Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ИСТОРИЯ ХРОНИКАРСТВА В УКРАИНЕ: К литературы УКРАИНСКАЯ хронограф XVI СТ.
статті - Наукові публікації

Малинка Николай Николаевич - аспирант кафедры литературы и методики обучения ГВУЗ "Переяслав-Хмельницкий государственный педагогический университет имени Григория Сковороды ".

Статья посвящена исследованию становления и развития в нашем древнем отечественном литературе историографический-литературных сборников рассказов из мировой истории, известных как хронографы. В разведке акцентировано внимание на раннем компилятивных этапе данного жанра как источниковой базы собственно украинского летописно-хроникарськои творчества.

Ключевые слова: мировая история, христианизация, Украинский хронограф.

This article is dedicated to the investigation and development in our ancient native literature of historiographical and literary collections of stories from world history known as Choreographies. Attention is paid to the early stage of this genre as a source base pro-Ukrainian annalistic and chronic creation.

Key words: World history, Christianity, Ukrainian chronograph.

Особое значение в культурном развитии народов, в том числе и нашего, принадлежит сборникам рассказов по всемирной истории, в различных интерпретациях изображали прошлое от библейского создания до современных составителю произведения событий, внедряя в текстовую канву концепцию передачи современным и будущим поколениям предыдущего опыта, культурных достижениям, генетической памяти человечества, народа, рода, является необходимым звеном цивилизационной ходы. Эти памятники закрепились в мировой книжности под названием "хроника", а в национальной - "хронограф" (греч. "журнал"), пройдя долгий период своего становления и вхождения в литературную сознание и творчество. Однако, хотя научные исследования постижения истоков и становления данного историографического-литературного жанра в древнем украинском писательстве начаты еще в XIX - начале XX в. российскими медиевист

А.Попов [10], В. Истрин [2], исследователи сосредоточили внимание на понятии российской хронографической традиции как продовжувачки достижений киеворусских суток, а украинского хронографы рассматриваются как вспомогательные. Этот подход характерен и для дальнейших исследований, например, А.В. Творогова [13]. Благодаря трудам современного исследователя Ю.А. Мыцика [6] начались исследования над идентификацией как отечественных хронографов, так и украинского хроникарськои традиции вообще, что и определяет настоятельную необходимость дальнейших научных поисков в этой области. Задачей данной статьи является комплексное рассмотрение ранних компилятивных и собственно украинских образцов Хронографического жанра, в частности нашего хронографа XVI в.

Исходной позицией становления жанра хронографа в мировом писательстве есть эллинские авторские сборники повествовательной прозы - логографы и Мифографы - записки генеалогии исторических и мифологических героев, в частности о происхождении их имен. В этих памятниках приведены сказания и легенды о возникновении городов и народов, их обычаи и бытия. Среди древнейших логографов следует отметить работы Ферекида с острова Лерос, Кадма и Гекатея из Милета т.п.. Первым автором таких синкретических познавательных работ считался Кадм с Милета (вторая половина IV в. До н.э.), создавший хронику "Об учреждении Милета и всей Ионии", от которой сохранился только надпись заголовка. Гекатей в "Генеалогии" выложил по последовательно историю героического эпоса, начиная от потомков Декалиона, т.е. времени, вроде считался отправной основой для отсчета настоящей истории; стремился внести в свою историю определенный хронологический порядок, ведя счет по поколениям и определяя каждое из них в возрасте в 40 лет. В сохранившихся фрагментах "Истории" (в 10 книгах) Ферекида есть материал о происхождении богов и знатных родов мирового прошлого ("Учение Богов") вроде "Теогонии" Гесиода [5, с. 143-144]. Таким образом материал с героического легендарного эпоса воплощался в збирниковий, хронологически согласованной, форме и в редакторской интерпретации приобретал системного вероятного вида, чем служил переходным мостиком между фольклорной и вероятной историей.

Подобную концепцию встречаем в египетских "царских хрониках (летописях)", индийских хрониках "Магавапша" (конец V в до н.э.) и "Дипаванша" (конец IV в. до н.э.) и библейских книгах. Благодаря такому культивированию мифоистории, систематизации важных событий прошлого или современно сти автора возникают циклы мифов, сюжетных исторических рассказов, которые в мировой творчества перерастают в различных национальных интерпретациях в литературные сборники, в частности летописи - порични сообщения о событиях, анналы - циклы рассказов греко-римской истории , саги - циклы скандинавских мифов и т.д..

Однако конечным временем появления хронографов (хроник) следует считать эпоху Средневековья, когда христианство переросло в мировую религию и стало "объединяющей стилеформуючою основой и фундаментом всей европейской средневековой цивилизации [8, с. 4] ". Поэтому возникла насущная необходимость связать иудейскую и европейскую праистории в единую соединение, вывести общий первинь мировой цивилизации. Внедрению этой задачи служила и литературное творчество, в частности сборники рассказов с мировой исторической прошлого - хроники, рассказ в которых 'основывается на библейской концепции: создание мира, появление первых людей Адама и Евы - современные автору памятника события - ожидание второго пришествия Иисуса Христа ( Апокалипсиса). Началом такого вселенского представления праистории стал труд Евсевия, епископа Кесарийского (264-340 гг по Р.Х.),
"Всемирная история (хроника)", которая включала в себя в начале Хронографического рассказ из мирового прошлого (от библейского адамового периода), а дальше- Исторические таблицы до 324 г. Этот историографический-литературный сборник получил значительную популярность и распространение как на территории Византийской империи, так и в Западной Европе, в частности появляется его латинское версия блаженного Иеронима, который дополнил труд предшественника текстом до 378 г. (данная хроника послужила источником для "Церковной истории" того же Евсевия, который предпринял попытку вывести исток христианства).

дальнейшем появляются "Всемирная хронограф", написанная автором из Антиохии Иоаном Малалый (VI - VII вв.), византийская "Хроника Георгия Амартола" (IX в.), "Хроника от сотворения мира до своего времени" Оттона Фрейзангенського ( 1146), "Хроника от сотворения мира до конца XIII в." Гийома Канжинського, польские "Хроника Кадлубка" (начало XIII в.) и "Хроника Богу хвала" (середина XIII в.) и другие. Летописцы благодаря мистификацийному трактовке генеалогии витчизнянних прапредков и легендарном материалу стремились привязать прошлое своего отечества со славной библейской и римской историей, подавая ее как "освященную", равнозначную составляющую всеобщего цивилизационного развития.

Приобщение нашей родины в 988 г. к свету Христовой веры, к православному ареала определило переориентацию в отечественной культуре: литература стало источником интеллектуального роста нации и донесения вировченневих догм новой веры в сердца и сознания прапредков-русичей. Благодаря упомянутой интенсивной европеизации культуры эпохи Киевской Руси, вместе с новой верой на территорию нашей Родины в национальный литературы попадали и произведения историографического жанра греко-византийско-болгарского происхождения, в частности "Хроника Иоанна Малалы" (VI - VII вв.), "Краткая история Георгия Амартола "(ГБ в.)," Извлечение из истории "Иоанна Зонары (Х!-ХИИ в), которые, переведены и интерпретированы нашими отечественными любомудрами, становятся источниками для образования их древне компиляций, в частности предоставляют информативный материал из мировой истории для украинского летописания . Благодаря этим памятникам давняя национальная книжность обогатилась сюжетами античного эпоса (циклами мифов о героях Персея, Геракла, Прометея, о странствиях аргонавтов, Одиссея, различные интерпретации повествования о событиях Троянской войны и т.д.), эллинским романом об Александре Македонском, разнообразные жития, в частности Константина и Елены, строительство Софии Константинопольского т.п.. Рассказы по всемирной истории были заимствованы из них для хронографической части "Повести временных лет", куда вошла также так называемая "Речь философа", что рассказывает всемирную историю от сотворения мира до начала нашей эры.

Первым компилятивном хронографом, появившийся на территории Руси-Ураины, был "Хронограф по большому изложением", заключенный, по современным выводами медиевистов, в Киеве в Х! ст. [1, с. 479]. Текст произведения не сохранился, однако его можно относительно достоверно реконструировать на основе памятников, заимствовали из него материал, в частности "Хронографического Пале" и "Хронографа Троицкого". Основным источником для данного произведения была "Хроника Георгия Амартола", откуда летописец черпал сведения из библейской истории от сотворения мира, древней восточной, римской и византийской истории до времени правления императора Романа Лакапин (X в.). "Хронограф по большому изложением" вобрал в себя и римский материал из "Хроники Иоанна Малалы" - рассказ о прапредков итальянской государственности Ромула и Рема, о полководцах Юлия Цезаря и Октавиана Августа. Упомянутый хронограф состоял из рассказа о "всемирной истории" со времен Навуходоносора и ко времени правления императора Романа, а в конце помещены сведения о крещении Руси. Он в разных редакциях послужил катализатором национальной сначала компилятивной, а в дальнейшем и самостоятельной украинской (восточнославянской вообще) хронографической традиции, стал "своего рода объединяющим центром, вокруг которого группировались другие достопримечательности исторического жанра [13, с. 22] ".

Через монголо-татарское нашествие дальнейшем произошел спад в развитии украинского хроникарства, что подчеркивает

В. Лев [3, с. 3]. Однако национальная идея не исчезает, а продолжает тлеть в отношении непоруйнованому золотоордынскими полчищами Волынском крае, где при правлении князей Романовичей оформился культурно-политический центр. Именно в той ячейке книжной творчества была в Хии ст. перевода, как замечает В. Ьтрин [2, с. 30], "История Иудейской войны" Иосифа Флавия. Хронографического вариант данного произведения был использован нашим летописцем во второй части "Галицко-Волынской летописи", который появился тоже в упомянутое время. Исследование Е.Перфецького доказали, что на основе так называемого литописоного свода 1189, зредагованого во Владимире на Клязьме, на Волыни, в городе Владимире-Во Волынского, при правлении Владимира Василькович в 80-х гг XIII в. был создан и соединен редакторами с текстом Второго Киевской летописи, Галицкого и Волынского летописей свод 1193, который стал источником для ^ тив ^ ^ го и хлебниковских сводов [9, с. 8]. Эта историографическая-литературный памятник стала источником для дальнейшей Хронографического-летописной творчества, в частности отечественных так называемых "сводов южной редакции", а сведения древнерусской прошлого от 1218 до 1288 - для польской "Хроники" Яна Длуьоша.

В дальнейшем развитие Волынского культурного центра оживился. На основе уже упомянутого выше "Хронографа по большому изложением" создаются два самобытные компилятивные Хронографического сборника - "хронограммыф 1262 ", созданный в Галицко-Волынском княжестве, и первая редакция" эллинского и римского летописца ".

"Хронограф 1262" - масштабная работа, она вмещала историю от библейского рассказа о сотворении мира к захвату Иерусалима Титом в 70 году н.э. Произведение не сохранился, однако можно реконструировать его гипотетический текст с помощью поздних Хронографического списков-сводов, которые заимствовали из него материал - Архивного хронографа

и белорусско-украинской Виленского хронографа конца

ст., который лучше воспроизводит этот архетип. Источниками данного историографического-литературного сведения стали "Шестоднев" Иоанна, экзарха Болгарского, ветхозаветные повествования (Бытие, Исход, Числа, Судей Руфь 1-4 Книги Царств и т.п.) и выдержки из Евангелий, 1, 2, 4-10 книги из хроники Иоанна Малалы, фрагменты из произведения Георгия Амартола, исторической Палей, полный список хронографической "Александрии", "История Иудейской войны" Ио Сифа Флавия, некоторые апокрифические тексты и т.д. [8, с. 30]. Таким образом, в данном хронографе внимание сконцентрировано на описании прошлого еврейского народа, не только широко освещается рядом с европейским, но и идеологически культивируется как всеобщая праистория, начало единого мирового цивилизационного развития.

Следующим хронографом на местном "почве, который сохранился до наших дней, считается компилятивный свод под названием" Эллинский и Римский летописец ", известный в двух редакциях

первой (XIII в.) и второй (вторая половина XV в.). Пока можно лишь гипотетически относить этот памятник в национальной литературной казны, ведь существует много версий относительно ее греческого или русского происхождения. В частности, Дмитрий Лихачев относит ее к новгородского литературы благодаря наличию в одном из списков произведения ряда новгоризмив [4, с. 109]. Однако это единственный аргумент исследователя, а его недостаточно для уверенного зачисления памятника в чисто русской литературы. Договорных местом заключения произведения может быть и наш Волынский, край, где, как известно, существовал хроникарсько-летописный центр и где живо создавалась книжная литература. Собственно, это и объясняет широкую географию распространения данных историографических памятников и их сегментов в украинском-белорусско-литовской и русской древней книжности. Основным источником для данного "Летописца" является материал из "Хроники всего мира" Иоанна Малалы из Антиохии, содержащий значительный пласт древнегреческого мифоепосу. Поэтому повествование в нем, кроме канонизированной для хроникарськои традиции истории от библейского "сотворения мира" до современных редактору событий, включает и эллинский легендарный материал: о Крона, Зевса, о Персее и Горьону, об учредителях Римской империи Ромула и Рема, о царях -наследников Александра Македонского и римских императоров, начиная от Октавиана Августа. Заканчивается данная историографической-литературный памятник в первой редакции сообщением о смерти императора Романа (988 г.), а во второй - материалами о владычестве Мануила Палеолога (годы правления 1391 - 1425).

С конца XV ​​в. усложнилась иеополитична ситуация в Европе, которая стала плацдармом для военной экспансии исламской Османской империи. Под натиском турецких полчищ их вассальными территориями стали прилегающие балканские государства, а опасность военного вторжения грозила всем христианском миру, в том числе и нашей Родине. Это стало причиной появления в восточнославянском маталитературному пространстве (из-за эмиграции из завоеванных территорий сербских и болгарских книжников) так называемого культурного "второго южнославянского влияния" - оживленного распространение переведенных их произведений. Среди заимствованных памятников в отечественной и русской литературы попал и хронограф серба Пахомия Логофета (XV в.), Что (на основе выводов ряда исследователей, в частности В. Истрина [2] и А. Творогова [13]) можно считать новым источником- катализатором появления собственно отечественных (белорусско-украинских, российских, общих для этих литератур) хронографов - Украинская хронографа XVI в., русского хронографа 1512 и производных от них редакций.

Падение в это время Константинополя (1453) и распространение в Украине в миры, получаемой шляхтой в западноевропейских учебных заведениях, особенно в Болонском университете, стало причиной пристального внимания тогдашних украинских интеллектуалов к анализу и пониманию видоизменений в политической жизни Европы, Украины, они побудили нашу культурно-образовательную переориентацию на западноевропейскую образованность, искусство, литературу, культуру вообще [12, с. 13]. Сложные общественно-политические и конфессиональные дискуссионные процессы в западных землях нашей страны, где происходило противостояние украинского народа, национальной шляхты литовским захватчикам в обороне светских исконных прав и вольностей, против окатоличивания православного населения стали предметом литературного труда, послужили источником для патриотически вдохновленной творчества. То есть нужен был цивилизационный прогресс для роста нации как в интеллектуальной, так и в морально-духовной сферах, а также поднятие национального самосознания, утверждалась уже в социально-сословном измерении именно в эпоху Возрождения. Так, в европейской историографии в это время создаются "Трактат о двух Сарматии" (1517) Матфея Меховського, "Хроника всего мира" (1551) Мартина Бельского, "О деяниях Владислава, короля Польши и Венгрии" (1592) Филиппа Буонакорсы-Каллимаха, латиноязычная "Хроника чудес" Конрада Ликостена (1557), "Церковные летописи" Цезаря Барония т.д., в которыхпрорабатывается понятия праистории народа, его предковичности, культ славы предков.

Аналогичные культурно-политические поиски происходили и в Украине, большинство земель которой в Х ^ - XVI вв. находились под патронатом тогдашних Литовской и Польской государств. Особенно оживляются эти взамозвьязкы нашей культуры с мировым после падения Константинополя (1453), из-за чего "начинает стираться грань между византийско-славянском и" латинским "сообществами и начинает формироваться новая общеевропейская литературная общность, основанная на внеконфессиональных основаниях [7, с . 75] ". Однако, "сделав уклон в сторону европейской образованности, Украина одновременно цепко держалась консервативного курса, то есть продолжала консервировать старую духовность [14, с. 44] ". Это касается и книжности, совершаемой по традиции Киеворусского суток. Второй причиной становится то, что с большей интенсивностью развивают творчество монастырские летописные центры в Перемышле, Луцке, Остроге, Владимире-Волынском, а особенно в Супрасле, которая направлена ​​на повышение украинского самосознания и формирование стремлений и соображений у наших предков потребности национального освобождения и возрождения. Появляются Супрасльский список западнорусских летописей, Супрасльский список середины XVI в хроники Георгия Амартола ("Книга Временнике из Константинова временника вьиписан"), а в XVII в. - "Густынский летопись" и др.. Однако особого внимания для истории национального литературы заслуживает "Украинский хронограф", известный в более ранних научных исследованиях как "неразделенное на главы" [10, с. 1] или "западнорусских" [11, с. 2], а ныне рассматривается как "Украинский хронограф XVI в.". Подтверждением данной мысли служат научные исследования современного отечественного историка-медиевиста Ю. Мыцика [6, с. 32]. Данная историографическая-литературный памятник была ств Орена на основе древнейшей редакции "Хронографа" Пахомия Логофета (1442) через одну промежуточную редакцию «Хроники всего мира" (1551) Мартина Бельского и частично материала российского хронографа первой редакции (1512), которому происходили из одного первоисточника. Известно 7 списков украинской хронографа XVI в. (Ф. Буслаева, М. Поьодина, Виленский,

А. Попова, М. Тихонравова, И. Порфирьева и Ф. Толстого), которые сейчас находятся в Московских и Санкт-Петербургских архивах.

Поддерживая мнению первого издателя нашего хронографа

С. Розанова о времени появления произведения - 1553-1554 гг [11, с. 4], можно утверждать о завершении его заключения в середине 50-х гг этого же века. Ведь одним из источников материала о западноевропейской прошлом была "Хроника всего мира" Мартина Бельского, которая увидела мир 1551 г., а в с Середино 50-х гг XVI в появился так называемый Никоновская летописный свод, заимствовал сведения из нашей историографической достопримечательности. Поэтому, при написании хронографа пришелся на сложную историко-политической ситуации, которая характеризовалась спадом духовности среди масс, экспансией католической Польши, образованием Речи Посполитой. Поэтому хронист-редактор выступающий активным церковно-общественным деятелем, внедряет тезис в памятке, что сознательные христиане должны вспомнить сложную и трагическую судьбу ставновлення Христовой веры и очистить храм Божий и свою душу от ила неверия и фарисейства для собственного и общего спасения; это было актуально, потому и Украина, и Европа страдали от угрозы захвата Османской империей. Утверждаемая в произведении тематически идейная традиция, его материал благодаря ценностной идейной насыщенности и колоритности изложения внедрялись и в дальнейшем в национальном разножанровым литературе, в частности в украинском хронографе второй ("Летописцы" Леонтия Боболинский) и 3-й редакции, "Хронографе" Пахомия Кохановского , "Хронике" Феодосия Софоновича, "Киевского Синопсиса", "Густинского летопись" и "келейно летописца" Дмитрия Туптало. Эта рукописная традиция продолжилась и в дальнейшем к появлению новейшей литературы (до конца XVIII в.).

Таким образом, жанр хронографа в мировом, в том числе и в нашем древнем писательстве, прошел долгий процесс становления от мифограф, библейских ветхозаветных хроникальных книг к памятникам исторической науки и литературной тв орчо сти: сначала как сплошь компилятивных сборников, как, например , "Хроника Иоанна Малалы" (V! - УП в), "Краткая история Георгия Амартола" (IX в.), "Извлечение из истории" Иоанна Зонары (XI-XII вв.) и к собственно национальных образцов жанра

украинского хронографа различных редакций (Украинская хронографа XVI в.). Данные памятники служили источником для познания мирового прошлого сконцентровуючы внимание читателя на библейской истории и христианизации народов, чем определяли идею вселенского христианства. Весомость поднятых в хронографах тем, идей и сюжетов стала причиной образования целого рукописной хроникарськои традиции, широкого их продуцирования в древнем украинском писательстве. Это обуславливает актуальность дальнейших научных поисков в области Хронографического жанра.

ЛИТЕРАТУРА

Жиленко И.В. Синопсис Киевский //Лаврский альманах /Ред. совет: В. Колпаюва (отв. ред.) И др.. - М.: ВИПОЛ, 2002. - Спецвип. 2. - 194 с.

Истрин В.М. Александрия русских хронографов: исследование и текст /В. Истрин. - М.: Унив. тип., 1894. - 378 с. - Имен. указ.: С. 357-378.

Лев В. Украинский перевод хроники Мартина Бельского /В. Лев //Труды Украинского научного ин-та. - Варшава, 1935. - Т. 29. - Кн. 4. - 72 с.

Лихачев Д.С. Зллинский летописец второго вида и правительственньие круги Москвы конца XV ​​в. /Д.С. Лихачев //ТОДРЛ /Ред.: В.П.. Адрианова-Перетц, И.П. Еремин. - М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1948. - Т. 6. - С. 100-111.

Мегела И.П. История древнегреческой литературы: курс лекций: Учеб. пособие. для студ. Вузов /И.П. Мегела. - М., 2007. - 339 с.

Мьицьик Ю.А. Украинский летописи XVII вжа /Ю.А. Ммцик.

Днепропетровск: ДГУ, 1978. - 88 с.

Наливайко Д.С. Общность и своеобразие. Украинская литература в европейском контексте /Д.С. Наливайко. - М.:, 1988. - 393 с.

Пелешенко Ю.В. Украинская литература позднего Средневековья (вторая половина XIII - XV вв.). Источники. Система жанров /Ю.В. Пелешенко НАН Украины; Институт литературы им. Т.Г. Шевченко. - М.: Полиграфический центр "Фолиант", 2004. - 424 с. - Библиогр.: С. 319-395.

Перфецький Е. Перемышльский летописный кодекс первой редакции в составе хроники Яна Длуьоша /Е. Перфецький //ЗНТШ. - Львов, 1927. - Т.147. - С. 11-64.

Попов А. Обзор хронографов русской редакции /А. Попов. М.: Тип. Лазаревский. ин-та, 1866. - Вып. 1. - IV 226 с.

Розанов С.П. Хронограф западнорусской редакции. К вопросу о его изданииы /С.П. Розанов //ЛЗАК. - 1913. - Вып. 25. - С. 1-20.

Слово драгоценно: хрестоматия украинской литературы, созданной на разных языках в эпоху Ренессанса (вторая половина 15-16 вв.) и в эпоху Барокко (конец 16-18 вв.). В 4-х кн. Кн.

Литература эпохи Ренессанса (Вторая половина 15-16 вв.). Литература раннего Барокко (80-е годы 16 в. - 1632 год) /Сост. В. Шевчук, В. Яременко. - М.: Аконит, 2006. - 800 с.

Творогов О. Древнерусские хронографы /А.В. Творогов.

Ленинград: Наука, 1979. - 320 с.

Шевчук В.А. Муза Роксоланская: Украинская литература XVI-XVIII веков: В 2 кн. /В.А. Шевчук. - М.: Просвещение, 2004. Кн. 1: Ренессанс. Раннее барокко. - 398с.





Пошук по ключовим словам схожих робіт: