Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ЛЬВОВСКОЕ БРАТСТВО И ПРОБЛЕМЫ ДУХОВНОЙ СВОБОДЫ
статті - Наукові публікації

Майданюк Ирина Зиновьевна
кандидат философских наук, доцент, докторант Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

Духовная свобода, познание радости земной жизни, творческая деятельность в интересах своего народа, борьба за собственную веру и церковь - неотчуждаемые права личности, которые являются ценными в любые исторические эпохи. Автор анализирует их на примере философского наследия представителей одной из самых влиятельных в XVI-XVII вв. общин - Львовского Успенского братства.

Ключевые слова: духовная свобода, культурные ценности, вера, мудрость, образование.

Inner freedom, cognition of the joy of earthly life, creative activity in the interests of own people, a fight for an own faith and church are the inalienable rights of personality, which are not leveled in any historical epoches. The article analyses them on the example of philosophical inheritance of representatives of one of the most influential society in XVI-XVII century - the Lviv's Uspenskyi Congregation.

Key words: inner freedom, cultural values, faith, wisdom, education.

В современной Украине стремительно идет процесс отмирания старых форм социальной жизни, меняются экономические, правовые, идеологические и политические и духовные реалии, происходит переоценка моральных и правовых начал на основе новых общественных идеалов и ценностей, проходит значительное раскрепощение человеческого потенциала как в области познания , так и в формах практической деятельности, ранее были запрещены. Такие обстоятельства приводят к осознанию каждым гражданином необходимости в отстаивании своих неотчуждаемых прав, без удовлетворения которых его жизни как человека и социального субъекта просто невозможно [1, 359]. Одним из таких сокровенных стремлений есть свобода, обеспечение которой возможно лишь тогда, когда государство и личность являются абсолютными союзниками, к чему и как будто стремятся сегодня украинские державотворцы.

В древней философии (Сократ, Платон) свобода связана с понятием судьбы, затем (Аристотель, Эпикур) - с независимостью от политического деспотизма, еще позже (стоицизм, неоплатонизм) - с возможностью преодолеть все беды человеческого существования. Средневековая философия (концепции свободы раннехристианских и византийских философов и богословов Иоанна Дамаскина, Григория Паламы, Аврелия Августина, Климента Александрийского, Григория Нисского, Максима Исповедника) трактовала свободу от греха и проклятия церкви (хотя по такой трактовки возникали разногласия между свободой человека и всемогуществом Бога) , в концепциях Бернарда Клервоского, Эразма Роттердамского и Лоренцо Валла, кроме традиционного католического, ощущается и ренессансный подход к проблеме, когда под свободой начали понимать всестороннее развитие человеческой личности. Со времен Просвещения возникает понятие свободы, исходящей из естественного права (Альтрузий, Гоббс, Гроций, Пуфендорф), а немецкая религиозная, классическая и идеалистическая философия (Экхарт, Лейбниц, Кант, Гете, Шиллер, Шопенгауэр, Ницше) понимают свободу как соответствие сущности и ее развития. Марксизм считал свободу фикцией, подчеркивая, что человек действует согласно среды, экзистенциальная философия называет Свободу свойством человека, а ее субстанцией (т.е. человек всегда достойная того, что с ним случается).

Богатым есть и арсенал определений свободы, оставлен в мировой философии. Так, Ж.Ж. Руссо считает, что свобода - это «подчинения закону, который ты сам себе ввел», потому что «совершать поступки только под воздействием своего желания есть рабство», а отказаться от свободы у него значит отречься достоинства человека [12, 165]. Гегель называет свободой «признание и право того, что в гражданском обществе и государстве необходимо через разум происходит одновременно в сочетании из-за произвола» [4, 183], «право субъекта находить свое удовольствие в поступке» [4, 113], конкретная свобода для него заключается в том, что «личная единичность и ее особые интересы приобретают свой полного развития и получают признание своего права для себя и одновременно через самих себя отчасти переходят к интересу общего» [4, 218]. В.Виндельбанд считает, что «свобода - способность, прерывает природные необходимые функции психической деятельности, которая призвана выделять повеление, вытекающие из социально-культурных норм» [3, 184].

Формирование представлений о свободе в украинской философской мысли происходило еще во времена Киевской Руси, где она считалась основным элементом человеческого бытия. В философской мысли Украины эти идеи прослеживаем у митрополита Илариона, Феодосия Печерского, К.Смолятича, Владимира
Мономаха, Даниила Заточника, Христофора Филалета, С.Ориховського, Смотрицкого, К.Транквилиона-Ставровецкого, И. Борецкого, и . Копинского, И.Вишенского, С.Зизания, С.Десницького, Я.Козельського, Сковороды, М.Козачинського, П. Юркевича, Н. Костомарова, ТШевченка, Драгоманова, С.Подолинского

И.Франко, Павлика, Ю.Бачинського, Леси Украинский, Михновского, И.Лысяка-Рудницкого, В. Липинского, Грушевского, Винниченко, С.Днистрянский, Б.Кистяковского, П. Новородцева. Современный задел работ, затрагивающих проблемы свободы, составляют работы В.Бачинина, М.Панова, М.Костицького, М.Ибрагимова, С.Максимова, А.Козловського, Н.Козюбры, с.Сливки, О.Бандура, М.Гуренка , Горбаля, А.Мироненко, Т.Андрусяк, О.Скакун, С.Мороз.

Как видим, свобода давно считалась абсолютной ценностью, не подлежит девальвации, не зависит от изменения исторического периода и социально-культурных условий. Подтверждение этого найдем в творчестве представителей украинских братств, которые начали возникать в конце XVI века в Украине как организации православного населения городов. Братствам Украине были огромные шагом в своем духовном развитии XVII - XVIII века. Его подготовил основан ими массовый образовательное движение, активная деятельность по печати и распространения литературы, осуществило заметный вклад в дальнейшее развитие философской культуры Украины. Братства внесли светскую струю в духовную культуру того времени, заложили почву для секуляризации философской мысли, создавая необходимые предпосылки для становления профессиональной философской науки в Украине. Именно поэтому предметом данной статьи выбираем проблемы духовной свободы в наследстве братьев.

Одним из самых влиятельных в ХѴИ - XVII вв. было Львовское братство и его школы, а среди его руководства особой активностью отличался Юрий Рогатинець. «Сторонник образования, - писал о нем И.Я. Франко, - он ставил учреждение школ и печати книг выше строительства церквей и одаривание монастырей, более ценил жизнь активно, отдано общественным делам .., чем тихое ханжеское жизнь аскета, даже если бы оно велось в наибольшей набожности и в глубоких размышлениях »[15 , 219].

Основой взглядов Рогатинця на свободу было осознание человека как совершенного по своей природе творения, может раскрыть себя полностью только тогда, когда творческим трудом создает материальный достаток или культурные ценности и тем самым совершенствует все стороны человеческой природы. «Философия Ю.Рогатинця, - отмечает М.В. Кашуба, - это философия действия. Позиция пассивного наблюдателя, что заперся одиноко в пустыне, считает Рогатинець, - это позиция крайнего индивидуалиста; польза от его деятельности весьма сомнительна, так как он думает прежде всего о себе, о своем индивидуальном спасении ... Его философско-этические взгляды, основанные на ренессансном антропоцентризм, в основе были направлены против средневеково-христианского аскетизма и объективно способствовали критике паразитизма духовенства, подрыва устройств института монашества »[14, 82].

Одним из основателей Львовской братской школы был Стефан Иванович Зизаний-Тустановский, о философских взглядах которого мы узнаем в основном из трудов его противников, например, из обращения католического теолога Жебровский-Щесны, который обвинял его в том, что он «с небом и землей воюет, ни богу, ни людям не прощает, святых с неба выгоняет, чертей в ад не пускает, в Христа, создателя нашего, не верит, Духа Святого клянет, не признает, что он происходит от Отца и Сына, короля, владельца нашего некрасиво на проповедях своих вспоминает, Митрополита ругает, латинян проклинает Русь к бунту и невзгод подзуживает »[11, 24]. Для таких обвинений Жебровский побудили выводы Зизания о том, что каждому царству насилия приходит конец не по воле Бога, а через деятельность свободных людей и попытки в богословской форме в «Казанье» решить острые проблемы, касающиеся свободы личности и свободы государства.

В основе концепции Стефана Зизания лежит антитеза - Христос и Антихрист, с именем Христа Зизаний связывает добро и справедливость, с именем Антихриста - зло и несправедливость. Христос пришел на землю, считает Зизаний, чтобы к нему добровольно присоединились все обиженные и униженные, чтобы наказать Антихриста, который олицетворяет римского папу. Слуги Антихриста - это католическое и униатский духовенство предало народные интересы, пытается насильно приобщить народ к унии, тем самым став притеснителями духовной свободы. Зизаний призывает народные массы не поддаваться Антихристу, его слугам и лжепророками, осуществлять им решительное сопротивление. Лишь тот, кто включился в активную борьбу против унии, может рассчитывать на спасение. Итак, скоро на землю придет Христос, возглавит на земле борьбу добра против зла и поведет своих слуг на штурм бастионов Антихриста и его сторонников. Его слуги - это все угнетенные и обиженные, поэтому он станет единственным главой царства, где не будет ни королей, ни воевод, где будет процветать равенство и братство. Зизаний постоянно проводит мысль о необходимости всеобщего обновления, считая, что современный ему мир находится накануне великого переворота, и этот переворот сможет осуществиться с помощью и в результате участия каждого гражданина. Необходимость ее находит в Зизания теоретическое обоснование: чтобы быть допущенным в «царство божье», недостаточно только веры, нужны также и активная деятельность, решительные поступки людей: «Не только свечу мэй, но старайся, кабы и горела, абыся светлом указала дел твоих добрых пред чловека », - считает Зизаний [7, 192] и представляет свои требования к тем, кто включился в борьбу за свободу: сражаясь с врагами, развенчивать сторонников унии, делиться с людьми своим имуществом, нести народу свои знания, защищать слабых. Кроме того, Зизаний опровергает положение католицизма о Папе как наместника Христа на земле, потому что считает, что ни папа, ни церковные учреждения не имеют санкции Бога диктовать свою волю людям, каждый человек имеет право толковать Священное писание по-своему и жить по его законам, а не по законам официальной церкви. Сам Зизаний часто самостоятельно интерпретировал каноны церкви, за что церковные иерархи его обвиняли, он же таким образом доказывал то, что каждый человек - духовно свободное существо, поэтому имеет право на духовное самоопределение.

Стефан Зизаний боролся за свободу совести, требовал отделения церкви от государства, считал, что только словом и собственным примером можно убеждать людей: даже малейшее насилие, обуздание свободы недопустимо: «... Естмлы кто ити за мной Наха ся заприт самого себя, и возмет крестъ свои и идет за мной: то есть, же сам рачий пусть за веру умрет, чем ли бы иного к неи при-мушаючы ... развлечь »[9, 92].

выходцев из Львов?? Ького братства, труды которого помогают раскрыть исследуемую проблему, был и Кирилл Транквилион-Ставровецкий, философ, братский проповедник, представитель того направления в духовной культуре Украины, характерной особенностью которого был уход от присущего тогда украинским мыслителям резко негативного отношения к западноевропейской учености, того направления , который утверждал право человека наслаждаться красотой земли и всем сущим, радостями телесных чувств [10, 41]. Отталкиваясь от отечественной культурного наследия, он разрабатывал идеи самопознания, осознания важности человечности, человеческого достоинства, нравственного обновления. Способность человека наслаждаться красотой мира является, согласно Ставровецким, высоким даром человека, она должна не бороться в себе, а активно использовать.

Идейно-философская позиция К.Транквилиона-Ставровецкого основывается на том, что Бог есть творец, премудрый художник, но он недоступен для человеческих чувств и разума, чтобы познать его, необходимо познать мир, а миров, по его мнению, есть четыре : невидимый мир духовных ценностей, относящихся к духовной иерархии; видимый мир - мир видимых вещей, в котором живет человек; малый мир - мир самого человека; злобный мир - мир сочетание злых людей с дьяволом, который является творческим началом зла. Такое учение автор изложил в «Зерцало богословия», тесно 'связывая онтологические проблемы с моральными, эстетично утилитарным признанию мира как красоты и пользы.

В центре внимания К. Транквилиона-Ставровецкого находится не видимый мир сам по себе, а человек, являющийся двонатурною существом, созданным из тела и души, но очень приближенной к природе, почти воплощенной в Бога. «Воплощение Бога в человека открывало ей возможности также стать Богом, сделать человека высшей ценностью в мире, а человечность - неотъемлемым свойством человеческой культуры» [5,163]. Каждый человек имеет врожденную мудрость, то есть врожденную способность, с помощью которой она может творить добро и зло: "И яко в теле очи, всю красоту мира сего зрят, такой и в души ум - многозрительное глаз. Тот зрит видимая и невидимая, небесных и земных многую красоту, и тих доброты наслаждаеться »[8, 237], существует еще высшая мудрость, которая является даром и даруется пророкам или апостолам. Высоко ценя высшую мудрость, философ возвышает и человека разумного, способную критически осмыслить и земная жизнь, и догмы религии. Абстрактная идея религиозно-нравственного обязанности 'связи, так популярна в среде церковных писателей, уступает у него место воспеванию реальной, здорового человека, осознающего свое достоинство, силу и роль в обществе. Условия освобождения человека писатель видит в самом человеке, залогом этого освобождения он считает разум, здравый смысл, мудрость:

Ты непристойного подобное творишь ...

О мудрости, все то тобой действуют!

Любители твои, о славная мудрости

Вышли из безумия тьмы ..., - пишет он в «Похвале в премудрости» [6, 248].

Мудрость поможет человеку познать себя, познать мир, познать Бога в активном земной жизни, действовать по законам Божьим, с чистым сердцем, где чистое сердце означает смирение, доброжелательность, подвижничество, трудолюбие, сдержанность, трезвость, отзывчивость, а нечистое - зависть , гордость, гневливость, пьянство. Это последнее является основой «негодной мира», в котором богатые и светские владыки утопают в роскоши, заливаются вином и спокойно смотрят, как невыносимо тяжело работают другие. Тщеславный блудники, считает писатель, не является духовно богатыми, потому что они в плену земных благ, которых сами не заслужили: «все убо сердце свое и волю обратила на объядение есть пьянства, умножать тунеядцев, ласкателей, испряжение колесница; умножать сукровища на расхищением врагом своим. И кто же сейчас от умного не зрит и ни ридает ... Также где и вот начальник мира сего мнозиы великие и богатырь ... богатство свое изнуряют всуе ... но более же на грех блудодеяния, пьянства и кровопролития »[13 258-259 н.].

Критикуя такую ​​ситуацию, он приходит к выводу о равенстве, братства всех людей: «Бог. созда людей равными и единственно им даровал душу разумную и бессмертную, и равно им даде вЬсь мир видимый, и еже в нем, и равно им единственно небо покров, солнце и луна единый свЬтильник в дома их и земля единственная трапеза, и дождь равно проливается » [13, 7 л]. Кроме того, люди равны не только перед Богом, но и по природе, поэтому нужно сделать все, чтобы человек был человеком, братом и другом, а не рабом или врагом. Если человек осознает важность человечности и человеческого достоинства, она сделает шаг к нравственного обновления, спасения и совершенствования, а если еще и работать ради отстаивания интересов своей Родины, ее культуры, духовных традиций, то сможет достичь уровня социально-этического идеала. Одним из признаков такого идеала является, кроме всего прочего, право человека наслаждаться красотой земли и всем сущим, радостями телесных чувств. Способность человека наслаждаться красотой мира, считал Ставровецкий, - это дар, который нельзя бороться в себе, а нужно активно использовать ради добрых дел. Если материальное положение созданы собственными руками и умом, то они оправданы: «Не художества укоряю, нЬже земледЬльство, нЬже воинства, нЬже села осуджаю, но нас самих [13, 271]. Если же человек - паразит, тунеядец, бездельник, то ее «явность» и «праздность» надо осудить, чтобы в обществе не было ситуации, когда «жатва многая, дЬлателей же умных мало» [13, ч.2, 142 н.] .

Составной смысла жизни человека считал философ повседневную трудовую деятельность, сам был образцом трудолюбия и подвижничества, основал и содержал типографию. Такой деятельностью, по его мнению,?? Оже быть не только работа руками, но и художественно-творческая работа, где можно проявить мудрость человека, его знания, талант, благородство.

гневно осуждает автор «Зерцала богословия» и «Евангелия учительного» и монахов, которые оправдывают свое бегство от трудностей жизни стремлением скорее соединиться с Богом. Писатель твердо убежден, что настоящая жизнь не во постах и ​​поклонах, не у пустыни, а в «земных тягостях», которые надо уметь переносить и преодолевать. Выбор этого пути обусловлен глубокой верой в человека, в его разум, в ее стремление к добру, к справедливости, в возможность человека быть счастливым здесь, на земле, и приносить счастье другим.

С деятельностью Львовской братской школы тесно связаны жизнь и деятельность Иова Борецкого, украинского церковного, образовательного и культурного деятеля. Он был митрополитом православной церкви в Киеве, выступал поборником просвещения среди народа. Его «Протестация» - яркий пример борьбы за духовную свободу, право на собственную веру и церковь. Современную ему владык и их политику он считает надругательством над над украинским народом: «свободой и безопасностью религии и церкви и миром святым и создав над собой подобие владык и духовных наших народ наш русский преследуют, при-Кряту, мучают, церквям нашим насилие оказывают и мир святой будоражат, стародавние любовь и согласие между поляками и Русью разрывают .., универсалы вопреки права и вольности разосланы, чтобы нас ловлено и в тюрьму насаждений и истерзанный »[8, 314].

Иов Борецкий добивался автономии с подчинением церковной власти, прежде епископской, только патриарху, или митрополиту, который был бы экзархом, т.е. наместником патриарха в Украину, потому что считал, что каждый народ имеет право на уважение и понимание такой своей воли: «уже двадцать пять лет просим и попрошайничают мы на сеймиках и сеймах, чтобы нам свободы и вольности религии и церкви нашей, а также престолы и превосходства духовные возвращено было. А зная, что права наши и вольности переломы и попраны и нас все больше притесняют, должны мы, рады или не рады будучи, на то решиться ... И то не является преступлением »[8, 314]. В окатоличиванием части народа Борецкий обвиняет тех киевских князей, строили храмы, а не думали о школах для народа, тем-то и укрощая стремление к духовной свободе, которая смогло бы помешать властвования Речи Посполитой. Автор поднимает людей, которые, несмотря на гонения и преследования, защищают эту веру, а своим мужеством и победами доказывают, что не словом и беседами, а делом, активной жизненной деятельностью в этой жизни может прославиться человек. Такими рыцарями митрополит считает казаков, своих «братьев и христиан правоверных», имеющие природный ум и от Бога дарованную сообразительность, и, кроме того, не полагаются только на Христа, а сами заботятся о себе и свой народ.

Поэтому видим, что духовная свобода, творческая деятельность в интересах своего народа, борьба за собственную веру и церковь, стремление сделать веру не только телесной обрядностью, а индивидуальным духовным убеждениям, высвобождения из-под опеки церкви по делам образования, осуществления пастырских функций мирянами, а вместе с тем - познание радости земной жизни - тот идеал, к которому стремились львовские братики. И если его не удалось достичь через определенные объективные и субъективные причины, то на нынешнем этапе развития государства этот идеал остается образцом если не для решения широкого спектра социальных проблем, то хотя бы для формирования элиты украинского общества.
Бачинин В.А. Философия права /В.А.Бачинин, М.И.Панов. - М.: Издательский Дом «Ин Юре», 2002. - 472 с.

Бернацкий Г.Г. Естественное право. Права человека. Мораль /Г.Г. Бернацкий-СПб: СЗАГС, 2000. - 168 с.

Виндельбанд В. Избранное. Дух и история /В. Виндельбанд. - М.: Юрист, 1995. - 484 с.

Гегель Г. Основы философии права, или естественное право и государствоведения /Георг Вильгельм Фридрих Гегель, [пер. с нем. Р. Осадчука и М. Кушнира]. - М.: Юниверс, 2000. - 336 с.

Г Орский В.С. История украинской философии: курс лекций /В.С.Горський. - К.: Наукова думка, 1996. - 286 с.

Литвинов В.Д. Идеи раннего просвещения философской мысли Украины /В.Д. Литвинов. - М.:. мысль, 1984. - 152 с.

Марченко М.Ю. История украинской литературы /М.Ю. Марченко. - М.: Просвещение, 1961. - 285 с.

Достопримечательности братских школ на Украине: тексты и исследования. - М.: Наук. мысль, 1988. - 568 с.

Достопримечательности украинского-русского языка и литературы. - Львов, 1906. - Т.5. - 343 с.

Паславский И.В. Из истории развития философских идей на Украине в конце ХѴИ - первой трети ХѴИИ ст. / И.В. Паславский. - М.:. мысль, 1984. - 127 с.

Подокшин С.А. Реформация и общественная мысль Белоруссии и Литвы /С.А. Подокшин. - Минск: Наука и техника, 1970. - 195 с.

Руссо Ж.-Ж. Трактаты /Жан-Жак Руссо. - М.: Наука, 1969. - 564 с.

Ставровецкий К.-Т. Евангелие Учительное /К.-Т. Ставровецкий. - Рохманов, 1619. - Ч.И, II. - 363 с.

Философия Возрождения на Украине /[М.В.Кашуба, В.Паславський, И.С.Захара и др..]. - М.: ВС., 1990. - 336 с.

Франко И.Я. Произведения: в 50 т. /Иван Франко. - М.: Гослитиздат, 1976. - Кн. 2. - Т. 46: Из истории Брестского собора. - 438 с.

Цалин С.Д. Принцип свободы воли в истории социальной философии и философии права /С.Д. Цалин. - М.: Основа, 1998. - 329 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: