Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Дефиниции обстоятельством КОНСТРУКЦИЙ В ВЗГЛЯДАХ лингвисты XVIII - XX ВЕКА
статті - Наукові публікації

Л. В. Пономарева, Г. Ю. Бурлакова

В статье рассматривается проблема дефиниции обстоятельства как второстепенного члена предложения, взгляды ученых разных эпох на эту проблему, современное состояние ее разработки.

Ключевые слова: обстоятельство, второстепенный член предложения, логикопрагматическая, формальная, структурно-семантическая классификации

В статье прослеживается проблемы дефиниции обстоятельства как второстепенного члена предложения, взгляды ученых различных эпох на проблему, современное состояние ее разработки.

Ключевые слова: обстоятельство, второстепенный член предложения, логико-грамматическая, формальная, структурно-семантическая классификации

The article is dedicated to a problem of the definitions of adverbial modifier as the secondary part of the sentence, point of view of scientists of different ages on above problem, preset position of it's investigation.

Key words: adverbial modifier, the secondary part of sentence, logic-grammar, formal, structure-semantic classification

Цель данной работы - проанализировать сведения о типах обстоятельств, проследить за изменениями дефиниций обстоятельственных конструкций во взглядах лингвистов XVIII - XX века, глубже рассмотреть их строение и семантические типы.

Изучая исследования по синтаксису и семантики, мы обратили внимание на то, что проблеме второстепенных членов предложения уделяется незначительное внимание, хотя вопросы, возникающие по поводу этой проблемы являются существенными.

Какую роль играют синтаксические связки и семантико-синтаксические отношения в дефинициях членов предложения? Какими признаками характеризуется член предложения? Почему общепринятая система членов предложения требует уточнений

Над проблемой второстепенных членов предложения работали такие выдающиеся языковеды как

О.О.Потебня, О.О.Шахматов, О.М.Пешковський, И.И.Мещанинов, В.В.Виноградов и др.., но до сих пор не отработан однозначного подхода в определении системы членов предложения, в связи с чем возникают дискуссии, предлагаются различные уточнения и детализация.

По мнению А.Б.Шапиро "... много вопросов, которые входят сейчас в учение о предложении, находятся в

состоянии анабиоза. Так, например, дело с второстепенными членами предложения ................ надо откровенно признать, что

в этой области мы стоим в безнадежном глухом углу, потому что ни на шаг не отошли от точек зрения Буслаева и Потебни ... "[12, с. 5].

Учение о второстепенных членах предложения с XIX века развивалось в двух направлениях: формальном (классификация по характеру синтаксической связи) и логическом (классификация по значению).

Начало логическом направлении в изучении второстепенных членов предложения было положено в трудах

А.Х.Востокова и Н.И.Греча. В их работах появляются термины "приложение" и "определение". Члены предложения, которые в современной грамматике имеют дефиницию обстоятельства, также входили в разряд определений.

Ф.И.Буслаев предлагал рассматривать второстепенные члены предложения двусторонне:

1) по синтаксическим употреблением 2) по значению. По синтаксическим употреблением он разделял второстепенные члены предложения на согласованные - определение, управляющие - приложения и те, "у которых нет имеющегося синтаксической связи" - обстоятельства (именно Ф.И.Буслаев вводит в языкознание понятие обстоятельства). [2, с.19 -20]

Иначе говоря, по синтаксическим употреблением согласованные прилагательные, причастия, порядковые числительные и местоимения типа мой, этот, каждый в любой синтаксической позиции (кроме сказуемого) является определениями. Существительные и местоимения типа я, вы, кто, что-то в косвенных падежах - всегда приложения, а наречия, деепричастия - обстоятельства.

Интересно объяснение Ф.И.Буслаева по поводу того, что одно и то же слово в одном и том же потребления может рассматриваться как обстоятельство (по значению) и как дополнение (по форме). Он считает, что в выражениях войти в город, уехать из города, переходить через мост - в город, из города, через мостик по значению это дефиниция обстоятельства места, за управлением же - "слова дополнительные". Как видим, в учении Ф.И. Буслаева заложено два подхода к теории членов предложения: 1. формально-грамматический 2. логико-грамматический.

В научных и учебных грамматиках XIX века царил логико-грамматический анализ членов предложения, предлагал делить их разновидности по вопросам. Против него уже в XIX веке резко выступил А. А. Потебня, который писал, что если глагол является сказуемым или предикативной связкой, если имя в прямом падеже, не согласовано с другим, есть подлежащее, если имя в косвенном падеже, не согласовано с другим, есть приложение, а согласованное имя в любом падеже является определение или часть сказуемого, то и обстоятельству уделено особое формы - наречия. Этой точки зрения придерживалась большинство лингвистов ХХ века. [11, с.76.]

И хотя А.А.Потебня дал очень резкую критику учению Ф.И.Буслаева и наметил формальную классификацию - только по виду подчинения, но от терминов "приложение", "определение", "обстоятельство" не отказался.

О.М.Пешковський поддержал точку зрения А. Потебни, но благодаря тому, что в основу выделения второстепенных членов им было заложено только тип подчинительной связи, он отказался от дефиниций "приложение", "определение", " обстоятельство ", а предложил назвать их управляющими, согласованными и прилегающими второстепенными членами предложения. Интересной была мысль О.М.Пешковського по поводу происхождения обстоятельств и синкретизма семантики отдельных членов предложения, что, по его мнению, мотивируется тем, что "... все обстоятельства (кроме деепричастий) возникли из приложений." [10, с. 20]

Д.Н.Овсянико-Куликовский пытался объединить логическую классификацию с формальной, для чего ввел дополнительно такие понятия, как фиктивное определение (дом сестры), фиктивное обстоятельство (гулял в лесу) [8, с.212] Позже ученик О.О.Потебни диференциюва?? обстоятельства на два класса: 1. собственно - обстоятельства 2. обстоятельства, находящихся на грани между приложением и обстоятельством (фиктивные обстоятельства). Таким образом он обосновал переходный характер отдельных второстепенных членов предложения, сочетание в их семантике нескольких признаков.

В 30-х годах ХХ века наметился отход от формально-грамматической концепции и усиления позиции логико-грамматического направления. Некоторые синтаксиста даже утверждают, что классификация по членами предложения отображает только смысловое членение речи. Но надо признать, что синтаксическое значение является объектом синтаксиса даже тогда, когда не оказывается определенной связи их с любыми формальными показателями.

Переоценка роли семантического фактора иногда приводит к тому, что в практике разбора игнорируются формы слов, которыми выражаются члены предложения, а также грамматические связи слов, ср.: Глаза ее, постоянно освещая все вокруг мягким живым сиянием, были как видимым, предметным выражением его души (Е.Гуцало). В этом предложении деепричастный оборот представлен как обстоятельственное определение к существительному глаза. Хотя известно, что деепричастие не вступает в грамматическую связь с существительным, поэтому он не может означать признак предмета. Грамматически деепричастие прилегает к сказуемого были выражением. Здесь основная синтаксическая функция деепричастного оборота - раскрытие действия Когда глаза ее были как видимым, предметным выражением его души? - Тогда, когда постоянно освещали все вокруг мягкие которым живым сиянием.

Учитывая общую неустроенность учение о второстепенных членах предложения по логическим принципом и невозможность построить это учение по чисто формальным принципам, некоторые исследователи предлагали исключить из синтаксиса раздел о членах предложения вообще. В 1952 году М.Н. Петерсон писал, что сама постановка вопроса о членах предложения ведет к неверному соотношение предложения с логическим или психологическим суждением. [9, с.12].

Н.Ю.Шведова отвергает не против изучения членов предложения вообще, а только против второстепенных членов, считая, что при выделении их ученые опираются на неграмматическими категории. [13 с.164]

Однако идею изучения второстепенных членов предложения поддержали многие выдающихся советских языковедов. В частности, В.В. Виноградов отмечал о необходимости углубленных исследований структуры простого предложения, синтаксических соотношений и взаимоотношений между членами предложения, посвященных детальному расчленению и грамматической характеристике тех форм синтаксической связи, которые подводятся под категории определения, приложения и обстоятельства, а также описание переходных или "синкретических" случаев [3, с246]. Эту же мысль рассматривал Л. В. Щерба в докладе "О второстепенные члены предложения". Ее защищали также Д.Е.Розенталь, И.Г.Чередниченко и другие лингвисты и методисты.

Такое понимание членов предложения опирается как на значение, так и на их грамматическую форму, при этом в понимании грамматической формы члена предложения мы исходим из положения В. Виноградова, который, говоря о второстепенных членах предложения, подчеркивает, что каждый из них имеет свою морфологическую основу. Морфологическую базу синтаксической категории обстоятельства составляют наречия и функционально близкие к ним формы косвенных падежей существительных (обычно с предлогом), когда в них закрепляются значения обстоятельственных отношений.

Итак, члены предложения выделяются на основе структурно-семантического принципа, поскольку структура предложения рассматривается в единстве с семантикой, которую получает данная структура и ее компоненты в языке. Важно подчеркнуть также, что этот принцип научного анализа членов предложения вытекает из
сложных взаимоотношений лексического значения слова и его грамматической формы, которые и определяют синтаксическую функцию в предложении.

Современная синтаксическая наука отошла от точек зрения Ф.И.Буслаева и А.А.Потебни. Сейчас никто из лингвистов не рассматривает один и тот же член предложения, руководствуясь двумя принципами, как предлагал Ф.И.Буслаев: логико-грамматическим (по вопросам) и формально-грамматическим (по видам связи). Нет сейчас описаний членов предложения, построенные по формальному принципу, потому такое описание повторяющим характеристику частей речи только используя другой терминологии.

Наиболее распространенным принципом классификации членов предложения является логико-грамматический принцип, учитывающий в первую очередь смысловые отношения между элементами предложения, а затем грамматические средства выражения этих отношений.

Атрибутивные, объект объектные, пространственные, временные, причинные и другие грамматические отношения представляют собой основу для выделения таких членов предложения, как определение, дополнение и различные по значению обстоятельства, т.е. синтаксические признаки второстепенных членов предложения формируются на базе морфологических категорий и их функционально-синтаксического значения в структуре словосочетания. Таким образом, грамматические отношения, которые складываются между объяснительным и поясняющей словам, определяются в основном их внутренним взаимоотношением, а не структурой предложения. Именно это и приводит к мысли о возможности рассмотрения данного грамматического явления в рамках словосочетания. Кроме того, не всегда второстепенные члены предложения входят как компоненты в состав словосочетаний, которые формируют предложение. Очень часто приложение (объект) и обстоятельство могут принадлежать ко всему предложению в целом, и, таким образом, не входить в группу сказуемого или в группу подлежащего, которые членятся на отдельные словосочетания.

Современная лингвистика (наряду с традиционной классификации), другими членами предложения (детерминантами, предикативными определениями, дуплексы вами ит.д.).. Для объяснения проблемных вопросов синтаксиса мы пользуемся структурно-семантическому принципу, который является как бы синтезом логико-грамматического и трансформационного анализа языкового материала, поскольку он возникает взаимосвязи семантики слова и его грамматической формы, смыслового назначения предложения и содержания контекста, порядка членов предложения и интонации, опирается на установление структурных связей и взаимоотношений синтаксических единиц внутри предложения, а также на отношение этих единиц в синтаксических элементов других предложений в системе языка.

Таким образом дефиниции обстоятельств до сих пор находятся на стадии апробации и совершенствования, и, совершенно очевидно, что в современном украинском языке хотя и существует традиционное учение о второстепенных членах предложения, но в связи с проникновением в язык новых синтаксических явлений, понятий, категорий, такое учение уже мало способно объяснить их и выделить новые подходы к изучению второстепенных членов предложения. Частности обстоятельства, к которым у ученых-лингвистов разных времен существовали различные подходы, различные квалификации и различные терминологические определения, с учетом роста семантических и грамматических плоскостей современного языка, до сих пор полностью не квалифицированные.

Литература

Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. Синтаксис. - М., 1881. - 248с.

Виноградов В.В. Русский язык (Г рамматическое учение о слове). - М.-Л., 1947. - 708с.

Воспитанник И.Р. Грамматика украинского языка. Синтаксис: Учебник. - М., Просвещение, 1993. - 368с.

Загнитко А.П. Теоретическая грамматика украинского языка: Синтаксис: Монография. - Донецк: ДонНУ, 2001. - 662с.

Овсянико-Куликовский Д.Н. Синтаксис русского языка. - СПб. 1912. - 422с.

Петерсон М.Н. Очерк синтаксиса русского языка. - Пг., 1923. - С. 32.

Пешковский А.М. Научные достижения русской учебной литературы в области общих вопросов синтаксиса. - Прага, 1931.

Потебня А.А. Из записок по русской грамматике: В 4 т. - М.: Учпедгиз, 1958. - Т.1. - 536с.

Шапиро А.Б. К учению о второстепенных членах предложения //Вопросы языкознания. - 1957. - № »2. - С.37.

Шведова Н.Ю. Место семантики в описательной грамматике (синтаксис) //грамматическое описание славянских языков. - М.: Наука, 1974.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: