Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Профсоюзное движение на Волыни в межвоенньий период (1921-1939 гг.)
статті - Наукові публікації

Кучерепа MM
профессор Волынского национального университета имени Леси Украинский

Щебпюк С.
соискатель кафедры новейшей истории Украины Волынского национального университета имени Леси Украинский

В статье рассматриваются вопросы зарождения и развития профсоюзного движения на Волыни в межвоенный период 1921-1939 гг, которые в своих программах ставили своей задачей зихист рабоче-крестьянских интересов.

Ключевые слова: профсоюзное движение Волыни, западноукраинские земли, классовые течения, Комитет «Сельроб», «Профливиця».

Западноукраинские земли - Волынь, Восточная Галичина, Холмщина, Подляшье в межвоенный период находились в составе II Речи Посполитой. Захватив Волынь, польский режим свою дияльнисть направлял на то, чтобы в недалеком исторической перспективе сполонизуваты ее полностью. В системе антиукраинских мероприятий главная роль отводилась наступления на украинскую школу, язык, культуру, национальные политические партии, общества, профсоюзные организации.

Войны начала XX в. нанесли тяжелый удар хозяйству края. Особенно тяжелой ношей послевоенное кризисный период легла на плечи трудового народа. Корреспондент газеты «Воля народа» так описывал положение волынского села: «Каждому, кто только проехал по селам Волыни, особенно над реками Стыром и Стоходом, бросаются в глаза большие разрушенные войной села. Многие семьи живет в землянках, военных бараках, а то и просто в блиндажах ... Вследствие таких негигиеничных условий жизни распространяется пятнистый тиф, золотуха, оспа и другие ... Печально выглядит наше село »[16]. Подобную картину изображали и другие газеты [2]. Не в лучших условиях оказалось чество, интеллигенция.

При такой сложной ситуации послевоенных лет происходило зарождение и развитие профессиональных союзов, главным в своих программах ставили защиту рабоче-крестьянских интересов. При этом следует отметить, что становление профсоюзного движения на Волыни происходило в других условиях, чем в Восточной Галичине. Как известно, профсоюзы в Галиции возникли еще в первой половине XIX в. и рабочие здесь уже приобрели определенный организационный опыт защиты своих социальных прав. На Волыни, которая до Первой мировой войны находилась в составе Российской империи, профсоюзное движение начал зарождаться значительно позже, в начале

ст. Однако здесь они вынуждены были действовать нелегально или полулегально. Захватив край, Польское государство, которое искусственно изолировали Волынь от Галичины, всячески преследовала деятельность профессиональных союзов. Например, профессиональный союз украинских частных чиновников Галиции («Супруги»), имевшая значительное влияние в Галиции, польские власти не допускали на Волынь. Только благодаря стараниям известного общественного и культурно-образовательного деятеля Антона Нивинского (1890-1946 гг) ячейки этого союза начали действовать и на Волыни [1, с. 51].

Развитие форм и организационной структуры профсоюзов в крае происходило под влиянием многих объективных политических и социально-экономических факторов. Прежде всего необходимо учитывать, что население Волынского воеводства по своей занятостью в основном оставалось аграрным. Здесь сельскохозяйственная занятость его составляла почти 80%.

В промышленности, на промыслах и транспорте на Волыни была занята незначительное количество взрослого населения. Велика была количество мелких кустарных предприятий. На каждом из них работало от одного до четырех ремесленников, а в мастерских - по два-три человека. Это указывает на низкий уровень развития фабрично-заводской промышленности. На Волыни преобладали отрасли, которые приносили прибыли при незначительных капиталовложениях. прежде всего - это лесная и деревообрабатывающая промышленность.

В начале 20-х годов XX в. на территории Волынского воеводства профсоюзное движение было в зачаточном состоянии. Учитывая сложность социально-экономической обстановки, низкий жизненный уровень, наемные рабочие начали довольно быстро организовываться для защиты своих интересов в профессиональные союзы. К середине 20-х годов в крае уже действовало несколько профсоюзных организаций. Это - профсоюзы железнодорожников, железнодорожных машинистов младше работников почты, телеграфа и телефона, работников пищевой промышленности, работников ателье по пошиву одежды, торговли, сахарной промышленности, гостиниц и гастрономического промысла, фармацевтов и др.. [14, с. 20-29].

Как видим, на Волыни, как и во всей Польше, профсоюзное движение был разделен на параллельные союза и центры. Крупнейшими профессиональными союзами были так называемые классовые. В начале 1925 во всей Польше они насчитывали 244 тыс. членов [17, с. 87]. Руководство ими принадлежало Польской социалистической партии (ППС). Многие работающих объединяли Союз профсоюзов, Польское профсоюзное объединение, Xристиянське профсоюзное объединение, Союз профсоюзов и др..

По идейно-политической ориентации профсоюза делились на национальные (националистические), общие (интернациональные), христианские (религиозные), проправительственные (санационные).

Основным для всех профсоюзов был профессиональный принцип профсоюзного строительства. Согласно ему рабочие одной профессии в пределах предприятия объединялись в низовые организации. Действовали и производственные принципы - объединение работников определенного производства (предприятия) без учета специальности. Первоначально этот принцип распространился среди рабочих небольших мастерских, а также в сфере сельскохозяйственного производства. В межвоенный период эффективным стал производственно-отраслевой принцип построения и деятельности профсоюзов.

Наибольшую активность в борьбе за влияние на профессиональные союзы проявляли левые силы. Коммунистические партии (КПП, КПЗУ, КПЗБ, «Сельроб», Независимая крестьянская партия) выполняли специальные задачи, программы, руководства, указания, директивы. Эти партии стояли на позиции международного принципа.

Одним из крупнейших профсоюзных объединений, сфера деятельности которого распространялась на всю Польшу, в том числе и на Волыни, был Союз профсоюзов. О популярности и распространения этого объединения указывает то. что уже в конце 1921 г. в его подчинении находились 32 всепольского отраслевые организации, насчитывавшие 445 774 человека [1, с. 80]. Союз профсоюзов составлял основу всей классового профсоюзного движения в Польше. К профобъединения принадлежали профсоюзные организации различных идейно-политических организаций. Влияние в нем были такие партии как ППС, КПЗУ, КПП, УСДП, Бунд, Поалей-Сион и другие политические группировки.

Центральная комиссия профсоюзов Польши для руководства профсоюзным движением на территории западноукраинских земель создала Окружную профсоюзную комиссию, действия которой распространялись на Львовское, Станиславское, Тернопольское и Волынское воеводства. Выделение профсоюзов украинских воеводств в отдельное подразделение профсоюзного движения в Польше определенной степени отражало влияние в Центральной комиссии польских социалистов, многие из которых разделяли идею украинской автономии в составе Польши.

Низшей воеводской организационной звеном профсоюзного движения были Советы классовых профсоюзов, возникали во всех воеводствах почти одновременно с образованием Окружной комиссии. Численность членов профсоюзов, объединенных Окружной Советом профсоюзов, в межвоенный период колебалась в пределах 30-45 тыс. человек [1, с. 82].

Кроме воеводских советов классовых профсоюзов, подчинялись Окружной профсоюзной комиссии, существовали также воеводские советы других профсоюзов.

Власти с подозрением относились к ним, внимательно следили за их деятельностью. На всех мероприятиях всегда присутствовали представители полиции. В случае малейшего нарушения законодательства профсоюзные активисты подвергались репрессиям, что отрицательно сказывалось как на активности профсоюзов, так и на их численности.

Термин «классовые профсоюзы» возник еще во времена господства Австро-Венгрии. Под словом «класс» понималась определенная группа профессиональных лиц, причем высокой квалификации. Впоследствии это слово позаимствовали марксисты. Но классовые профессиональные союзы Западной Украине существовали, не имея ничего общего с марксистским учением.

На уровне уездов по «классовыми» профсоюзами вели надзор уездные профсоюзные уездные управы. Например, такая управа действовала в Маневичах. Во внутренней структуре много «классовых» профсоюзов делились на мелкие профессиональные организации (отделы). Так, на большое количество таких профессиональных профсоюзов делилось профсоюзное объединение железнодорожников Луцка. Здесь в начале 20-х годов насчитывалось 23 профессиональных профессиональных ячейки [1, с. 86].

В отдельных случаях профессиональный разделение проводился и по национальной принадлежности рабочих. Большое количество рабочих-украинского находились в общепольских профессиональных союзах железнодорожных мастерских, строителей, сельскохозяйственных рабочих и деревообработчиков. К этим же союзов входили евреи, немцы, чехи.

Профсоюзы еврейских рабочих и служащих возникли в Луцке, Ковеле, Владимире, Ровно, Дубно и других городах. Еврейский профсоюзное движение, входивший в состав Союза профсоюзов Польши, знал периоды численного роста и спадов. Например, активно работала еврейская профсоюз швейных работников, которая насчитывала всего в Ковеле 119 членов, профсоюза работников торговли, строительства. Эти профсоюзы находились под влиянием Бунда и Поалей-Сион [11, л. 1].

Таким образом, хотя объединены в общепольском Союзе профессиональных союзах громко назывались классовыми, во многих случаях низовые их организации, в том числе и на западноукраинских землях, строились по национальному признаку.

Это касалось прежде ячеек еврейских рабочих и рабочей аристократии польской национальности (машинистов паровозов, полиграфистов и др.).. И все же в основе структурного деления профсоюзов преобладал профессиональный принцип. И на западноукраинских землях большинство низовых звеньев профсоюзных организаций состояла из рабочих разных национальностей: Украинская, поляков, немцев, чехов, нередко и евреев.

Особое место в профсоюзном движении Западной Украины принадлежало левой «классовой» течения, выступала под названием «Профливиця», которая распространяла работу среди действующих профессиональных союзов. Больше всего сторонников она имела в составе общепольского Союза профсоюзов.

Процесс организационного оформления Профливици оказался довольно затяжным. Ее низовые звенья возникли еще в июле 1919 г. при «классовых профессиональных союзах» в виде «красных групп и фракций», которые находились под влиянием профсоюзных отделов, действовавших при центральном, окружных и уездных отделах КПЗУ. Зависимость Профливици от коммунистического подполья ни была тайной для польского правительства, а потому он объявил ее вне закона. Весь межвоенный период профсоюз действовала за нелегальных условиях и жестоко преследовалась.

В начале 1932 Профливиця попыталась легализации. На этот раз устав и программа были выдержаны в духе лояльности к государству. Но попытка потерпела неудачу. С целью причинитьбега массовых арестов, преследований и расправ над членами организации, деятельность левой стала полностью конспиративной. В течение всего времени Профсоюзная левые подчинялась КПЗУ. При ЦК Коммунистической партии Западной Украины постоянно действующего профсоюзный отдел в составе шести человек.

Профсоюзная левые пыталась охватить своим влиянием все профессиональные союзы и привить их членам коммунистические идеи. В одних организациях она находила сторонников, в других - таковых не оказывалось. В этом сказывалось то, что большинство членов союза не была связана с производством, а только занималось подпольно агитацией и пропагандой, не придавало авторитета Профливици в рабочей среде.

По сравнению с другими союзами левые имела ограниченный штат руководства и мало-численное членство. Например, в 1930 году Главный краевой комитет состоял всего из четырех человек - генерального секретаря и трех заместителей. Возглавлял тогда союз Владислав Гомулка, который одновременно был и членом профсоюзного отдела при Центральном комитете коммунистической партии Польши. В 1933 Профсоюзная левые насчитывала 973 человека [1, с. 92]. Малочисленными были низовые организационные структурные единицы левой - участковые комитеты, которые в среднем насчитывали по 5-10 человек. Они создавались при заводских и фабричных профессиональных союзах с целью распространения так называемой классового сознания. Для этого использовались собрание «сторонников», подпольная пресса, брошюры, открытки.

Способствовало влияния левых деятелей в профсоюзном движении негативное отношение большинства местного населения к польской оккупации. Профливиця имела влияние и на крестьян Волыни.

С начала 30-х годов в связи с ростом безработицы Профливиця все больше внимания обращает на работу среди них, стремится подчинить себе их выступления. Заголовок безработицы становится едва ли не доминирующей в ее обращениях, открытках и воззваниях, в агитации среди занятых рабочих. С целью лучшей координации действий и выступлений безработных Профливиця создала комитет безработных.

В условиях экономического кризиса этот профсоюз выступала за сокращение рабочей недели без уменьшения недельного оклада, организации в больших масштабах общественных работ, увеличение количества рабочих на государственных предприятиях, переход в государственное управление недействующих предприятий, введение государственного контроля над предприятиями с целью уменьшения прибыли капиталистов . Государственная власть держала под постоянным контролем деятельность этого профсоюза, пытаясь заслать туда своих тайных агентов, так называемых конфидентами. Например, в информации из Дубно писалось: «Секретарем и фактическим руководителем отделений СПС в Дубно есть Бенедикт Войновский, который находится в постоянном контакте с административными властями и органами безопасности, информируя их о всех намерениях и согласовывая действия в конкретных случаях» [13, л. 12]. В информации из Луцка говорилось, что местная организация СПС при забастовок вела переговоры почти всегда в присутствии власти, при этом договоры об условиях окончания забастовок писались в старостве [13, л. 23]. Косто-польский староста сообщал о государственных подачки СПС [13, л. 22].

Основным для всех профсоюзов был профессиональный принцип профсоюзного строительства. Согласно ему рабочие одной профессии в пределах предприятия объединялись в низовые организации. Действовали и производственные принципы - объединение работников определенного производства (предприятия) без учета специальности. Первоначально этот принцип распространился среди рабочих небольших мастерских, а также в сфере сельскохозяйственного производства. В межвоенный период наиболее эффективным стал производственно-отраслевой принцип построения и деятельности профсоюзов.

Отрицательной чертой профсоюзного движения на Волыни была его разобщенность на мелкие союзы, чрезвычайно широкая амплитуда их политической ориентации. Определяющее влияние в этом имели многочисленные политические партии, искали поддержки и сторонников в рабочей среде. Например, Ковеля железнодорожники принадлежали к нескольким профсоюзных объединений, а именно: профсоюзы железнодорожников, союза железнодорожных машинистов, союзы кондукторов, объединение железнодорожных машинистов, беспартийной союза машинистов, федерации польских железнодорожников [9, л. 5]. На большое количество таких профессиональных профсоюзов делилось профсоюзное объединение железнодорожников Луцка. Здесь в начале 20-х годов насчитывалось 23 профессиональных профессиональных ячейки [1, с. 86].

Особое внимание профессиональные союзы уделяли социальной защите работающих. В особо тяжелом положении оказались рабочие и крестьяне западноукраинских земель, ставших экономическим придатком Польского государства. Здесь в первые послевоенные годы к общим проблемам приобщались трудности, вызванные разрухой, финансово-экономическим кризисом 1920-1924 гг Ее основной груз ложился на плечи трудящихся. Увеличивалось количество безработных, мизерные заработки съедала гиперинфляция. В то же время росло налогообложения, возбужденным оставались производственно-кооперативные связи многих предприятий. Безумный рост инфляции ставил в очень затруднительное положение все категории рабочих. Например, месячная зарплата столяра в августе 1923 составила 110 тыс. польских марок. Однако дороговизна росла еще более стремительными темпами и заработная плата было не сопоставлена ​​с ценами на основные продовольственные товары. Вот рыночные цены на продукты питания в один из дней января 1924 Буханка хлеба стоил -500 тыс. марок, литр молока - 400 тыс., килограмм говядины - 3 млн., сала -4 млн. сахара - 2 млн., картопдалее - 130 тыс., одно яйцо - 150 тыс. польских марок. Очень высокой была стоимость промышленных товаров. По пачку дешевых сигарет нужно было выложить 57 тыс. марок, за мужскую рубашку - 12 млн., костюм стоил 100 - 200 млн. марок и оставался для рабочего недостижимой мечтой [1, с. 21].

К тому же в сложных условиях владельцы часто «практиковали» нерегулярную выплату заработка, прибегали к замене его продуктами и другими товарами, нередко сомнительного качества и к тому же по повышенным ценам.

Практически на всех предприятиях грубо нарушались законы о 8-часовой рабочий день и статьи Конституции в деле продолжительности рабочего дня. Даже в материалах инспекторских отчетов отмечалось, что средняя продолжительность рабочей недели на промышленных предприятиях «восточных областей», то есть на западноукраинских землях, составляла 55,1 час. Это означало, что в среднем рабочий день длился 9 часов. 10 мин. Однако эта цифра была явно заниженной. В массе рабочих жалоб сообщалось о продолжительности рабочего дня - 12 и более часов.

Сложным было положение рабочих-строителей. Их рабочее время рос особенно в летний сезон. Даже на строительстве государственных объектов рабочие работали по 10 и более часов в сутки.

Профсоюзы Волыни активно выступали на социальную защиту работающих, при этом использовались различные формы и методы. Наиболее распространенными среди них были забастовки, антиналоговые кампании, празднование Первого мая, разного рода походы и манифестации, распространение листовок, обращений, написание различного рода заявлений, петиций. Особую остроту приобрела борьба профсоюзов в период кризисов. Например в первые месяцы 1924 бастовали рабочие швейных мастерских Дубна, Ковеля, Луцка, пекарен Ковеля и других компаний, требуя преимущественно или ликвидации задолженности по заработной плате, или ее повышения [3, л. 3, 13, 4, л. 2-3, 5, л. 2 6. л. 26]. Это указывает на то, что рабочие, ведя оборонительную борьбу, не прекращали одновременно частичных наступательных выступлений. Важно отметить, что эти выступления в некоторых городах закончились успешно для рабочих. Так, пекари Ковеля, портные Луцка добились повышения заработной платы [18, с. 75].

В беззащитному положении находились сельскохозяйственные рабочие, батраки. Практически не было законов, регулирующих трудовые отношения на селе. Рабочий день крестьян начинался еще до восхода солнца и продолжался вплоть до его захода, то есть целый световой день - 1516 год. Не имея других источников существования рабочие вынуждены были соглашаться на любые условия. В борьбе за права этой категории работников отмечалась профсоюз сельскохозяйственных рабочих, которая на Волыни стала одной из самых мощных. Ее организационное становление приходится на середину 20-х годов. Сначала сельскохозяйственные рабочие и батраки действовали разрозненно, а их выступления часто завершались поражением. Так, 31 мая 1926 на экономической основе взорвался забастовку сельскохозяйственных рабочих в Горо-хивському уезде в имениях Александра Шумовского в Замлищах и Николая Поплавского в Целевича. Однако уже на следующий день забастовщики вынуждены были возобновить работу без удовлетворения выдвинутых требований [10, с. 11-12]. Подобное имело место и во Владимирском уезде в с. Русне. Здесь местный крестьянин Савва Климьюк уговаривал односельчан не выходить на работу к владельцу имения Мосьцицкий. Он говорил: «Пусть пан пашет. Теперь есть правительство Пилсудского и земля будет роздана крестьянам, а если никто из селян не пахать, тогда господа будут вынуждены отдать им землю ». Против организатора полиция начала следствие и дело передали в прокуратуру [10, с. 17].

С целью предоставления борьбе крестьян организованный характер, защиты их экономических прав, на Волынь из Варшавы начали приезжать профсоюзные лидеры. В частности, в г. прибыл инструктор из столицы Юзеф Людвисяк, который провел здесь 29 августа 1926 организационное собрание. В своем выступлении он ознакомил присутствующих с задачами профсоюза, подробно рассказал о выгодах, которые получат те лица, которые станут членами организации. Частности оратор сказал: «Рабочий, который принадлежит к союзу, сможет заключать договор с пространствах-ником (помищиком. - Авт.) По условиям труда и оплаты, а в случае несоблюдения условий о-шарником сможет пожаловаться Инспектората труда, который, наказывая обшарника, заставит его выполнять заключенный договор.

Профсоюз сельскохозяйственных рабочих в договоре с обшарникамы ставит задачу, чтобы: 1) каждому работнику было выдано 14 центнеров ежегодно, а поскольку часть зерна уничтожится и отпадет при помола, то обшарник должно добавить еще 4 ц, что вместе составит 18 ц 2) каждый рабочий должен получить 1 морг земли, чтобы мог посадить овощи и картофель, 3) каждый рабочий должен получить пастбище для двух коров и одной нетели 4) каждое воскресенье обшарник должно выделять подводу для того, чтобы к костела (церкви) 5) если работник не может содержать корову, или не имеет пастбища, то обшарник должен дать ему в год 900 л молока, 6) если человек работает, то жена может не идти на работу, оставаясь дома с детьми, 7) в случае болезни работника или членов его семьи, то обшарник вызывает врача и оплачивает все лекарства, 8) в случае смерти работника обшарник оплачивает все расходы, связанные с похоронами рабочего или члена его семьи, 9) рабочий день в среднем за год составляет 9 часов. 20 мин., Но союз признает, что во время жатвы, когда рабочий должен работать дольше, а рабочее время определяется так: от первого до 10 июля рабочий идет на работу утром не ранее 6 часов. и работает до 12 часов. Между этим есть пивгединицу перерыва на второй завтрак и отдых. С 12 до 2 часов. - Обеденный перерыв. С 2 до 8 часов. вечера продолжается работа, а между этими часами устанавливается одночасовая перерыв на полдник и отдых. В декабре работник должен работать с 8 до 12 часов. Между этим временем устанавливается перерыв на второй завтрак. 12 марта в 2 часа. - Обеденный перерыв, после этого рабочий работает еще до 3 час. В случае невыполнения этих требований обшарником рабочий имеет право обратиться в суд с иском на него, в котором вместе с обшарникамы заседают три форнали и если будет принято решение о неуклонном выполнении условий договора, то решение суда передается на утверждение судьи, который должен это решение утвердить и это дело передается коморнику, который должен взыскать с обшарника все имущество работнику.

Принадлежность к союзу дает выгоду работнику в том, что обшарник вынужден дать рабочему жилье с полом и отоплением, достаточное количество топлива, а после 25 лет работы в обшарника, последний должен обеспечить работника до конца жизни »[12, л. 1].

Все присутствующие на собрании выразили желание пополнить ряды союза. Собрание закончилось криками: «Да здравствует союз сельскохозяйственных рабочих! Да здравствует инструктор Людвисяк! »[12, л. 1].

Днем основания профсоюза работников сельского хозяйства на Волыни можно считать 5 сентября 1926 В этот день в Луцке под руководством украинского сенатора польского парламента Александра Карпинского состоялся организационный съезд союза. Этот союз находила все больше сторонников, особенно среди безземельных крестьян [15, с. 2].

На Волыни украинские крестьяне устраивали так называемые сельскохозяйственные, лесные и школьные забастовки, выступали против повышения ярмарочных налогов.

Особой огласки здесь приобрела антиярмаркова акция. Инициатором ее проведения выступил член центрального комитета «Сельроб-единства» Xома Вачевський с Якубчич Луцкого уезда. 5 июня 1932 в Сильненському лесу он созвал нелегальные собрания с участием около 50 крестьян. На этом собрании принято решение о том, чтобы никаких налогов - ни местных, ни государственных не платить, а ярмарка в Олыке бойкотировать. После этого собрания были разосланы постановления к ячейкам «Сельроб-единства» в села Сильно Олыка, Поддубцы о том, чтобы эту акцию провести 8 июня, в день, когда должен был состояться ярмарка в Олыке.

Член Олицкого уездного комитета «Сельроб-единства» Ильчук Павел 7 июня организовал специальные вооруженные отряды из местных крестьян, 8 июня вышли на дороги, ведущие к Олыки и угрозами принуждали крестьян возвращаться домой. За это полиция арестовала 13 человек [7, л.1, 8].

Подобная акция была организована еще и 15 июня на дорогах между селами Скреготовка и Якубчици, где 20 вооруженных винтовками и палками людей вечером 14 июня не пропускали крестьян, которые ехали на подводах на ярмарку в Олыки, заставляя их возвращаться домой. За непослушание крестьян били, а товары, предназначенные для продажи, сбрасывали с подвод [7, с. 9].

Такие радикальные действия сельских активистов заставили польскую власть значительно снизить сборы за ярмарочную торговлю. Борьба крестьян не прекращалась. В 1934 на Волыни в крестьянской стачке участвовало 80 тыс. крестьян из 130 сел [19, с. 76-77].

Наиболее значительным выступлением крестьянства в 1936 г. был сельскохозяйственный забастовку в сентябре-октябре 1936 организованном коммунистической партией Западной Украины. Забастовка охватила более 300 тыс. крестьян. Мощный забастовку волынского крестьянства указывал на рост влияния рабочего класса и его партии на широкие крестьянские массы. Не случайно центром выступления стала Ковельщина, где коммунисты имели наибольшее влияние. Достаточно сказать, что в уезде в январе 1936 насчитывалось 16 районных и 112 местных комитетов партии и 348 партийных групп. Уездная полиция располагала данными о наличии в уезде 1400 человек партийно-комсомольского актива [8, л. 3].

Чрезмерная политизация профсоюзов в определенной мере отвлекала от главной задачи - защиты экономических интересов трудящихся. И профсоюзам принадлежала ведущая роль в социальной защите работников. Наибольшую активность в этом проявляли радикальные профессиональные союзы. Их деятельность отмечалась разнообразием форм и методов. Это были забастовки, демонстрации, рабочие веча, письменные протесты и т.д.. Довольно часто профессиональные союзы от имени трудовых коллективов обращались в инспекцию труда и другие инстанции с жалобами, заявлениями и другими письменными документами. Как правило, относились требования повышения заработной платы, улучшения бытовых, санитарно-гигиенических, технически производственных условий.

Профсоюзы стали организаторами подписания коллективных договоров между предпринимателями и трудовыми коллективами, осуществляли контроль за их соблюдением.

Украинские профессиональные союзы сделали весомый вклад в развитие национально-освободительной борьбы трудящихся края. Они выступили соорганизаторами крупных политических акций к датам национального календаря антиокупацийних демонстраций, солидарности с политическими заключенными, в защиту национальной школы и др..

Несмотря на значительные трудности, постоянно оказывали органы, им удалось стать инициаторами оказания помощи семьям, члены которых погибли в войне против фашизма в Испании, выделять средства для пострадавших от стихийных бедствий, организовывали помощь безработным и т.п.. Ощутимый их вклад в просветительскую работу среди трудящихся. При союзах действовали кружки, секции, общества, занимались самообразованием рабочих, постановкой театральных выступлений, пропагандой украинского национального искусства, мало особенбенно важное значение в условиях польского государственного наступления на украинский язык, школу и культуру.

Государство по разному относилась к профессиональным союзам. Особенно преследовались НЕ-польские союза, в частности украинского. Многие из них во время шовинистического наступления и поли-ции режима оказались «лишними».

Однако не будет преувеличением утверждение, что практически нет такой сферы общественной жизни региона, которой бы не касалась деятельности украинских профсоюзов со времени их возникновения до превращения во влиятельную силу защиты трудящихся. Приобретенный ими опыт может и должен активно и полнее влиять на сдвиги в содержании работы, в организационной структуре, в демократизации внутрисоюзной деятельности и широкому развитию гласности в нынешних условиях. Уроки пройденного исторического пути полезны для решения и сегодня таких важных профсоюзных проблем как политическая и экономическая независимость, защита социальных интересов трудящихся, единство и взаимная между союзами, другими общественными объединениями, активное участие в просветительском процессе и культурной жизни. Ведь они были и остаются определяющими в деятельности профсоюзов.

Литература

Берест Г. Очерки истории профсоюзного движения в Западной Украине (1817-1939 гг) /Р. Берест. - Дрогобыч, 1995.

Общественный вестник. - 1923. - 8 февр.

Государственный архив Волынской области (далее ДАВО). - Ф. 1. - Оп. 2. - Спр. 504.

Там же. - Спр. 505.

Там же. - Спр. 506.

Там же. - Спр. 916.

Там же. - Спр. 3219.

Там же. - Спр. 5115.

ДАВО. - Ф. 46. - Оп. 9. - Спр. 118.

Там же. - Спр. 300.

Там же. - Спр. 752.

Там же. - Спр. 780.

ДАВО. - Ф. 57. - Оп. 1. - Спр. 1371.

1Archiwum Akt Nowych (AAN). - Syng. 978/8.

AAN. - Syng. 979/7.

Задивець. Восстановление на Волыни /Задивець //Воля народа. - 1923. - 11 марта (сохранен язык оригинала).

Зильберман М.Б. Революционная борьба трудящихся Западной Украины (1924-1928 гг) /М.Б. Зильбер-ман. - Львов, 1968.

Кравец Н.М. Очерки рабочего движения в Западной Украине в 1921-1939 гг /Н.Н. Кравец. - К, 1959.

Наша правда. - 1934. - № 2.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: