Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
КУЛЬТУРА УКРАИНСКАЯ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ В "общерусской" модернизационные процессы (вторая половина XIX - начало ХХ в.)
статті - Наукові публікації

Шевченко Марина Ивановна,
аспирантка Киевского национального университета культуры и искусств

В статье анализируется культура украинского земледелия и ее положительные тенденции в "по-гальноросийських" модернизационных процессах второй половины XIX - начала ХХ в.

Ключевые слова: земледельческая культура, модернизация, экология, обряд.

It is telles in the article about the culture of Ukrainian arglicultural and it's positive tendencies in "all-Russian" modernizational prosses in the second part of XIX, the beginning of XX century.

Keywords: arglicultural, culture, modernization, ecology, ritual.

За годы независимости значительно возрос интерес украинского к национальной культуре и исторического наследия. Украинский - народ высокоразвитой земледельческой культуры, который на протяжении веков накопил огромный опыт рациональной, гармоничной и эффективного взаимодействия с природной средой. Народные знания, под которыми в этнографии "принято понимать положительные знания населения, главным образом крестьянства, приобретенные из жизненного и производственного опыта", передавались из поколения в поколение, будучи "в основном объективным отражением явлений природы и правильных ответных действий человека" [2, 429]. Сокровища народных знаний украинского по агротехнике, агрономии и метеорологии составляют целостный комплекс, органично сочетается с земледельческой мифологией, обеспечивая экологичность пользование природными ресурсами (засорять водоемы, небрежно относиться к земле, растений, животных и т.п. - грех).

Цель статьи состоит в том, чтобы выделить положительные тенденции модернизационных процессов определенного исторического периода, рассматривая их в культурологическом аспекте.

Характеризуя историю нашего народа, О.Субтельный в труде "Украина: история" отметил два "решающих моменты": "отсутствие государства и наличие господства не украинцев в процессе модернизации", что обусловило "чрезвычайно быстрый и травматичный способ" производства этого процесса и по сей день, по мнению исследователя, сохранен "определенное разделение между украинским и модерным" [8, 15-16].

Среди работ, посвященных модернизационным процессам в земледельческой культуре украинского второй половины XIX - начала ХХ в. отличаются, в частности, разведки М. Якименко, М. Шевченко, а также данная проблематика частично рассматривается в исследованиях российских ученых В. Данилова и Л. Даниловой.

Характеризуя опыт народной метеорологии, В. Горленко, В. Зиныч и Г. Скрипник в очерке «Традиционные народные знания" подчеркивают связь метеорологических народных знаний с мировоззренческой сферой: "Народные метеорологические знания украинского во всей совокупности их проявлений как в хозяйственной , так и в мировоззренческой сфере, мифологии и звичаевообрядовий практике узасаднени на понимании цикличности природных явлений, осознании взаимосвязи 'связи и взаимовлияния человека и природы, земли и Вселенной "[2, 438]. Сочетание практических народных знаний с мировоззренческими установками сформировали пантеистические представления крестьянства о природной среде как сферу священного, определили основу экологического сознания, в определенной степени тормозили отрицательные последствия технического прогресса.

Отмена крепостного права частично решило острейший во всесторонне отсталой Российской империи "крестьянский вопрос": дав крестьянам свободу, царское правительство оставил львиную долю земельного фонда в собственности помещиков; не произошло ожидаемого уравнении крестьян с другими сословиями общества; освободив земледельцев от крепостной зависимости, имперское законодательство оставило их зависимыми от произвола коррумпированных чиновников и т.д. Украинское крестьянство было поставлено в неравное положение даже по сравнению с "великорусским": если в этнической России земля была распределена между крестьянами примерно поровну, то согласно "малороссийским положением" украинские крестьяне были искусственно разделены на "тягловых", которым принадлежали "полные" наделы, и "пеших", которые получили два-три раза меньше земельные участки; реформы 1861 года санкционировали и существования безземельного крестьянства ("огородников" и "бомжей") [3, 390].
Реформирование земельных отношений в середине XIX - начале ХХ в. осуществлялось "сверху", формально, без учета особенностей традиционной культуры украинского и природных условий. Так, во время проведения столыпинской аграрной реформы, начатой ​​царским указом от 9 ноября 1906 года, учитывались принципиальные различия между "общинной Россией" и "подворной Украинский", - украинскому крестьянству навязывалась преимущественно хуторная (отрубленная) форма землеустройства, что создавало проблемы "дальноземелья", водоснабжение (хутора, в частности в засушливых южных степях, удаленные от водных артерий, были нежизнеспособны) и т.д.. Вследствие реформирования, осуществленного бюрократическими волюнтаристскими методами, нарушалась культурная целостность сельских общин, возрос поток переселенцев из Украины на территорию Азиатской России.

По мнению ряда западных исследователей, в конце XIX в. в России возник своеобразный "культ модернизации", что "оправдывал любую акцию, которая имела целью выставить крестьянина как" устаревшее явление ", - задолго до того, как история или законы экономического развития могли это сделать" [4, 21]. Радикальность проведенных "сверху" реформ, включая столыпинской, была одной из весомых причин их неэффективности. Так, введение ферм (в 1915 году их было в Украине около 75 тысяч) не дало ожидаемого результата: ". Уровень развития отрубной системы к 1917 г. был явно недостаточным для того, чтобы осуществить на селе ожидаемые преобразования. (...) От реформ окончательно отказались напере?? Одни 1917 г., среди основных последствий которых вспомним "черный список" - стихийное захвата помещичьих земель, активное восстановление общин и исчезновение многих из недавно созданных ферм "[4, 22]. Причины аграрной отсталости Пореформенная России вообще заключались не в количественном измерении земельных участков, получило крестьянство после освобождения, - средний размер крестьянского участка достигла в 1877 году в Европейской России 14 га, тогда как во Франции в то же время размер крестьянских и барских участков был существенно меньше - 3,6 га (три четверти французских хозяйств владели менее чем двумя гектарами) [4, 19]. Коренной причиной отсталости были неэффективные методы обработки земли: "Количество земли была неподходящая примитивной технике ее обработки, а к тому же постоянно действовал такой фактор, как рост сельского населения" [4, 20] .

Несмотря на неблагоприятную социально-экономическую ситуацию, традиционная земледельческая культура украинского доказала свою жизнеспособность, обнаружив здоровый иммунитет по отношению к негативным внешним воздействиям, а также способность к саморегуляции и модернизации, что обеспечило адекватность его реакций на новые общественно-экономические и экологические вызовы. Отмена крепостного открыла возможность усовершенствования и методов обработки земли, чем воспользовалось украинское крестьянство, проявляя как восприимчивость к техническому прогрессу и инновациям в различных сферах землепользования, так и рациональный консерватизм в культурно-экологическом аспекте хозяйственной деятельности.

В Украине активно развивались все отрасли земледелия: земледелие, огородничество и садоводство. В частности, показательна модернизация традиционного садоводства. Как отмечает М. Боровский в "Вступительном слове" к труду канадского ученого И. Розгона "Владимир Л. Симиренко", ". Среди нашего народа выработались настоящие любители садоводства, которые своим опытом доходили до вершин технического знания и практического умения в этой области" [ 7, 11]. Садоводческое искусство передавалось из поколения в поколение, поэтому естественно, что в Украине появилась династия ученых-садоводов Симирен-ков, творческий гений которых сыграл выдающуюся роль в развитии садоводства "не только Украины, но и всего Востока Европы": из питомников Симиренко в Млиеве течение двух веков расходился посадочный материал высококачественных овощных (здесь - фруктовых - М.Ш.) культур по садам Украины, Крыма, Поволжья, Предкавказья и других районов бывшей России "[7, 13].

Весомым был вклад Симиренко и в отечественное сахаропроизводство, взрывное развитие которого во второй половине XIX в. обусловил освоения крестьянством сахарной свеклы, ставший плантационного растением и новой, с тех пор - неотъемлемой составляющей земледельческой культуры нации.

В середине XIX в. почти полностью вышли из употребления архаические экстенсивные системы земледелия - подсечно-огневое и перелог (остатки первой сохранились только на Полесье, что объяснялось наличием больших лесных массивов, остатки второй - в лесостепной зоне и также на Полесье). После отмены крепостного права активно совершенствовалась господствующая в украинском сельском хозяйстве система - трехполье, которая обеспечивала восстановление плодородия почв путем удобрения, а не только "отдыха". Это значительно увеличивало плодородие почвы и, по заключению С.Павлюк в работе "Традиционное земледелие Украины: агротехнический аспект", "знаменовало новую эпоху в развитии системы земледелия" [6, 39]. В конце XIX в. все активнее применялось многополье - "самая и рациональная форма земледельческого хозяйства" [2, 82].

Изменилось ассортимент культивируемых в Украине растений. После того, как в первой половине

XIX в. были распаханы причерноморские и приазовские степи, господствующей культурой на юге стала пшеница, приобретя значение товарной культуры. Ряд сортов пшеницы народной селекции послужил ос-новой для выведения новых продуктивных сортов не только в Украине, но и в США, Канаде, Англии и некоторых других странах мира. В частности, вывезено 1905 года из Старобельского уезда Харьковской пшеница сорта "Харьков" к 30-х годов. пользовалась большой популярностью в США [2, 83].

Во второй половине XIX в. нашли дальнейшее селекционный развитие завезены в ХѴИИИ ст. с американского континента культуры, в частности подсолнечник, ставший плантационного товарной культурой после изобретения способа получения подсолнечного масла, а также картофель, выращивание которой приобрела промышленного значения, превратив эту культуру на "второй хлеб" [2, 83]. Статус товарных культур получили помидоры, баклажаны, перец, дыни и арбузы (в частности, херсонские арбузы продавались не только в городах Украины и России, но и экспортировались в ряд зарубежных городов - в Варшаву и др.). [2, 84].

Активно совершенствовались орудия земледельческого труда, в частности, традиционный украинский плуг (известный также под названиями "малороссийский" "Новороссийский", "степной" и др.)..

Плуг, плуг и соха активно использовались в хозяйственной деятельности Украинская со времен Киевской Руси [2, 430]. За позднего средневековья произошла "локализация пахотной техники": "Большая часть территории Украины превращается в зону пахотного обработки почвы плугом, сохой и сохой, тогда как на белорусских и российских землях преобладает вспашка сохой" [1, 1034]. При этом в Украине, в зависимости от природно-ботанических условий, использовали разные - большие и малые - плуги и различные типы сохи и плуга. Опыт украинского крестьянства постоянно обогащался во взаимодействии с хозяйственным опытом других народов. Так, сочетание в условиях Юга произничего опыта украинских крестьян и немецких колонистов (которые сначала использовали так называемый рейнский плуг, но, поняв его неэффективность в новых условиях перешли на местный) "со временем вывело украинский плуг в ряд самых пахотных орудий" [1, 1033]. Важно подчеркнуть, что главные орудия обработки земли на украинской почве постоянно модернизировались, совершенствовались.

На базе народного опыта в Украине развивалось фабричное плуговиробництво, став результативным направлением предпринимательской деятельности. Не только помещики, но и богатое и среднее крестьянство использовало широкий набор орудий обработки и переработки сельхозпродукции - традиционные, модифицированные и фабричные плуги различных типов и марок, народные и фабричные культиваторы, окучник, распашники, косилки, молотилки, мельницы, мельницы, к общепринятого ряду которых в конце XIX в. добавились паровые мельницы. Следует отметить, что отечественные и зарубежные предприниматели производители орудий труда (заводы "Акай", "Братья Донские", "Франц и Шредер", "Эльбор" и др.). Чутко учитывали народный опыт. Его использовали в своих инновационных проектах такие известные зарубежные фирмы, как немецкая Сакка, английский Рансома, Симса и Геда и др.. [2, 88].

Приведенные факты опровергают устоявшиеся в официальной советской науке и популярной литературе утверждение о безнадежной отсталости украинского сельского хозяйства в дооктябрьский период. В конце XIX в. земледельческая техника в Украине "достигла общеевропейского уровня" [2, 96]; преодолевая трудности, прогрессировало и все сельскохозяйственное производство, опиравшееся на возрастной опыт народа и умело усваивало доступные в контексте общей производственной ситуации мировые инновации. Это говорит производительность традиционной земледельческой культуры украинского, ее органическую способность адаптироваться к условиям капиталистического производства и адекватно отвечать на вызовы времени.

Орест Субтельный в труде "Украина: история" правомерно отмечает решающую роль благодатного среды в формировании специфических черт культуры и ментальности украинского: "Необъятные полосы черноземов, по площади и плодородием - среди самых значительных во всем мире., оставили отпечаток на населении края. Собственно, именно на территории Украины развились наиболее ранние земледельческие цивилизации Европы. И до совсем недавнего времени земледелие было символом украинского образа жизни "[8, 19]. Природные условия в значительной мере определили различия в ментальных характеристиках украинском и русских, причем, по мнению исследователя, суровый климат и неплодородные почвы обусловили большую активность российских крестьян в процессе модернизации: "Влияние плодородных почв Украины на ее жителей особенно поражает по сравнению с отражением, что его наложили на крестьян соседней России скудные земли. На русском Севере бесплодные песчаные почвы, суровый климат и короткий вегетативный период - по крайней мере на месяц короче, чем на Украине, - все это заставляло русских крестьян объединить ресурсы для совместной обработки земли. Зато на Украине куда большее распространение получило единоличное хозяйство. Эти различия обусловили появление существенных различий в ментальности, культуре и общественно-экономической организации двух родственных народов. И они еще больше углублялись в условиях низкой урожайности, что со временем заставляло русских крестьян искать лучшей жизни в городах. Одновременно украинские крестьяне оставались в своих идиллических и вместе с тем архаичных селях "[8, 19-20].

Русское крестьянство действительно активнее, чем украинское и западноевропейское переселялось в города, что отмечает и английский исследователь Р. Конквест: ". Они (русские крестьяне - М.Ш.) значительно чаще, чем в большинстве западных стран, переселялись в города, где нанимались на сезонную работу плотниками, строителями, фабричными рабочими, торговцами и т.д.. В северных районах этнической России, где сельское хозяйство не было способно обеспечить людям средства к существованию, почти все крестьяне занимались побочными работами - уходящими промыслами, что в среднем давали 44% их заработка. (...) В 1912 90% хозяйств Московской губернии занимались побочными сельскохозяйственными работами, а в конце первого десятилетия ХХ в. крестьяне владели третью всех торговых и промышленных предприятий Москвы, они же составляли многочисленный слой среди ремесленников или рабочих предприятий ( за исключением текстильного производства) "[4, 20].

бесспорность того, что русское крестьянство чаще, чем украинское теряло связи с землей (это сказалось и на его обрядово-обычаев, значительный сегмент которой в конце XIX в. составляла городская "низовой" культура), по нашему мнению, отнюдь не свидетельствует о большей ментальную открытость модернизационных процессов. Весомые факты, подтверждающие эту мысль, дает русская художественная литература, в частности, проблемный произведение Н. Лескова "Загон", написанный в 1893 году. Характеризуя "обособленной" российское государство как своеобразный, закрыт для мира "отряд", писатель, в частности, утверждал: "Отсталость россияне. Отчет во всем; но больше всего были удивлены тем, что мы отстали от западных людей даже в искусстве возделывать землю. Мы имели твердую уверенность, что у нас "житница Европы", и вдруг в этом пришлось усомниться. Люди ясного ума указывали нам, что российское земледелие чрезвычайно плохое и в том случае, если не улучшится, это может угрожать России бедствием. Причины этого видели в том , что наши крестьяне обрабатывают землю очень старыми плохими орудиями и ни с чем лучше в силу своей дикости и необразованности справиться не умеют, а если дать им хорошие вещи, то они сделают с ними то, что делали с бисером упомянутые в Евангелии свиньи (Мф. ѴИИ

"[5, 257]. Эти неутешительные выводы Н. Лесков иллюстрирует примерами из жизни середины XIX в., в частности, реальным фактом отказа орловских крестьян, переселенных на целинные земли нижнего Поволжья, пользоваться модерным, удобным в работе английским плугом. Испытания этого плуга во время полевых работ наглядно доказали его преимущества "не только перед великорусской" колупалкою "(деревянной сохой - М.Ш.), но и перед тяжелым малороссийским плугом" [5, 259], однако крестьяне категорически отказались от современного плужка . "Дело" колупалкы "было выиграно и такое положение вещей остается и по сей день",

резюме писатель (то есть, до конца XIX в. - М.Ш.) [5, 26]. Из контекста произведения получается, что орловские крестьяне целом благосклонно относились к "малороссийского", то есть украинского плуга, однако использование его невозможным дефицит волов.

Как показано в предыдущем тексте статьи, противоположную картину видим в украинском селе в середине XIX - начале ХХ в., где в целом с энтузиазмом внедрялись технические новинки как фабричного, так и традиционного крестьянского производства. Это позволяет поставить под сомнение тезис А. Сб-тельного: "В конце ХѴИИ - начале ХѴИИИ в. Именно украинского были образцом модерности для россиян, а не наоборот, как это имело место со" [8, 15]. Новейшие исследования украинских ученых, в частности, интегрированные в таких академических изданиях, как двухтомная "История украинского крестьянства (Т.1) и" История украинской культуры в пяти томах "(Т.3 и Т.4, Ч.1), неопровержимо доказывают, что и во второй половине

XIX - начале ХХ в. украинское крестьянство, проявляя сравнительно большую открытость к инновациям в области сельскохозяйственной техники и новейших европейских методов обработки земли, в определенной степени можно рассматривать как "образец модерности" относительно сельскохозяйственных регионов этнической России. При этом в крестьянской среде Украины бережно предохранялись традиции национальной обрядово-обычаев. В ее основе - культ Матери-Земли, который определял уважительное отношение ко всей природе, стремление вести хозяйственную деятельность в гармонии с окружающей средой, что относится к определяющих характеристик украинской ментальности. Это подтверждают и начаты во второй половине XIX в. этнографические исследования, которые подняли целые пласты эмпирического материала объект объективно характеризует ментальные особенности, бытовую и хозяйственную культуру украинского крестьянина.

Отмена крепостного и аграрные реформы, проведенные царским правительством во второй половине XIX - начале ХХ в., не оправдали надежд крестьянства: оно не получило достаточного количества земли и тех гражданских прав, на которые надеяться как самая многочисленная общественная слой Российской империи.

Несмотря неблагоприятную социально-экономическую ситуацию, в пореформенной Украине активно развивались все традиционные отрасли земледелия, причем системы обработки земли, сортимент сельскохозяйственных культур и орудия труда, использовало зажиточное и среднее крестьянство конце

XIX в., достигли общеевропейского уровня.

Опираясь на многовековой опыт рационального, эффективного и экологического землепользования, а также осваивая мировые инновации, традиционная крестьянская культура украинского доказала свою жизнеспособность в условиях капитализации сельскохозяйственного производства, опровергает укоренены в советской науке выводы о безнадежной отсталости украинского крестьянства и упадок традиционной хозяйственной культуры в пореформенный период.
История украинской культуры [в пяти томах].

Т. 3: Украинская культура второй половины ХѴИИ - ХѴИИИ веков [передм. В.А. Смолий]. - М.: Наука-ва мнение, 2003. - 1246 с.

История украинской культуры [в пяти томах].

Т. 4, кн. 1: Украинская культура первой половины XIX в. [Передм. А. А. Скрыпник]. - К.: Наукова думка, 2008. - 1007 с.

История украинского крестьянства: очерки в 2-х томах.

Т.1 [передм. В.А. Смолий]. - К.: Наукова думка, 2006. - 632 с.

Конквест Р. Жатва скорби: Советская коллективизация и голодомор [пер. с англ. ] /Роберт Конквест. - М.: Просвещение, 1993. - 384 с.

Лесков Н.С. Левша; Рассказы /Н. С. Лесков. - Л.: Художественная литература, 1977. - 384 с.

Павлюк С. П. Традиционное земледелие Украины: агротехнический аспект /С. П. Павлюк. - К., 1991. -

С. 39.

Разгон И. Владимир Л. Симиренко [передм. М.Боровський] /И. Разгон //Украинская Свободная Академия Наук; серия "Украинские ученые", ч. 8-9. - Виннипег (Канада), 1959-1960. - 80 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: