Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
СОБСТВЕННЫЕ ИМЕНА В когнитивно-ономасиологични АСПЕКТЕ
статті - Наукові публікації

Довбня Инна Петровна - преподаватель кафедры иностранных языков и методики обучения ГВУЗ "Переяслав-Хмельницкий государственный педагогический университет имени Григория Сковороды ".

В статье рассматриваются имена в когнитивно-ономасиологичному асиекти; определяется мотивационное иидьрунтя антроионимив , оказываются интра-и экстралингвистические факторы их формирования и исследуется внутренняя форма антроионимичного фрейма с лингвокультурологической и исихолингвистичнои иозиций.

Ключевые слова: антроионимы, когнитивно-ономасиологичний асиект, языковой знак, семантическая ирирода, идентификация, национально-культурное содержание.

In the article proper names in cognitive and onomastics aspects are examined; motivation basis of anthroponomy units, reveal intra-and extra lingual factors of their formation are defined and the interior form of anthroponomical frame from linguistic, cultural and psychological positions are researched .

Key words: anthroponomy units, cognitive and onomastics aspects, language mark, identification, semantic nature, national and cultural nature.

Имена - очень важная составляющая нашей жизни. Без них невозможна идентификация и индивидуализация человека. Трудно представить язык, в котором не было бы имен. Именно поэтому можно предположить, что они существуют с момента возникновения языка и его использования людьми. Отмежевавшись от общих названий, из которых они когда-то, возможно, были образованы, имена начали развиваться по своим закономерностям.

В период после 1960-х гг значительно усилился общественный интерес к генеалогии. В то же время выросла заинтересованность происхождению имен (что является предметом изучения антропонимии). Своим фамилией человек связан с прошлым, историей. Фамилия человека является неотъемлемым звеном семейного цепи. Уже давно специализированные издания предоставляют возможность удовлетворить потребности тех, кто ищет смысл и происхождение своей фамилии, тогда как исследования, посвященные исключительно именам, появились гораздо позже.

Социальный статус имени сравнению с фамилией заметно изменился на протяжении последних десятилетий. Кзлы говорится об обращении к человеку, все чаще замечаем замене формулировки "M /Mme, Mr /Mrs + фамилия" сообщением "имя + фамилия" без M /Mme, Mr /Mrs, а в определенном контексте даже само имя . Как считают Ш. Тане и Т. Орде [30, с. 5], имя, подробнее характеризует человека вытеснялась словам, идентифицирующие социальное положение (президент, доктор, профессор и т.д.). Представляется, граница между частным (именем) и публичным (фамилией) стала сегодня более размытой. Имя, как срослось с фамилией, стало обязательным условием идентификации индивида в социуме, оно с первых дней жизни отличает ребенка от других членов семьи: фамилия объединяет, имя выделяет. Учитывая это выбор имени сегодня наполняют новым смыслом, что лучше понять, изучив его историю.

Татьяна Красных [11], опираясь в своих размышлениях на диалог Платона "Кратил", выделяет три аспекта подхода к проблеме имени, которые являются актуальными и сегодня:

кто дает имена

чем руководствуется дающий имена

как познать сущность, исходя из имени.

Следует заметить, что вопросы внутренней формы имени имеет весомый теоретический потенциал ему посвящены научные разведки А. Лосева, Т. Красных, Л. Гнаповськои, А. Суперанськои, Л. Успенского, А. Карпенко, П. Чучки и др..

Имена, став достоянием человечества благодаря языку, является интересным объектом типологических исследований различных языков, ведь язык является неотъемлемой частью народа, его культуры, истории, образа жизни. Народная культура берет свои истоки с давних времен. Она содержит определенные обычаи, традиции, верования, суеверия. Даже сейчас в каждой культуре наряду с ведущей религией видим невикоринени остатки язычества. Например, в Западной Европе языческие боги уступили место католическим святым, а восточные славяне даже после внедрения христианства продолжали верить в русалок, домовых, чертей и в магическую силу слова. Но во все времена, независимо от религии, во время ритуальных обрядов место отводилось имени [24].

Актуальность исследования обусловлена ​​общей направленностью современной лингвистической науки в психокогнитивне пидьрунтя языковых единиц. Теоретическими основами этого направления служат научные исследования А.С. Кубряковои

А.А. Селивановой, А.Н. Кагановского, И.С. Шевченко и др..

Объектом исследования является ономасиологични структуры антропонимов и психолингвистические модели, которые являются основой их создания.

Предметом исследования является мотивационная основа и связь между семантикой имени и фрагментом знаний о его носителя.

Цель работы - определить мотивационное пидьрунтя антропонимов, выявить интра-и экстралингвистические факторы их формирования и исследовать их внутреннюю форму.

Поскольку Украина получила статус независимого совсем недавно, ее антропонимичних фрейм ни был актуальным объектом типологических исследований, поэтому сегодня целесообразно было бы выполнить следующие задачи:

осветить общетеоретические основы явления мотивации в когнитивно-ономасиологичному аспекте

охарактеризовать мотивацию имен в когнитивно-ономасиологичному аспекте

проанализировать психолингвистических и лингвокультуроло-ческие особенности и особенности внутренней мотивации имен.

Заметим, что вопросы внутренней формы имени и мотивации имеет весомый теоретический потенциал ему посвящены научные разведки А. Лосева, Т. Красных, Л. Гнаповськои

А. Суперанськои, Л. Успенского, А. Карпенко, П. Чучки
А.А. Земской, И.С. Улуханова и др.. В когнитивной ономасиологии мотивация определяется как сквозная для модели порождения психоментальная операция, результатом которой является семантико-ономасиологическая зависимость языковых знаков (мотиваторы и мотивированного), возникшей на основании связей различных компонентов структур репрезентации знаний.

Поскольку на создание имен влияют как интра-, так и экстралингвистические факторы, можно предположить, что мотивационные различия в антропонимов вызванные значительной степени позаказном факторами (культурно-историческими традициями, особенностями общественной жизни, своеобразием ментальности).

Современное состояние лингвистики характеризуется активизацией исследований, направленных на поиск связующего звена между языком и мышлением. В связи с этим усиливается интерес исследователей к проблемам индивидуально-личностной основы языковых явлений. Таким образом, индивид, осуществляющий речевой акт, попадает в круг анализа актуальных для современного языкознания вопросов.

Популярность идеи когнитивной лингвистики среди языковедов привела к ряду учений этого направления науки о языке. Здесь уместно добавить, что вообще языковые знаки приобретают значение, так как в них отражается опыт человека, который является пидьрунтям познания когниций мира. В контексте этого исследования мы исходим из того, что каждый индивид как языковая личность имеет свою концептуальную картину мира, формируется под влиянием загальнокилькисних тенденций.

Собственные названия относятся к одному из древнейших лексических слоев языка. Они составляют собой личный специфический класс внутри лексической системы языка. Первые антропонимы возникли в то время, когда человек почувствовал необходимость различать важные для себя предметы с помощью определенных звуковых комплексов. Антропонимы - это средство удовлетворения фундаментальной коммуникативной потребности в идентификации конкретного индивида среди ему подобных. Характерной для первых имен было отсутствие общего значения, предопределяло сохранение ими ярко выраженной внутренней формы. Будучи природными именами, имена отражали своеобразие отношения человека-носителя имени к окружающему миру, его систему ценностей и верований, этнопсихологических особенности и др.. Именно поэтому имена являются архивами истории народов [4, с. 16].

Наиболее явный модус функционирования антропонимов состоит в идентификации объектов ономастической континуума, по словам Ю.М. Лотмана, в единстве их перцептивных, когнитивных и аффективных характеристик, релевантных для индивидуального референта. М.В. Мишкевич под антропонимов понимает исторически обусловленный языковой знак, закрепляется за отдельными индивидами в процессе общения с целью их индивидуальной идентификации в обществе [16, с. 8].

Дж. Ст. Милль [цит. по: 4, с. 11] считает, что конотативни имена (собственные) имеют определенный понятийный смысл (концепт, сигнификат) и при этом денотують (определяют) предметы действительности (т.е. указывая на предметы, одновременно сообщают о них некоторую информацию), тогда как неконотативни имена (имена ), являясь лишь денотативной единицами, называют предметы без импликации им атрибутов [4, с. 11].

С точки зрения когнитивной лингвистики ономастических системы являются группами имен, которые мотивируются, определяются и взаимно структурируются особыми унифицированными конструкциями знания, т.е. позаказном факторами, и удерживают членов этих групп вместе. Это означает, что ономастических системы представляют собой фреймы (понятийные основы, понятийные структуры, средства организации, опыта и инструменты познания). Эти фреймы содержат такие конструкции знаний: 1) четкое осознание, что каждый собственное имеет только одного носителя 2) знание того, какие вещи и существа должны получать в определенном языке имена 3) понимание того, что разряды вещей и существ получают свои имена разными путями номинации в различных условиях.

Собственное имя - это языковая единица, выделяется в рамках общей категории "имя предмета" и служит целям индивидуализируя идентификации объектов реального мира в тех классах предметов и явлений, которые представляются важными в жизни человека как общественного индивида . Антропонимы занимают в языковой системе промежуточное положение, поскольку функционируют как своеобразные языковые и культурно-исторические индексы [6, с. 5]. Имена можно объединить следующими положениями: в основе различения собственных и общих названий лежит жесткое противопоставление двух языковых функций - денотативной (идентифицирующей) и семасиологичного (классифицирующей) функциональная специфика имен проявляется в их гипертрофированной номинативности; специализация имен в денотативной функции является следствием их семантической св оеридности, которая заключается в отсутствии в них лексического значения [4, с. 15]. Связь антропонимической лексики с системой данного языка проявляется в оформлении личных имен как грамматических и словообразовательных единиц этого языка. В то время как зеркало культуры антропонимы тесно связаны с миром материальных и духовных ценностей общества на определенных этапах его развития.

А.Ф. Лосев писал, что в имени - сочетание различных физиологических, психических, феноменологических, логических, диалектических, онтологических сфер [Цит. по: 4, с. 24]. Здесь сгущенная квинтэссенция как человеческого разумного, так и разного другого человеческого, разумного и неразумного бытия в жизни.

Вариативность языковых смыслов содержится в антропонимов как единицы языковой системы. Поскольку языковое значение собственного имени потенциально содержит в себе его возможные применения, каждое применение собственного имени является конситуативно связанной реализацией именно языкового значения данного антропонимов, А не приводится контекста. Другим доказательством наличия у имен языкового значения является широко распространенное использование антропонимов, находящихся на разных стадиях перехода в общие названия для вторичного наименования неодушевленные. Языковой значение собственного имени фиксирует именно те признаки референта, отраженные в представлениях о нем всех носителей языка. Наличие в содержании речевых реализаций антропонимов абстрактных компонентов значения, регулярно повторяются - как "носитель имени", "существо", "пол", "национально-языковая принадлежность", "социальная характеристика", "эмоционально-оценочная характеристика" - определяет их вхождения в языковую систему. Именно набор этих компонентов позволяет антропонимов выступать в роли выразителей конкретного смысла в заданных условиях ситуации и контекста. Учитывая, что индивидуально-языковая компетенция, представляющая собой психической реальностью, выступает как языковое знание о мире, представлено в виде семантических компонентов, то выделена в семантике антропонимия отдельных сем способствует решению вопроса о соотношении в семантике собственного имени общеязыковой и незагальномовного знания [4, с . 35-36].

Для выявления непосредственного механизма, что приводит вариативность и динамичность процесса актуализации собственного имени, следует иметь в виду, что в целом потенциальный набор сем антропонимов как номинативных единиц детерминируется общими характеристиками того семантического разряда, к которому принадлежит слово. Наличие в языковом значении собственного имени категориально семантических признаков "предметность", "существо", "личность" позволяет распространить на антропонимы общие характеристики микросистемы названий лица, структурирование которой отражает различные составляющие сложного концепта "человек".

В отличие от общих названий, имена даются каждой индивидуальной личности отдельно и закрепляются за ней не на основе логических или категориальных соответствий, а путем звучащего повседневного употребления. Однако лингвисту следует постоянно иметь в виду внеязыковые ассоциации имен, первое место среди которых принадлежит социальным факторам, которые в свою очередь тесно связаны с историей, политикой, экономикой, модой.

Имя как национальный знак воспринимается прежде всего в языковом плане. Говоря об именах определенного языка, мы имеем в виду их языковые формы, принятые в данном языке, и практику их соотношение с данным народом [23, с. 16]. Заимствованные, но не натурализованные в новом языке имена представляют двойные национальные знаки, функционирующих в новом языке и сохраняют связь с языком, которые породила. Имя как социальный знак воспринимается прежде всего в плане его функционирования в речи. Но другая языковая форма в имени обычно продиктована конкретной экстралингвистической ситуацией: в зависимости от среды и ситуации одно и то же лицо именуется различными способами и каждая такая форма социальная. Таким образом, имя выступает как национальный знак в речи.

По Л.В. Гнаповською, для анализа природы личного имени как свернутого национально-культурного текста следует исходить из теории адресованости текста как его опредмечувальнои категории. Текст выступает как продукт и инструмент коммуникативной и когнитивной деятельности человека, являясь основной и независимой единицей языка [13, с. 33-35]. Текст - это также специфическая деятельность и средство хранения и передачи информации, основная единица общения, форма существования культуры и продукт определенной исторической эпохи, отпечаток психической жизни индивида [12, с. 78-80]. Это когерентный организм, в котором одновременно отражены различные аспекты языка и мышления [3, с. 43, 46-47]. Это организованная и структурированная единство, служит для выражения коммуникативной потребности человека [2, с. 44-46, 19, с. 18-20]. Будучи реализацией интенции автора, любой текст предстает перед реципиентом как результат субъективно маркированной картины реального мира, где соединяются единичное и общее [5, с. 67-70]. Л.Г. Васильев, опираясь на идеи Бахтина, заявляет, что текст - это специфическая метаинформация о неречевое действительность.

Заложенные в имени глубинные смыслы есть, с одной стороны, жестко фиксированными (для носителя данного имени), а с другой - творчески изменяемыми (для его интерпретатора). Такие смыслы могут представлять для адресанта-интерпретатора многочисленные разрезы одного общего образа-текста.

Будучи сложным по своей семантической природе и разноаспектных языковым знаком, личное имя содержит в себе информацию разного рода и глубины. Эта информация диффузно взаимодействует внутри антропонимов, образуя определенный национальный код данного народа и языка. О днако какого бы рода и глубины не была закодирована информация, в основе антропонимичних знака лежит концептуальная программа, поскольку личное имя тесно связано с людьми и теми социальными отношениями, которые существуют в человеческом обществе. Таким образом, антропонимы могут быть богатым источником для анализа картины мира определенного народа на определенном временном срезе и действенным коммуникативным элементом в межличностном и межкультурном общении. А поскольку личное имя обязательно имеет прозрачное или скрытый смысл, то оно еще рассматривается как лингвистически мотивирован знак.

Будучи многоаспектным, многомерным и полисистемным вербальным образованием [6, с. 9], антропоним является интересным объектом исследования мотивационной основы. Общепризнанно, что отношение между конкретным в собой и ее собственным именем не дано от природы, а является произвольным, иногда даже случайным. Однако найменувач не является абсолютно свободным при выборе имени для новорожденного. Его своб?? Да действий ограничена. В наших современных условиях человек не может выбрать за имя св оий ребенку любой звуковой комплекс. В распоряжении есть специальные слова, принятые традиции. Но даже в этих рамках в найменувача является частью вполне конкретный повод или основание для выбора именно этого, а не другого имени. Иначе говоря, найменувач в своих действиях зависим от действующих мотивов наименование, подчиненных общим принципам номинации. Таким образом, хотя связь между лицом и его именем произвольный, он в значительной степени мотивирован.

Каждая единица языка рассматривается через призму речевой-ментальной деятельно сти людей, важным фактором которой является внутренняя форма слова. Внутренняя форма слова была предметом исследования многих ученых, начиная от В. фон Гумбольдта и А.А. Потебни. М.И. Голянич рассматривает внутреннюю форму слова как концептуальную признак, закрепленную в слове, и когнитивный код слова, который соотношение ситься с теми параметрами понятия, на основе которых формируется новое [7].

В языке отражены окружающая действительность и внутренний мир человека - его культурный, жизненный, философский и перцептивный опыт, обобщены результаты квалификативни-оценочных сфер познания, то есть она не только объективируется, представляет действительность, но и обслуживает речемыслительная деятельность [ 7, с. 5]. Внутренняя форма слова укоренена в мире и отражает в слове как результат акта познания новый виток бытия, новый ракурс постижения действительности. Как внутреннее мотивировки слова внутренняя форма включает в себя его семантический потенциал, его способность к актуализации.

Язык как уникальная сигнификативный-репрезентационной система, характеризуясь двойной соотнесенность с предметами действительности - через систему номинаций - и их реализацию в актуальном речи, способна объективировать любой фрагмент действительности, формировать и выражать любое мнение. Отличаясь способами и формами существования в сознании, концепты слова имеют и неодинаковое языковое выражение: разную соотнесенность с элементами языковой картины мира, разные точки пересечения и наложения. Внутренняя форма слова, по М.И. Голянич, проецируется на те концепты, имеющие материальный коррелят - генетическую память [7]. Концептуальная признак до момента материализации понятия в слове не является постоянной: доминирующее в момент формирования понятия может редуцироваться в процессе формирования слова, причем настроение говорящего, возраст, его ценностные ориентации играют не последнюю роль в вербализации именно той, а не иной признаки [7, с . 26].

Как концептуальная признак внутренняя форма слова не только выражает собой определенный смысл, но и выполняет квалификативни (характеризующую) функцию, давая характеристику объекта, обозначаемую словом.

История развития внутренних форм слова - это история развития мотивов, импульсов, влияний, окружений, это история развития значений слов, архетипов. Итак, внутренняя форма слова - это посредник между новым смыслом и его отнесенностью к действительности, представляет собой свернутое суждение об определенной характерный признак объекта. Семантический спектр данных признаков многомерный, хотя каждая из признаков аккумулирует опыт, который, с точки зрения говорящего, не всегда соответствует действительности.

Возвращаясь к мотивационной базы антропонимов, следует отметить, что мотивы наименований бывают разные. Чаще всего они связаны с эстетическими, религиозными и политическими предпочтениями или убеждениями среды, в которой живет найменувач [26, с. 39]. В этих мотивах скрыто образ мышления народа, его психологию, различные верования, взгляды на мир, на жизнь и на смерть.

По П.П. Чучкой, в наше время существует несколько мотивов выбора имени для ребенка в обычных условиях, а именно: а) набожность или суеверие родителей, б) семейные традиции, в) выдающиеся или авторитетные лица и г) влияние времени. Что же касается древнейшее зафиксированных памятников, то принципы предоставления имен были другими. Определяющими факторами при выборе имени для новорожденного в древние времена были внешние признаки или внутренние свойства самого ребенка, обстоятельства рождения ребенка, в частности, время или очередность ее появления в семье, внутреннее оценочное (положительное или неодобрительное) отношение родителей до самого рождения ребенка [26 , с. 38-54].

Наряду с названными выше, в древние времена действовали и другие принципы наименования людей. Некоторые из них опирались не столько на констатацию характерных черт, присущих ребенку, сколько по желанию родителей видеть своего ребенка именно такой, а не какой-то другой. Отсюда и имена охранные, бажальни, заклинательные.

Конечно, воссоздать в наше время верования и образ мышления наших предков нелегко, но сомнений нет, что предоставляемая имен в ту пору было тесно связано с различными языческими верованиями. Если в XX в. по имени некоторые люди еще видели сверхъестественную силу, верили в то, что между человеком и его именем существует неразрывная связь, имя способно влиять на черты человека, на его прелесть, здоровья, счастья и судьбу, то в XIII в такие верования, бесспорно, были еще в расцвете.

Таким образом, имя представляет определенный очаг культуры народа. На протяжении тысячелетий культура определялась прежде религией. Любая религия несла с собой комплекс моральных, правовых и традиционно-бытовых норм. Одной из главных культурных ценностей религии есть определенный массив имен.

Собственное имя рассматривается в работе как языковая единица, служит целям индивидуализируя идентификации объектов реального мира. Антропонимы занимают в языковой системе промежуточное положение, поскольку функционируют как своеобразные языковые и культурно-исторические индексы. Антропоним рассматривается в этой
статьи как исторически?? составлен языковой знак, закрепляется в процессе общения отдельными лицами с целью их индивидуальной идентификации в обществе. В основу антропонимичних номинации положены концептуальные установки найменувача, основанные на его прошлом опыте. Процесс образования антропонимов анализируется как разновидность кодирования определенной суммы социокультурных знаний. Акт антропонимичних номинации рассматривается как сложный коммуникативный акт, в котором с помощью имени как лингвосоциального знака вербализуется интенция именовали, а наименован становится интегрированной частью общественной деятельности.

Собственное имя трактуется как югнитивне образования, представляет определенные знания о названного индивида. Этимологически любой антропоним является результатом кодирования определенного социального сюжета. Как носитель социокультурной информации и вербальное образование, через которое эта информация передается от поколения к поколению, личное имя представляет собой свернутый текст. Реконструкция внутренней формы антропонимов позволяет декодировать текст. Он представляет знания о процессе наречения именем индивида и его вхождения в общественной мира. Данный текст функционирует как номинативная-коммуникативное целое в широком контексте культуры социума, поэтому собственное имя идентифицируется как свернутый национально-культурный текст. Так, антропоним по сравнению с именем является высшим уровнем организации.

ЛИТЕРАТУРА

Алисова Т.Б. Ономасиологическими подход при сопоставительного изучении лексико-синтаксических структур двух язьиков //Вестник Мосювсюго университета. - Сэр. 9. Филология. - 2005. - № 3. - С. 46-51.

Аспектьи общей и частной лингвистичесюй теории текста /Отв. ред. Н.А. Слюсарев. - М.: Наука, 1982. - 192 с.

Береговская З.М. Очерки по зкспрессивному синтаксиса. М.: Рохос, 2004. - 445 с.

Блох М.Я., Семенова Т.Н. Имена личньие в парадигматию, синтагматике и прагматик. - М.: Готика, 2001. - 186 с.

Гаибова Н.Т. Коммуникативньие аспектьи изображения речемьислительной деятельности персонажа в структуре художественного текста (на материале англоязьичной литературьи): Автореф. дисс. ... Канд. филол. наук: 10.02.19 /Академия наук Грузинсюй СССР. - Тбилиси, 1986. - 49 с.

Гнаповська Л.В. Лингвоюгнитивни и лингвокульгурологични характеристики английских антропонимов германского пождження: Автореферат дис. ... Канд. филол. наук. - М., 1999. 21 с.

Голянич М.И. Внутренняя форма слова и художественный текст: Монография. - Киев: Плай, 1997. - 257 с.

Кагановская А.Н. Текстовые юнцепты художественной прозы (на материале французской романистики середины XX столетия): Монография. - М.: Изд. центр КНЛХ 2002. - 192 с.

Кочерга ГВ. Мотивация видименниювих глаголов в современном
украинском языке (когнитивно-ономасиологичний аспект): Автореферат дис. ... Канд. филол. наук. - Одесса, 2003. - 19 с.

Кочерган М.П. Сопоставительное языкознание и проблема языковых картин мира //Языкознание. - 2004. - № 3. - С. 12.

П.Красньих Т. В философии имени. - Режим доступа: http //www Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript .

Кухаренко В.А. Интерпретация текста: Учеб. пособие. для студентов старших курсов факультетов английского языка. - М.: НОВАЯ КНИГА, 2004. - 272 с.

Лексикон общего и сравнительного литературоведения. Черновцы: Золотые литавры, 2001. - 636 с.

Литвин И.М. Мотивация российских отсубстантивных наречий в когнитивно-ономасиологичному аспекте: Автореферат дис. ... Канд. филол. наук. - М., 2002. - 20 с.

Масенко Л.Т. Украинские имена и фамилии. - М.: Т-во "Знание" УССР, 1990.

Мишкевич М.В. Ареальная специфика французских антропонимов (Фонетический аспект): Автореферат дисс. ... Канд. филол. наук. - Минск, 1985. - 22 с.

Пак С.Н. Личное имя в лингвоюгнитивном освещении //Вестник Московсюго университета. - Сэр. 9. Филология. - 2004. - № 1. - С. 73-85.

Петрова Е.В. Особенности номинации в псевдонимии немецкого и украинского языков: Автореферат дис. ... Канд. филол. наук. - Донецк, 2005. - С. 1.

Реферовская Е.А. Лингвистические исследования структурьи текста. - Л.: Наука, 1990. - 248 с.

Селиванова Е.А. Когнитивная Ономасиология (монография). К.: Издательство украинсюго фитосоциологичесюго центра, 2000. - 248 с.

Системы личньих имен в народов мира. - М.: Науия, 1989. - 436 с.

Суперанская А.В. Что такое топонимика? - М.: Наука, 1984. - 211 с.

Суперанская А.В. Язьиковьие и внеязьиювьие ассоциации собственньих имен //Антропонимика. - М.: Наука, 1970. - 156 с.

Суперанская А.В. Имя - через века и страньи. - М.: Наука, 1990. - 192 с.

Успенский Л. тьи и твое имя. - Л.: Детгиз, 1961. - 216 с. 26.Чучка П.П. Антропонимия Закарпатья (вступление и имена):

Конспект лекций. - Ужгород, 1970. - 202 с.

Худаш М.Л. Из истории украинсьюи антропонимии. - М., 1977. - 188 с.

Dauzat A. Les noms de personnes. Origine et evolution. - P.: Libr. Delagrave, 1934. - 432 p.

Morlet M.-T. Dictionnaire etymologique des noms de families. - 512 p.

Tanet Ch., Horde T.D. Dictionnaire des prenoms. - Larousse. P.: Cedex, 2005. - 480 p.





Пошук по ключовим словам схожих робіт: