Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
УКРАИНСКАЯ МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ ХХ - начале ХХI в.: СРОКИ НА ОБОЗНАЧЕНИЯ ЧАСТЕЙ РЕЧИ
статті - Наукові публікації

И. Ярошевич

В статье сосредоточено внимание на вопросах возникновения и функционирования в русском языке терминов на обозначение частей речи, Которые являются Основными единицами морфологического уровня; прослежена конкуренция синонимически аналогов обозначенной группы терминов на их пути к унормированию; прослежены взгляды ученых на количественный и качественный состав ЭТИХ терминов в связи с появлением новых направлений в современном языкознании.

Ключевые слова: морфологическая терминология, части речи, лексикограмматическая группа

В статье сосредоточено внимание на вопросах возникновения и функционирования в украинском языке терминов для обозначения частей речи, которые являются основными единицами морфологического уровня; прослежена конкуренцию синонимических соответствий указанной группы терминов на их пути к нормализации; прослежена также взгляды ученых на количественный и качественный состав этих терминов в связи с появлением новых направлений исследований в современном языкознании.

Ключевые слова: морфологическая терминология, части речи, лексико-грамматическая группа

This article concentrates on origination and functioning of terms for parts of speech as the main units of Ukrainian morphology. The author also observes competition of synonimic equivalents in terminology on their way for normalization, as well as takes into consideration other scientist's opinion on quantitive and quality analysis of these terms in connection with appearance of the new lines of observation in modern linguistics.

Key words: morphological terminology of part of speech, lexico-grammatical grup

Одной из актуальных проблем современного терминоведения является комплексное исследование терминолексики отдельных языковых уровней, в том числе и морфологического.

Объектом исследования является украинский морфологическая терминология ХХ - начале ХХI в., в том числе один из определяющих ее терминогруп - сроки для обозначения частей речи.

Цель исследования: проследить становление и нормирования в современной лингвистической терминологии украинского языка морфологических терминов для обозначения частей речи в период ХХ - начала XXI века. Названный период отмечен бурным развитием языкознания: появляются новые научные направления исследования языковых явлений; с появлением новых лингвистических школ и концепций происходит пересмотр взглядов ученых на объекты изучения; формируется значительное количество новых понятий, для обозначения которых вводятся и новые сроки.

Задачи исследования: проследить истоки этой группы терминов и пути закрепления в морфологической системе украинского языка или изъятия из научного обращения, выявить закономерности сосуществования истинно украинских и заимствованных терминов; проследить изменения в их количественном и качественном составе в свя связи с развертыванием языковедческих студий в области морфологии.

Источником отбора указанной группы морфологических терминов послужили научные труды украинских и зарубежных ученых, в которых нарушаются общие теоретические и практические проблемы терминообразования, исследования по морфологии, а также школьные и научные грамматики украинского языка, словари лингвистических терминов, энциклопедические издания и т.д..

Морфологическая терминология является неотъемлемой 'емкой частью грамматической терминологии - одной из древнейших терминосистем, зарождение которой ученые связывают с появлением первых грамматик и словарей в древней Индии, Греции и арабском мире [1, с. 3]. В частности, в античный период представители александрийской школы, выделив морфологию как основной раздел грамматики, основательно разработали учение о частях речи, которое легло в основу древних славянских грамматик XVI-XVII вв.

Важную роль в становлении украинской морфологической (и шире - грамматической) терминологии ХХ в. сыграла "Грамматика русского языка", созданная в конце XIX в. (1893) усилиями известных граматистив С. Смаль-Стоцкого и Ф. Гартнера. Эта грамматика течение первых десятилетий ХХ в. выдержала несколько изданий и получила высокую оценку специалистов. В частности, выдающийся деятель украинской науки, ученый-энциклопедист Иван Огиенко писал: "О терминологию Смаль-Стоцкого надо сказать, что это одна из лучших попыток дать более-менее научную, произведенную на основании народного языка терминологию" [2, с. 113].

Основными единицами морфологического уровня языка являются части речи и свойственные им грамматические (морфологические) категории, а также их формы [3, с. 7].

Объем понятия части речи в различных современных научных концепциях трактуется по-разному. Традиционно этим термином обозначают лексико-грамматические классы слов, которые выделяются на основе общности их синтаксических, морфологических и семантических признаков, причем ведущим признаком признается морфологическая, поскольку каждая часть речи характеризуется особой системой грамматических (морфологических) категорий, которые охватывают все слова определенной части речи или ядро этих слов [4, с. 578]. Однако, как замечает И.К.Кучеренко в традиционном языкознании выделение частей речи фактически происходит не по совокупности семантических, морфологических и синтаксических признаков, а лишь по одной из них, которая для каждой части речи является ведущей, определяющей. Такой определяющим признаком ученый считает так называемое реальное значение слова - термин, он вводит в научный оборот, давая определение понятия часть речи: "... это класс слов, объединенных общностью в реальном значении, которое обобщенно отражает предметы или явления материального мира (включая психическую деятельность) в их осознании коллективом, говорит на определенном языке "[5, с. 141].

В системе выделяемых частей речи от периода создания первых славянских грамматик идет их разделение по морфологическим признакмы на скланАемьиА (переменные, или спрягаемые) и нескланЛемыЛ (неизменные, или несклоняемые). Это деление в традиционном языкознании сохранился и сегодня.

Внимание исследователей к семантико-функционального анализа слов в середине XIX в. положила начало выделению в составе частей речи еще двух категорий слов - лексических, или знаменательных, и формально-грамматических, или неповнозначних (по определению А.А. Потебни). К последним применяют термины служебные слова, или служебные части речи, в противовес срокам самостоятельные слова, или самостоятельные части речи. Известен также другой термин, закрепленный за ними, - доли языка [6, с. 211], заимствованный украинским языковедами у российского ученого В.В.Виноградова, который все слова сгруппировал в четыре категории: части речи, доли языка, модальные слова и междометия [7, с. 41]. К частным языка ученые относили предлоги, союзы, собственно частицы и связки. Относительно выкриков, то по всем существующим классификациям считается, что они находятся вне частями речи [6, с. 394] или имеют в их составе особый статус [5, с. 138, 8, с. 4;]. С развитием грамматической мысли в Украине эта традиционная схема распределения слов по признакам частей речи изменялась, в результате чего число частей речи то увеличивалось, то уменьшалось.

В современном украинском языке существует традиция выделения десяти частей речи: существительное, прилагательное, числительное, местоимение, глагол, наречие, предлог, союз, частица, междометие. Ее определенной степени нарушил И.К. Кучеренко, не противопоставляет части речи на знаменательные и неповнозначни, считая все части речи знаменательными, поскольку "все они в своем реальном значении обобщенно отражающие факты материального мира, включая сюда психическую деятельность человека" [5, с. 144]. Ученый выделяет 7 частей речи - существительное, прилагательное числительное, глагол, наречие, частица, союз - и обосновывает несостоятельность выделения предлогов как отдельной части речи, квалифицирует их как предложные слова и как наречия обобщенного значения [5, с. 429]. Местоимения с их обобщенно-указательной семантикой И.К. Кучеренко рассматривает в составе существительных, прилагательных, числительных и наречий [5, с. 145].

конце 80-х годов. появляется монография И.В. Питомца "Части речи в семантико-грамматическом аспекте" (1988 г.), посвященная рассмотрению центрального вопросы морфологии - семантико-грамматической структуры основной морфологической единицы - части речи, для обозначения которой ученый вводит в научный оборот и другие сроки, а именно: морфологическое слово и морфологическая единица конструкция [9, с. 9]. Начав в украинском языкознании функционально-категорийный подход к рассмотрению грамматических явлений, И. Воспитанник предложил и отличную от традиционной классификации оригинальную систему разделения слов по частям речи, согласно которой частями речи считаются только существительные и глаголы (центральные) и прилагательные и наречия (периферийные) . Все остальные классы слов ученый квалифицирует как такие, которые имеют не-частиномовна характер (числительные, служебные слова и восклицание). Относительно понятия числительное применен срок лексическая морфема, а в отношении служебных слов - аналитические синтаксические морфемы (позже - служебные слова-морфемы) [3, с. 12 329]. Возгласы ученый вообще выводит за пределы морфологии, называя их нечленованих единицами и словами-предложениями, находящимися на периферии синтаксических единиц [9, с. 34; См.. также 3, с. 22-25]. Не выделены в отдельную часть речи и местоимения. Часть из них, соотносится с существительными, квалифицируется как местоименные существительные, другие, сопоставимые с другими выделяемыми частями речи - прилагательными и наречиями, - соответственно обозначаются терминами: местоименные прилагательные и местоименные наречия. В "Теоретической морфологии украинского языка" (2004 г.) пересмотрены взгляды на числительного, обоснована целесообразность его выделения в отдельную часть речи [3, с. 151], а следовательно, выделено и группу местоименных числительных [3, с. 13 208-209]. Указанные группы местоимений объединяются общим термином местоименные слова.

Следовательно, те изменения, которые произошли в сознании понятие части речи, сказались на их количественном и качественном составе.

Прослеживая историю возникновения в украинском языке терминов для обозначения частей речи (по традиционному делению), можно наблюдать не желательно для терминологии явление синонимии терминов, их конкуренцию на пути закрепления и нормирования в морфологической терминопидсистеми.

Авторы украинских грамматик начала ХХ в. стремились создать оригинальные по лексической природой и словообразовательных особенностями собственно украинские термины, при этом подавали несколько вариантов названия нередко одновременно с традиционными, не оказывая каком-то из них преимущества, удостоверяющий неустойчивость и неунормованисть тогдашней системы морфологических терминов.

Срок для обозначения части речи существительное с необычным для современного литературного языка ударением на первом слоге именникъ, впервые зафиксирован в грамматике И.Левицкого (1850 г.), позже - в грамматике А. Партицкого (1873 г.), в грамматике М. осадке (1863 г.) все еще подается в традиционном, славянском варианте: ИМА существительное. Наряду с этими терминами в начале ХХ в. функционировала ряд других: сущникъ, предметовникъ, имя предметное, им 'я сущее, речивникъ, имя ричеве, имя предметное, имя самостоятельное, именяк.

Традиция создания новых терминов для обозначения частей речи на народной основе особенно активно продолжалась в начале ХХ в., в меньшей степени прослеживается тенд?? Ция сохранения традиционных сроков. Так, выделив девять категорий, или групп слов, называемых частями речи, Е. Тимченко в "Украинской грамматике" подал такие их названия: речивник, или имя ричеве; прилагательное или имя примечательно; числительное или имя числовое; местоимение; часивник (вместо совр. глагол). Эти пять частей речи ученый квалифицирует как переменные, остальные четыре - неизменны: присливок (т.е. наречие), разъему (т.е. союз), предлог и вскрик (т.е. возглас) [10, с. 17]. Предложенные Е.Тимченко грамматические термины, в том числе и для обозначения частей речи, приветствовались И. Огиенко. Его грамматику он считал интересной в тот период, построенной на действительно научной почве [2, с. 123]. Н.А. Москаленко, наоборот, считала названия частей речи, введенные Е. Тимченко, "чаще неудачными", поскольку, по ее мнению, одни из них "неудобные для употребления" (есть двосливнимы), другие "неточные и узкие" [11, с. 87]. Не смог создать удачных терминов, по ее мнению, также и А. Крымский. В его научной работе "Украинская грамматика ..." такими неудачными терминами она считает сроки мистойменник (поскольку это калька с русского), наречие (наречие) и вызов (восклицание) - двусмысленны. А. Крымский был против введения термина существительное из-за его семантическая связь с общим славянским сроком Има (имя), используемым и для других частей речи. Вместо этого термина ученый предложил термин имя сущее, или имя самостоятельное [12, с. 2-3]. Как отмечал И. Огиенко, термины, использованные А. Крымским не были оригинальными: некоторые из них были засвидетельствованы ранее в грамматиках других авторов, другие (например, глаголъ, наречие, предлог, союзъ) были заимствованы из российско-славянской терминологии [ 2, с. 120].

Современные названия других частей речи (по традиционной классификации) прошли аналогичный срочные существительное путь отбора из других вариантов в вступления кодифицированного характера. Так, предложенный С. Смаль-Стоцкий и Ф. Гартнером срок прилагательное, употребляемый в большинстве грамматических трудов начала ХХ в. (И. Огиенко, П. железисто, В. Коцовский и И. Огоновского, Г. Шерстюка, М. Грунского, А. Синявского, М. Гладкого и др..), В грамматике Е. Тимченко, кроме указанного, имел еще и другой вариант - имя примечательно. А. Крымский, отбросив общеупотребительный термин, предложил термин имя приложений или приложникъ.

Для части речи числительное тоже было введено несколько вариантов: числительные (Смаль-Стоцкий ...), числительные (с отличным по современной орфоэпической нормы ударения - В. Коцовский и И. Огоновский). Е. Тимченко, сохранив термин числительное, параллельно использовал другой - имя числовое, предпочитая первом. Такую позицию ученый занимал и в отношении других именных частей речи (ср. речивник - имя ричеве, прилагательное - имя примечательно). Для обозначения числительного А. Крымский предложил двосливний срок имя числовое. В случаях соотносительности числительного с другими частями речи (в частности, с существительными и прилагательными) могли сроки: числовой существительное, числовой прилагательное, а также неудобное для потребления составлен срок числовые названия типа прилагательного (П.Горецький и И.Шаля. "Украинский язык" , 1926 г.). В западноукраинских грамматиках был введен также термин численик [12, с. 2].

Срок местоимение Смаль-Стоцкий и Ф.Гартнер подают с необычным акцентом заименник. Нормативный вариант местоимение удостоверяется в грамматике Е. Тимченко. А. Крымский отвергает этот срок и вводит скалькированные по русскому языку - мистойменникъ или мЪстоимение. П. Горецкий и И. Шаля не выделялись в отдельную часть речи местоимение, потому, распределяя его разряды между существительными и прилагательными, обозначали их соответственно срокам: заменяемый существительное и заменяемый прилагательное.

Для обозначения части речи глагол в украинских грамматиках начала ХХ в. использовали термины глагола (С. Смаль-Стоцкий ...) глагол (Нечуй-Левицкий), а также глаголъ параллельно со сроком глагол (А. Крымский). Достаточно распространенным в галицких грамматиках был также срок часивник [12, с. 2], использован Е.Тимченко. Огиенко использовал также термины-синонимы: часивник, слово временное и Часослов.

Неизменная часть речи наречие (нарЪчие) впервые встречается под современным названием в грамматике Смаль-Стоцкого и Ф.Гартнера. Несколько отличный орфоэпический вариант (с ударением на окончании) подает А. Огоновский - наречия. Е.Тимченко вводит термин присливок, которым отождествляет понятия наречие, причастие и деепричастие, что удостоверяется приведенным им примерам: дважды, трижды; прося принимая, читая; прочитано, взято т.д. [10, с. 16-17]. А Крымский, отказавшись от заимствованного термина нарЪчие, использовал недостаточно удачный термин наречие. В "Грамматике русского языка" И. Гарайды (1941 г.) приняты срок присловникъ, а Н.А.Москаленко, несмотря на связь названия этой части речи с лат. adverbium ("при глаголе"), предложила для нее срок придиесливник [11, с. 93].

В начале ХХ века невоспитанного и ненормированный была и система терминов для обозначения служебных частей речи и междометия. Только с 1926 года (в проекте "Правописание") в состав служебных частей речи добавили долю - разряд слов, чаще отождествлялся с наречиями, союзами и даже с криками.

Срок приименникы (с необычным акцентом), заверенный в грамматике Смаль-Стоцкого и Ф.Гартнера, Е. Тимченко подает в обычном варианте - предлог. Рядом с ним А. Крымский ввел древний славянский термин предлогъ. В галицких грамматиках заверенные термины предложномик (И. Гарайда) видношенник, видносник, стосувник [11, с. 93]. Современный термин союз после А. Огоновского (1889 г.) впервые употреблен в "грамматической терминологии" 1917 [13, с. 15], шире к этому употребляли термины разъему (Смаль-Стоцкий ...) разъему (Е. Тимченко) и союзъ (А. Крымский).

Отказавшись от славянского термина междометие, трансформированного в украинском языковом грунте в межиметие (Я.Головацкий), Е. Тимченко ввел сначала сроки вскрик, а позже возглас. Известны с этого времени также такие термины-новообразования: восклицания (Смаль-Стоцкий ...), вызов (А. Крымский), чувственник (И. Гарайда).

Кроме указанных 10 частей речи, выделяемых в традиционном языкознании, в русском, а позже в украинском языкознании попытки выделения в отдельные части речи причастий, деепричастий и других специфических разрядов слов. Соглашаясь с Л. В. Щерба [14, с. 54], В.В. Виноградов выделил новую часть речи - категорию состояния [7, с. 420-421] - термин, в украинском языкознании были такие соответствия: предикативные наречия, слова категории состояния, сказуемые слова, неизменные безлично-предикативные слова [15, с. 318]. В отдельный лексико-грамматический разряд предлагали ученые выделить и модальные слова, хотя и не называли его частью языка [6, с. 412]. И.К. Кучеренко [5, с. 355-356] и И. Воспитанник и К. Городенская [3, с. 307] доказали безосновательность таких взглядов, как и беспочвенность выделения в отдельную часть речи Л.В. Щербой глагольной связки быть. В "Теоретической морфологии ..." связи рассматриваются как отдельный тип служебных слов-морфем [3, с. 363]. Термином слова-предложения обозначаются возгласы, звукоподражательные слова и некоторые модальные частицы (в частности утвердительные и отрицательные) [3, с. 374-390].

Проведенный анализ терминов для обозначения частей речи дает основания утверждать, что при их создании авторы украинских грамматик начала ХХ в. придерживались разных принципов, в определенной степени препятствовало их установлением в морфологической терминопидсистеми. Вместе с тем можно наблюдать определенную структурную единство между отдельными терминами. Бросается в глаза общая истинно украинский словообразовательная модель, соответствует законам фонетической и морфологической строения языка и по какой создавалась большинство терминов (с помощью суффикса - ник): существительное, прилагательное, числительное, местоимение, наречие, предлог, союз. По этой модели образованы также сроки для обозначения глагольных форм - причастие, деепричастие. О том, что эта модель самая в системе частей речи, свидетельствует и то, что даже те сроки, которые в конкуренции с общепринятыми не получили нормативного характера, тоже образованные таким способом (например, сущникъ, предметовникъ, речивникъ, численик, мистойменникъ, приложникъ , часивник, дииприложник, диеозначник и др.).. В названиях частей речи отражено и другое правило, которое должны были придерживаться создатели новых терминов по настоянию И. Огиенко: все названия частей речи изготовленные из таких корней, существовавших в живом украинском языке. Авторы украинских грамматик иногда подавали несколько вариантов для названия части речи, давая возможность пользователям выбирать наиболее удачные. И хотя большинство терминов новообразований не выдержала конкуренции с теми, которые вошли в общее употребление, 10-20-е годы ХХ в. показали отчетливую тенденцию граматистив к созданию собственной национальной терминологии на народной основе. Основная часть терминов для обозначения частей речи, активно использовалась в грамматических трудах этого периода, стала общепринятой в современной морфологической терминопидсистеми, правда, с незначительными изменениями фонетико-графической и морфемного строения.

Изменения, которые произошли в сознании морфологических явлений в исследуемый период (особенно в последнюю четверть ХХ и в начале ХХИст.), обусловили пересмотр взглядов ученых не только на количественный и качественный состав основных единиц морфологической системы - частей речи, - но и на систему их наименований.

Литература

Нимчук В.В. Староукраинский лексикография в ее связях с русской и белорусской. - М., 1980. - 303 с.

Огиенко И. Исторический словарь украинского грамматической терминологии //Записки украинского научного общества в Киеве. - М., 1908. - Кн. И. - С. 94-129.

Иван Воспитанник, Екатерина Городенская Теоретическая морфология украинского языка. - М., 2004. - 398 с.

Лингвистический энциклопедический словарь. - М., 1990. - 684с.

Кучеренко И.К. Теоретические вопросы грамматики украинского языка. Морфология. - Издание второе. - Винница, 2003. 463 с.

Жовтобрюх М.А., Кулик Б. Курс современного украинского литературного языка. - Ч.И. - К, 1965. - 422 с.

Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. - М., 1947. - 784 с

Мацко Л.И. Интерьективы в украинском языке. - М., 1981. - 130 с.

Воспитанник И.Р. Части речи в семантико-грамматическом аспекте. - М., 1988. - 256 с.

Е.Тимченко. Украинская грамматика. Часть И. - К., 1907. - 179 с.

Москаленко Н.А. Очерк истории украинской грамматической терминологии. - М., 1959. - 224с.

А. Крымский. Украинская грамматика для учениковъ высшихъ классовъ гимназий и семинаров Придньпровья. - Т.Ии. - М, 1907. - 144 с.

Грамматическая терминология и правописание, принятые комиссией языка при Украинском обществе школьного образования в Киеве. - М., 1917. - 20 с.

Щерба Л.В. В частях речи в русском языке //«Русская речь». Новая серия. - II. - Л., 1928. - 83 с.

Курс современного украинского литературного языка. - Т. И. - М., 1951. - 520 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: