Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
РАЗВИТИЕ семантической структуре лексем основному словарному фонду В УКРАИНСКОЙ И РОССИЙСКОЙ ЯЗЫКАХ (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ НАЗВАНИЙ частей ТЕЛА)
статті - Наукові публікації

Довбня Людмила Эммануиловна - кандидат филологических наук, доцент кафедры украинского языка и методики обучения ГВУЗ "Переяслав-Хмельницкий государственный педагогический университет имени Григория Сковороды".

Товкайло Тамара Ивановна - кандидат филологических наук, доцент кафедры украинского языка и методики обучения ГВУЗ "Переяслав-Хмельницкий государственный педагогический университет имени Григория Сковороды".

В статье представлены семантико-этимологический анализ лексем основного словарного фонда украинского и русского языков, значительное внимание уделено формированию семантических структур лексических единиц для обозначения частей тела, общим и отличным характеристикам в семантической истории их становления.

Ключевые слова: праславянский лексика, семантическая структура, семантические изменения, основной словарный фонд, метафоризация, метонимизации, названия частей тела.

In the article the author gives a semantic and etymological analysis of the lexical units of the main vocabulary fond in Ukrainian and Russian languages, great attention is drawn to the formation of semantic structures of the lexical units denoting the parts of the body, to the common and different features in the semantic history of their formation.

Key words: primitive Slavonic vocabulary, semantic structure, semantic changes, main vocabulary fond, metaphor and metonymy processes, names of parts of the body.

В каждом языке независимо от культурной истории нации - ее носителя - есть слова для обозначения основных предметов, явлений, признаков, действий и состояний. Они принадлежат к основному словарному фонду, который считается наиболее устойчивым по экстра-и интралингвистические факторов. Однако, функционируя в речи на протяжении тысячелетий, они испытывают определенные семантических смещений и изменений. Такие лексемы неоднократно объектом анализа исследователей, в частности П. Кочергана [2]

А.А. Тараненко [3], Н.Д. Арутюнов [1] и др., однако эволюция их развития в сравнительно-историческом аспекте изучена недостаточно, что обуславливает актуальность проблемы. В связи с этим объектом описания в данной статье является развитие системы производных ЛСВ слов для обозначения частей тела в украинском и русском языках. Цель исследования - проанализировать и описать пути возникновения производных семем и трансформацию лексем целом, акцентируя внимание на общих и отличительных чертах, а также исследовать специфику семантических процессов в словах бшзькоспориднених языков.

В семантической истории общеславянских слов от древнейшего этапа развития языка до современности наиболее активными семантическими процессами являются метафора и метонимия. Иногда они способствуют формированию современных основных значений. Если первоначальное значение теряется, слово в диахронический аспект перестает быть самим собой. Такие процессы характерны существительным для обозначения частей тела человека и животных: грудь /грудь и в известной мере колено /колено, в основе которых лежит метафорическая транспозиция. Существительные голова /голова, сердце /сердце. язык /язык нога /нога в историческом процессе получили основных значений, этимологически является метонимии.

Существительное колено /колено происходит от прасл. koleno "колено, изгиб, член поколения, род [ЕСУМ II, с. 512-513] ". Чередованием гласных оно связано с кеЬь "член, часть". Этимологи считают, что первичным значением этого слова является ЛСВ "часть от чего-то целого". В общеславянский период он имеет значение "колено, место сгиба", "член", "поколение", "род". В их развитии можно установить такую ​​последовательность: "часть от чего-то целого - часть рода, поколения"> "часть чего-то от одного места сгиба до другого"> "место сгиба". В этом семантическом цепочке начальным этапом является специализация, которая меняется метафорой, вызванной общим семантическим элементом "отрезок чего-либо (в о стори или во времени)". Процесс формирования основного значения существительного колено завершается Метонимический переносом, вызванным смежности в пространстве.

Метонимический транспозиция - более частотное явление, чем метафорическая, в формировании основных ЛСВ существительных данной тематической группы. "Метонимии транспозиции, организуя переходы между обозначениями предметов, признаков, действий, отношений и т.д., является наиболее важным, по сравнению с другими языковыми процессами, источником номинации - как в количественном плане, так и в плане многогранности мотиваций для названия ... [3, с. 38] ".

Метонимический модель "часть - целое", усиливающаяся смежности в пространстве, способствует также созданию основного значения существительного сердце, который берет начало от прасл. sьrdько, что развилось из и.-е. корня * krd - "середина" [Фасмер III, с. 605-606; преобр. П, с. 997-998]. В лингвистической литературе встречается и другой взгляд на первичную семантику этого слова: словообразовательный развитие первичных индоевропейских форм в праславянском языке сопровождался их семантическим ветвлением. Так, и.-е. . Nrdb сначала "гнев", а также "чувство, душа", расширенное в праславянской суффиксами-ьк->-ЬС-(* sьrdько> * sьrdьcь), сузило, конкретизировало свое значение, выступая уже в праславянской названием органа человеческого тела. Первичный семантическое содержание слова хранится в производных, ср. рус в сердцах, укр. с сердцем. Если предположить, что первоначальное значение этого существительного - "середина", тогда семему "то, что размещено внутри", можно интерпретировать как такую, которая образовалась при транспозиции из емкости на ее содержание. Безусловно, такой перенос поддерживалось смежности в пространстве и отношениями целого и его части. Специализация последнего ЛСВ приводит к возникновению нового - "один из органов тела". Но это относительно поздний процесс. А в восточнославянский период существительное сердце имеет основное значение "середина, глубина, внутренности" [Срезн. III, с. 882], при. Спецции которого возникает основное староукраинском и древнерусское значение "важнейший орган кровообращения". Оно закреплено и в лексикографических изданиях, отражающих более поздние периоды развития языка (Гринч., Даль, СУМ, БАС). В староукраинский и древнерусскую эпохи от основной (этимологически производной) семемы отделяется. ЛСВ "подгрудной впадина, находящаяся выше желудка, где брюшной мозг, большое сплетение нервов", которая является результатом параллельного действия двух семантических процессов: метонимии (смежности в пространстве) и метафоры (интегральная сема "важность"). Подобные случаи описываются в лингвистической литературе: "... неоднозначность в толковании характера того или иного семантического явления может быть обусловлена ​​и тем, что в его творения приводит не один, а сразу два процесса - один ... как основной, а другой как вспомогательный [3, с. 5] ".

В современных украинском и русском языках основное значение существительного сердце "важнейший орган кровообращения" унаследованное из более ранних источников. СУМ и БАС приводят его метонимически употребления - "место с левой стороны груди, под которым находится этот орган" (смежность в пространстве). В современных языковых системах получают развитие метафорические семемы "важная, центральная часть чего-либо" (сема

"важность"). Диалектный ЛСВ "внутренняя, центральная часть стебля растения; сердцевина", вызванный к жизни интегральными семами "середина" и "важность", указывается в басе, СУМ ее не приводит. В свою очередь, в ро Российскую языке нет аналога украинского метафорическом диалектной значению существительного сердце "медуза" [вре. И, с. 200; СУММ IX, с. 149], появление которого вызывает интегральный семантический элемент "функция сокращения".

Основное значение слова голова, как и основные значения предыдущих лексем, формируются за Метонимический моделью "часть - целое", которая поддерживается смежности в пространстве. Это существительное происходит от прасл. * Golva, что чередованием связано с череп. В ЕСУМ исходное значение этого слова определяется как "череп, скорлупа" [ЕСУМ, с. 550-551]. В древнерусский период существительное председатель испытывает семантических изменений, в основе которых - метафорические и метонимические переноски. В это время метонимический ЛСВ "верхняя часть тела человека, верхняя или передняя часть тела животного, содержащая в себе мозг" становится основным. Ассоциации с местоположением головы человека формируют древнерусскую метафорическую семему существительного глава "верх" [Срсзн. 1, с. 542; СлРЯ IV, с. 63], в основе которой

интегральный семантический элемент "расположение в верхней части". Этот же семантический элемент формирует ЛСВ "глава, вождь", но для него он является потенциальным и возникает на основании общих ассоциаций. От основного значения в процессе метонимизации отходит ЛСВ "человек, единица при подсчете людей", "убит" [Там же], к созданию которых приводит реализация модели "часть - целое". Древнерусское сема "ум" [Срезн. И, с. 543] является, возможно, результатом двойной транспозиции значений. Разум нематериальный, он является продуктом деятельности мозга, отсюда отношение "продукт - орудие". Возможно, первым производным значением данной цепочки является ЛСВ "мозг". Второй шаг этого переноса - отношение смежности в пространстве, которое приводит к появлению значения "разум" в существительном голова.

В староукраинский /древнерусский периоды наблюдается дальнейшая дифференциация значений данного слова. В это время активно функционируют названные восточнославянские семемы, а рядом с ними возникают новые: "самое главное в чем-либо", "должностное лицо, начальник" и "лучше, отобранная часть чего-либо" [СлРЯ IV с. 62-63], в основе создания которых лежит интегральная сема "важность" (метафора). В древнерусскую эпоху при актуализации семы "круглый" возникает метафорическая семема "определенное количество какого-то вещества, имеющего форму круга или конуса" [СлРЯ IV, с. 63], в результате процесса метафоризации при совместном семантическом элементу "начало, вершина" развивается значение "заграждения на сплавной реке" (ассоциации с местоположением головы животного). Эти ЛСВ не нашли отражения в ССУМ. Из новых семем здесь приводится одна "начало реки, верховья" [ССУМ И, с. 248], которую можно считать семантически идентичным значению "заграждения на сплавной реке" [СлРЯ IV с. 54].

В современных украинском и русском языках существительное голова является общеупотребительным и семантически разветвленным. Большое количество его значений унаследована из более отдаленных языковых эпох. К ним относятся основное значение и несколько производных: "авторитетное лицо, руководитель, старший в семье", "начало чего-либо", "передняя часть чего-либо, что движется". Остальные старых семем выходит из употребления. К семем, образовавшиеся в современный период развития языков, относятся семемы "верховья растений" (метафора, возникает в результате пространственных ассоциаций на основе семи "высота", в некоторых случаях она сопровождается сходством формы, воплощается в интегральную сему "круглый ": председатель подсолнечника," единица при подсчете скота "(аналогичное древнерусской" единица при подсчете людей ")," волосы на голове "(метонимия, вызванная применением модели" часть - целое ", а также пространственной смежности). Кроме них, в современной украинском языке существительное председатель употребляется в значении "составная часть официального названия главы государства, правительства или высших государственных органов" (глава правительства), в русском языке это слово с этим значением не употребляется, его эквивалент передается лексическими единицами глава, председатель.

В современных украинском и русском языках в слова председатель формируетсяься ЛСВ "умный человек". Идя вслед за теорией метонимии А.А. Тараненко, путь его развития можно определить двойным Метонимический переносом, первый шаг которого - "предмет - его больше или лучший вид" {председатель

умная голова), а второй - транспозиция с части на целое. Но если придерживаться концепции Н.Д. Арутюнов о синтаксическую позицию подобных семантических явлений, то его Погребной считать метафору. Н.Д. Арутюнова пишет: "... метафора и метонимия позиционно распределены и находятся между собой в семантических отношениях. Метонимия тяготеет к позиции субъекта и других референтных членов предложения. Она не может использоваться в предикате. Метафора, наоборот, своей первоначальной функцией тесно связана с позицией предиката ... Метонимия обращает внимание на черту, индивидуализирует, давая возможность адресату речи идентифицировать объект, выделить его из круга наблюдений, отличить от других предметов, существующих наряду с ним; метафора же дает существенную характеристику объекта. Например:

-Читали о конференцию по разоружению? - Обращался один пикейньий жилет к втором пикейному жилета. - Вьиступление графа Бернстрофа? -Бернстроф - зто голова ... - Отвечал спрошенньий жилет ...

-Что вы скажете насчет Сноудена? - Я скажу вам откровенно, - отвечала панама, - Сноуденом пальца в рот не клади ... Пикейньие жилеты поднимали плечи (И. Ильф, Е. Петров).

В приведенном фрагменте метонимии (пикейньие жилеты, жилет, панама) приняты в идентифицирующей позиции субъекта, а метафора (председатель), наоборот, стоит в предикате. Можно сказать: смотри, голова - это голова, или Этот шляпа - ужасный шляпу, где существительные председатель и шляпа имеют в субъекте метонимически значение, а в предикате - метафорическое [3, с. 31-32] ".

Возможно, к созданию ЛСВ "умный человек" приводят два процесса: основной - метонимизации, а вспомогательный - метафоризация. Указанные утверждения ярко подчеркивают тот факт, что "слово вне контекста несет неопределенную информацию и имеет лишь потенциальное значение. Свою конкретную реализацию семантика слова получает в контексте, где одни значения нейтрализуются, а другие актуализируются [2, с. 14] ".

Эволюция значений данного существительного сводится не только к возникновению новых ЛСВ, но и к потере некоторых относительно ранних. В процессе исторического развития выходят из употребления ЛСВ "убит", "человек как единица при счете людей", "пленник", "лучше, отобранная часть чего-либо", "заграждения на сплавной реке".

Результаты семантической трансформации существительного голова /голова почти во всех случаях совпадают в украинском и русском языковых системах.

При создании основного значения существительного язык /язьик актуализируется другая семантическая модель, чем при формировании основных значений предыдущих лексем. Ее можно представить как перенос из признака предмета.на сам предмет.

Слово язык происходит от прасл. * Jensykb "мускульный орган в ротовой полости человека и позвоночных животных, который способствует разжевывания и глотанию пищи". Но, как считают этимологи, это его значение является производным [Фасмер IV, с. 550-551; преобр. II, с. 1276]. Указанное слово берет начало от и.-е. корня * eng-"узкий" и, возможно, является результатом переноса из признака предмета на сам предмет. Праславянское значение восточнославянской языковой системой унаследованное как основное. От него отделяются древнерусские семемы: "речь", "язык", "народ", "переводчик", "пленник, который может сообщить данные о противнике" [Срезн. III, с. 1646-1649]. Все они являются результатами метонимии процессов. Так, семема «речь» возникает при смежности предмета, задействованного в процессе, и самого процесса; ЛСВ "язык" формируется по модели "предмет, задействованный в определенной системе - сама система". Для значения "народ" образующим является ЛСВ "язык": здесь наблюдается метонимический связь между процессом и задействованным в нем субъектом, которым в данном случае и выступает народ. Семантически аналогичными него есть метонимически значение "переводчик" и "пленный, который может сообщить данные о противнике" [Там же], для них исходной семемы есть, как и для предыдущего, семема "язык".
Названы ЛСВ унаследованные более поздними языковыми системами. В частности, ССУМ приводит производные значение "речь", "народ" [ССУМ II, с. 579], от последнего отделяется ЛСВ "представитель отдельного народа", который возникает как результат реализации модели отношения целого и его части (метонимия). В это же время по семантической модели "предмет, задействованный в процессе - сам процесс" развивается ЛСВ "письмо, слово" [Там же], не имеющий аналога в СлРЯ. Первое метафорическое значение существительного язык фиксируется в Гринченко: "часть ключа состоит из двух частиц: на конце длинной закреплена так, что может свободно двигаться, короткая, которая и называется языком" [Гринч. И, с. 537]. В основе его создания - семантические элементы "закреплен с одной стороны", "незакрепленный с другой стороны" и семи "длинный", "узкий". Это значение не было устойчивым и в историческом процессе потерялось.

Большинство названных значений унаследована современным русским языком. Некоторые из них ("народ, народность" и "пленный, от которого можно узнать о противнике") в лексикографических изданиях сопровождаются ремаркой "устарел.". ЛСВ "переводчик" слова язык в историческом процессе теряется. Унаследованные семемы "язык" и "речь" данного существительного в наше время является функционально активными и нейтральными. Кроме названных ЛСВ, в современном русском языке существительное язык получает новые семемы: метафорическую "предмет, имеющий удлиненную форму", в основе которой лежит сходство формы (интегральная сема "в?? Продлен "):" стержень в колоколе или колокольчик, который, ударяясь о стенку, образует звон (звук) "[МАС IV, с. 730], что является результатом метафорического (функционального) перенос и возникает при общности семантического элемента "способность образовывать звуки". К современным образований принадлежит также семема "стиль", аналогичная восточнославянском ЛСВ "речи". При ее специализации развивается значение "способ речевого высказывания, присущий кому-либо", которое является основой создания метафорической семемы "средство бессловесного общения" (язьж формул; язьик взглядов) [Там же], вызванный к жизни общим семантическим элементом "средство общения".

Если в более ранние (общеславянского и древнерусскую) эпохи в семантической истории существительного язык доминируют метонимически переноса, то в современном русском языке актуализируется метафоризация.

Современные ЛСВ существительного язык /язык во многих случаях совпадают в украинском и русском языках, это, в частности,. значение "народ, народность", "пленник, от которого можно узнать о противнике", "предмет, который имеет удлиненную форму", "металлический стержень в колоколе, который, ударяясь о стенку, образует звук". В остальных случаях наблюдается расхождение. Оно проявляется в отсутствии в украинском языке значений: "система словесного выражения мыслей, которая имеет определенную звуковую и грамматическую организацию и служит средством общения людей", "разновидность речи, свойственный кому-либо", "способность говорить, выражать свои мысли с помощью слов" и "средство бессловесного речи". В украинском языке для выражения используется существительное речь. Таким образом, в украинском языке (в семантической структуре существительного язык) теряется целая цепь значений, передаваемых существительным речь.

Итак, в семантической структуре общеславянских существительных для обозначения частей тела, которые в процессе исторического развития языка теряют основное значение, наблюдается цепной-радиальная полисемия (такой характер полисемии определяется не только на современном этапе функционирования украинского и русского языков, но и в более ранние языковые эпохи). Цепная полисемия, как правило, лежит в основе создания основного значения и первого его производного; радиальная полисемия в большинстве случаев проявляется при создании основной массы периферийных семем. Реже рядом с ней имеют место отдельные элементы цепной.

В противовес основным значением, образующих часть тематической группы "названия частей тела человека и животных", периферийные ЛСВ приведенных слов тематически НЕ объединяются.

ЛИТЕРАТУРА

Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс //Теория метафоры /Сост. Н.Д. Арутюнова. - М., 1990. - С. 5-32.

Кочерган М.П. Слово и контекст. - М.: Высшая школа, 1980. - 183 с.

Тараненю А.А. Язиковая семантика в это динамических аспектах. - К.: Наукова думка, 1989. - 256 с.

СПРАВОЧНИКИ

БАС: Словарь современною руссюго литературного языка: В 17 т. - М. - Л.: АН СССР, 1950-1965.

Гринч.: Словарь украинского языка в 4-х т. /Сост. Б.Д. Гринченко.

К.: АН УССР, 1958-1959.

ЕСУМ: Этимологический словарь украинского языка: В 7 т. /Под ред. А.С. Мельничука. - К.: Наукова думка, 1983-1989. - Т. 1-3.

МАС: Словарь руссюго языка: В 4 т. /Гл. ред А.П. Евгеньева. М: Русский язык, 1981-1988.

преобр.: Преображенский А.Г. Зтимопогический словарь русскою языка: В 2 т. - М.: ГИС, 1959.

СлРЯ: Словарь руссюго языка XI-XVII веюв. - Вып. 1-17. М.: Наука, 1975-1991.

Срезн.: Срезневский И.И. Материалы для словаря древнеруссюго языка: В 3 т. - М.: ГИС, 1958.

ССУМ: Словарь староукраинского языка XIV-XV вв.: В 2 т. /Ред. Л.Л. Гумецкая. - К.: Наукова думка, 1977-1978.

СУМ: Словарь украинского языка: В 11 т. - М.:, мысль, 1970-1980.

Фасмер: Фасмер М. Зтимологический словарь русского языка: В 4 т. - М.: Прогресс, 1986-1987.





Пошук по ключовим словам схожих робіт: