Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ И ПРАКТИКИ
статті - Наукові публікації

Аза Лариса Александровна
доктор социологических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии НАН Украины

Статья посвящена проблеме этнической идентификации и практики, особенно актуализируется в условиях полиэтничности украинского общества. В данном контексте прослеживается иерархия этнокультурных ценностей, обеспечивающих устойчивость самоидетификации этносов, рассматривается специфика возрастных групп.

Ключевые слова: этническая идентификация, этнические практики, возрастные группы.

The article is devoted to problem of ethnic identity and practices, which is specially articulated in the conditions of polyethnic Ukrainian society. Within the context the hierarchy of ethno-cultural values, providing stable self-identification of ethnoses is considered, as well as specific of age groups is determined.

Key words: ethnic identity, ethnic practices, age groups.

Этнический фактор играет очень важную роль в современном социальном жизни. Об этом свидетельствуют события, происходящие на территории бывшего Советского Союза - в независимых государствах. Наиболее адекватным для понимания данной ситуации можно считать взгляд на этничность как особого характеристику человеческой субъективности, заключается в ощущении, переживании индивидом собственной принадлежности к определенной этнической группе, восприятие себя представителем своего народа. Иначе говоря, речь идет о феномене этнической идентичности.

Но осознание собственной этнической идентичности вряд ли можно назвать полностью само-произвольным процессом учитывая его детерминированности внешними условиями. Чаще всего, это своеобразная реакция на ситуацию культурного конфликта, что приводит к обозначению символических границ между этническими группами. Хотя самой этнической идентичности присущи два момента. С одной стороны, удовлетворяется потребность в независимости от других и возможность самореализации, а с другой, потребность в групповой принадлежности. Правда, сочетание различных причин и условий способно определенным образом разбалансировать естественное протекание данного процесса. Одно дело, когда имеет место благоприятное отношение к истории, культуре своего народа, тогда и некоторые отклонения от так называемой «нормы» могут рассматриваться только как рост или угасание этничности. Другая, когда с актуализацией элементов етноизоляционизму и замкнутости возникают основания для этноцентристские идентичности. Хотя, скажем, в некоторых этнических группах аналогичная ситуация может детерминуватися традиционными нормами, религиозными установками (как брачная эндогамия), но в целом не приводить к изоляционизму.

Нарушение динамики идентичности часто вызывает ее кризис. Впрочем, по этничности, это явление вряд ли можно трактовать так однозначно. Во-первых, трудно представить ситуацию, когда человек начинает себя чувствовать не тем, кем она была до недавнего времени. А во-вторых, презентацийнисть изменения этнической идентичности может быть вынужденным шагом, обусловленным конкретной ситуацией, перераспределением значимости ее составляющих: «образа для себя» и «образа для других». Правда, не исключена возможность и других ситуаций.

Спецификация этнической идентичности в значительной степени обусловливается не только ее субъективной, но и социальной модальности. Так, в условиях полиэтнического структуры общества, не исключается распределение этносов с их статусом, в свою очередь, и делает проявление презентационной идентификации (с целью достижения высокого статуса) с более престижной этническим сообществом (при сохранении преданности собственным этническим ценностям). К такому развитию событий может побудить не только атмосфера микросередо-выше, но и государства в целом. Более того, представителям небольших этносов вообще свойственна заостренность этнического самосознания, что при определенных условиях способна интенсификовуватися. А отсюда и рост требований по преданности общим групповым ценностям и усиления противопоставления собственных сообществ.
Сосредоточивая рассмотрение этнической идентификации в плоскости внутри-семейных связей, важно напомнить, что к этому процессу могут привлекаться достаточно разные по своему проявлением культурные традиции, способны обеспечивать этническую общность. Причем, с одной стороны, это может быть целостная система, которая характеризуется определенной устойчивостью этнических культурных традиций, а с другой, каждая отдельная традиция сама по себе может претендовать на самостоятельную роль.

С 'выяснения особенностей идентификационного процесса становится возможным привлечением к рассмотрению результатов общеукраинского социологического опроса «Этнические группы Украины» (n = 1400, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко, фирма «Юкрейниан социолоджи сервис», 2004). Предложенный представителям этнических сообществ с целью оценки, перечень культурных традиций является уже достаточно выраженным. Заинтересованность вызывает иерархия последних, определяется и поддерживается семьей, воздействуя на идентификационные процессы. В эмпирическом измерении этнические сообщества демонстрируют такую ​​значимость для семьи культурных ценностей:

Украинский: готовят блюда национальной кухни (82,7%), отмечают религиозные национальные праздники (79,2), говорят преимущественно на родном языке (55,9%), исполняют народные (этнические) песни (49,0%), рассказывают этнические народные сказки, легенды, поговорки (32,7%), придерживаются этнических обычаев, обрядов (31,7%), обсуждают вопрос национальной истории и культуры (30,2%).

Русские: говорят преимущественно на родном языке (80,2%), готовят блюда национальной кухни (67,5%), отмечают религиозные национальные праздники (66,5%), исполняют народные (этнические) песни (46,7%) , рассказывают этнические народные сказки, легенды, приказы (34,5%), обсуждают вопрос национальной истории и культурытуры (33,5%), придерживаются этнических обычаев, обрядов (23,4%).

Крымские татары: готовят блюда национальной кухни (97,0%), отмечают религиозные национальные праздники (94,1%), придерживаются этнических обычаев, обрядов (93,1%), обсуждают вопрос национальной истории и культуры (89,6 %), рассказывают этнические народные сказки, легенды, поговорки (88,1%), исполняют народные (этнические) песни (86,6%), говорят преимущественно на родном языке (66,3%).

Поляки: отмечают религиозные национальные праздники (87,6%), готовят блюда национальной кухни (54,7%), придерживаются этнических обычаев, обрядов (43,3%), обсуждают вопрос национальной истории и культуры (32,3% ), исполняют народные (этнические) песни (31,8%), говорят преимущественно на родном языке (27,9%), рассказывают этнические народные сказки, легенды, поговорки (18,9%).

Венгры: готовят блюда национальной кухни (80,5%), отмечают религиозные национальные праздники (66,0%), говорят преимущественно на родном языке (59,5%), исполняют народные (этнические) песни (54,0%) , придерживаются этнических обычаев, обрядов (50,0%), рассказывают этнические народные сказки, легенды, поговорки (46,5%), обсуждают вопрос национальной истории и культуры (38,0%).

Евреи: готовят блюда национальной кухни (60,2%), отмечают религиозные национальные праздники (47,8%), обсуждают вопрос национальной истории и культуры (26,4%), придерживаются этнических обычаев, обрядов (25,4% ), рассказывают этнические народные сказки, легенды, поговорки (13,4%), исполняют народные (этнические) песни (10,0%), говорят преимущественно на родном языке (3,5%).

Цыгане: говорят преимущественно на родном языке (71,0%), исполняют народные (этнические) песни (67,0%), придерживаются этнических обычаев, обрядов (56,5%), готовят блюда национальной кухни (42,5% ), отмечают религиозные национальные праздники (35,5%), рассказывают этнические народные сказки, легенды, поговорки (31,5%), обсуждают вопрос национальной истории и культуры (21,0%).

Сравнение этнических маркеров, выстраиваются в меру своей значимости для представителей каждой из приведенных этнических сообществ, дает основания говорить, что зафиксированы колебания в поддержке респондентами некоторых из них лишь подчеркивают специфичность процесса идентификации отдельных этносов. В частности, несмотря на то, что для опрошенных украинском, крымских татар, венгров, евреев превалирующей в сохранении семьей этнических культурных традиций является национальная кухня, они вместе с тем не унижают значимости религиозных национальных праздников, этнических обычаев, обрядов, фольклора, общение на родном языке. И хотя последнее не получило распространения в еврейских семьях, роль других культурных традиций остается для них достаточно важной. В то же время родной язык как наиболее приемлемый, среди других, вариант сохранения этнокультурных ценностей считают россияне (80,2%) и цыгане (71,0%).

Конечно, национальные (этнические) культурные традиции, которых придерживаются в своих семьях представители указанных этнических общностей, различающихся по своей значимости, но они определенно иллюстрируют существующее положение традиционной культурной преемственности, который можно в целом охарактеризовать как состояние определенного упрощения и унификаций этнокультурных компонентов. Безусловно, это связано с влиятельности урбанизационных, информационных процессов, нарушающих значительный слой этнической культуры, по-убавляя тем самым людей устоявшихся образов мировосприятия. Более того, многое из этнических ценностей, даже на бытовом уровне, оказались утраченными. Как следствие - растущая этничность избавилась возможности опираться на реальные субкультуры и устоявшиеся внутриэтнической связи.

Все это лишний раз доказывает, что этническая идентификация является достаточно сложным процессом. Это особенно осознается, когда к ее рассмотрению привлекается момент свободной ориентации в кодах той или иной культуры, ее ценностях, формах выражения, становится возможным пребыванием в определенном этнокультурном контексте и соблюдением соответствующих поведенческих стереотипов. При таких обстоятельствах значимость приобретают особенности этнокультурной семейной социализации. Правда, в данном случае трудно избавиться определенной предвзятости. И объясняется это, во-первых, тем, что в отдельных семьях чаще сохраняются лишь различные фрагменты этнокультурной информации, поэтому к самостоятельному воспроизведению комплекса определяющих черт этнической культуры, в течение длительного периода, более способна этническое сообщество в целом. А, во-вторых, сами по себе этнические сообщества могут отличаться по уровню единообразия и однородности ценностных предпочтений. Хотя это, конечно, никоим образом не опровергает роли семьи в формировании (или спонтанном или целенаправленном) этнокультурной компетентности. Другое дело, что в современных условиях часто наблюдается нарушение традиционных механизмов передачи междупоколенной этнической информации. И в основном это происходит вследствие переборки их функций теми или иными социальными институтами или формирования новых вариантов потребительского поведения.

Отдавая должное существенному повышению в обществе значимости этнического "я", есть смысл подробнее рассмотреть одну из важнейших признаков в группе культурных компонентов - язык. Тем более, что языковая проблема сама по себе является очень непростой. Определенных осложнений ей придают отдельные ситуации, когда на одном языке говорят несколько этносов или, наоборот, один этнос говорит на нескольких языках. Впрочем, поскольку идентичность отношением, постоянно формируется и реформируется в пределах определенного дискурса, ощущение ее способно изменяться, если любые характеристики «своих» перестают отвечать сложившимся представлениям, а их поведение - оправдывать ожидания. Это дает основания дЭКОМ из исследователей объяснять актуализацию роли языка в процессе этнической идентификации желание выделить свой этнос от других.

Родной язык человек, как правило, усваивает не задумываясь, как своего рода природную данность. В ней хранятся все накопленные этносом знания, его жизненный опыт, впоследствии передаются следующим поколениям. Но как некое объективное явление (наравне с традициями) она может восприниматься только по сравнению с существующими «другими». Именно при этих обстоятельствах язык способен превращаться в этнический символ, в средство етнодиференциации и реализации архетипа «мы» - «они». Хотя, например, языковая близость не способствует появлению такой жесткой этнически обусловленной идентичности, а позволяет лишь говорить о Бикультурное идентичность, Бикультурное компетентность, а соответственно, и о Бикультурное характер выбора репрезентативных групп.

Бесспорно, речь, которой предпочтительно является существенным признаком культурной ориентации человека, его включенности в определенное социокультурная среда. Поэтому не случайно в условиях этнокультурного полиморфизма языковая компетентность приобретает особую значимость, обостряя одновременно проблему удовлетворения этнокультурных запросов сообществ. Необходимость приведения вышеуказанных запросов в соответствии с закономерностями развития языковых процессов в поликультурном обществе, которым является Украина, требует подробного рассмотрения состояния языка как важного фактора процесса этнической идентификации сообществ.

Так, результаты вышеприведенного социологического исследования позволили с выяснить степень языковой компетентности представителей опрошенных этнических сообществ Украины. Как оказалось, он довольно неоднозначный, в частности, когда речь идет о степени свободного владения родным языком, на что указывают полученные ответы респондентов:

%

97,5

85,0

Крымские 84,9

71,6

67,0

42,5

11,9

Показательно, что в данном разделе с заметным отрывом от остальных опрошенных идут поляки и евреи. Причем евреи составляют и наибольший процент из тех, кто совсем не владеет родным языком - 46,3%. Правда, практически каждый четвертый респондент из этих сообществ понимает свою этническую язык, но не говорит на нем. Впрочем, в той или иной степени на трудности во время разговора на родном языке указывают почти все респонденты (разве что за исключением русских). Причем больше всего таких среди поляков (29,0%), украинское (20,9%) и венгров (17,5%). Среди евреев, цыган и крымских татар на аналогичного рода трудности указал каждый восьмой респондент.

Вместе с тем, для большинства респондентов родным языком является прежде речь национальности, к которой они принадлежат, на что указали 57,4% опрошенных украинском, 46,6% поляков, 42,5% крымских татар, 41,5% венгров , 40,2% цыган и 37,0% евреев. А вот россияне более склонны считать, что родной язык - это язык, на котором они думают и могут свободно общаться (52,8%), а для крымских татар, скажем, это еще и язык, на котором говорили их родители (40,0%) .

Существенным дополнением к предварительным данным можно считать информацию, касающуюся языка общения этносов, в зависимости от той или иной ситуации. Первые же различия проявляются в семейном общении. Если, например, преимущественно на украинском языке в семье пользуются 60,0% поляков (на русском - 18,5%), 56,9% украинского (на русском - 29,2%) и 35,5% венгров, то русский язык является доминирующим среди россиян (94,4%) и евреев (89,6%). Вместе с тем на языке этнической общности в семье общаются 71,7% цыган, 55,0% венгров и 52,0% крымских татар (32,2% - на русском).

Определенные коррективы претерпела язык общения с соседями. Несмотря на то, что превалирующей для поляков (64,5%) и украинского (49,3%) остается украинский язык, а 81,7% россиян, 81,1% евреев, 36,4% цыган, 32,7% крымских татар, 29,9% украинского и 20,0% поляков пользуются преимущественно русским языком общения, и национального языка - венгры (35,5%), цыгане (32,8%) и крымские татары (24,3%) - более весомой , практически для всех представителей указанных этнических общностей проявляется зависимость того или иного языка общения от определенных обстоятельств. Чаще всего ее демонстрируют крымские татары (42,6%), венгры (36,0%) и цыгане (28,3%). Характерно, что данная позиция сохраняет свою актуальность и во время общения на работе (в учебном заведении).

По взглядам на образовательный процесс всех респондентов условно можно разделить на три группы. Украинские, русские и крымские татары практически не выражают никаких сомнений в необходимости получения детьми (внуками) образования на родном языке. Свидетельством тому позиции «безусловно нужно» и «желательно». Среди представителей второй группы - поляков и венгров, доля тех, кто положительно относится к этому вопросу, несколько уменьшается вследствие роста процента респондентов, которые считают такое мероприятие необязательным (соответственно, 16,2% и 27,3%). И, наконец, втретьей группе, к которой можно отнести евреев и цыган, наибольший процент тех, кому трудно определиться по этому вопросу (соответственно, 18,7 и 29,3%). Объяснением последней ситуации может служить тот факт, что данный вопрос следует рассматривать в более широком контексте, а именно как вопрос жизненной перспективы их детей.

Собственно, проблема образования детей (внуков), непосредственно связана с их будущим, всегда оказывается непростой для респондентов. Даже в случае, когда их позиция относительно образования казалась более или менее определенной, не исключаются другие варианты жизненных планов. Например, возможность продолжения образования детей (внуков) в высших учебных заведениях их этнической родины и т.д..

Безусловно, при определенных обстоятельствах (например, низкого уровня осознания собственной этнической принадлежности, недостаточной этнокультурной компетентности, чувства этнического дискомфорта т.д.) этническая идентичность в идентификационном пространстве личности может уступать другим идентичностям. Однако, снижение в структуре идентичностей роли этнической идентичности может привести к нарушению целостности «Я» - концепции и некоторой потере связей с собственной культурой.

Вместе с тем, с целью более дифференцированного подхода к рассмотрению значимости для представителей этнических сообществ традиционных культурных ценностей и выявления их культурно-духовных потребностей смысл привлечь к анализу выделены возрастные группы (18-29 г., 30-54 г., 55 г. и старше), сосредоточив исследовательский интерес преимущественно на таких сообществах как украинского, русские и крымские татары.

Конечно, в этом контексте особое внимание привлекать молодежь, ее способность к интегрированию ролей в условиях ценностной трансформации и поиска своего места в обществе. Именно молодежь склонна демонстрировать в процессе идентификации не только свое уподобление, тождество, но и свое отличие, что способна усиливаться групповыми экспектациям. С целью выяснения этих моментов обратимся к результатам вышеприведенного опроса.

Так, практически во всех возрастных группах украинского среди культурных традиций, которых они придерживаются в своих семьи ях, заметное место занимают национальная кухня, религиозные национальные праздники, родного языка, соблюдение этнических обычаев, знание истории своих предков и т . др.. Причем, если, скажем, значимость национальной кухни, религиозных праздников, языка общения с возрастом растет, в чем убеждают ответы респондентов (приготовление национальных блюд отметил 70,8% опрошенных в возрасте 18-29 г., 87,8% - 30-54 г ., 84,4% - 55 лет и старше; соблюдения религиозных праздников: 75,0% - 18-29, 78,9% - 30-54 г., 82,8% - 55 лет и старше; общения преимущественно родном языке: 47,9% - 18-29, 52,2% - 30-54 г., 67,2% - 55 лет и старше), то в отношении других культурных традиций такого единодушия мнений не наблюдается. Например, песни являются более привлекательными для представителей старшего поколения, 64,1% опрошенных в возрасте 55 лет и старше чаще прибегают к их выполнению, чем молодежь (37,5%). А в соблюдении этнических обычаев, знании истории своих предков возрастные различия вообще практически нивелируются, на что указал каждый третий опрошенный украинском, независимо от возраста.

Не зафиксировано существенного различия мнений украинского и по поводу признаков определения этнической (национальной) принадлежности. Как важнейшие ними выделяются этническая принадлежность родителей и родной язык. Следует заметить, что среди группе молодежи украинской языком свободно владеют 68,8%, такой же процент зафиксирован и в возрастной группе 30-54 года (68,5%) и только среди украинского возрасте 55 лет и старше он составляет 78,1 %. Впрочем, если при определении этнической принадлежности важность языка отмечают 18,8% респондентов в возрасте 18-29 г., 24,4% - 30-54 г. и 26,6% - 55 лет и старше, то доминирующей, безусловно , является этническая принадлежность родителей (18-29 г. - 39,6%, 30-54 г. - 45,6%., 55 г. и старше - 53,1%).

Факт распространения осознанной языковой идентификации подтверждают также ответы украинском, касающиеся языка семейного общения. В возрастных группах 18-29 г. и 30-54 г. процент преимущественно им пользуется в семье, почти одинаков (соответственно, 54,2% и 54,4%). С возрастом (55 лет и старше) доля таких растет и составляет 62,5%. Правда, более ситуативно зависимой язык становится при общении на работе. Особенно заметно это демонстрирует молодежь. В возрастной группе 18-29 г. преимущественно украинским уже общаются 36,1%. Не остались в стороне и другие группы. В группе 30-54 г. доля украиноязычных составляет 42,3%, а в группе 55 лет и старше - 50,0%. Однако, и в первом, и во втором случаях следует четко осознавать, когда речь идет о языковой самоидентификации, а когда о реальном языке общения, поскольку позволяет выявлять не только существующие различия, но и интенсивность проявления этнического самосознания украинского, учитывая их реальные потребности и интересы. Довольно интересным оказалось сравнение потребности респондентов читать газеты, журналы, научную и художественную литературу, просматривать телевизионные программы, слушать радиопрограммы на языке этнической общности, с возможностями их удовлетворения и реальным поведением опрошенных. Так, среди украинского, во всех возрастных группах зафиксирована достаточно высокая потребность в пересмотре украиноязычных телепрограмм (соответственно, 70,8%, 72,2%, 73,4%), чтении украиноязычных газет и журналов (соответственно, 62,5%, 66 , 7%, 70,3%), художественной литературы (соответственно, 60,4%, 52,2%, 59,4%), слушании украиноязычных радиопрограмм (соответственно, 58,3%, 63,3%, 67,2 %), посещении национальных художественных коллективов и певцов (соответственно, 56,3%, 53,3%, 46,0%). Обнаруженная тенденция несколько нарушает потребность в чтении украиноязычной научной литературы. Здесь желающих больше среди молодежи (56,3%). Менее актуальной это требование является для возрастной группы 30-54 г. (37,8%), не говоря уже о группе 55 лет и старше (29,7%). Причем, что характерно: Украинское во многих случаях удовлетворены существующими возможностями, а именно: смотреть украиноязычные телепрограммы могут все возрастные группы (соответственно, 91,7%, 92,2%, 92,2%), слушать радиопередачи (соответственно, 87, 2%, 91,1%, 90,6%), читать русскоязычную художественную литературу (соответственно, 87,5%, 82,2%, 84,4%). Есть возможность читать и украиноязычную научную литературу, на что указали в возрастной группе 18-29 года 85,4% опрошенных, в группе 30-54 г. - 73,3% и 55 и старше - 70,3%. Правда, несколько усилились нарекания по поводу возможностей посещения концертов национальных художественных коллективов и певцов (соответственно, 64,6%, 66,7%, 51,6%), но и они не достигают какой-то критической отметки.

Но если посмотреть на частоту удовлетворения данных проблем в течение последних месяцев, то ситуация выглядит совсем по - другому.

Предыдущая позиция еще как-то сохраняется за просмотром телевизионных программ. Часто их смотрят в группе 18-29 г. 66,0% опрошенных украинского, в группе 30-54 р - 72,2%, в группе 55 лет и старше - 68,8%. Но затем начинает снижаться активность слушающих украиноязычные радиопрограммы (соответственно, 52,1%, 56,7%, 56,3%). Даже падает процент читателей украиноязычных газет и журналов (соответственно, 39,6%, 44,4%, 43,8%), не говоря уже о чтении художественной литературы (среди молодежи это где-то каждый третий респондент, а среди представителей старшего поколения каждый 6 -7 респондент) или научной литературы, процент активных читателей которой совсем незначительный (даже среди молодежи это практически каждый четвертый респондент).

Итак, анализируя приведенные данные, нельзя не заметить, насколько культурно-духовные потребности украинского практически во всех возрастных группах украинского и возможности их реализации не находят своего логического продолжения в реальном поведении последних. Однако, несмотря на то, что представители старшего поколения украинского заметнее тяготеют к традиционным культурным ценностям, а молодежь выглядит более продвинутой, она в определенной мере также разделяет семейные культурные традиции, обеспечивая тем самым их преемственность.

В возрастных группах россиян наиболее распространенными национальными культурными традициями считаются родного языка, приготовления блюд и соблюдение религиозных праздников. Причем, если язык является бесспорным лидером в оценках всех россиян, независимо от возраста (18-29 г. - 80,4%, 30-54 г. - 80,4%, 55 лет и старше - 79,7%), то важность национальной кухни (18-29 г. - 58,7%, а 55 г. и старше - 78,0%) и религиозных праздников (18-29 г. - 54,3%, а 55 г. и старше - 72,9%) острее осознается с возрастом. Не оставляют в стороне россияне и знание истории своих предков, рассказы народных сказок, легенд, обсуждение вопросов национальной истории и культуры, на что указал практически каждый третий респондент, несмотря на возрастное деление. Однако, в случае выделения признаков этнической принадлежности для россиян вне конкуренции является язык, хотя на этот раз ее значимость усилилась этнической принадлежности родителей. Этот факт подчеркнул почти каждый второй респондент, независимо от возраста. И это не удивительно. Свободно владеют русским языком в возрастной группе 18-29 года 97,8% опрошенных, в группе 30-54 - 96,7% и среди тех, кому 55 лет и старше - 98,3%.

Понятно, что при таких обстоятельствах все культурно-духовные потребности россиян плотно коррелируют с языковым фактором. Причем потребность просматривать телевизионные программы, слушать радиопрограммы, читать художественную литературу на родном языке выражают более 90% молодых россиян в возрасте до 30 лет. Несколько уступает приведенным потребностям потребность в посещении концертов национальных коллективов и певцов (соответственно, 84,8%, 76,1%, 49,2%) и чтении научной литературы (соответственно, 65,2%, 67,4%, 35,6 %), однако еще может объясняться степени их важности для человека. Впрочем ли важнейшим звеном усматриваются именно возможности для реализации указанных потребностей, поскольку речь идет о русских, проживающих в Украине. И, как оказывается, нареканий с их стороны по этой проблеме нет. Более того, более 90% россиян всех возрастов имеют возможность читать газеты, журналы, художественную литературу, смотреть телепрограммы и слушать радиопрограммы на родном языке. Это так же касается и чтения научной литературы и посещение концертов. Вместе с тем реальное поведение россиян во многом дублирует поведение украинского. За последние месяцы на родном языке они также чаще всего просматривали телепрограммы (по возрастным группам: 87,0%, 80,4%, 78,0%), читали газеты и журналы (соответственно, 48,9%, 56,5%, 54, 2%), художественную литературу (соответственно, 45,7%, 47,8%, 49,2%). Научную литературу читал уже где-то каждый 4-5 россиянин. Как видим, продемонстрирована всеми возрастными группами россиян преданность языковой ориентации при определении культурно-духовных потребностей на самом деле мало что изменила в их реальном поведении, которая оказалась близкой к поведению украинского.

По идентификационными характеристиками крымские татары заметно отличаются от украинского и русских. Прежде, это проявляется в их преданности тем национально-культурным традициям, которых они придерживаются в своих семьях. Причем поражает не только количество сохранившихся традиций, но и их значимость для всех возрастных групп этой этнической общности. Более 90,0% опрошенных крымских татар ценят превыше всего национальную кухню (18-29 г. - 98,1%, 30-54 г. - 95,7%, 55 и старше - 98,2%) и религиозные праздники 18 -29 г. - 98,1%, 30-54 г. - 93,5%, 55 и старше - 93,0%), национальные обычаи (18-29 г. - 90,4%, 30-54 г. - 91,3%, 55 и старше - 98,2%). Весьма важными для всех возрастных групп является вопрос национальной истории и культуры, народные песни, знание истории своих предков и т.д. А вот, скажем, родной язык, хотя и является дл?? Х важным элементом национальной культуры, не получила должной оценки среди молодежи. Так, в возрастной группе 18-29 г. говорят преимущественно на родном языке 50,0% опрошенных (по сравнению 30-54 г. - 69,6%, 55 и старше - 77,2%).

Видимо, не случайно и в случае определения признаков этнической (национальной) принадлежности первенство удерживает этническая принадлежность родителей, а уже дальше идет речь. Кстати, свободное владение родным языком в возрастной группе 18-29 года демонстрируют 69,2% респондентов, в группе 30-54 г. - 87,6% и только в группе 55 лет и старше - 94,7%. Этим, видимо, и объясняются определенные колебания в речевом поведении опрошенных, впоследствии сказались и на формировании их культурно-духовных потребностей.

Чаще на языке этнической общности крымские татары хотели бы смотреть телевизионные программы (по возрастным группам: 71,2%, 84,8%, 86,0%), слушать радиопередачи (соответственно, 71,2%, 81,5% , 78,9%) и посещать концерты национальных художественных коллективов (соответственно, 63,5%, 68,5%, 64,9%). Это те случаи, когда потребности возрастных групп не очень отличаются, в отличие, скажем, от потребности
читать научную или художественную литературу. И здесь желающих больше среди молодежи: в первом случае таких где-то каждый третий респондент, а во втором - каждый второй. А вот тех, кто хотел бы чаще читать на языке этнической общности газеты и журналы, больше среди представителей старшего поколения (по возрастным группам: 40,4%, 35,2%, 52,6%). Но самым важным, пожалуй, является то, что смотреть телепрограммы и слушать радиопередачи на родном языке имеют возможность более 90,0% опрошенных крымских татар независимо от возраста. А вот возможности удовлетворения других потребностей значительно выше оценивает молодежь. Например, читать газеты и журналы (18-29 - 76,9%, а 55 и старше - 57,9%), читать научную литературу (соответственно, 73,1 и 35,1%), читать художественную литературу (соответственно, 80 , 8% и 43,9%). Правда, возможность посещать концерты национальных художественных коллективов имеет каждый второй респондент независимо от возраста.

Однако ярким показателем реализации культурно-духовных потребностей опрошенных является их реальное поведение. И оказывается, что чаще просматривает телевизионные программы на языке этнической общности, как ни странно, молодежь - 53,9% (по сравнению 30-54 г. - 33,7% и 55 г. и старше - 36,8%). То же самое можно сказать и в отношении слушания радиопрограмм. Чаще всего это делает молодежь - 65,4% (по сравнению 30-54 г. - 45,7% и 55 г. и старше - 43,9%).

Аналогичная тенденция наблюдается и при чтении научной и художественной литературы, посещении концертов национальных художественных коллективов.

Итак, молодежь по сравнению с другими возрастными группами крымских татар, проявляет значительно большую активность, удовлетворяя свои культурно-духовные потребности. Однако ее реальное поведение не всегда отражает желаемый уровень притязаний в отношении той или иной потребности. В целом же, среди рассмотренных этнических сообществ, независимо от возраста, наблюдается почти одинаковая тенденция, а именно наличие довольно-таки высокого уровня культурно-духовных потребностей опрошенных, и возможности их реализации не нашли должного отражения в их реальном поведении, которая корректируется, скорее все, влиятельности весьма существенных факторов.

Впрочем легитимация мероприятий государства, направленных на обеспечение потребностей этнических сообществ, может стать весьма важным моментом в функционировании составляющих ее этнонациональной структуры. Причем избежать поверхностности представлений относительно данного процесса поможет постоянное отслеживание мнения самих представителей этнических сообществ по поводу их потребностей и интересов.

Литература

Аза Л. Этническая идентичность: формы презентации и спецификации /Л. Аза //Социокультурные идентичности и практики. - К.: ИС НАН, 2002.

Аза Л. Особенности этнической идентификации в Украине /Лариса Аза //Общ. социология. Основные отраслевые и специальные социологические теории. - М.: ДНУ, 2005.

Аза Л. Идентификационное разнообразия в полиэтническом пространстве Украины /Лариса Аза //Украинское общество 1992-2008. Социологический мониторинг. - К.: ИС НАНУ, 2008.

Медиа. Демократия. Культура /Под ред. Н. Костенко, А. Ручки. - М.: Ин-т социологии НАН Украины, 2008.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: