Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК смысложизненных ФОРМА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ: ЕВРОПЕЙСКАЯ МОДЕЛЬ
статті - Наукові публікації

Уланова Светлана Ивановна, доктор философских наук, профессор, профессор Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств

В статье рассматриваются подходы и определения смысложизненного назначения творческой деятельности философско-исторической мыслью: европейская модель.

Ключевые слова: творческая деятельность, европейская философская традиция, человеческая активность.

The paper approaches the definition and purpose of purport and creative activity philosophical and historical thought: the European model.

Keywords: creative activities, European philosophical traditions, human activity.

Феномен творчества всегда привлекал к себе внимание как элемент, определяющий внутреннюю сущность человеческой деятельности и ее историческое предназначение в проекции на "внешнее" и "внутреннее" бытие. ее жизненный смысл раскрывает целеполагания и средства и формы его реализации, т.е. установку на назначение, которое олицетворяет собой видение на перспективу в виде идеального результата и одновременно его оценку по добытыми результатами. Такое сочетание приобретает родовых значений, содержание которых раскрывает историческая динамика изменений в формах философской рефлексии относительно традиционного опыта и рожденных повседневной культурной практикой обобщений потребностей и интересов общественной жизни. Итак, ретроспективный анализ идей, которые обобщают эти формы, позволит проследить, каким образом происходил процесс осмысления творческих функций человеческой активности как родовой ценности и как он влиял на развитие культурной жизни в проекциях, которые являются ключевыми для понимания антропогенеза с точки зрения культурологии.

Первые значение творческой деятельности как смысложизненной формы человеческой активности начала фиксировать античная культурная традиция. Анализируя заложенный в них смысл А. Лосев подчеркивает, что творчество воспринималась ее универсальной родовому признаку, олицетворением которой было "человеческое живое тело". Оно считалось также символическим воплощением общих принципов существования Космоса, который демонстрировал "континуально-дискретное" становления вещного мира, то есть общую способность явлений переходить друг в друга на основе вечных естественных законов рождения-смерти. Так же и человеческая телесность является эманацией этого Космоса, чувственно-материальным, наглядным его аналогом, неотъемлемой частью Вселенной. Поэтому творческая активность реализовала себя в событиях, обычаях в виде импровизаций конкретно чувственных по форме воплощения, но таких, которые не выходили за пределы знаковых образцов, смысл и значение которых были наработаны коллективной практикой мифологического видения обустройства мира.

Методологически значимой мнением для выявления жизненного наполнения творческих проявлений человеческой активности тезис А. Лосева о том, что философия только обобщает их по предмету, но в культурологическом смысле может дать возможность проследить историческую диалектику коренных изменений, влияющих на их качество. "Необходимо связывать философию со всеми составляющими исторического процесса и находить в ее содержании своеобразное отражение и всех других достижений данной культуры» [3, 399-400].

Подчеркивая постоянство мировоззренческих признаков во всех проявлениях античного сознания, исследователь отмечает, что развитие в ее формационном основе вносит элементы переходности на уровне идеологической аргументации прочувствованных в этом процессе инноваций. В этих проекциях античность для него не только мифологически отражен общинно-родовой космический организм, но и предмет рефлексии для рабовладельческой сознания, сложившейся вследствие постепенного разделения труда на физическую и умственную.

Подтверждением такого вывода является градации в отношении и оценках творческой деятельности на различных этапах развития античной культуры. Творчество как образно ощутимую, но реальную категорию бытия демонстрирует греческая мифология, является сплошным творением бесконечного процесса активной и результативной взаимодействия различных природных сил, олицетворенных в богах. И это остается главным формоутво-
рюючи фактором в процессах моделирования античной сознанием культурного пространства. Вместе с тем просматривается и другое: как это творение постепенно смещает акценты на рост роли человеческого фактора. Природа вещей постепенно приобретает антропоморфных характеристик. Творческая активность как дело богов постепенно трансформируется в принадлежность героев и отдельных человеческих профессий. Она воспринимается как божественный магическое средство, посредничество, дар подражания, освященные мифологической историей и коллективными традициями. Поэтому творческая активность является формой подтверждения принадлежности к этой истории, формой соучастия в ее событиях и овладение заложенного в них смысложизненного родового опыта. Праздничная обрядово-игровая, эпическая по своей формуле природа творческой деятельности и стала адекватной потребностей и интересов общинной жизни, стратегией его самоутверждения.

Только с развитием рабовладения, замечает А. Лосев, в этой формуле появляются элементы рефлексии в виде авторских попыток созерцательно выделять их атрибутивные характеристики. Для Платона творческая активность является моментом переходности "божественной эманации" в определенную материальную форму. Такая переходность - "путь очищения", олицетворение "души от тела", средство сосредоточения "в самом себе". Такому развитию способствует "божественное искусство", образом которого является число. Так же, как и Пифагор, считавший его символическим воплощением гармонии "движения звездного неба, космоса, государства", Платон подчеркивал, что числовая гармония согласовывает в себе разные начала. Их отождествлением есть музыка, но не любая, только такая, что делает человека "прек?? Асно и хорошей ". Это" ученый музыка "," числовая ", воплощающий вечные ценности и является продуктом деятельности" души ", которая их транслирует через образованных людей, горящих ней.

Функциональное разделение деятельностной активности на творческую и нетворческую А. Лосев объясняет атрибутивнистю восприятия материальных и идеальных признаков человеческого существования. Душа есть "самодвижение", но обусловлен целесообразностью самоорганизованного первичного целого - примера идеального совершенства космического благоустройства. Наблюдать ее с помощью умственной интенции означало получить знания, необходимые для устройства аналогичной совершенства, гармонизации телесно-чувственных проявлений человеческого общественной жизни. Поэтому творчество истолковывается прежде всего, как интеллектуальная активность, реализована в чувственных формах, но разделенных по функционально-целевому назначению, изначально установленным законами Вселенной.

Ученик Платона, Аристотель дополняет эту схему категорией подражания, которая усиливает деятельность-нисну составляющую через теорию соответствующего воспитания. "Блажен жизни" - деятельность "души", направленная на "совершенную благотворительность". Итак творчество - полученное свойство, которое предоставляет "физическим, психическим, интеллектуальным силам свободно рожденных" способность к рассуждению и интеллектуальных развлечений, необходимых для подготовки к общественной жизни. Для этого нужно иметь практический опыт и мастерство.

Аристотель разделяет их как формы деятельности с разным назначением. Опыт - это практическое знание, приобретенное путем имитации "бытие вещей", мастерство - "критическая сторона души", ее способность к размышлению. Именно такая способность и определяет суть творчества как познавательного процесса, направленного на поиск реализации потенций, заложенных в материальных формах божественного Вселенной.

Интерпретация как проявление творческой активности, цель которой сводится к выявлению аргументов совершенства Бога-художника - основной концепт, который развивает христианская апологетика. В ее представлениях все, что окружает человека являются образами, в которых скрыта тайна сосуществования небесного и земного, его существование. Августин называет их мыслями создателя перед "актом творения", олицетворением которых является Слово Писания. Через него происходит познание содержания первообразу и подражание ему в формах личностного и коллективной жизни.

Христианский гносиологизм в его рациональных и чувственных формах (западная и византийская традиции) усилил антропоцентрическое начало в отношении священных текстов, поэтому творческий акт - это осмысленный и прочувствованный акт в пределах мистического опыта. Этот акт происходит как индивидуальный, но такой, что не только подтверждает принадлежность к коллективному тела, олицетворяющее христианская община. Из-за принадлежности к ней утверждается и новое социальное распределение и устанавливается соответствующая иерархия общественных отношений. Все, что не имеет признаков принадлежности к идеологии, которую символизирует Церковь признается языческими проявлениями. Борьба с ними и их постоянное "вмешательства" в духовной жизни средневекового общества на поздних этапах его развития усиливает в этих отношениях дидактический аспект, благодаря которому творческая деятельность приобретает значение "богоугодной дела". ее представляет авторская ученый характер, авторитет которой определяет профессиональное мастерство в виде умений и навыков писать по стандартам, признанным в качестве образцов-канонов образовательной практикой общественно признанных институтов: церкви, университетов, монастырских школ, цеховых профессиональных объединений. Рост в них веса художественной формы как средства самоопределения вопреки закрепленным традицией правилам намечает новые приоритеты, которые стали базовыми для эпохи Возрождения. Их светская формула побудила к поиску средств, способных передавать индивидуальное отношение к постоянным принципов выявления творческой активности. Ars Nova - новое искусство является началом этого процесса роста интереса к античному наследию в той ее части, которая доказывала актуальность конкретно-чувственного опыта познания. Его олицетворением толкуется искусство высказывания, обусловлено реальными потребностями, хотя и ограниченными представлениями ренессансного индивидуализма - обобщенными характеристиками человеческого "Я". В них творческая деятельность приобретает ценностного значения, которое предполагает не только профессиональную совершенство, но и эстетическую утонченность, далекую от утилитаризма и признаков прикладного использования. Художественная практика постепенно разграничивается на любительскую и "ученый", последняя воспринимается как "мудрость", что требует "высокого таланта", его всестороннего развития на основе теории, способной сформировать глубокое понимание сущности искусства как специфического познавательного средства, предоставленного человеку Богом для проникновения в тайны ее жизни по отношению к другим его форм. Именно в этой части прослеживается влияние византийской традиции в толковании природы художественного творчества, которая стала актуальной в Европе вследствие эмиграционных процессов, связанных с падением Константинополя.

Художественное творчество для гуманистов является источником духовных чувств, на которые побуждает созерцательная наслаждение от бесконечности бытия, что окружает человека, и одновременно ее универсального самоопределения, способности быть его центральным элементом и образным олицетворением тех характеристик, в которых это бытие раскрывает себя перед ней. Художественное творчество - это также необходимость, обеспечивает "образование ума", поэтому имеет огромную социальную нагрузку, которое сводит к элитарности и избранности тех, кто овладевает ее и может воспользоваться теми дарами, которые она содержит в соби.

Ренессансный индивидуализм и заложенная им познавательная рефлексия определила дальнейшее развитие философской мысли ХѴИИ века. Она рассматривает проявления творческой активности в контексте его функций, которые сводятся к поиску "определенного порядка мышления" (Декарт), способного обеспечить путь к истинному знанию. Основная из них - посредническая, она обеспечивает чувственную форму вещам позволяет человеку приблизиться к тем знаниям, которые скрывает от нее природа, и одновременно систематизировать их. Акцент на важности сочетания эмпирических и рациональных факторов в структуре творческой деятельности усиливает роль в ее оценках антропологических характеристик, персонализация которых происходит по признакам тех идей, которые символизировали инновационную целесообразность такого сочетания. Его источник - естественные человеческие способности чувствовать и мыслить, благодаря им субъект познает мир и создает его картину в своем воображении в виде определенных образов, которые обобщают ее существенные черты. Это образы, обобщающие атрибутивные качества этих характеристик, акцентируя внимание на их познавательных интенциях (концепция "высших и низких способностей" Кеплера, теории "пчелы" Ф. Бэкона, "чистой доски" Д. Локка, "чувственной инерции сердца" Б. Паскаля и cogito Декарта).

Научные подходы в определениях творческой активности как субъективной формы мышления, опирающийся на "чувствительные" и "рациональные" механизмы отношение к ее смысложизненного назначения, обобщает художественная практика "барочной" и "классицистической" концепциями искусства. Победу последней олицетворяло понятие "школы" как совокупности приемов в качестве нормативных и общепринятых требований к профессиональной деятельности, требующих изучения и умений пользоваться ими "правильно". Просветительская идеология привносит в этот процесс политически окрашенную полемическую составляющую, усиливает внимание к проблемам социальной ответственности за последствия проявленных субъектами творческих инициатив. Различия в их оценках сводились к проблеме, что в этих последствиях первично: разум или чувства, "культура и цивилизация" как олицетворение победы человеческого разума над невежеством (Вольтер) или "природа" как источник преодоления неравенства между людьми, порожденной их "телесными" , т.е. культурными потребностями (Руссо)

Итогом дискуссии, начатой ​​представителями просветительской идеологии стали вера в неограниченные возможности человеческого разума, его способность к инновационным изменениям во всех сферах общественной жизни. Разум означал систематизированное знание, образованность, что подсказывает каким образом нужно «чувствовать и выражать свои душевные чувства" (Вольтер), как направлять их на решаемой социально значимых вопросов, связанных с совершенствованием человеческих отношений и их перестройкой в ​​направлении нравственного совершенствования.

Указать "путь к счастью" человеческий разум может лишь при условии его воспитания (К.А. Гельвий-ций), но отвечающего существенным характеристикам человеческой природы. Ключевой в них действие-льнисна активность, которая выражается в формах ощущений и их "внешних и внутренних комбинаций" (П. Гольбах). Но только у гения эта активность приобретает способность к объекту ективизации в художественные формы "энергетических движений" души. Итак, творить - это особый дар, который предусматривает наличие не только природного таланта, но и особых качеств, как интуиция и вдохновение, соответствующим образом организованных, т.е. воспитанных с помощью знаний, которые позволяют как услышать, так и выразить те мысли, которые беспокоят общество (Д. Дидро).

Регулятором диалектики эмоционального и рационального начал в понимании природы творческой деятельности становится понятие вкуса и общественного блага, на которое должна быть направлена ​​реализация соответствующих способностей субъекта. Эти способности обеспечивают выявление "внутренних изменений моральных состояний" в чувствах (Б. Ласепед), но при условии, что такой субъект овладел знание, содержащее в себе универсальная "техническая книга" (А. Гретри). Только таким образом возможно адекватная передача изменений в настроениях и вкусах, происходящие в духовной жизни общества.

Актуальность инновационных практик осознавалась Просвещением как указатель в светлое идеальное будущее и одновременно воспринималась как существенная необходимость для "умного подражания природе". Конце ХѴИИИ века дискуссия разворачивается вокруг вопроса: каких средств требует такое подражание, изобразительных или выразительных? Творческая активность, сводилась к естественному праву человека на самовыражения нуждалась соответствующих форм объективизации. Именно в их определениях и наблюдаются различия, которые в XIX веке вступят значение ведущей тенденции. Такая объект ективизации рассматривалась, с одной стороны, как механическое отражение движений человеческого тела, с другой - как следствие внутренней реакции на них, т.е. суждений, возникающих на основе приобретенного в процессе общения опыта их оценки. Художественным эквивалентом этих подходов стали категории изобразительного и выразительного, душевного и духовного, которые определили вариативность национального развития европейских культурных традиций.

Их обобщенные значения раскрывает немецкая классическая философия. По Э. Канту творчество является проявлением "тела через душу", это "тайное самобытия в его субъективности и идеальной души" (Г.-В.-Ф.Гегель). Для романтиков такая субъективность - средство, позволяющее природе входить в "первозданную сознание и находить себя" (Ф.-Шеллинг). ее олицетворением является гениальность. Только она способна сопереживать и почувствовать "дыхание высшего начала" (Л. Тик).

Ведущая взнака гениальности - творческая фантазия, она отличает художника от Не художника. Это высшая способность принимать "откровения как творческий идеализм" (Новалис). Она позволяет образно, кратко рассказывать о жизненных проблемах. Очищать их от "материальной грязи" (А.-В. Шлегель). Итак образность - специфическое свойство творческой деятельности, и подтверждает ее мистерийнисть, а гений есть пророком, что предвещает идеальные истины.

Творчество, рожденный "внутренней одухотворенностью человека" (Э. Гофман) обязывает гения художника быть воспитателем, направлять свою деятельность на улучшение мира - идея, которую активно разрабатывает романтическая эстетика. Особое внимание им уделяется выяснению внутренних механизмов творческого процесса, их возможностям передавать поэтически различные проявления саморефлексии "Я" среди "Мы" в виде образов желаемого как такого, что может решить тогдашние социально-исторические конфликты.

Другие проекции намечают позиции французских мыслителей, акцентируют внимание на фактах социальной жизни и их научных оценках, определявших политические реалии этой жизни.

В XIX веке конфликт между авторским правом на свободу самовыражения и комерционали-зация всех форм деятельности усиливает в толкованиях творческой деятельности экзистенциальное начало, становится олицетворением исключительности и эстетического индивидуализма. Его абсолютизация привела к росту веса в его оценках подсознательных факторов. Творчество - это напряженная работа духа, направленная интуицией, позволяющей ей находиться вне "добром" и "злом" и не знать никаких границ дозволенного (Ф. Ницше). Это ощущение, похожее на медиумическом откровения, приходящего в спонтанных художественных образах-символах. Интуиция как "голос" души направляет на смыслы рационально недостижимы (Э. Мах). Поэтому любая технология их оформления - условность, не связана с законами логики.

Именно таким образом заявляет о себе творческая активность в искусстве модернизма, смысл которого сводится к поиску субъективных ассоциаций, на которые настраивает демонстративный антитрадициона-лизма использованных средств конструирования форм его передачи. Их зрелищную окрашенность и неисчерпаемую комбинаторная множественность усиливают в ХХ веке возможности НТП, благодаря которым они приобретают массовизации. Этот процесс привел к размыванию различий между формами творческой деятельности и ее толкованием как универсальной признаки культурного самоопределения человеческой активности, назначение которой предоставлять ей "портретных", т.е. образных признаков.

В условиях постиндустриального развития в характеристиках деятельностных проявлений творческой активности вырос вес стилевых, технологических основ, необходимых для обеспечения взаимосвязи между различными культурно-информационными каналами. Именно такую ​​стратегию демонстрирует постмодерн, где креативная способность сводится к многочисленным технико-эстетических проектов получения конечного продукта и его "трансляции". Коммуникативную составляющую в этом процессе олицетворяют новые формы творческой деятельности, суть которых определяют управленческие модели, опирающиеся на эмоциональное и интеллектуальное опыт урегулирования человеческих потребностей и общественных ценностей по рыночным требованиям. Эта тенденция приобретает глобальный характер.

Афасижев М.Н. Западные концепции художественного творчества /М.Н. Афасижев. - М.: Высшая школа, 1990. - 174 с.

Костина А.В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества /А. В. Костина. - М.: Единая УРСС, 2005. - 352 с.

Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура /А. Ф. Лосев. - М.: Политиздат, 1991. - 526 с.

Онищенко А. И. Художественное творчество в контексте гуманитарного знания /А. И. Онищенко. - М.: Высшая школа, 2001. - 179 с.

Художественное и научное творчество. - Л.: Наука, 1972. - 337 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: