Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
РОЛЬ фразеологических единиц В ФОРМИРОВАНИИ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ КОНТЕКСТА
статті - Наукові публікації

Л. И. Рудницкая, Л. Ф. Щербачук

В статье анализируется взаимозависимость фразеологических единиц и контекста. Рассматривается фактор позиции Относительно эмоциональности и экспрессивности фразеологизмов в контексте.

Ключевые слова: фразеологическая единица, контекст, позиция ФЛ, функция ФЛ

В статье анализируется взаимозависимость фразеологических единиц и контекста. Рассмотрены позиционный фактор по усилению эмоциональности и экспрессивности фразеологизмов в контексте.

Ключевые слова: фразеологическая единица, контекст, позиция ФЛ, функция ФЛ

In the article correlation of a phraseological unit with a context is analysed. It explains a factor of position concerning emotionality and expressionism of a phraseological unit in a context.

Key words: Phraseological Unit (PhU), context, PhU position, PhU function

Проблемы своеобразия использования ФО как средств выразительности в художественных произведениях украинских и зарубежных писателей, публицистов привлекали внимание многих исследователей. Н.Н. Копыленко и З.Д. Попова в своей работе "Очерки по общей фразеологии" отмечают, что теоретическое обоснование в этой области принадлежит В.П. Ковалеву и Н.А. Рудяков [см..: 11 с. 40, 6, 13]. Однако следует обратить внимание на тот факт, что отдельные вопросы стилистического использования ФО в речи нашли активное отражение еще в 50-60 годах в лингвистических исследованиях А.П. Коваль [7, с. 253-288, 8, с. 77-95], И.В. Дубинского [4]. Приемы использования ФО в произведениях отдельных писателей в то же время анализировались в работах Л.Г. Авксентьева [1], В.Д. Ужченко [15] и др..

С лингвистического взгляда язык художественной литературы составляет органическое единство широкого спектра взаимодействующих выразительных средств, среди которых заметное место принадлежит ФО. Справедливо ведущую роль ФО в системе языковых средств художественной выразительности определили также известные исследователи стилистики ФО В.М. Вакуров [2], А.И. Ефимов [5, с. 280]. Это обусловлено, главным образом, тем, что возможности формирования экспрессивно-эмоционально-оценочных коннотаций в сфере фразеологии гораздо шире, чем в сфере лексической. Однако нельзя однозначно утверждать, что на сегодня установлено противоречивую природу ФО как языкового знака вторичной номинации, как элемента художественного текста. Общему мнению о взаимодействии и взаимозависимости ФО как языковых единиц и контекста. Как контекст влияет на фразеологизмы, делая возможным их окказиональные изменения, так и трансформированные ФЛ влияют обратно на контекст, тем самым усиливая его экспрессивность, эмоциональность, информативность. Однако при детальном и дифференциальном исследовании этих связей в художественном тексте открываются новые аспекты, которые заслуживают внимания лингвистов. В этом заключается актуальность исследования.

Целью статьи является попытка рассмотреть взаимодействие и взаимозависимость фразеологических единиц и контекста. В этом аспекте, по нашему мнению, наиболее релевантным фактором является позиция ФЛ по контексту, так как речь идет в данном случае не о "статическое дистрибуцию как вероятное окружение этой единицы, а об актуальном существовании каждой единицы как зависимого элемента текстового фрагмента" [10, с. 39].

Активное использование ФО в художественных текстах определяется их экспрессивно-стилистической значимости, потому виражальнисть (одна из специфических черт ФЛ) содержится в самой природе ФЛ. ФЛ, как элемент эмоциональной памяти, обеспечивает "живость и пластика поэтических образов, служит внутренним генератором художественных решений и находок" [12, с. 51]. ФЛ оживляют язык художественных произведений, придавая ей образности, убедительности, соответствующей окраски, красоты и выразительности. Единство в содержании ФЛ номинативных и эмоционально-оценочных элементов позволяет писателю использовать ФЛ для передачи как логического содержания мысли, так и представления о чем-то, а через последнее - и для выражения эмоционального отношения к предмету мысли [19, с. 75].

Исследование функций ФО в конкретных речевых условиях, т.е. анализ конкретных художественных текстов, дает возможность четко определить их стилистическую нагрузку, позволяет полнее раскрыть особенности и самих ФО, и той среды, в которую они попадают. Известно, что изучение изолированной ФЛ не дает полного представления о различных связи, в которые она вступает в тексте. Точность восприятия семантики, понимание причин использования той или иной ФЛ непосредственно связанные с фразеологическим контекстом - узким (минимальным актуализируя) и широким (максимальным актуализируя).

Абсолютные выразительные свойства ФО: образность, эмоциональность, экспрессивность, оценочность - лежат в основе функционирования ФО без изменений семантики и структуры. Узуальне стилистическое использование ФО в художественной речи рассматривается как нормативное. Однако мы согласны с мнением отдельных исследователей, в процессе контекстуальной реализации, согласно поставленной автором цели, ФЛ могут приобретать дополнительные эмоционально-экспрессивных оттенков [14, 18, 17].

В художественных текстах О. Гончара традиционные ФЛ функционируют как в авторской речи, так и в речи персонажей: Приходит конница, занимает плацдарм, о котором она не раз слышала в пути и который такой дорогой ценой содержался для нее здесь в течение почти двух месяцев [3, II, с.645], С тяжелым сердцем Мария взялась снова за работу [3, III, с.364]; Инна действительно вся была розбентежена встречей, переполнена ею доверху [3, ѴИ, с.77]. Общеязыковой ФЛ дорогой ценой, с тяжелым сердцем, до краев, сохраняя традиционные значения и структуру, оживляют авторскую речь, придавая ей образности, яркости, пластичности.

ФО в речи персонажей художественных произведений является одним из средств их языково-стилистической характеристики. В провокатораи предателя рядового Храпко из романа "Человек и оружие" речь наглая, грубая, бранная: Только черта с два проберутся [3, ИѴ, с.257] (о своих разведчиков) - А что? - В голосе [Храпко] с появились наглые ноты. - По каким чертом здесь пропадать? [3, ИѴ, с.258]. Кодифицированные ФЛ черта с два, какого черта отрицательно характеризуют речь и самого персонажа.

Язык героя романа "Знаменосцы" Фомы Хаецкого жизненно мудрого подолянина, пересыпанная народноразговорного фразеологизмами: К гибели их прет, - заметил Хаецкий, внимательно следя за молчаливым движением колонны [3, И, с.465] (о фашистских захватчиков) - У меня тоже один босой! .. Палач его знает, где он сапог сбылся [3, И, с.468] (о пленного немца) Видите, все уже, как мята, взеленилися, только один вы это между нами вылинявший ... Да еще Маковея где-то Беннер носит, и на обед не с "появлялся. [3, И, с.355] (Фома Хаецкий выдавал своим бойцам обмундирование). Общеязыковой ФЛ к гибели, черт его знает], Беннер носит подчеркивают речи литературного героя, создавая его собственный мир, выявляя его сущность.

Итак, сила воздействия образов того или иного художественного произведения зависит от их словесной характеристики, словесной качества. Целесообразно и точно принятых ФО в языковой ткани художественных текстов вызывают больше положительных или отрицательных эмоций у читателя.

Бесспорно, в узком контексте, что представляет собой монолитный отрезок текста, важную роль играет позиционный фактор ФО. От позиции ФЛ значительно зависит степень ее участия в формировании и развертывании тематического плана контекста и его семантики. В художественных текстах О. Гончара зафиксировано препозицию, интерпозицию, постпозиции ФЛ по узкого контекста. В препозиции ФО могут вводить тему контекста, программировать проспективных направление ее развития: Разве не ирония судьбы: в то время, когда есть опыт, знания, жажда деятельности, когда дух твой еще стремится к жизни укрепляет силу, полнокровного. оказаться вдруг здесь, в тихой заводи, где, может, вечный штиль тебя ждет! [3, V, с.162]; Подумать только: такая маленькая дырочка, а сколько в ней таится смерти [3, III, с.212]; Ясно как божий день: ты единственный между нами воплощаешь твердый голос рассудка [3, ИѴ , с.495]. Основная функция традиционных ФО: ирония судьбы, подумать только, как божий день - введение темы контекста. А дальше контекст разворачивается в направлении проспективного развития семантики. Контекст прямо или косвенно расшифровывает, расширяет, уточняет, объясняет, мотивирует названную с помощью ФЛ событие, действие, предмет, явление и т.д., которые являются темой этого контекста.

По-разному выражается текстотворчий функция ФЛ в интерпозиции, то есть когда ФЛ находится в середине узкого контекста. ФЛ в такой структуре может вводить в описание новый факт, новую деталь: Казалось, еще немного - и спорить будут, вряд ли умирает, но как вынырнула песня, все они - и старые и молодые - как-то сразу сравнялись перед ней, изменились на глазах , улучшились, и Юрко смотрел на поющих людей ошеломленно, слушал с дикой зачарованностью, ибо я нигде так не поют, как там! [3, III, с.512]; Инна сразу присела возле него, взяла пульс, осмотрела всего с ног до головы, обследовала прихапцем, но внимательно: серьезных травм вроде бы нет, лицо, правда, расцвеченные, как после драки, на ребрах несколько синяков, - могло быть хуже [3, ѴИ, с.60].

Иногда ФО в такой структуре контекста может маркировать поворот темы, например, от описанного факта или события к их оценке или комментария: Что увидел, что поразило, уже этим и ослепленный, уже опьянел: до сих пор было - то не так, то все к черту, давай новый эпизод, новую сцену, он как ребенок, уже и забыл о том, куда должен вести всех вас надежная твердая и в солидных кабинетах утверждена сценарная дорога [3, ИѴ, с.495-496].

Нередко в интерпозиции ФЛ выполняют обобщающую функцию по следующей пояснительной части в предложении: Это уже нам с тобой на роду написано: паши, мели, ешь [3, III, с.312]; Такие дырки, а парню что бы: стоит неунывающий, светит ими, как двумя солнцами, на весь лагерь Кураева ... [3, II, с.156].

Отчасти усиления экспрессивности и эмоциональности в тексте художественного произведения достигается возведением в один синонимический ряд ФО и лексических единиц. Степень проявления эмоциональности и экспрессивности ФО в узком контексте тоже определенным образом обусловлен их позицией по синонимического ряда.

В начальной позиции ФЛ могут:

а) выполнять роль обобщающего слова: Отец ее Сила Гаврилович - мастер на все руки: и швец, и столяр, и стекольщик, все корпуса на ферме склив [3, III, с.79]; Но эти роты уже , видно, сформированы не из тех бывалых бойчаг, что зарубцьовани плывут из госпиталей; эти, как один, - в новом обмундировании, с чистыми, незасмаленимы котелками, торчащие в маршовикив на спинах [3, И, с.207]

б) программировать синонимический ряд: Чего-чего, а соли хватит: под боком, на Сиваше растет [3, II, с.127]; Это в его [Сергея] манере: с плеча, со всей категоричностью [ 3, ИѴ, с.325].

Материал показывает, что и в середине синонимического ряда ФЛ семантически связанные как с препозицийнимы, так и с постпозицийнимы элементами текста. Стилистическая роль ФО в таком случае заключается в кульминационном эффекте: А когда он [Мелешко] скажет «хорошо», то, будьте уверены, поставит на ноги живого и мертвого, с ночи товктиметься, как домовой, мобилизует все ресурсы [3

ИИИ, с.280]; Все время находились в самой напряжении, на грани, на грани [3, ѴИИ, с.639].

Часто ФО в художественных текстах локализуются в конце фразы. Конечная позиция, как и исходная, традиционно считается сильной позицией. Постпозицийни ФЛ по узкого контекста выражают высшую степень интенсивности действия, выявления признаки, чувств точто, то есть выполняют дополнительно-обобщающую функцию - функцию итоге: До считал Порфирий, что он матери только сама дасада бремя, камень на шею [3, V, с.378]; Но не стал [Ягнич] досаждать, не пошел обивать пороги [3, ѴИ, с.50]; Приехал домой, места не нахожу, мама, правда, радуется, счастлива, на седьмом небе старушка! [3, V, с.60]. В приведенных примерах лексические единицы и ФО: бремя - камень на шею, досаждать - обивать пороги, счастлива - на седьмом небе - находятся в синонимических отношениях. Столкновение в одном контексте постпозицийних ФЛ и однородных с ней лексических единиц приводит к созданию эффекта нарастания интенсивности признака, действия, состояния, максимального предела их проявления. ФЛ образно завершают узкий контекст.

Кроме того, ФЛ, принятых в одном контексте параллельно с лексическими единицами, не только могут поддерживать, программировать, обобщать основное содержание контекста, но и вносить новые семантические оттенки: Недаром человек полжизни руководил лагерями где-то за Полярным кругом, умеет отслеживать, ловить, брать за жабры разных людишек, как он [Гриня Мамайчук] говорит [3, V, 90]. ФЛ брать за жабры не только поддерживает значения лексических единиц выслеживать, ловить, но и вносит новое контекстуальное значение "ограничивать в действиях, ставить в трудное, безвыходное положение" [16, с.54].

Достаточно выразительные, эмоционально-экспрессивно окрашенные контексты Фразы создают антонимические сочетания слова или словосочетания с ФО: Это для нее [Тони] что-то новое, до сих пор не изведанное, такое, что может весь мир вдруг тебе светом озарить или болью кромсать, курить душу, как сейчас [3, V, с.43]. Традиционная ФЛ курить душу "очень волновать, беспокоить" [16 с.604] вступает в узком контексте в синонимические отношения со словами болью кромсать и в антонимические отношения со словами сиянием озарить, что вызывает усиление эмоциональности и экспрессивности высказывания.

Бывают случаи, когда в одном конотативному поле сочетаются антонимические ФЛ, диалектическая сущность которых основывается на том, что они взаимно исключают и одновременно обусловливают, предусматривают, проектируют друг друга: Лукию это, видимо, скребет за душу, а потому радиохулиганы, кажется , и за ухом не чешется, уже он улыбается (притворно или искренно - не разберешь) - [3, V, с.112]. Общеязыковой антонимические ФЛ скребет за душу и за ухом не чешется подчеркивают высказывания, коннотативный эффект которого достигается за счет столкновения в минимальном актуализируя контексте семантически противоположных элементов, выраженных глаголами скребет, не чешется.

Язык художественных полотен Олеся Гончара отличается богатством фразеологической синонимики. Фразеологические синонимы позволяют образно передать точные оттенки значения, охарактеризовать предмет, явление или ситуацию, наиболее точно и выразительно передают содержание излагаемого и соответствуют нормам современного литературного языка [9, с.3].

распространенной функцией фразеологических синонимов в художественных произведениях О. Гончара является дифференциация: уточнение, детализация изображаемого: Единственным духом, с музыкой, с ходу, - не часто такое бывает, - говорили потом бойцы 2-го Украинского [3, III, с .189]. Уточнить описываемую реалию, увеличить эмоциональное и экспрессивную окраску излагаемого помогает использование синонимических узуальных ФЛ единым духом и с ходу.
Говорят, был Виктор будто не в себе, шел, как призрак, тащился вслепую, будто действительно лунатик [3, ѴИ, с.172-173]. На уровне структуры фразы традиционная ФЛ не в себе "находится в состоянии сильного душевного потрясения, очень взволнован чем-то" [16 с.779] выступает контекстуальным синонимом ФО как призрак "употребляется для выражения неприязни к кому-то" или "кто-нибудь очень грязный, неопрятный "[16 с.464]. Синонимичные ФЛ дистантно объединяются в синонимический ряд, образуя семантическую парадигму, потому характеризуют один персонаж.

Менее распространенной функцией фразеологических синонимов в художественной речи О. Гончара есть функция тождества, вызванная стремлением писателя усилить эмоционально-экспрессивную насыщенность текста, избежав тавтологии: Посмотрите, какие девушки, парни! Как на подбор, как перемытые! [3, II, с.20], - К гибели, к черту! - Заплясал перед ним фронтовик на деревяшке [3, II, с.329]. ФЛ как на подбор и языков перемытые, до гибели и к черту, находясь в синонимических отношениях, разнообразят высказывания ..

Итак, в художественных текстах ФЛ используются в традиционной форме и значении как готовые стилистические эмоционально-экспрессивные единицы. Они могут функционировать в языке автора, так и в речи персонажей. Усиление эмоциональности и экспрессивности во многом зависит от позиционного фактора. Достаточно четко стилистическую нагрузку ФЛ выражается в препозиции и постпозиции относительно минимального актуализируя контекста - фразы, которые традиционно считаются сильными позициями. Определенную стилистическую роль выполняют ФЛ и в интерпозиции фразы. ФЛ как элементы предложения функционируют не изолированно, а вступают в различные (синонимические, антонимические) смысловые отношения с другими членами предложения, образуя семантическую парадигму.

Функционирование в художественной речи О. Гончара фразеологических антонимов и фразеологических синонимов обусловлено потребностью писателя выразить тончайшие семантические, эмоционально-экспрессивные оттенки реалий. В синонимическом ряде каждый синоним дает новое дополнительное сообщение о обозначаемый предмет, выражает количественную экспрессию, наращивая общее коннотативное поле.

Литература

Авксентьев Л.Г. Фразеология языка прозаически произведений Михаила Стельмаха: Автореф. дис .... канд. филол. наук. - Харьков, 1969. - 26 с.

Вакуров В.Н. Основы стилистики фразеологических единиц. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. - 175 с.

Гончар О.Т. Сочинения в семи томах. - М.:, 1987. - 7 т.

Дубинский И.В. Приемы использования фразеологических единиц в речи: Автореф. дис .... канд. филол. наук. - Баку, 1964. - 18 с.

Ефимов А.И. Стилистика художественной речи. - 2-е изд., Доп. и перераб. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1961. - 519 с.

Ковалев В.П. Выразительные средства художественной речи. - М.: Просвещение, 1985. - 136 с.

Коваль А.П. Практическая стилистика современного украинского языка. - Третий вид. доп. и перераб. - М.: Высшая школа, 1987. 351 с.

Коваль В.П. Слово о Олеся Гончара. - М.: Советский писатель. - 1988. - 647 с.

Коломиец Н.П., Регушевский Е.С. Словарь фразелогичних синонимов. - М.: Просвещение, 1988. - 200 с.

Колшанский Г.В. Контекстная семантика. - 1980.

Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии (фразеосочетания в системе языка). - Воронеж: Изд-во Воронеж ун-та, 1989. - 191 с.

Пихманець Р.В. Психология художественного творчества. - К.: Наукова думка, 1991. - 161 с ..

Рудяков Н.А. Стилистический анализ художественного произведения. - М.: Высшая школа, 1977. - 136 с.

Супрун А.П. Семантико-стилистические особенности фразеологических единиц (на материале поэтических произведений М. Рыльского): Автореф. дис. ... канд. филол. наук. - Днепропетровск 1999. - 19 с.

Ужченко В.Д. Фразеология произведений Остапа Вишни: Автореф. дис .... канд. филол. наук. - Харьков, 1973. - 28 с.

Фразеологический словарь украинского языка: В 2 кн. - К.: Наукова думка, 1993. - Кн. 1-2.

Цимбалюк Т.В. Язык перевода Николая Лукаша Фразеология романа Мигеля де Сервантеса Сааведра "Дон Кихот". - К.: Доверие, 1996. - 238с.

Черная А.И. Некоторые приемы стилистического окказионального преобразования фразеологических единиц //Исследования лексической сочетаемости и фразеологии. - М., 1975. - С. 222-244.

Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. - 3-е изд., Исправл. и доп. - М.: Высшая школа, 1985. 231 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: