Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
Ценностные ЭЛИТЫ: АВТОРСКИЕ МОДЕЛИ СТРУКТУРНЫХ КОМПОНЕНТОВ
статті - Наукові публікації

Жукова Наталья Анатольевна,
кандидат философских наук, доцент доцент кафедры теории и истории культуры Национальной музыкальной академии Украины имени П. И. Чайковского

В статье рассматриваются составляющие "ценностной элиты" - гуманизм, образованность, профессионализм. Значительное внимание уделяется идеи «интегрального гуманизма" Жака Маритена.

Ключевые слова: гуманизм, "интегральный гуманизм", элита.

Concepts: "humanism", "professionalness", "education", are analysed in the article. Considerable attention decides on an idea: "integral humanism" of Jacques Maritain.

Keywords: humanism, "integral humanism" elite.

Среди проблем современной гуманитаристики проблема элиты - в широком понимании этого феномена - занимает заметное место. В фундаментальных трудах современных украинских и российских исследователей, таких как

А. Апанович, С. Атаманюк К. Баранцева, А. Бычко, В. Горский, Ю. Давыдов, Б. Кухта, М. Лавринович

В. Полохало, В. Скуратовский, М. Шульга и др.., рассмотрены исторические истоки элитарных концепций, роль консервативной социальной философии в становлении общественной иерархии, делаются попытки структурирования элиты согласно сфер профессиональной деятельности. То же время, несмотря на уже сделанное, остается немало вопросов, требующих дальнейшего изучения и осмысления. Так, значительное внимание заслуживает проблема "ценностной элиты", ее значение в культуротворення - вопрос сегодня достаточно актуален. Целью данной статьи является ретроспективный показ условий "рождения" "ценностной элиты", а также анализ теоретических концепций по ее составляющих, в частности, идеи «интегрального гуманизма" Ж. Маритена, которая в этом контексте рассматривается в отечественной науке впервые. На основе изученного предлагаются авторские модели структурных компонентов "ценностной элиты".

Такие признаки элитарного, как образованность, профессионализм, противопоставление себя массам, существовали философской мысли с древних времен. Не останавливаясь подробно на рассмотрении античных, средневековых и других взглядов относительно "ценностного" подхода к трактовке элитарного, все же позволим себе обратить внимание на тот факт, что в эпоху Возрождения, наряду с антропоцентрической мировоззрением, географическими открытиями, с пробуждением национального самосознания в большинстве европейских стран, гуманистическими идеями, появляется идея необходимости просвещенного монарха "философа на троне". Эта идея была присуща и общественно-политической мысли России и Украины: философы, политические деятели, писатели размышляли над тем, каким должен быть человек для улучшения жизни в обществе, и их рассуждения можно назвать размышлениями об аристократии духа, или "ценностную" элиту 1 . Правда, между этими размышлениями есть существенное различие: русской общественно-политической мысли, к сожалению, не была присуща гуманистическая тенденция.

Напомним, что понятие "гуманизм" возникло в эпоху Возрождения и означало "признание ценности человека как личности, его права на свободное развитие и проявление своих способностей, утверждение блага человека как критерия оценки общественных отношений" [7, 354], ведь в доиндустриальной, аграрной, средневековой Европе все стороны жизни находились под контролем церкви, приписывала каждому свое место в жизни, то есть человек рассматривался не как человек, а как социальная функция. Кроме церкви существовали еще и другие институты социального контроля над личностью: для крестьянина это была сельская община, для ремесленника цех, для купца гильдия, и т.д.. Лицо было полностью подчинена правилам и обычаям того социального института, к которому принадлежала. Другими словами, коллектив осуществлял полный контроль над индивидуумом, подчинял личные интересы интересам общественным.

Гуманизм навсегда изменил понимание человеком своей роли в обществе. Он дал человеку чувство своей уникальности, самоценности и собственного достоинства. Можно утверждать, что в этот период произошло кардинальное изменение, так сказать, перестройка субъекту культуры. Возникла группа людей, связанных не профессиональными обязанностями и социальным статусом, а своими взглядами и творческими способностями.
Сейчас, возвращаясь к общественно-политических идей, связанных с "ценностным" аспектом элитарного, заметим, что в российском государстве хотели видеть "философа на троне" еще от периода правления Ивана Грозного. Своеобразным идеологом русского дворянства этого времени был талантливый публицист, дворянин И. Пересветова. Именно он обратился к царю с посланиями, в которых была изложена программа преобразований, поддержана И. Грозным. Сторонником идеи "мудрого и доброго царя" был и Ф. Ртищев - государственный деятель времен царя Алексея Михайловича, основатель российской благотворительности.

Во времена правления Екатерины II в система общественно-политических взглядов была основана на вере в "философа на троне", который руководит государством по разумным, справедливым законам и стремится общего блага для своих подданных. Эта идеология определяла гражданскую позицию большинства деятелей русской культуры, пытались говорить "истину царям", "учить царствовать монарха". Эту идею разделяли как представители дворянской консервативной мысли (А. Сумароков, М. Щербатов), так и сторонники просвещения, дворянско-либеральной оппозиции (Н. Новиков, Д. Фонвизин).

Революционные идеи в России, особенно начиная с XIX в., иногда переплетаются с мыслями о элиты (хотя понятие "элита" и не используется), об аристократии духа (ценностную элиту). Даже в программном документе "Русская правда" декабриста, руководителя Южного общества П. Пестеля говорится о разделении членов общества на тех, кто управляет, и тех, кем управляют.

А. & nbsp; Герцен, разочаровался в европейской демократической революции 1848-1852 годов, писал: "Новейшее и последнее слово европейской культуры - это образованный хам". Борьба с мещанской банальностью, пошлостью, с обывательской психологией присутствует во всех произведениях Н. Данилевского и Ф. Достоевского. Это не означает, что они восставали против западной культуры в целом, которую хорошо знали и высоко ценили, они выступали против ее омасовленого варианта, который ни понять, ни принять не смогли. По нашему мнению, в России гипертрофированные негативистские оценки А. Герцена играли такую ​​же роль, что и произведения Ф. Ницше в Германии или поэтов-символистов во Франции, или Х. Ортеги-и-Гассета в Испании. Российская специфика оказалась прежде в том, что, во-первых, такое "восстание" представителей интеллигенции "против масс" странно переплеталось с демократическими, народническими иллюзиями относительно будущего своей страны, а во-вторых, революционное провозглашение самоценности и достоинства каждого человека (гуманистические идеи ) "воплощались" в жизнь через террор (несовместим с гуманистическими идеалами).

В отличие от Российской общественно-политической мысли, в Украине идеи гуманизма нашли свой отклик. Так, в ХѴ ст. один из первых украинских гуманистов, доктор медицины и философии Ю. Дрогобыч считал, что человека возвышает сила знания, именно образованный человек способен влиять на улучшение жизни в государстве и ее укрепления.

Следует отметить, что в Украине ХѴИ-ХѴИИИ ст., как и в Европе, наблюдается "пробуждения" национальной мысли, хотя и противоречиво, но все же развиваются теории государственности. Одни видят силу и мощь страны в укреплении православия, ориентируясь на греко-византийские и древнерусские ценности, другие же отстаивают идею демократизации церкви в духе протестантского вероучения, защищают право светских людей участвовать в церковных делах. Вспомним Х. Филалета, который был сторонником религиозной терпимости и отрицал абсолютизм не только монарха, но и папы римского. Были и такие, кто настаивали на необходимости просвещения (Ю. Дрогобыч, М. Смотрицкий, Петр Могила). Определяющим является то, что новые философские учения ориентируются на утвержденную Ренессансом гуманистическую систему морально-этических ценностей, где приобретает значение все то, что составляет суть человеческой природы, и побеждает идея целевого назначения земной жизни человека. Размышления над проблемой государства и власти, закона и права, морали и политики встречаются в произведениях многих украинских философов-гуманистов (Ю. Дрогобыч, И. Вышенский, С. Ореховский, М. Смотрицкий, Х. Филалет, П. Могила, Л. Баранович , Ф. Прокопович, С. Яворский и др..), но все они являются сторонниками просвещенного монарха "философа на троне".

Среди украинских гуманистов ХѴИ ст. выделим С. Ореховского-Роксолана, учителями которого были такие выдающиеся фигуры того времени, как Ф. Меланхтон и М. Лютер, а друзьями - А. Дюрер, В. Гутен, Л. Кранах-старший. В Западной Европе его называли "украинским Демосфеном" и "современным Цицероном" [9, 102].

С. Ореховский является автором таких произведений, как "О турецкой угрозе", "Напутствие польскому королю Сигизмунду Августу", "О естественное право ", которые были популярны в Западной Европе, неоднократно переводились и переиздавались. В 1543 году, после 17-летнего пребывания за границей, он вернулся на родину, где занимался общественно-политической деятельностью. Как большинство тогдашних гуманистов, С. Ореховский рассматривал историю как действие конкретных людей, участвующих в историческом процессе, являясь реальными творцами истории. Философ, историк, публицист С. Ореховский считал, что человек как творец истории равна с Богом, "и только в содружестве с умными человеческими существами Бог может восстановить справедливость на земле" [9, 102]. История, по С. Ориховским, с "служанки" теологии превращалась в светскую науку, где изучается деятельность античных героев, выдающихся деятелей, деятельность которых является примером для подражания или определенным предупреждением. Исторический процесс мыслитель связывал с развитием образования и науки.

Итак, как видим, С. Ореховский-Роксолан был сторонником того, что в ХХ в. назовут "цивилизационным подходом к элитарному".

Заметим, что существенным показателем нового стиля жизни была свобода действий и высказываний, беспристрастность поведения, культурная и социальная творчество. Как отмечает современный украинский исследователь Н. Петрук, особо важное место в жизни украинских группировок и обществ ХѴИ-ХѴИИ ст. занимало осознание значимости межличностных связей и ценностей общения как средства поддержки духовного единства между единомышленниками. Существенным фактором культурной украинской жизни становятся, как и в среде итальянских гуманистов, личные встречи на различных собраниях, в имениях известных украинских меценатов, частная переписка.

Так, активно переписывается со своими единомышленниками старец Артемий, который эмигрировал, как и князь А. Курбский, на Волынь. Он активно защищает истины православия и доказывает в своих письмах вредность еретического учения. Следует отметить, что частная переписка было также важным фактором распространения среди украинской элиты протестантских идей, которые, в свою очередь, способствовали развитию и распространению гуманистических идей.

Утверждению в украинской культуре гуманистических идей способствовали и личные контакты между гуманистами. Как отмечает Н. Петрук, произведение известного голландского философа Юста Липсия "Политика" стал известен в Украине (он находился в личной библиотеке писаря войскомька Запорожского Григория Томашевского) благодаря личным контактам самого Липсия с гетманом Яном Замойским основателем Замойской академии - известного центра гуманистического образования на украинских землях конца ХѴИ - первой половины XVII в. Об этом свидетельствует их длительную переписку: "Имел Липсий в Украине и других корреспондентов, с которыми его связывали общие идеалы и духовное родство. К последним относились, в частности, поэт-гуманист Шимон Шимонович, архиепископ Львовский Ян Дмитрий Соликовский, львовский мещанин Иван Альпецький , новолатинской историк Станислав Кшиштано-вич и др.. " [6, 180].

Необходимо обратить внимание и на то, что формированию духовной общности между разными по социальному положению и конфессиональной принадлежности людьми способствовала толерантность, которая утверждалась гуманистами и мыслилась как условие жизни "на разумных началах". В гуманистических обществах отстаивалась идея веротерпимости, а также признавалось право человека на свободу, в том числе, и на свободу мысли или позиции. К сотрудничеству в тех или иных кружках привлекались как выдающиеся украинском, так и знакомые с греко-византийской и восточнославянской культурой выходцы из других земель, например, Иван Федоров, Андрей Курбский, Федор Касьянович и др.., Что имело позитивные последствия для всей украинской культуры, способствовало ее обогащению новыми идеями.

Не имея целью рассматривать историю развития гуманистических идей в ретроспективе, отметим, что все эти идеи нашли свое продолжение в последующих веках, в частности в философии позитивизма и экзистенциализма. Во второй половине ХХ - начале ХХI в. провозглашаются "Гуманистические манифесты", появляются такие понятия, как "современный гуманизм", "светский гуманизм", "религиозный гуманизм", "трансгуманизм" и т.п.. Идеям гуманизма посвящены работы таких зарубежных (Дж. Сантаяна, А. Айер, Э. Нагель, К. Ламонт, П. Куртц и др..) И отечественных (И. Девина, В. Кувакин, Л. Балашов, Ю. Черный, А . Колодный, Л. Филипович, А. Пашук, М. Кашуба и др.). современных теоретиков.

В контексте проблемы, которую мы рассматриваем, интерес вызывает работа известного французского Неотомисты Жака Маритена "Сумерки цивилизации", в которой автор раскрывает идею "интегрального гуманизма", поддержанной папой римским. В ней философ призывал современников и потомков осмыслить разрушительные последствия гуманизма без Бога и двигаться к «интегрального гуманизма", закладывая заново трансцендентные основы жизни и культуры.

Обращение к позиции этого теоретика позволяет, с одной стороны, выявить теоретическую преемственность по конкретных идей в концепциях элитарного, а с другой зафиксировать "интегральный гуманизм" как самостоятельный этап в динамике исторического движения гуманистического мировоззрения.

В работе "Сумерки цивилизации" Ж. Маритен, анализируя феномен гуманизма, утверждает, что эта эпоха "закончилась тупиком", поскольку "порок классического гуманизма, возникший в эпоху Возрождения и охватил три последних века заключается в мысли о том, что человеческая природа замкнутая сама в себе, и она является самодостаточной "[5, 26]. Однако, реальная природа человека и его сознание, по мнению теоретика, открытые по своей сути, но вместо того, чтобы признать это, "гуманизм попытался изолировать их от Высшего, закрыть в себе и исключить все, что за ними" [5, 26] . То есть, в конкретной действительности человеческой жизни ум изолируется от сверхреального, но он, как отмечает Ж. Маритен, изолируется также и "от всего, что есть иррационального в человеке" [5, 31], что привело к потере человеком бога, а с ним и души, и самого себя. В конце концов, все это, как отмечает теоретик, привело к тому, что "ум подвергся опасности из-за поклонения ума, а настоящий гуманизм был заменен гуманизмом антропософского, убыточным. И когда человек выкрикнула страшные слова: достаточно лживого оптимизма и вымышленной морали .. . вернемся к духовному богатству бездны абсурда, к этике безнадежности "[5, 32], то это был голос толпы, апокалиптические признаки которого распространились по всему миру, и немалую роль в этом, по Ж. Маритеном, сыграл культ сверхчеловека дионисийского типа. Французский теоретик, в отличие от Ницше, настаивал на том, что человечество может "выбирать только между двумя путями: путем Голгофы (страдания) и путем бойни" [5, 34]. Ж. Маритен критикует и марксизм, оценивая его как "антропоцентрической гуманизм в сторону рационализма", который не слышит Бога, управляет историей и одновременно "истребляет своих вождей" [5, 38].

Трагедия "классического гуманизма", по Ж. Маритеном, "состоит не в том, что он был гуманистическим, а в том, что он был антропоцентрической, не в том, что он надеялся на ум, а в том, что изолировал ум и тем обескровил его, и не в поисках свободы, а в ориентации на иллюзорный миф о каком-то Град человека-бога вместо обращения к идеалу Града личности, создан по образу Бога "[5, 52]. Теоретик предложил двигаться к «интегрального гуманизма", который, по его мнению, является единственным путем преобразования и обновления цивилизации. Достичь его можно, преодолевая "злопамятность против христианского мира", которое связано с противоречиями христианской истории, а не с самим христианским идеалом. Вместе с тем необходимо восстанавливать трансцендентный почву человеческой жизни. В такой новой цивилизации христианская вера сочетаться с секулярными институтами. Источником суверенитета государства будет Бог, главной целью - социальные идеалы, а христианские идеалы станут для социальной политики каноном. В таком государстве (христианской демократии) человек будет свободным. Ж. Маритен замечал, что фашизм и коммунизм такую ​​волю уничтожали, а либерализм, зао?? Очуе эгоизм и индивидуализм, противоречит христианским нормам.

Теоретик не счел свою концепцию утопической, поскольку социалистический гуманизм абсолютизирует коллективное начало, либеральный - индивидуальное, а интегральный гуманизм, по мнению Ж. Маритена, придерживается "золотой" середины, сочетая обновление с сохранением традиционных ценностей. Необходимо отметить, что Ж. Маритен считал необходимым различать свободу человеческую и свободу божественную. На уровне социальных и политических проблем проявляется стремление к человеческой свободе, которая является необходимым условием для свободы божественной. Человеческая свобода-свобода выбора каждого человека - необходимое для развития личностей, составляющих народ. Достижение такой свободы, по Ж. Маритеном позволяет личностям получить такую ​​степень независимости, который обеспечит народа экономические гарантии, политические права, гражданские добродетели и духовную культуру.

Развитие буржуазного либерализма, замечает теоретик, открывает возможности для человеческой свободы, но в то же время поощряет эгоизм и индивидуализм, которые препятствуют достижению божественной гуманности. Фашизм и коммунизм, по мнению Ж. Маритена, является определенной реакцией на этот индивидуализм, но их претензия на абсолютное освобождение коллективной человека приводит к отрицанию индивидуальной свободы, для мыслителя является неприемлемым. Поэтому, как замечает теоретик, необходимо новое решение проблемы свободы, которое будет учитывать не только человеческие, но и божественные ценности, поскольку "демократия может основываться только на Евангелии" [4, 59]. Такое решение должна воплотить предложенная Ж. Маритеном концепция «интегрального гуманизма". Таким образом, соблюдение трех основных принципов "интегрального гуманизма": утверждение ценности личности, совместное существование людей в стремлении к общественному благу, а также христианско-теистическая направленность, которая ведет к экуменического сближения верующих, с точки зрения Ж. Маритена, приведет к существованию общества, в котором наиболее полно раскроются способности личности.

Таким образом, "интегральный гуманизм" рассматривает человека в целостности его природного и сверхъестественного бытия, а его свободу - как органическое единство человеческой и божественной составляющей. Воплощение идеи «интегрального гуманизма", по Ж. Маритеном, приведет к расцвету культуры, основанной на примате христианских ценностей, на преодолении классовых антагонизмов. "Интегральный гуманизм", по Ж. Маритеном, не требует от людей самопожертвования ради лучшей жизни, а призывает к обновлению человека в пределах возможного, с возрождением ценностей, которые существовали в прошлом. А воплотить эту концепцию в жизнь должна помочь элита. Необходимо отметить, что культуру Ж. Маритен трактовал как вершину на пути совершенствования человечества, а творческую деятельность как отражение божественного бытия - Истины, Красоты и Блага (т.е. теоретик поддерживает идею харизматичности элиты и ее "ценностного" начала). Следует также подчеркнуть, что идею харизматичности Ж. Маритен переносит и на искусство, трактуя его (искусство) как символизацию трансцендентного.

Эти мысли теоретика пересекаются с размышлениями русского поэта-символиста В. Иванова, которому Ж. Маритен познакомился в послевоенные годы, когда был назначен послом Франции при Ватикане. По воспоминаниям сына поэта, французский философ со своей женой Раисой был частым гостем в доме Ивановых. Говоря о дружеских отношениях с Ж. Маритеном, В. Иванов в письме к нему от 9 февраля 1948 применил выражение "communion de fois" (общность, причастность), что подчеркивает определенную духовную причастность, внутреннюю общность, потому что такими эпитетами, как утверждают исследователи его творчества М. Гидини и А. Шишкин, поэт оценивал круг своих единомышленников [2].

самом деле, на первый взгляд, такое "единомыслие" между одним из крупнейших представителей неотомизма ХХ в., чья система мысли отвергает иррационализм, и поэтом, который утверждает в своих произведениях тезис о теургической миссию искусства, кажется неожиданным. Философия Ж. Маритена "строится" в схоластике средневековья, и через нее на философской мысли Аристотеля. А В. Иванову, на наш взгляд, близка философия Платона. Однако, в этих, на первый взгляд, совершенно разных людей, есть и много общего, что и объясняет их духовную близость. Да, путь Ж. Маритена к Фомы Аквинского "проходил" под влиянием А. Бергсона (учеником которого был Маритен), но французский философ не обошел и влияния Ф. Ницше, почувствовал на себе и В. Иванов. Итак, маритенивська метафизика как "цель, плод, благо истинное и сладкое, познания свободного человека, познания свободнее и, конечно же, царственное" [3, 112], близка ивановской "старой истине". Отметим также, что экзистенциализм Фомы Аквинского, основанный на "восприятии бытия чувством и разумом, сочетает бытия и интеллигибельность, примеряет интеллект и тайну в сердце бытия, в сердце существования", был близок В. Иванову, в нем он видел путь к успокоению " надрыва "современного человека. Подтверждение этой мысли находим также в его стихи: "Поэзия, ты - слова день седьмой. Эго покой, его суббота".

В письме Ж. Маритена от 9 января 1948 В. Иванов пишет свои впечатления от новой книги философа, посвященной онтологии Фомы Аквинского. В данной работе французский теоретик, говоря о Аквинат, использует термин "экзистенциализм" и остро полемизирует относительно современного ему французского экзистенциализма. Отметим, что В. Иванов соглашается с мнением философа и называет страницы книги "возвышенными, проницательными и жгучими <...> если бы эта книга могла вылечить отчаяние заблудших душ за посредственного?? Твом чувственного ". Интересный факт: исследователи наследия поэта М. Гидини и А. Шишкин утверждают, что эта фраза повторяется Ивановым в статье, которую он написал для Итальянской энциклопедии Треккани [2]. Следует отметить, что В. Иванов использовал реминисценции и цитаты из работ Ж. Маритена и в своих поздних статьях.

Российской философ Бердяев в статье "Существует ли в православии свобода мысли и совести?" называл Ж. Маритена "выдающимся католическим мыслителем Франции" [1] и сравнивал его с русским философом, историком Г. Федотовым, для которого человек - носитель судьбы культуры, смысл мировой истории - должна стремиться построить "Новый Град", где главными идеалами будут свобода личности и христианство (как видим, идеи совместных с идеями Ж. Маритена). К тому же, необходимо отметить, что Г. Федотов в работе "Создание элиты" подчеркивал необходимость существования особой среды как носителя культуры, "кухаркиных сына" может "переработать, обтесать лучше любой школы" [8, 212].

В отличие от В. Иванова и Н. Бердяева, современные исследователи работ Ж. Маритена не относящиеся к ним однозначно, хотя и некоторые из них Г. Ашин, К. Бандуровский, Б. Губман, Л. Кривицкий, Т. Сахарова , А. Усманова, Е. Яковлев обращают внимание на то, что теоретик в своих трудах отмечал, что человек как индивид подчиняется обществу, в котором он живет, в то время как личность, имеет бессмертную душу, наделена способностью трансцендировать общественные отношения , и соглашаются с тезисом французского теоретика, в которой он говорит, что общество должно осознавать высокое назначение человека на персональном уровне и создавать для этого соответствующие условия.

В работе "Человек и государство" (Man and the State) Ж. Маритен подчеркивал, что в высших Тайнах божественного откровения народ (массы) не может быть компетентным, поэтому управлять им, опираясь на божественный разум, а не на греховные страсти , присущие толпы, должна элита духа. Провозгласив тезис "Народу нужны пророки", Ж. Маритен обосновал программу «интегрального гуманизма" [10, 130]. ​​

Элита, по Ж. Маритеном, это люди, которые напоминают другим людям об истине и свободе, преодолевая приверженность интересов политических элит. Философ настаивал, что при этом элита духа ("ценностная элита") не имеет права навязывать свои рецепты решения социальных проблем, чтобы не стать диктатором от идеологии - человеку нужна свобода.

В современной философской мысли не существует анализа концепции Ж. Маритена. Большинство работ, посвященных изучению трудов теоретика, просто констатируют основные положения его теории (К. Бандуровский, Б. Губман, Л. Кривицкий, Т. Сахарова, А. Усманова, Е. Яковлев), однако теория "интегрального гуманизма" французского теоретика, а также его взгляды на тенденции развития современного ему искусства, на наш взгляд, является не только интересными, но и важными, особенно в контексте изучения проблемы культуротворчества.

Подытоживая, отметим, что "ценностные элиты" играли и играют решающую роль в культуротворчества, ведь именно они являются носителями гуманистических, просветительских идей; одновременно именно с просветительской идеологии берут свое начало концепции элитарной культуры, а гуманизм (который включает в себя , по Ж. Маритеном, "истину и свободу" и не навязывает своих рецептов), а также образованность и профессионализм (необходимые для просвещения) являются признаками "ценностной" элиты.

Примечания:

1 Мы остановились в отечественной и российской истории общественно-политической мысли, ведь в контексте изучения проблемы "ценностной элиты" она не изучалась.

Литература

Бердяев Н.А. Существует ли в православии свобода мысли и совести? [Электронный ресурс] /Н. А. Бердяев //Путь. - Февраль-апрель 1939 года. - № 59. - С. 46-54. - Режим доступа: http://www.krotov.info/library/02_b/berdyaev/1939fedt.html.

Гидины М.К. Два письма Вячеслава Иванова к Жаку Маритен [Электронный ресурс] /М. К. Ги-века, А. Б. Шишкин. - Режим доступа: http://portalus.ru (с).

Маритен Ж. Избранное: Величие и нищета метафизики /Ж. Маритен, [пер. с франц. В. П. Гайдамака, Р. А. Гальцева и др.] - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2004.

Маритен Ж. Человек и государство /Ж. Маритен, [пер. с англ. Т. Лифинцевой]. - М.: Идея-пресс: Дом интеллектуальной книги, 2000. - 195 с. (Пер. с изд.: Man and the state /Jacques Maritain. - Chicago, 1956).

Маритен Ж. Сумерки цивилизации /Ж. Маритен //Работы Ж. Маритена по культурологии и истории мысли: Реф. сб. ; АН СССР, ИНИОН, [отв. ред. Р.А. Гальцева]. - М.: ИНИОН, 1990. - С. 24-54.

Петрук Н. К. Украинские гуманисты ХѴИ-ХѴИИ ст.: новый взгляд на организационные основы жизнедеятельности личности /Н. К. Петрук //Актуальные философские и культурологические проблемы современности: сб. наук. Трудов. - М.: Випол, 2004. - Вып. 14. - С. 178-187.

Советский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1982.

Федотов Г. Создание элиты /Г. Федотов //Судьба и грехи России; в 2 т. - СПб. София, 1991. - Т. 2.

Хохун-Политова С.В. Гуманистические тенденции эпохи Возрождения в национально-культурном подъеме Украины ХѴИ - первой половины ХѴИИ ст. /С.В. Хохун-Политова //Вестник ГАРККиИ. - К.: Миллениум, 2006. - № 2. - С. 100-107.

Maritain J. Man and the State /Maritain J. 1951 - The University of Chicago Press, Chicago, 1951.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: