Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Календарная обрядность в социокультурной ПОЛЕ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ: РЕГРЕСС ИЛИ РАЗВИТИЕ (на материалах Гуцульщины)
статті - Наукові публікації

Гавадзин Владимир Васильевич, аспирант кафедры этнологии и археологии Прикарпатского национального университета им. В. Стефаника

В статье характеризуются специфические черты календарной обрядности гуцулов в рамках современной цивилизации. Рассматривается влияние на календарную обрядность современных процессов, как глобализация, урбанизация. При этом обращается внимание на те факторы, которые обеспечивают жизненность народной обрядности в современных условиях, а именно: историко-культурные аспекты, господство традиции и ритуала, образ жизни и хозяйства, мифологические верования и особенности мировоззрения.

Ключевые слова: календарная обрядность, современная цивилизация, глобализация, ритуал, традиция.

In the article are characterized the specific featsures of calendar rites of gutsuls within the limits of modern civilization. It is examined a influence on the calendar rites of such modern processes as globalization, urbanization. Attention applies on those factors which provide vitality of folk rites in modern terms, namely: historical and cultural aspects, dominations of tradition and ritual, regime of life and economy, mythological beliefs and the world outlook.

Keywords: calendar rites, modern civilization, globalization, ritual, tradition.

Календарная обрядность является важным аспектом духовной культуры и одновременно неразрывной составляющей современной цивилизации. В связи с этим следует отметить, что обычаи и обряды инкорпорированы в систему цивилизационных связей на основе социокультурного и исторического компонентов цивилизационных ного развития, поскольку неразрывно связаны со сферой жизни каждого человека и социума как своеобразным базисом реализации человеческой потребности в общении и общественных связях. Поскольку традиционная календарная обрядность имеет особенность отражать этническое, социальное, историко-культурную жизнь людей, то ее безоговорочно следует отнести к важным цивилизационных компонентов [1, 71]. Следовательно, в данном контексте не будет ошибкой считать, что обряд - это сложный психологический и мировоззренческий феномен, через который проявляются фундаментальные проявления восприятия человеком мира, формы ее самореализации, поэтому его можно по праву считать экзистенциальной формой бытия человека в социуме. Такое определение обряда указывает на его важную роль и в процессе исторического развития, и в условиях современности, поскольку он касается как психологически эмоциональной сферы бытия общества, так и религиозно-культурной.

Место и роль обряда в современных этнокультурных процессах исследуют А. Гоцалюк, Т. Ку-шерець, Г. Кожолянко, М. Цвилинюк, Л. Бекиров, А. Шевель, Г. Коваль-Фучило.

Цель данной статьи - показать характер взаимоотношений народной культуры с такими процессами современности, как глобализация и трансформация, на примере календарной обрядности Гу-цульщины, а также осветить те аспекты, обеспечивающие сохранение первоначального исходного уклада народной культуры в условиях разрушительного влияния цивилизации .

Полнота обряда отображается в рамках определенной территории, или, скорее, этнографической группы, поскольку сама по себе обрядность - это очень широкое понятие, которое характеризуется комплексом различных наслоений, которые нужно рассматривать в региональном срезе через локальные компоненты. В данном ракурсе, в пределах такого региона, как Гуцульщина, есть возможность проанализировать всю полноту календарной обрядности в ее специфическом проявлении, а также показать взаимосвязь традиционных устоявшихся норм и устройств с новыми веяниями цивилизационных изменений. Такой подход оправдывает себя в связи с тем, что на сегодняшний день на Гуцульщине сохранились своеобразные проявления традиционной обрядности во всей своей первоначальной полноте, но одновременно и же Гуцульщина является местом заметного разрушения традиционного пласта народной культуры под влиянием современной цивилизации. Эта тенденция объясняется тем, что в течение большого исторического отрезка культурно-бытовую среду Гу-цульщины, как и целого Прикарпатья, было постоянным и развивалось эволюционно, но в последние века эта украинская территория через вхождение в состав различных государств стала центром обращения их асимиля-
ной политики [2, 37]. Однако, суть вопроса заключается даже не в содержании этой политики, а в степени того влияния, которое осуществляется через политические события на социокультурное пространство Гуцульщины.

Таким образом, этот этнографический регион Украинских Карпат на протяжении целого ХХ века. подвергался воздействию различных, так сказать, микроцивилизацийних миров через культуру и политический строй тех государств, которые распространяли свое влияние на Карпаты, а именно: Польши, Австрии, Венгрии, Румынии и т.п.. Но в данном случае суть вопроса заключается не в прослеживании этих изменений в историческом срезе, что также имеет важное место и наложило свой заметный отпечаток, а в характеристике современных процессов в этой сфере. Уже в начале ХХ в. Гуцульщина столкнулась с совершенно другими механизмами влияния на ее традиционную обрядность. Имеются в виду всеобъемлющие изменения, которые начали активно влиять как на целые сообщества, так и на отдельных людей, при этом видоизменяя их стиль жизни, ориентации, предпочтения, что приводило постепенно к потере привычных идентичностей [3, 93]. Эти макроизменений является продуктом развития цивилизации, они продуцируются эволюционно, и, что характерно, объективно и неуклонно в результате движения самой цивилизации. К ним относится много элементов, но важнейшими являются процессы урбанизации, глобализации и распространение такого явления, как "массовая культура". Общепринятой на сегодня является мнение, что урбанизационные и глобализационные трансформации, идеологические искажения очень обеднили казну гуманной народной культуры, привели к нивелированию большинства обрядов [4, 208]. Такой взгляд вполне?? Иправданим, поскольку отражает ситуацию в этнокультурном пространстве современной цивилизации.

Однако нужно рассмотреть и выяснить важный вопрос: существование календарной обрядности в рамках современной цивилизации - это конфронтация или необходимо сочетание? Существует мнение, что сегодня мы являемся свидетелями сокращения сферы священного, что опиралась на традицию. Это позволяет сделать вывод о том, что индустриальное общество изменяло главным образом средства производства, тогда как постоянную индустриальные, охватывающий в наши дни, меняет цели производства, то есть культуру [3, 97]. Такая тенденция приводит к тому, что общество и соответственно человек в нем, постепенно выходит из устоявшегося традиционного уклада функционирования культуры через развитие современных технологий, а из-за этого и теряется своеобразная система связей, основанная на гармоничном единстве культурного наследия, сферы личностного и урегулированных социальных отношений. И в этом контексте календарная обрядность переходит в форму чего-то рутинного, отжившего, такого, что утратило свой первоначальный смысл. Такие процессы нельзя характеризовать как негативные, так как они отражают закономерные изменения, которые происходят во всех сферах жизни человека и общества, и отражают только движение цивилизации, который уже можно определять как регресс или прогресс, но это другой вопрос.

По вопросу постепенной потери элементов священного, сакрального в современной обрядности, то в этом ключе следует отметить некоторые факты из традиционной культуры гуцулов. Например, такая характерная особенность календарной обрядности, как обычай встречать в марте начало нового хозяйственного года, когда праматерь Земля переходила в весеннее равноденствие, все окружающее наполнялось теплом солнца. Именно тогда собирались люди в группы и ходили от дома к дому поздравлять, желали друг другу успехов, здоровья и достатка, приплода домашнего скота [5, 64]. Все это заканчивалось общей трапезой с пением, танцами, что свидетельствовало о существовании достаточно устойчивой традиции, передавала совокупность региональных религиозных и культурных особенностей. Кроме того, что некоторые обряды уходили полностью, очень многие из них видоизменялись, теряя свою ритуальную наполненность и первоначальную семантику [1, 74]. Например, обычай колядования существует до сих пор, но выполняется скорее для поддержания традиции или как обрядовое действие, носящее общепризнанный характер в рамках определенного региона и тесно связана с культурной идентичностью. В древней коляде, которая с особым акцентом выполнялась еще в первой половине ХХ в., Содержались оригинальные мотивы космогонических представлений, представление о создании мира, воспроизводились особенности древних и первобытных времен, анализировались символы огня, воды, природных стихий [1, 72].

В рамках современной цивилизации многие из названных аспектов уже не играют той роли, которую они имели, например, столетия назад. Состоялся постепенный выход традиционной обрядности с присущего ей пласта древних архаических культурных наслоений, в котором чувствовался опыт предыдущих поколений, разнообразные священные предписания, воплощались в разного рода предрассудках, демонологических верованиях, народных представлениях о высших силах. То есть, в условиях современной цивилизации происходит разделение традиционной обрядности на две сферы: первая отражает ее древнюю основу, своеобразный мировоззренчески-эмоциональный аспект мировосприятия, комплексное отношение "человек-природа", а вторая впитала только отдельные внешние элементы богатой календарно-обрядовой культуры, и для нее характерно соблюдение обрядов и обычаев по сценарию даже механическому принципу, без глубокой ориентации на их магически смысловую сторону. Характерно, что первая сфера постепенно уходит в небытие, а в современных условиях бытует только этот внешний, переменный проявление мощного пласта традиционной обрядности.

Причин такого явления много, среди важнейших - глобализация и трансформации в народной культуре через социокультурные процессы в условиях настоящего [4, 208]. Но одновременно возникает интересный вопрос - почему, несмотря на такие существенные изменения в рамках современной цивилизации, обряд все-таки не исчезает из поля культурной деятельности человека и общества, а не отмирает полностью, хотя для этого есть тенденции. Очевидно, в обряде как основе традиционной обрядности есть что-то такое, что делает его незаменимым в системе культурно-исторических практик человечества, в жизни отдельного человеческого коллектива и отдельной личности [6, 243]. Именно такие специфические черты календарной обрядности выступают как неотъемлемая часть бытия человека в цивилизации. Поэтому возникает потребность осмыслить те фундаментальные принципы, которые обеспечивают функционирование календарной обрядности в условиях современной цивилизации.

Первым из таких принципов является историко-культурологический аспект традиционной обрядности. Он основан на том, что обрядность выступает составной частью духовной культуры в связи с тем, что отражает разного рода религиозные представления и специфические черты бытового уклада жизни человека [7, 25]. То есть, обрядность включена в современные социальные, культурологические процессы, несмотря на различные прогрессивные тенденции и изменения современности. Такое ее свойство вытекает из основных парадигм цивилизационного развития, т.е., с исторической и культурологического аспектов. Следовательно, можно говорить, что этот принцип ярко проявляется на Гуцульщине учитывая преемственность социокультурных процессов. Это прослеживается в существовании традиционных форм быта, способе хозяйственной деятельности, семейной и общественной вкостюмы, которые с течением времени мало изменились [8, 222]. Именно эти обстоятельства способствуют сохранению традиционной основы обычаев и обрядов. Исследование структуры рождественско-новогодних обрядов и обычаев украинского Гуцульщины свидетельствует, прежде всего, органическая связь традиционной культуры Карпат с культурой всего украинского народа, и одновременно определенные локальные особенности исторического развития этого региона, господство скотоводства как основного занятия гуцулов, а также этнокультурные связи с народами Балканского региона. Все это и обеспечивает историко-культурологический аспект сохранения и существования календарной обрядности в современных условиях [1, 73]. Это проявляется в частности в том, что на Гуцульщине относительно хорошо сохранилась древняя структура рождественских праздников, и это связано с тем, что такие обычаи, как колядование, щедрование впитали в себя законсервированы формы культуры, ученые небезосновательно относят к первоначальной архаичности.

Итак, можем говорить, что такие компоненты культуры, как специфический говор, тип поселений с большой разбросанностью и удаленностью жилья друг от друга, ослабленность форм обрядового общения через определенную изолированность, общий характер хозяйственной деятельности, естественно географические условия, особенности экономического развития способствуют сохранению определенных этнорегиональных особенностей гуцульской культуры [9, 22]. А все это вместе дает основания для поддержания жизнеспособности народной гуцульской обрядности в современных условиях.

В этом контексте стоит отметить специфичности природных условий, поскольку они являются одним из основных факторов, формирующих традиционный уклад жизни гуцулов. Природа - это не только кормилица, это - материнское лоно, в котором формируется не только физическое, но и духовное генотип человека и этноса. Именно Карпаты, по обе стороны которых проживают гуцулы, предоставляют традиционной обрядности гуцулов своеобразного оттенка и способствуют сохранению древней основы народного календаря в условиях современной цивилизации. Уже доказано, что естественно-географический фактор имеет важное значение в этнокультурной традиции украинского [10]. Не менее важным является хозяйственный уклад гуцулов, выступающий стержнем их традиционного культурного учета и обеспечивает сохранение своеобразия как обрядности, так и вообще региональных черт на бытовом уровне. Поскольку у гуцулов наиболее распространенной формой скотоводства является отгонное овцеводство, то чрезвычайно большое значение имеют обряды, связанные с первым выгоном на пастбище, разжигание живого огня - костра, полонинская трапеза, молитвы-заклинания [5, 66]. Эти обряды и сегодня в общих чертах сохраняют свою первоначальную основу, хотя частично изменились.

Вторым важным фактором функционирования традиционной обрядности в условиях современной цивилизации есть традиция. Благодаря ей система обрядов передается из поколения в поколение, и это способствует осознанию ее как своеобразной обрядовой традиции. Такая традиция проявляет чрезвычайную устойчивость и жизнеспособность в течение многих исторических периодов. Очень часто традиция выступает в более широком смысле как обряд, эт 'связывается со сферой священного и входит в самую суть священных текстов, переводов и священной истории, участвуя в формировании представлений о священном начало [6, 241]. Именно это сакрализованное начало выступает неисчерпаемым источником жизненного мира самого обряда. Ярким примером этого является празднование Пасхальных праздников, в которых гуцулы готовятся заранее: во время Великого поста и особенно Страстной недели. Именно в этот период существует большое количество магических оговорок как от отдельной пищи, так и совершения различных действий, в чем едва ли не ярче всего проявляется господство традиции, основанной на некоторых мифологических аспектах. В этом ракурсе писанки также является воплощением такой обрядовой традиции, поскольку выступают символическим отражением архаического мифологического компонента. Если выяснять причину популярности среди народа Пасхи и соблюдения древних обычаев и обрядов, сопровождающих его, то она достаточно проста - "потому что так здесь принято потомственный" или "потому что так было с первовику, и никто не имеет права нарушить этой нормы "[11]. Свидетельством сохранения древней традиции есть обычай, по которому, если в семье в течение года кто-то скончался, то ее члены осуществляют на Пасху возле церкви обрядовые действия с хлебом за душу умершего. Это указывает на то, что традиция даже в современных условиях способствует единению поколений и выступает таким образом золотой нитью, которое соединяет прошлое с будущим, и никто не имеет права ее разорвать [4, 208]. Именно через обряд происходит сочетание прошлого и будущего в настоящем, что так необходимо для самовыражения человека в цивилизационных связях современности.

Третьим важным фактором функционирования обрядов сегодня ритуал. Особенность любого сообщества и жизнедеятельности в ней человека заключается в том, что, с одной стороны, поведение человека является вариативной и разнообразной, а с другой - типизированным, то есть подчиненной определенным нормам. Следовательно, в этом плане можно говорить о том, что все обряды и обычаи в человеческой культуре является разновидностью поведения, основанной на определенных четких стереотипах. Они имеют такое большое значение в условиях бытования современной календарной обрядности в связи с тем, что выступают как некий социальный феномен, в котором воплотились и особенности исторического развития, и определенные мировоззренческо-эмоциональные черты. Эти стереотипы имеют два характерных признака: массовое восприятие и повторяемость, а средством их воплощения и выражения выступает ритуал. В условиях современной цивилизации ритуалпередает своеобразные сакральные связи, единообразные правила поведения, общую память и общее картину мира [12, 33]. Именно поэтому ритуал способствует сохранению устойчивых культурных парадигм в сфере духовной жизни, при этом он меньше подвергается разрушительным воздействиям цивилизации. Он пронизывает всю обрядность, но наиболее связан с календарной, поскольку синтагматической осью ритуального текста культуры выступает именно календарь. Уже с начала календарного года ритуал проявляется в подготовке к Святого Вечера; обычаях, связанных с ритуальной ужином, гаданием на урожай, брак, судьбу; обычаи колядования т.д. [1, 73]. Ритуал и обрядность творят прочный симбиоз, который становится мощным оплотом всего традиционного в рамках современной цивилизации.

Четвертым, и также очень важным, фактором включения обряда в современные цивилизационные процессы его сочетание с религиозной традицией, в частности христианской. Конечно, учитывая жизнеспособность традиционной календарной обрядности в течение многих поколений, церковь пыталась и частично вынуждена привязать христианские праздники в народных [4, 208]. Например, празднование Коляды, Пасхи, Ивана Купала привязано согласно рождения и воскресения Христа, праздника Ивана Крестителя. Древние верования вместе с христианскими наслоениями является главным выразителем духовности украинского, неизменной чертой современной цивилизации. Этот синтез особенно проявляется на Гуцульщине, свидетельствами чего является существование специфических духовных центров, своими корнями уходят древних святилищ. Это, в частности, расположен на горе Копилаш Расписной камень, у которого, как и много лет назад, проходят различные ритуальные действа [5, 66].

Итак, все эти аспекты и факторы позволяют говорить, что календарная обрядность в рамках современной цивилизации имеет важное значение. Несмотря на различные закономерные цивилизационные процессы, такие как урбанизация, глобализация и изменение традиционного уклада жизни, обрядность и дальше функционирует как своеобразная идеологически-культурная реальность в жизни современного человека и социума. С одной стороны, происходит конфронтация современных цивилизационных процессов с традиционным укладом календарной обрядности, а с другой - они выступают в прочной связи, что связано многими приведенными и охарактеризованными социокультурными факторами.

Литература

Гоцалюк А. Трансформационные процессы в календарной обрядности украинского в ХХ - нач. XXI века /Алла Гоцалюк //Культура и современность. - 2009. - № 2. - С. 71-77.

Этнос. Социум. Культура: региональный аспект: монография //В. Грещук, В. И. Кононенко, М. П. Лесюк, М. И. Панькив и др.. - Киев-Ивано-Франковск: ВДВ ЦИТ, 2006. - 315 с.

Кушерец Т. Поиск новых индивидуальных и коллективных идентичностей в условиях глобализации /Татьяна Кушерец //Научные записки. Национальный университет "Острожская академия". Серия Философия. - 2009. - Вып. 5. - С. 92-101.

Кожолянко Г. От прошлого к будущему - через духовные традиции /Георгий Кожолянко //Украиноведение. - 2007. - № 3. - С. 204-209.

Цвилинюк М. Расписной Камень - святилище наших предков /Николай Цвилинюк //Гуцульский календарь. - 2007. - Вып. 12. - С. 64-66.

Ятченко В. Обряд как фактор человеческой экзистенции и консолидации социальных групп /В. Ятченко //Украиноведение. - 2006. - № 2. - С. 240-245.

Бекиров Л.С. В регулятивной роли традиции в энокультуре /Л.С. Бекиров //Ученые записки Таврического университета. Серия "Философия. Социология". - 2009. - № 1. - Т. 22. - С. 24-28.

Bergner R. In der Marmaros. Ungarische Culturbilder /R. Bergner. - Munchen: Franz, 1885. - 279 s.

Kopernicki J. O goralach Russkich w Galicyi /J. Kopernicki. - Krokow: Drukarnya uniwersytetu jagiellonskiego, 1889. - 34 s.

Шевель А. А. Этнокультурные традиции отношения Украинская к природе /А. Шевель //Сборник научных работ Научно-исследовательского института украиноведения. - 2008. - Т. ХХИИ. - С. 432-447.

Пожоджук Д. Пасха в Космаче [Электронный ресурс] /Дмитрий Пожоджук //Мой Космач: сайт села Космач. - Режим доступа: http://www.my-kosmach.com.ua/upa-1.htm.

Коваль-Фучило Г. Плач в контексте погребального ритуала /Галина Коваль-Фучило //Народное творчество и этнография. - 2000. - № 1. - С. 33-44.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: