться преимущественно на внутриполитических и экономических достижениях восточноевропейских стран и не зависеть от их внешней политики [4, p.60].

года в академической общине США активно велась дискуссия между представителями двух различных подходов к будущей роли США в трансформационных процессах.

Первый из них предполагал медленное вовлечение США в трансформационных процессов в странах Восточной Европы. Как отмечал М. Блитц, директор политических и социальных исследований в институте Xадсон, осторожность администрации Дж. Буша была вызвана, прежде всего, желанием не подталкивать СССР к использованию силы, могло затормозить освобождения Восточной Европы. По его мнению, эта осторожность и медлительность тормозила предоставления Польше и Венгрии экономической и организационной помощи [1, p.222].

Другой подход предусматривал активное привлечение США к трансформационным процессам в Восточной Европе. Сторонники более активной роли США аргументировали общую заинтересованность Запада в том, чтобы реформы в регионе достигли своей цели, иначе Европу ожидает значительная нестабильность. Необходимость прямого вовлечения США в дела региона также объяснялась потребностями стран Восточной Европы заключенных увеличении размеров помощи, направленной на поддержку реформ и стабильности. Звучали и предложения по внедрению нового «плана Маршалла» для стран Восточной Европы - мультимильярднои программы западной помощи. Идея нового «плана Маршалла» была достаточно распространенной среди той части конгрессменов, которую не удовлетворяли те масштабы помощи Восточной Европе, которые предлагались администрацией и Конгрессом. Реализация этой идеи рассматривалась как ответ на моральный вызов и своеобразный тест на место США в мире, менялся [3, p.35]. Итак, главной целью активного присоединения США к процессам в Восточной Европе было сохранение роли мирового лидера.

Активизация контактов между странами Восточной и Западной Европы была одним из факторов, повлиявшим на трансформацию подходов США по Восточной Европы, стала рассматриваться уже в контексте американо-западноевропейских отношений. Поэтому один из вопросов, который живо обсуждался в американских политических кругах, состояла в том, имеют США поощрять западноевропейские страны играть ведущую роль в этих процессах, или, может, взять эту роль на себя.

Между представителями исполнительной и законодательной власти была налицо определенная единодушие относительно внедрения определенных условий, при которых восточноевропейские страны могли получить экономическую помощь.

В апреле 1989 г. Дж. Буш акцентировал внимание на том, что помощь Запада предоставляться странам Восточной Европы параллельно либерализации в экономической и политической сферах [10 p.432]. На слушаниях в Палате Представителей 12 июня 1989 отмечалось, что реакция США и Запада на события в регионе должна быть обусловленной выполнением как политических, так и экономических реформ [16 p.16]. А на слушаниях 27 июня 1989 детализировалось, что западная помощь без структурных реформ в самых восточноевропейских странах угрожала повторить опыт 70-х годов XX в., Когда большие кредиты предоставлялись без каких-либо условий относительно реформ, а только поддерживали статус-кво в регионе. Поэтому, по утверждению К. Каммана, помощника госсекретаря по проблемам СССР и Восточной Европы, сначала должны быть проведены внутренние реформы, а потом уже поступать западная помощь [4, p.57].

Первая законодательная инициатива Конгресса относительно Восточной Европы была в?? Сунуть в марте 1989 г., когда член Палаты Представителей С. Гиббон ​​предложил распространить режим наибольшего благоприятствования в торговле на Венгрию на следующие 5 лет [3, p.31]. Но более подробно вопрос предоставления этого статуса стало обсуждаться лишь в июне 1989 г., когда политические изменения в Венгрии и Польше стали более существующими и нуждались действенной экономической помощи извне.

Апрельские (1989 г.) переговоры «круглого стола» в Польше были первой определяющим событием, с которой начинают отсчет восточноевропейские революции. Как уже отмечалось, именно эти переговоры привели и активизацию восточноевропейского направления внешней политики США. Так, 24 марта и 17 апреля 1989 состоялись заседания Совета национальной безопасности, на которых обсуждался вопрос помощи Восточной Европе. Результатом этого стало провозглашение президентом Дж. Бушем 17 апреля 1989 во время речи в г. Xамтрамку (штат Мичиган) «пакета помощи» Польши. Дж. Буш сделал обзор развития ситуации в Польше и

Венгрии, подчеркивая, что события, которые происходили в Польше, заслуживают поддержки со стороны США. Президент провозгласил несколько шагов, которые США должны ввести для содействия процессу реформ [5, p.465].

Основные положения этой программы помощи были напечатаны в «Нью-Йорк Таймс» в форме восьми положений. Основные действия предусматривали:

снятия тарифов на определенные товары польского импорта, по общей системе преференций

обеспечения гарантий со стороны ОПИК (Корпорация частных капиталовложений за рубежом) на займы для американского бизнеса в Польше

организация программы по содействию распространению американских частных инвестиций в польского частного сектора с привлечением Департамента коммерции, администрации с малого бизнеса, американских бизнес организаций

разработка новых обменных и кооперативных программ для поддержки польского частного сектора

поддержка новых условных займов МВФ

рассмотрение вопроса займов для поддержки польского частного сектора в Международной финансовой корпорации

решения вопроса об облегчении условий уплаты внешнего долга с учетом коммерческой стоимости в скидках неуплаченного долга Польского банка

координации пересмотра сроков уплаты внешнего польского долга со странами - членами Парижского клуба [7].

Следующим шагом законодательных инициатив Конгресса был законопроект, предложенный членом Палаты Представителей Д. Фассел 16 июня 1989 Его целью было именно внесение поправок в закон о внешней помощи (1961 г.). Этот законопроект, также принятый Палатой Представителей 29 июня 1989, был попыткой реформировать существующую систему внешней помощи иностранным государствам. В законопроекте содержалось предложение распространить на Польшу и Венгрию разрешение пользоваться гарантиями ОПИК. К нему были включены ассигнования 15 млн. долларов, которые должны были быть начальной суммой в программе оказания помощи этим двум странам. Оба законопроекта Л. Гамильтона и Д. Фас-деревни были представлены в Комиссию Сената по внешним делам 11 июля 1989 и ожидали дальнейшей сенатскую резолюцию [3, p.36]. Однако они так и не были санкционированы Сенатом.

Уже летом 1989 г. предоставление помощи отдельным странам Восточной Европы рассматривался в контексте общей помощи Запада участием США в многосторонних финансовых учреждениях. Однако основное внимание уделялось чисто американской поддержке.

октября 1989 результат работы 58 членов Палаты Представителей был подан на рассмотрение председателем Комитета по иностранным делам Д. Фассел. Законопроект, который должен первоначальное название «Инициатива 1989 польский и венгерский демократия», соединил в себе предложения, изложенные в законопроектах от 20 и 29 июня, которые уже прошли через Палату представителей, а также предложения президента от 8 сентября и несколько инициатив членов Палаты по поводу стимулирования торговли, технической помощи, распространения программ развития частного сектора, демократического устройства Польши и Венгрии. Как отмечалось в обобщающих материалах «Конгресс и внешняя политика», этот законопроект был принят с большими трудностями: наиболее сложным и дискуссионным вопросом была проблема так называемых грузовых преференций (т.е. иметь льготы суда США, поставляя товары в помощь) [9, p.1259 ].

Законопроект «Инициатива 1989 польский и венгерский демократия» неоднократно обсуждался в Конгрессе. Окончательный вариант под названием «Закон о поддержке восточноевропейской демократии 1989» санкционировал сумму помощи на 930 млн. долларов для двух стран на 1990-1992 финансовые годы, включая помощь структурному реформированию и частному сектору, с торговыми, инвестиционными и экологическими программами, программами развития демократических институтов, поддержки трудоустройства, культурного и учебного сотрудничества. Администрация президента и Конгресс согласились ассигновать на

финансовый год 659 млн. долларов, что было проведено через закон от 21 ноября 1989 [14]. 28 ноября законопроект был подписан президентом и стал законом.

В Конгрессе и администрации президента США никто не мог предположить, что в течение нескольких месяцев после принятия «Закона о поддержке восточноевропейской демократии», ассигновала помощь только для Польши и Венгрии, возникнет такая же потребность и для стран Восточной Европы. Как уже отмечалось, наиболее неожиданные события произошли после того, как сессия Конгресса завершилась. Поэтому принятие дополнительных законов, которые соответствовали бы новой политической ситуации в Восточной Есть?? Рассоле, когда не две, а больше стран отказались от коммунистической власти, было отложено до начала следующей сессии.

Однако в декабре 1989 г. правительство США было вынуждено отреагировать на кровавые события в Румынии, предоставив 500 тыс. долларов Международному комитету Красного Креста, а потом еще 250 тыс. долларов для приобретения медикаментов. Кроме того, сформировалась группа из пяти консультантов для оказания помощи новому румынскому правительству определить потребности в немедленной помощи и скоординировать деятельность США в этом направлении [13 p.1742].

Использовав другой законопроект, а именно: Закон «ППРО необходимую помощь демократии в Панаме» от 14 февраля 1990, Конгресс дополнил уже принят Закон «О поддержке восточноевропейской демократии». Эта поправка санкционировала 10 млн. долларов в помощь организации и контроля за весенними выборами в других восточноевропейских странах [12 p.340].

Таким образом, основные шаги по законодательному закреплению изменений в американской восточноевропейской политике были осуществлены в конце 1989 г. В первой половине 1990 г. лишь вносились поправки принятым законам, объяснялось распространением процессов политической и экономической либерализации не только в Польше и Венгрии, но и в других странах Восточной Европы. Так началось воплощение выработанной политики.

В ходе формирования новой восточноевропейской политики были определены ее основные принципы: сохранение «политики дифференциации», которая приобретала другое значение в новой геополитической ситуации; условный характер финансовой помощи странам Восточной Европы; активное присоединение США к политическим процессам, которые происходили в Европе.

Основные законодательные усилия 1989 были направлены на утверждение финансирования помощи Польше и Венгрии, поскольку именно эти страны первыми отошли от коммунистической форме правления и рассматривались Соединенными Штатами в качестве модели для других восточноевропейских стран. После длительных дискуссий был принят Закон «О поддержке восточноевропейской демократии 1989», которым учитывалось большинство предложений как Конгресса, так и президента. В первой половине 1990 г. новые сформулированы принципы американской восточноевропейской политики были закреплены и произошло законодательное доработки оказания помощи другим странам региона. Кроме того, определилась участие США в многосторонних международных организациях и группах, которые также принимали активное участие в содействии процессам либерализации региона.

Литература

Blitz M. Letter from America: President Bush's Foreign Policy //Government and Opposition. - 1990. - Vol. 25 X2 2.

Bogdan C. Crossing the European Divide //Foreign Policy. - 1989. - Summer, No 75.

Congress and Foreign Policy. 101 US Congress. Committee Print. -Washington: US Government Printing Office, 1990.

Developments in Eastern Europe, June 1989. 101 US Congress. House of Represenatives. Committee on Foreign Affairs. Subcommittee on Europe and the Middle East. Hearing. 27 June, 1989. - Washington: US Government Printing Office, 1989.

Gates R. From the shadows: the ultimate insider's story of five presidents and how they won the Cold war. - N.Y.: Simon and Schuster, 1996.

Larrabee F.S. Security challenges on Europe's eastern periphery //America and Europe: a partnership for a new era /Ed. by David C. Gompert and F. Stephen Larrabee. - Cambridge: Cambridge University Press, 1998.

New York Times. - 1989. - April 18.

Polish and Hungarian Democracy Initiative of 1989. 101 US Congress. House of representatives. Committee on Foreign Affairs. Report. 16 October, 1989. - Washington: US Government Print Office, 1989.

Remarks at the Annual Meeting of the Boards of Governors of the International Monetary Fund and World Bank Group. September 27, 1989 //PPPUS. G.Bush. - Vol.2, 1989.

Remarks to Citizens in Hamtramck, Michigan. April 17, 1989. //PPPUS. G.Bush. - Vol.1., 1989.

Roundtable Discussion on Recent Developments in East Germany. 101 US Congress. House of Represenatives. Committee on Foreign Affairs. Subcommittee on Europe and the Middle East. 21 November, 1989. - Washington: US Government Printing Office, 1989.

Schuerch W. The Congressional Role in United States Assistance Policy in Central-East European Economies in transition //East-Central European Economies in transition /Ed. by Hardt J. and Kaufman for the joint Committee, Congres of the US. - N.Y.: M.E.Shapre, 1995.

Statement by press secretary Fitzwater on the situation in Romania. 27 December, 1989 //PPPUS. G.Bush. - Vol. 2, 1989.

Support for East European Democracy (SEED) Act of 1989. 101 US Congress. House of Represenatives. Conference Report. 17 November, 1989. - Washington: US Government Printing Office, 1989.

The President's News Conference Following the North Atlantic Treaty Organisation Summit Meeting in Brussels. May 30, 1989. //Public Papers of the Presidents of the United States. George Bush, [flam - PPPUS] - Vol.1., 1989. - Washington: United States Government Printing Office, 1990.

Trade Relations with Poland and Hungary. 101 US Congress. House of representatives. Committee of Ways and Means. Subcommittee on trade. Hearing. 12 June, 1989. - Washington: US Government Printing Office, 1989.

U.S. Foreign Policy Toward Eastern Europe. 101 US Congress. Senate. Committee on Foreign Relations. Subcommittee on European Affairs. Hearing. 26 July, 1989. -W.: US Government Printing Office, 1989.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: