Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Знаковым ТЕОРИЯ В семиотике КОММУНИКАЦИИ
статті - Наукові публікації

Грихно Татьяна Ивановна - ассистент кафедры иностранных языков и прикладной лингвистики Национального авиационного университета

Проблема соотношения слова и вещи, слова и содержания, языкового знака и его значение вызвала и вызывает множество споров и дискуссий. Вопрос о звучании и значение слова - главный вопрос коммуникативной теории, которое раскрывается в данной статье.

Ключевые слова: коммуникация, коммуникативная теория, языковой знак, слово, звучание и значение слова.

The problem of correlation of the word and the thing, the word and the sense, the linguistic symbol and it's meaning produced a crop of debates and disputes. The article is dedicated to the analyzes of views of the word's phonation and significance as the main question of the theory of communication.

Key words: communication, communicational theory, language mark, word, sounding and meaning of the word.

Начиная c древних времен, можно вьиделить два принципиальньих течения в отношении к слову, к словесно м знака, к знаку вообще. Зти взилядьи прослеживаюгся Не только в научньих парадигмах, но и в наивньих воззрения на язьж и коммуникацию. Но для начала введем два термина, широко используемьие в лингвистике благодаря Датский язьиковеду XX в. Луи Ельмслеву: план вьиражения и план содержания знака в упрощенно смьисле (для вербального язьж) - зто звучание и значение, для других разновидно стей коммуникации зто внешняя оболочка знака (визуальньий образ, архитектурное сооружение, жест, поступок или собьитие, пиктограмма и т.п. .) и - опять же - значение. Семиотика или семиология, таким образом, является наукой о значащих формах, средствах вьиражения значения.

Анализ неизбежно сталкивается с двумя сторонами знака, их взаимосвязью и взаимоотношениями. Как получается, что какая-то форма (сотрясение воздуха человеческим речевьим аппаратом, начертания на листе бумаги, фотография, наскальное изображение и т.п.) может что-то обозначать для кого-то, а зто значение может влият на мнения и поступки людей ? Может бьить, зто значение находится 'внутри' с тех знаков [2, с. 79]? Е.М.Верещагин отмечает: "Слово ... - Духовно-физический процесс, а не чисто физический, не просто внешний звук ..., оно ... непременно имеет смьисл, и хотя бьи
в бреду, во сне, все же слово только своего смьисла, и раз оно стало словом - акт нашего духа, оно непременно направлены на обьект, им обозначаемьш "[1, с. 296]. Вопрос о значении - главньш и самьш парадоксальньш вопрос коммуникативной теории и всего гуманитарного знания [2, с. 79]. А.Ф. Лосев пишет: "И поскольку заранее еще не известно, на что способно данное слово и какое собьпие оно вьизовет в человеческой жизни, необходимо сказать только одно: в основе своей слово есть заряд, и НЕ физический заряд, а коммуникативно-смьисловой заряд, и физические размерьи его возможньих действий часто даже нельзя предусмотреть "[4, 15].

Еще античньие философьи сформулировал два подхода к связи звучания и значения (при зтом значением слова - преимущественно существительного или иногда глагола - считался предмет или действие, которое оно обозначает). Значение

"может что открьивается в предмете или явлении обьективно - в системе обьективньих связей, отношений, взаимодействий. Значение отражается, фиксируется в язьике и приобретает благодаря зтому устойчивость. В зтой форме, в форме язьпсового значения оно составляет содержание общественного сознания, в значении слова Зафиксировано знание в реальной действительности в то степени полнотьи, насколько зто доступно обществу на конкретном зтапах исторического развития. Бьповое сознание наивного пользователя коммуникативной системные "не задумьивается ': шелковьш лоскуток - зто просто шелковьш лоскуток. Первобьпное сознание (зто доказано многочисленньимы наблюдениями зтнографов по ритуальньимы действиями и тп.) НЕ разделяет Не только звучания и значения, но и отождествляет предмет с обозначающий его словом или вторым символом. Вспомните о заговорах, колдовстве, когда действия над символами считаются способньимы изменить существующее положение вещей.

Многие современньие люди верят в приметьи: когда ассоциативная или традиционная связь предметов с людьми и собьитиямы (план содержания) принимается за реальную связь, люди верят в возможность влият на собьития, на свою судьбу и других людей. Какая связь между черной кошкой, перебежавшей Вам дорогу, и Вами? Зта связь именно семиотическая: образ черной кошки (план вьиражения) традиционно связан с возможностью несчастья (план содержания). Но есть ли при зтом связь между зтой самой конкретной кошкой и несчастья? Как поется в песне: Говорят, НЕ повезет, если чернью кот дорогу перейдет, а пока наоборот: только черному коту и НЕ везет. Люди "не ладят с котом 'только благодаря засоренносты своего сознания принимаемьимы ими на веру, без анализа, ассоциациями. Правда, второй и НЕ бьивает. Людям просто необходимо жить в мифологизированно м мире, где звучание и значение, знак и предмет связаньи, поскольку зта связка в сознании позволяет организовать как работу самого сознания, так и действия человека в окружающем мире. Знаки, таким образом, - зто мифологические единицьи (мифологемьи), способствующие организации человеческой деятельности. Другими словами, сознательньш смьисл вьиражает отношение мотива к цели. Если начать их анализировать, то миф разрушится, остановится и деятельность. Позтому в человеческом обществе и произошло разделение труда: большая часть людей обьично НЕ задумьивается, Используя знаки задумьиваются только специалистьи, исследователи и коммуникативньие технологи.

Знак как мифологийема - очень зкономное средство. Не необходимо каждьий раз анализировать, почему тот или иной звуковой или визуальньий комплекс отсьилает наше сознание к определенному предмету или идее. Как пишет теоретик массовой коммуникации М.Мак-Люзн, миф НЕ хромает, а прьигает (здесь полезно вспомнить английское вьиражение to jump at conclusions, иссл. 'Прьнать на вьиводьи', т.е. приходит к вьиводам без рассуждений). Зто НЕ является недостатком коммуникации. Если бьи приходилось рассуждать над каждьим знаком, коммуникация просто остановилась бьи. Попробуйте несколько минут читать одно и то же слово - и вьи столкнете сь с известньим в психолингвистике парадоксальньим явлением: вьиветриванием семантики. Слово перестанет для Вас иметь значение! Так, зкспериментальньим путем Вьи сможете доказать себя существование двух семиотических планов.

Однако зта 'скоропалительность вьиводов' может сьиграть и довольно негативную роль: вас могут обмануть, заставил сделать бьистрьий вьивод, которого вьи могли бьи и НЕ сделать, если бьи решили подумать подольше. В особенности широко тем пользуются политические деятели и пропагандистци. Если слово в бьитовом сознании настолько тесно связано с предметом, то иногда можно предьявлять злекторату слова вместо предметов и реальньих поступков. Можно вспомнить продовольственную программу ЦК КПСС, когда предполагалось, что манипуляции со словами должньи 'накормить народ ». Подобная нерасчлененности предмета и слова, значения и звучания действительно предопределено чисто технически: расчлененньий язьик использовать невозможно. Однако в зтом зарьита и очень злая собака: возможность если не лгать, то мистифицировать, вводит наивного человека в заблуждение Относительно положения вещей с помощью слов [2, с.81].

Современная семиотика в качестве своего основного принципа вьидвигает тезис о принципиальной немотивированносты знака, его арбитрарносты. Зто значит, что между звучанием и значением имеется необходимой, принципиальной связи. Следует признать, что и зтот тезис можно обнаружить и в бьитовом сознании: в поговорках Хоть горшком назови, только в печку НЕ сажу. Принцип немотивированносты знака является первьим фундаментальным законом семиотики, лингвистики и теории коммуникации.

Другой стороной знака является как раз обратное его свойство, то есть его мотивированность, его внутренняя форма и т.п. Сочетание с тех двух принципов должно пониматься диалектически, впрочем знак как посредник между миром и человеком, сферой предметов и сферой смьислов быть не может НЕ испьитьивать влияния с двух из тех сторон во всех отношениях. Произвольность знака - динамическая его сторона, обусловливающая самую возмо жность коммуникативного его употребления и изменений в системах коммуникации. Произвольньш перенос значения совершается уже в исходном пункте семиозиса (знакотворчества, создания знака), в употреблении aliquis pro aliquo (лаиинское вьиражение, служащее 'девизом' семиотики, оно значит: что-то вместо чего-то). Мотивированность - консервативная, нормотетическая сторона обусловливающая относительную стабильность картинзи мира в язьике и коммуникативньих системах в целом.

Произвольность знака не абсолютна и НЕ относительна, но именно принципиально, для вьиполнения функции обозначения безразлично, какая именно сторона обьекта будет взята в качестве основьи для семиозиса (распространенньий лингвистический пример: рус. земляника, нем. Erdbeer от Erde = земля, Анил . strawberry от straw = солома и т.п.), но то, что взята именно зта сторона остается как норма для определенного исторического момента (периода). Решение из того противоречия возможно с введением параметра времени и позиции пользователя - отправителя или получателя сообщения. К употребления (создания) знака отправитель имеет поле возможного вьибора, после употребления (создания) знака зто - уже факт, подлежащей интерпретации получателем.

В семиотика, лингвистике и теории коммуникации для исследования знаковьих отношений принято пользоваться так назьиваемьим 'треугольник Фреге ". Фреге - немецкий ученье, один из основателей математической логики - так писал о знаке: "Употребляя знак, мьи хотим сказать что-то не

в знаке, но главньим, как правило, является его значение ".

Тип вещи, предмета, явления действительности назьивают денотат знака. Конкретную вещь чаще назьивают референтом знака. Поскольку человек обозначает вещи НЕ напрямую, а через свое восприятие вещи, то в зту вершину треугольника часто помещают представление о вещи, сигнификат знака. Понятие также иногда назьивают еще и по-другому: концепт или десигнат знака.

Три стороньи треугольника Фреге дают три раздела семиотики: семантику (значение), синтактику (знак), прагматику (человек). Знамение не рождается внезапно, в природе есть возможности для его возникновения. Взаимодействия предметов и существ могут происходить непосредственно, а могут и опосре доваться. Вьиделяют три вида знаков по степени близости их к исходному предмету: признаки, сигналь и собственно знаки. Цвет овоща или фрукта является признаком зрелости или свежести (и наоборот). Дьим сигнализирует о наличии пожара. Знак вьиполняет функцию замещения предмета.

Природньие знаки не являются интенциональньимы, преднамеренно употребленньимы. Человеку также свойственньи непреднамеренньие знаки: дрожание рук вьидает волнение, покраснение щек - стыд и т.п. Хороший коммуникатор по внешнему виду собеседника вполне способен предсказать ход разговор?? и его результат, и даже скрьитьие намерения второго коммуниканта. В то же время большая часть человеческих знаков - интенциональньие знаки, то есть они употребляются преднамеренно, направлений на какой-либо предмет [2, с. 87]. Семиологические исследования коммуникативньих систем во многом опираются на трудьи швейцарского лингвиста Ф. де Соссюра. Соссюр рассматривал знак как билатеральное (двустороннее) психическое образование, соединяющее понятие (означаемое) и акустический образ (означающее). Зто двустороннее образование создается не для индивида, а Лишь для коллектива. Основньим же вкладу Соссюра в науку следует признать идею системности язьика достойной коммуникативньих систем. Каждьий знак каждьш с крик системьи не существует и не имеет значения сам по себе: значение поддерживается взаимной связью всех злементов системьи.

В дальнейшем русский ученьш С.О.Карцевский, Развивая идею знака, ввел понятие асимметрично дуализма. Означаемое и означающее связьшаются только на мгновение, каждое из них может иметь свою историю развития. Так обьясняется, почему в истории знаков, в диахронии изменяется их внешняя форма (например, Фонетический облик слова: древнеанглийской hlafweord и современное lord, значение почти то же самое), хотя знак может НЕ терять при зтом своего значения.

Так же можно обьяснить, почему при неизменно означающем значение (означаемое) изменяется в истории, то есть в диахроническом плане (например, свастика как символ успеха в Германии тридцатьих годов и как символ постьидного прошлого в современности), или одно и то же означающее в синхронию может иметь несколько значений (например, слово ключ: инструмент для открьивания замков и музьикальньий знак регистра).

Нередко можно встретить наивньий взгляд на знак, напоминающий первобьитное неразделение знака и предмета, означаемого и означающего. Многие люди Считают, что знаки Имеют внутреннее, врожденное, "истинное", "правильное" значение, что есть 'плохие' и 'хорошие' знаки. Они Правью только в определенном смьисле. Знак действительно пслучает оценочную интерпретацию, но только с точки зрения всей системьи, кода, язьика, которую применяет пользователь и его социальная группа. Сравните написание некоторьих слов в русском тексте и белорусских переводе: Вьи, профессор, воля ваша, что-то нескладной придумали! //Вьи, прафесар, воля ваша, но не слишком сложно прьидумали! (М.Булгаков. Мастер и Маргарита. Перевод А.Жука). Похожие слова близкородственного язнка кажутся искажением в другом язьике, а его носители - "неграмотньимы '. Наивньие пользователи язьика часто вьисказьивают 'странньие' мнения: Украинская - зто такой язык которьий Былого специально придуман, чтобьи смешить людей; и наоборот: в постсоветской Украине националистьи Считают русский язьик вульгарньим и грубьим, запрещая исполнение песен на русском.

В наивньих взглядах нарушается принцип системной конгрузнтносты (соответствия, совместимости): люди пьитаются интерпретировать знаки, принадлежащие другой системе, втором кода втором язьику, через посредство своей собственной системные, своего язьика, своей культурьи. Нельзя бьить грамотньим или неграмошьим, культурньим или некультурньим вообще, можно вести себя правильно или неправильно только с точки зрения определенного культурного кода, язьика, семиотической системьи, то есть системьи условностей. Если человек, скажем, кладет ноги на стол или ульибается в официальное обстановке, то зто может бьить вовсе НЕ от отсутствия воспитания - а может бьить, он американец? Если мьи видим свастику на Мавзолее зль-

Регистан в Самарканде, то из из того вовсе не следует, что древний народ, построивший зтот памятник архитектурьи, Былого последователей Адольфа Гитлера [2, с. 90].

Культурньш и язьжовой круг вокруг человека и сообщества людей является по средника между ними и (враждебной или нет) окружающей средой. Консервативная функция коммуникативньих систем, охраняющая норму внутри круга, Фактически способствует их вьиживанию. Вопрос о границах, таким образом, - тоже вопрос семиотический: в природе имеется государственньих границ.

С идеей системности и взаимодействия систем связаньи работьи Л. фон Берталанфи, биолога, разработавшего понятие системьи и типологию систем. В общей теории систем определяются открьитьие системьи (осуществляют импорт и зкспорта злементов и структурьи) и закрьитьие системь. Собственно закрьитьие системьи вряд ли возможньи (с ними отсутствовала бьи коммуникация), позтому говорят об условно закрьитьих системах. Язьик и другие системьи коммуникации можно признать условно закрьитьимы системами, поскольку они, во-первьих, живут по собственньим внутренним законам, а во-вторьих, никогда НЕ импортируют злементьи и формные других систем.

Такие явления, как заимствование иностранньих слов (между двумя язьиковьимы системами) или звукоподражания животному миру (между язьпюм и миром) не могут считаться импортом материи или формьи. В первом случае и значение, и звучание иноязьичного слова интерпретируется уже имеющимися средствами принимающего язьика (например, в слове вестерн отсутствует английский звук [w], а похожие звука не являются английскими фонемами из слова western!). Принимающим язьик как бьи осуществляет 'перевод' знака своими средствами. Если речь идет о звукоподражании, то только наивньий человек может полатях, что кошка произносит звуки (Соответствующие русским фонемам) из слова мяу а собака - из слова гав-гав. Как же бьить тогда съ англоязьичн?? Ими 'собаками, произносящими bow-wow [2, с. 92]

Злементьи культурьи, как и любьие другие знаки, Также не заимствуются в семиотическом аспекте. Хотя в материальном их-то как раз можно зкспортировать и импортировать, но даже здесь возникают проблемные перевода (другое напряжение в сети для бьитовьих приборов, Ины традиции кулинарной семиотики для продуктов питания, различия в традициях семиотики одеждьи и бьита и тп.). Такой знаковьш злементы одеждьи как джинсьи, имевший в исходной культуре значение "повседневная одежда", достаточно долго являлся символом свободьи, молодежного протеста, антисоциального поведения. Супермаркет, магазин-салон и другие реалии торговой сферьи до сих пор не могут адаптироваться к коммуникативной среде по стсоветской России. В торговьих заведениях, заимствующий символьи западного погребительcксго общества, они Имеют иное Коммуникативное наполнение. С одной посторонние, многие российские супермаркетьи представляют собой всего лишь киоски, разложенньие по полкам, многие салоньи ютятся на двух-трех квадратньих метрах. В зтом случае мьи видим явньш сдвиг означаемого, принятие желаемого (означаемого в исходной системе) за действительное. Реальность в заимствующий Систему такова, даже зкономические моментьи говорят об зтом: Цэнь в крупньих супермаркетах Западе всегда намного ниже, чем в мелких магазинах и тем более в киосках благодаря большему обьему продажа и товарооборота. В России же картина прямо противоположная: к Неумение торговать и поставит дело на широкую базу добавляется неуемное желание назьиваться красиво, "по-иностранческы '. Того же рода и тяга к иностранньим названиям, зачастую написанньим рукой троечника: Goodbay, America; Second Hend (вспомним, что bay по-английски 'бухта', а hen - "курица") и т.п. План вьиражения и план содержания, казалось бьи, сходньих знаков движутся Относительно друг друга в разньих семиотических системах по-своему.

И наконец, Не только связь означаемого и означающего в знаке, или знака с предмета, не вечна. НЕ вечна и окончательности создания самого знака. Знак сам может стать означающим, указьивая на новое означающее. Ю.С.Степанов обьясняет таким образом появление стилистики и риторики. Если есть возможность вьибора хотя бьи из двух знаков, то факт вьибора приобретает социально-культурную значимость и может бьить использован для воздействия на собеседника. Так, например слово лицо является означающим соответствующей части тела человека. Но можно сказать лицо, а можно и морда. Вьибор второго знака имеет дополнительное социально-культурное значение: желание обидеть, проявление ление невоспитанность и т.п.

Можно подвести итог, сформулировав основньие законьи или принципьи семиотики:

принцип принципиальной арбитрарносты знака

принцип системно-исторической обусловленности знака

принцип асимметрично дуализма

принцип границ семиотической системные

принцип многоуровневость семиозиса [2, с. 95].

ЛИТЕРАТУРА

Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Лингвострановедческая теория слова. - М.: Русский язьик, 1980. - 320с.

Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. - Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. - 175с.

Леонтьев А.А. Национально-культурная специфика речевого поведения. - М.: Наука, 1977. - 352с.

Лосев А.Ф. В поисках построения общего язьиюзнания как диалектичесюй системьи //Теория и методология язьиюзнания: Методьи исследования язьика. - М., 1989. - С.5-92.





Пошук по ключовим словам схожих робіт: