Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Антропоцентрической Дискурс ГУМАНИЗМА сущностных сил эпохи Возрождения
статті - Наукові публікації

Вийтенко Ольга Мирославовна
аспирантка Межрегиональной академии управления персоналом

В статье исследованы гуманистический антропоцентризм Возрождения, его роль и место в философии и культуре этой эпохи.

Ключевые слова: антропоцентризм, гуманизм, индивидуализм.

The main topic of this work is antropothentrists and humanists of essence forces of Renaissance Culture.

Key words: antropothentrism, humanism, individualism.

Гуманистический антропоцентризм занимает важное место в системе духовных ценностей, в определении места и роли человека в бытии. О его определяющую роль в мировоззренческой сознания
европейцев (по крайней мере, с ренессансной эпохи) можно судить по тем, что ни один философский, политический, художественное направление, претендует на роль духовного и практического лидера европейской цивилизации, не обходился без антропоцентрической концептуальных. Гуманистические идеалы, зародившиеся в эпоху Ренессанса, впоследствии утвердились в духовной культуре в форме традиции, выдержали испытание временем, доказав свою значимость, непреходящую ценность.

В истории философской мысли XIV - XVI вв. принято называть эпохой Возрождения, Ренессанса (от фр. renaissance - возрождение). Этот термин употребляется для обозначения периода возрождения античной культуры под влиянием существенных изменений в социально-экономической и духовной жизни Западной Европы. Но слишком упрощенно было бы считать, что понятие Возрождения отражает только содержание той эпохи и что в духовной жизни наблюдается механическое подражание культурного наследия античности.

Философия Возрождения ставила и стремилась решить важные философские проблемы. В центре внимания философского мышления этого периода был человек, поэтому его принято называть ан-тропоцентричним. В то время как античность сосредоточила внимание на естественно-космическом жизни, а в средние века фундаментальной основой философствования был теоцентризм, т.е. Бог и связанная с ним идея спасения.

Понятие «гуманизм» (лат. humanism - человечный, человеческий) в философской литературе употребляется в двух значениях. В широком - это система идей и взглядов на человека как высшую ценность, в узком - это прогрессивная течение западноевропейской культуры эпохи Возрождения, направленная на утверждение уважения достоинства и разума человека, его права на земное счастье, свободное проявление естественных человеческих чувств и способностей. Итак, ренессансный гуманизм имел антропоцентрическую сущность, а ренессансный антропоцентризм - гуманистический характер.

Гуманизм Ренессанса стал самым удивительным и увлекательным явлением, переворотом в культурной жизни тогдашнего общества. Гуманистическая-антропоцентрическое направления философствования способствовало феномена рождения «новой личности», появление человека с новым типом сознания и нормами поведения, освободившаяся от средневековых ограничений мировоззрения.

Этот человек перестраивала в своих представлениях все «Божий мир». ее взору открылся широкий горизонт для творческой и личностной реализации. Радость освобождения, необычайный подъем энергии и творческих сил сопровождали это открытие, этот духовный переворот. Были пересмотрены религиозную догму о двойственности и порочность человеческой природы, о немощи человека перед высшими силами, бренности земного существования. Религиозному мировоззрения было противопоставлено гуманистическое представление - оптимистическое, жизнерадостное, что реабилитирует человеческую природу и земное существование, что утверждает высокую значимость чувств и разума. Скованность, ригоризм, схоластическое соображения уступали место дерзанию и творчества освобожденного воображения, вдохновенной мысли, большого теоретического и практического размах. Критицизм и скепсис затрагивали почти все основы, только не новую веру в прекрасного человека, и поэтому сочетались с подъемом жизненной энергии. «Свободный выбор, разум, добродетель, словом, все высокие свойства, которыми человеческая натура, раскрываются и приобретают настоящей содержательности в деятельности, труда и несовместимы с покоем, ленью. Деятельность ума, движения души являются естественными и направленными на поддержание гармонии внутреннего и внешнего бытия человека »- определяет установки гуманистических деятелей Л. Брагина [5, 185].

Впервые была выражена идея самоценности и самодеятельности человеческой жизни. Внимание философов была направлена ​​на человека. Ренессансная философская мысль выражала примат атропоцентричности этических, эстетических идеалов и концептуальных направлений. Полно эти направления воплощались в творческой деятельности представителей новой светской интеллигенции - гуманистов.

Существование этой идеи не было возможным ни в античную эпоху с ее представлением об универсальном значении мирового космоса, ни в Средневековье, где личность человека полностью подчинилась божественной воле. Одним из пеших философов, стали на защиту полного оправдания светской жизни во всех ее сферах, был Лоренцо Валла. Он выступил против целесообразности любого аскетизма. Его полемика с стоиками, его сатирические выступления против монахов, трактат «О наслаждении» выходят из положения, из рук Бога вышла вся человек, его душа и тело; ничто в человеке не принадлежит дьяволу. Глубочайший смысл резкой, страстной полемики философа - в призыве к природе, которая живет и мечтает у нас, которая божественная и против которой грешат те, кто калечит и душит ее. Его теорию поддерживали и развивали гуманисты течение всего ренсансного периода.

Эпоха Возрождения утвердила гуманистический идеал свободного и всестороннего развития личности. Он стал важнейшим духовным стимулом и сохранил свое значение до наших дней. Гуманизм в его буквальном?? Обозначении как человечность, человеческое начало в природе человека существовал и в средние века, и в древние времена, причем повсеместно, во всех странах Европы и Азии. Масштаб вид, формы гуманизма менялись. Но гуманистический идеал был необходимым условием общественного развития. В сутки

Средневековья возникла и развивалась своеобразная форма гуманизма со специфическими принципами мышления и поведения. В средние века он нашел свое выражение в представлениях, понятных для мышления в тот исторический период, - в представлениях о Боге как носителя всемогущества, к которому следует обращаться.

В эпоху Возрождения в условиях интенсивного общественной жизни и деловой активности создается общая духовная атмосфера, в которой высоко ценились индивидуальность и необычность. На историческую авансцену выходит деятельная, энергичная, активная личность, обязанная своим положению не столько знатности предков, сколько собственным усилиям, предприимчивости, уму, знаниям, удаче. Человек начинает по-другому видеть себя и мир природы, изменяются его эстетические вкусы, отношение к действительности и к прошлому. Она стремится преодолеть сословные, корпоративные рамки, сковывающие инициативу, мешающие ей творить себя, превращать внешний мир.

Город становится той средой, где формируется особый социокультурный тип людей - горожан, отличающихся своим образом жизни, самосознанием от жителей сельской округи - крестьян, сеньоров. Городское население начинает интенсивно увеличиваться (в основном благодаря притоку крестьян). Идя из села, его жители порывали с бывшим образом существования, приобретая относительную свободу от феодальной, общественной и личной зависимости. «Городской воздух делает человека свободным», - говорит распространена в то время поговорка. В городах формируются новый образ жизни и новая культура - повседневная и духовная. В этом процессе ведущую роль играли гуманисты, которые своей деятельностью способствовали изменению качества жизни, развитию относительной доступности общения в контексте живого динамической среды.

В новом общественном слое гуманистов отсутствовал разделение на сословную признак и прежде всего ценились индивидуальные способности. Причастность к новой среде зависела преимущественно от духовных свойств конкретного человека. Приходит понимание того, что людей нужно ценить не по их богатства, происхождение, титулы, а за благородство души, образованность, личные качества. Благородство и достоинство человека коренятся в добродетелях и доблестных делах - провозглашала гуманистическая этика. Гуманисты по-новому обосновывают и оправдывают стремление человека славы, могущества, богатства, наслаждения жизнью; привносят в духовную культуру свободу суждений, независимость по отношению к авторитетам.

Гуманизм Возрождения возвеличил личность. Человек поставил себя почти на место Бога, утверждая свое величие, достоинство и бесконечность творческих и умственных возможностей. Ренессансный индивидуализм, который стихийно и интенсивно развивается в настоящее время, не признавал границы для самоутверждения. По словам Л. Баткина [1], гуманисты претендовали на то, чтобы воплощать собой высшую степень «человеческого достоинства» (dignitas hominis). Причем понятие «достоинство», «достоинство» теперь получили определение «благородства», совпадая с его аристократическим смыслом. Баткин отметил, что интеллектуальный и литературный аристократизм гуманистов стал новой ренессансной признаку. Новый интеллектуальный и литературный аристократизм гуманистов был признаком выдающегося сдвиги. «Благородство» (элитарность) рассматривалась ими как восходящее от овладения «словесностью» и «ученостью». Специфическим критерием «благородства» стала культура, источник особой гордости человек любили думать, что писатель, который хранит память о деяниях для потомков, дарует бессмертие воспетой им герою, чья слава - на кончике гуманистического пера.

В противовес традиционному комплекса studia divinitatis - познанию божественного - гуманисты выдвинули новый комплекс гуманитарных знаний - studia humanitatis, куда входили грамматика, филология, риторика, история, педагогика и этика, ставшая стержнем всего этого комплекса. От термина «studia humanitatis» берут начало термины «гуманист» (знаток и поклонник studia humanitatis) и «гуманизм». Необходимо отметить, что «humanitas» (человечность) употреблялось еще в I в. до н. э известным римским оратором Цицероном (106-43 гг. н.э.). Для него humanitas - это воспитание и образование человека, способствует ее подъему. «Ренессанс впервые в истории ставит задачу целое направленного, осуществление трудом поколения, которое сейчас живет, собрание всего лучшего, что есть в памяти и возможностях человечества», - пишет В. Бибихин [3, 256]. Высокой целью для гуманистов стал прогрессивное развитие целостной личности. В совершенствовании ее духовной природы главная роль отводилась комплекса дисциплин состоит из грамматики, риторики, поэзии, истории, этики. Именно эти дисциплины стали теоретической базой ренессансной культуры и получили название «studia humanitatis» (гуманитарные дисциплины). Уже здесь мы видим связь гуманизма не только с теоретическим аспектом, но и с практической.

Наметились секуляризация знания, расширение круга университетских дисциплин. Уже в ХѴ ст. в итальянских университетах гуманисты стали преподавать не только риторику, но и поэтику, основанную на изучении античной литературы, а также моральную философию. Однако в пору раннего гуманизма еще предстояло утвердить в правах studia humanitatis, обосновать их право на главную роль в формировании новой культуры, обращенной прежде всего к человеку, в острой полемике с схоластами и теологами, яки подвергали сомнению тезис гуманистов о необходимости широкого освоения античного наследия - греческой и римской языческой культуры.

Гуманистический индивидуализм, превознося личность, не роздвоював ее согласно частных и общественных интересов. Личная самосознание НЕ отрывалась от национальной и общественного самосознания, не противостоя ей - и поэтому человека отличала целостность и многогранность. Апофеоз личности не допускал унижения общественного значения человека, не было в нем и аристократического презрения к людям «незнатного происхождения». Гуманистический антропоцентризм был Всес-общие, отличался демократизмом, не соблюдая единообразия в своих социальных и политических симпатиях. Предметом исследования стал внутренний мир человека в универсально-широком спектре ее чувств от высокодуховной сферы мышления в изящных светско-мирских чувств. Носителями нового мировоззрения были люди разного социального положения, прежде горожане, изучали философию, а также поэты, художники. Объектом их изучения стал человек, все человеческое. Отсюда и название главной периферии ренессансных философских исследований - гуманистический антропоцентризм.

Своей деятельностью гуманисты пытались внедрить в общественное сознание идеал человека. Выдающуюся роль в этом сыграла Флорентийская академия, возглавляемая неоплатоником Марсилио Фичино (1433-1499). Академия стала настоящим центром гуманистической мысли, возрождением светского неоплатонизма, который прислуживал единой цели - обоснованию достойного места человека в бытии и Вселенной, утверждение его достоинства, достоинства (с учетом недостатков). Выражая свою позицию, Фичино дает аналоги античных и христианских представлений о человеке, но переосмысливая их, расставляет другие акценты. Человек является венцом созданного Богом Вселенной, является гармоничным и целостным. Вселенная определяется принципом порядка (ordo) и силу (decentia). Он является храмом всемогущего архитектора, и каждый внутри его круга проводит свой круг, превознося Бога. Человек является вершиной творения благодаря своему творческому динамизму. Большая Божественная игра находит свое повторение в человеческой игре и труда, с точностью подражают Богу и соединяют с ним.

прославленным учеником Фичино был флорентийский граф Пико делла Мирандола (1463-1494). Одним из основных направлений гуманистической труда Пико было развитие доктрины достоинства человека. Доктрина этого грандиозного «манифеста» представлена ​​в форме мудрости, обретенной на Востоке, в частности, как поучения Асклепия Гермеса Трисмегиста. По его словам, человек - это великое чудо. Но почему человек представляет собой большое чудо? Известно объяснение Пико такое. Все существа онтологически определены эмпирической сущности тем, что они есть, а не другим. Человек, напротив, единственный из творений, которая находится на границе двух миров, свойства которой не определены, но заданы таким образом, что она сама лепит свой образ согласно заранее выбранной формы. И таким образом человек может подниматься посредством чистого разума и стать ангелом, и может подняться еще выше. Поэтому величие человека заключаться в искусстве быть творцом самого себя. В то время как животные не могут быть ничем иным, кроме как животными, ангелы - ангелами, а в человеке есть зерна любой жизни. В зависимости от этих зерен, которые будут прорастать, человек станет либо мыслящим животным, или ангелом, а если она не будет удовлетворена и этим, то в своих глубинах сможет обнаружить тогда единый дух, созданный по образу и подобию Божьему, тот, что был помещен выше всех вещей и остается выше всех вещей. Человек в этой доктрине поставлен в центр мира и не скована никакими пределами в определении своего образа.

Пико соглашается с Фичино в том, что сущность человека - это свобода. Как ее применяет человек, зависит от выбора: или к совершенству, вверх, или к разрушению, вниз. По мнению Пико, человеку совершенству предоставлена ​​от рождения, но она может ее достичь. То есть человек является сущностью, которая находится в диалектическом становлении и, как следствие, становится тем, что она творит из себя самой. Пико с большим энтузиазмом и восторгом отмечает: «О, как велика щедрость Господа О, какое высокое, удивительное счастье подаренное человеку »[4, 55]. Человек счастливее не только о животных, но и за ангелов - ибо последние созданы такими навсегда. И только человек является хозяином самого себя.

Заголовок безграничности возможностей человека была развита до осмысления, утверждения и провозглашения ее ривнобожественнои сущности. Фичино это подчеркивал: «Итак, пусть люди перестанут сомневаться в своей божественности, ибо этими сомнениями обрекают сами себя до смерти, поэтому пусть уважают они свою божественность» [4, 56]. Это был фундаментальный момент ренессансной философии и культуры. Отныне диалектика обожение человека станет одним из главных мотивов этой эпохи. «Человек - это микрокосм, в потенции имеет весь мир макрокосм, - говорит Фичино. - Душа человека есть все и находится в центре всего. Познать ее - значит познать все. Обожеств-ления человека является актом его свободы. Поскольку в свободе воли и заключается сущность человечества. И чем свободнее человек, тем он ближе к Богу. Свободная деятельность является образом божественной деятельности »[4, с. 56].

Провозглашение таких парадигм стали началом стремление к величию, но и одновременно началом произвола, так называемого титанизма (который демонстрировал наряду с выявлением безграничных талантов человека безграничность ее недостатков и пороков), утверждением богоподобия, но и самозаконности. Хотя такая самозаконность уже существовала де факто (взять хотя бы дионисийские оргиичиновников в стенах Ватика-на), но своего идеалистического обоснования получило в философии неоплатоников. Позже идеи свободы и восхваление человека приобретут своего вариативного развития в европейской философии и искусстве, станут основой просвещения (парадигма рационального освобождения человека), романтизма (фаустовской начало философии и искусства), волюнтаризма Ницше (учение о Сверхчеловека), атеистического экзистенциализма (утвержден словам Ж. Сартра: «Человек - это свобода») и т. д.

Гуманизм как целостная система был доступен узкому кругу лиц. Гуманистов было немного, но гуманистическое, Высвобождаемое от средневекового догматизма мировоззрения оказалось достоянием целой эпохи.

Язык поэзии, политики, науки становилась все более общедоступным, и вместе с этим все больше распространялись новые идеи. Они приходили к людям не только книжным путем и сказывались не только в умственной деятельности, но и превращали в повседневной практике «утверждение человека» (ее индивидуализма). Разумеется, не каждый англичанин шекспировской эпохи писал сонеты, мог изъясняться итальянском и французском языках, знал Платона и Аристотеля, разбирался в астрономии и философии, другими словами, гуманисты, такие как Томас Мор, Филипп Сидней или Фрэнсис Бэкон, были редкостью, однако всякий, у кого хватало дерзости не пасовать перед судьбой, перед божественным, потусторонним предопределением, у кого хватало смелости считать себя «своим собственным творцом», был причастен к духу нового времени. Пафос свободного исследования обладал высокими умами, как по-своему раскрепощенная любознательность двигала купцами и мореплавателями, которые пересекали море и землю в поисках невиданных богатств. Неслучайно Мартин Лютер называл гуманистов гордецами. Человеческая мысль поднялась очень высоко.

антропоцентрической направленности сознания, деятельности ренессансных гуманистов сформировало характерно отношение к религии - скептицизм (или индифферентизм). Большинство гуманистов пыталась прямо не затрагивать основ христианской религии, не выступать с прямым опровержением церковных догм (некоторые из гуманистов занимали высокие должности в иерархии католической церкви, а один из них - Энеа Сильвио Пикколомини - даже стал Папой Римским на имя Пий II). Вместе с тем их светское мировоззрение, их натурфилософские и этические теории порывали с господствующей христианской религиозностью, обслуживая вполне светские потребности человека. Среди определенной части гуманистов получили распространение характерные для эпохи и смелые в условиях безраздельного господства католицизма идеи необходимости создания новой, синкретической «философской религии» - на основе сочетания идей Каббалы, платонизма и христианства (Пико делла Мирандола, Марсилио Фичино, И. Рейхлин). В безудержном стремлении прислуживать человеку, выверять по ней онтологические истины ренессансная мысль была готова прибегать к любым экспериментам, диалектический диапазон которых поражает воображение.

Однако этот вдохновенный время не было безоблачным, и наоборот, было бы ошибкой полностью идеализировать антропоцентрическое утверждения ренессансного индивидуализма. Антропоцентризм априори должен несовместимые противоречия внутри своей единственной, хотя и диалектической сущности, причиной этого является дуалистическая сущность человека как такового (т.е. света - божественная, и темная - грешная сущность). Многочисленными мифологическими, религиозными и философскими традициями человек осмысляется как создание материальное и духовное, она сочетает в себе добро и зло, величие и низость, природу божественную и земную. Поэтому идеализация человека есть такой же безосновательным, как и унижение ее к низшему, звериного уровня. «Переходность Возрождения ускользает от понимания, как ртутная пуля, тем не менее она является цельной, - отмечает Л. Баткин. - Как это согласуется? Как миф и немиф могли находиться определенный, хотя и непродолжительное время во внутренней тождественности? Величие Возрождения общепризнанная, но кое-кто не понимает, что Возрождение - не неоднозначных из всех крупных мировых культурных эпох, более того, амбивалентность возведенная в ней в структуре творческий принцип »[5, 113].

Даже с раскрепощением чувств, чувственности, торжеством плоти, казалось бы, само по себе бросается в глаза при сравнении «скованных» средних веков и бурного Возрождения и служит традиционным признаком нового времени, обстоятельства складывались не так безупречно, как в начале представлялось гуманистическим мыслителям. Смелый движение обновленной мысли встречал не только на внешние препятствия. В самой себе эта мысль еще не находила достаточных сил и опоры, чтобы достичь поставленной цели. Человек Возрождения отвергала многочисленные средневековые страхи, в том числе и страх за свою душу. По словам А.Лосев [6], ренессансные сторонники человеческой личности и человеческой красоты были пока честными перед собой. Как не увлекались они ни эстетическим индивидуализмом, ни субъективизмом и антропоцентризм, а также не ориентировали себя перед лицом этих стихийно возникших чисто человеческих чувств и желаний, они все-таки видели, что изолированный и чисто индивидуальный человеческий субъект, на котором они базировались, которым они восхищались и который они возвеличивали, по сути, вовсе не был таким законченным и абсолютной основой для человеческой ориентации в мире и для всего человеческого прогресса в истории. Поэтому эстетику Возрождения необходимо излагать не только в виде учения о примате стихийно-свободного жизнеутверждения человека, но и всей самокритикой, которая невольно возникала в эпоху Ренессанса в такого абсолютизированного субъекта, сразу же проявляя невозможностьюь такой абсолютизации. Поэтому все гениальные художники Высокого Возрождения вместе с глубинным самоутверждением человеческой личности чрезвычайно остро, глубоко, до настоящего трагизма ощущают ограниченность и даже беззащитность человеческого субъекта. То есть, несмотря на большой ренессансный подъем в самоутверждении человеческой личности, человек, по-прежнему чувствовала двойственность своей природы: духа и плоти, ограниченность своих сил и возможностей. Ренессанс, который так глубоко пронизывает всю сущность творчества Шекспира, в каждой его трагедии превращается в целую гору трупов том, что такова страшная, ничем не преодолен, убийственная самокритика ренессансной эстетики. Это означает, что во Ренессансом необходимо понимать не только эстетику стихийного индивидуализма, то есть «титанизма», но и всю критику такого индивидуализма, который был результатом его же собственного развития и которую сам же он глубинным образом осознал. «Нигде так ярко ни проявлялись противоречия, раздирали итальянское общество XVI - первой половины XVII в., Как в сфере социальной мысли», - отмечает Л. Чиколлини [63, 473].

Таким образом, гуманистические и антропоцентричны направления философствования имели обратную сторону медали - в частности освобожден от средневековых ограничений стихийный индивидуализм, который впоследствии в реальной жизни проявил себя как так называемый «титанизм», то есть осознание личностью собственного ривнобожественности как свободы волеизъявления собственного своеволия. Такой «титанизм» имел реальное основание. Возрождение прославилось своими бытовыми типами коварства, вероломства, убийства из-за угла, невероятной мстительности и жестокости, авантюризма и разгула страстей.

Вечные идеалы человечества, воплощенные в дерзновение взлете гуманистической мысли, были жестоко сброшены реальностью на землю такими же вечными проблемами человеческой природы. Это принципиальное противоречие прослеживалось при дворах ренессансных чиновников и меценатов. По изысканным внешним глянцем утонченного общения и этикета проступал грязь нераскаявшихся пороков и злодеяний.

Литература

Баткин Л.М. Итальянское Возрождение. Проблемы и люди /Леонид Баткин. - М.: Рус. Госуд. резина-нит. университет, 1995. - 400 с.

Баткин Л.М. Итальянские гуманисты: стиль жизни, стиль мышления /Леонид Баткин. - М.: Наука, 1978. - 199 с.

Бибихин В.В. Новый Ренессанс /Владимир Бибихин. - М.: Наука, Прогресс-традиция, 1998. - 494 с.

Бицилли П.М. Место Ренессанса в истории культуры /Петр Бицилли. - Санкт-Петербург: Мифрил, 1996. - 226 с.

Брагина Л.М. Итальянский гуманизм /Лидия Михайловна Брагина. - М: Высшая школа, 1977. - 254 с.

Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения /Алексей Лосев. - М.: Мысль, 1997. - 633 с.

Чиколини Л.С. Культура Италии XVI - первой половины XVII века //История Европы: в 6 т., т. 3. Вот средневековья к Новому времени /Л.С. Чиколини. - М.: Наука, 1993. - 461 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: