Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО В СВЕТЕ ПРАВОСЛАВНОЙ НРАВСТВЕННОСТИ
статті - Наукові публікації

Августин (Маркевич), архиепископ Львовский и Галицкий, кандидат богословия, председатель Синодального военного отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и другими военными формированиями Украины, Председатель Совета пастырской опеки при Министерстве Обороны Украины, Полномочный представитель Украинской Православной Церкви при Верховной Раде Украины.

Государство право - необходимый фактор существования человека в обществе. Это самоочевидна констатация, эмпирическая данность, спорить с которой бессмысленно, ведь в определенном смысле, эти институты - высшее достижение человечества на пути его исторического бытия.

Сосуществование и успешная деятельность людей невозможна без надлежащей упорядоченности, поэтому общество всегда четко регламентирует определенные принципы человеческих взаимоотношений, нормы и правила поведения, эту упорядоченность обеспечивают. Сущность этих принципов является неизменной, но обусловленные общественным прогрессом, они на разных этапах исторического развития человечества имеют существенные различия, то есть приобретают определенную конкретно-исторической социальной формы и значение.

секуляризационная процессы и общественно-политические трансформации XX в. прочно укоринилы в общественном правосознании позитивиське понимания государства и права как человеческого изобретения, конструкции которую государство или общество создает для своей пользы, для решения задач, которые оно перед собой ставит.

соответствии с таким пониманием, любые изменения и трансформации права, если они приняты государством и обществом, являются законными.

Подобное понимание природы права в целом удовлетворяет потребности государства и общества, но несет в себе угрозу для индивида, ведь при таких условиях его свобода, а в некоторых случаях и жизни, напрямую зависят от изменения государственных и общественных приоритетов.

Опыт тоталитаризма и мировых войн ХХ века заставляет человечество задуматься над проблемой поисков ценностных источников права, аксиологическая-нравственного базиса детерминирует универсальные правовые нормы, повышает уровень общественного правосознания и защищает индивида от произвола государства.

Начиная с 10 декабря 1948 (провозглашение Организацией Объединенных Наций «Всеобщей декларации прав человека») таким базисом становятся права человека. С этого времени человек, его жизнь и свобода провозглашаются своеобразным аксиологических мерилом норм права как на международном, так и на национальном уровнях.

Этот, так сказать, ценностно-нравственным эксперимент - попытка создания наднационального нравственного пространства, т.е. планетарного этоса, продолжается уже более 60 лет. Это достаточно для того, чтобы делать определенные выводы относительно ее действенности.

Многочисленные нарушения в области прав человека заставляют задуматься: а возможно ценностное обоснование права и его источников через неотъемлемые права, то есть, собственно из-за же право? Ли создать межпланетный нравственным пространство, базирующееся на императиве - страха внешнего наказания или практической целесообразности? Ведь нравственное базис, в первую очередь моральностная максима личности? императив категорический, т.е. внутреннее стремление человека быть лучше не от страха наказания, а по собственной потребности. Например, заплатить за проезд в общественном транспорте не из-за страха быть оштрафованы или осуждения пассажирами, а потому, что перед самим собой стыдно ехать безбилетником.

В таком контексте уместно вспомнить мысль Владимира Соловьева, что право есть минимальный предел нравственности (рус. - минимальный предел нравственности), т.е. нормы права является внешним фактором, под страхом наказания заставляют человека не делать плохие поступки ровно настолько, насколько этого требует мирное сожительство.

Зато нравственность - это внутренняя потребность человека делать добро и не делать зла не из страха, а из любви к Богу, мира, человека.

В христианский, в частности, библейской традиции, источником права и закона является не государство или человек, а Бог.

Бог совершенство, и поэтому создание мира является актом, который наполнен совершенством. Созданный мир является гармоничным и совершенным, а отношения гармонии и совершенства суть закон мироздания. Следование божественным законам обеспечивает жизнь, собственно, это и есть сама жизнь, потому что Бог есть жизнь бесконечна, полное и совершенное. Уход от божественных законов неизбежно приводит к ущербу и смерти, поскольку такой уход есть ничто иное, как уход от Бога, а следовательно, и от бытия и жизни, которые возможны только в Боге.

Если следования всего творения естественному закону является явлением или лучше процессом абсолютным и неизменным, то человек, по существу своему обладает образом божественной свободы, может свободно следовать, а может и не придерживаться божественных установок, является всемирным законом. Соблюдение божественного закона дает жизнь, нарушения - приводит к смерти (Втор.5 ,9-10). В социальных законах причина и следствие

- возбуждения и воздаяние часто не следуют друг друга немедленно, а бывают разделены многими годами даже поколениями. (Втор.5 ,9-10). Такое раздвоение преступления и наказания, с одной стороны, сохраняет за человеком свободу, а с другой - заставляет умных и благочестивых соблюдать божественных наставлений, чтобы отличить законное от беззаконного, добро от зла. Многочисленные собрания поучений и закононастанов - составляют большую часть из древнейших письменных памятников человечества, однако, они, безусловно, достигают более раннего, еще дописьменный бытия человечества, поскольку божественный закон является высеченным в сердцах человеческих.

Сам принцип «образа Божия» в человеке содержал в себе нравственные полноту, которую требовалось формулируетсяваты вербально, божественный закон был имманентно человеку, составлял часть ее сущности.

Грехопадение наших прародителей привело к нарушению прямой связи с Богом, «отпадение» от Бога, искажения першозданои природы человека, его негативного влияния на ум и волю, однако к моменту возрождения человека во Христе, закон становится рамкой, определяющий границы , не выходя за которые человек может жить в этом мире, не допуская хаоса и саморазрушения. С этого времени закон становится чем-то внешним, трансцендентным по отношению к человеку.

С момента грехопадения закон, право и государство становятся необходимым элементом жизни человека в измененном вследствие грехопадения человека мире, находясь в котором человек постоянно нуждается в защите от опасных проявлений греховности, как собственной, так и ближних. Необходимость закона и права является следствием грехопадения и господства греха в мире.

Право - это осознанный людьми проявление единого божественного закона мироздания в социальной и политической сфере. Право не касается внутреннего состояния человека, не определяет его. Душа человека открыта только Богу. Но внешние проявления человеческой личности является объектом правовой регламентации.

Закон появляется в установленный Божественным провидинням время, но из этого не следует, что ранее, в так называемые допотопные и послепотопного времена, в эпоху возникновения еврейского народа - никаких правил существования человека в мире и сосуществования ее с окружающими людьми не было вообще. Со времен грехопадения к установлению Синайского законодательства вся история падшего человечества пронизана нравственным нормам и построениями. Единственным источником нравственных построений была передача, традиция, интерпретировалась в свете совести и духовно-нравственной интуиции, потому, пока она действовала, в тех, кто желал жить праведно, не было необходимости во внешних нормативных указаниях: очень жизненно и непосредственно переживалась праведниками с законом времени живая, реальное присутствие Бога и связь с Ним.

Но со временем, в результате усиления греховного фактора в человеческой природе, наблюдается значительное ослабление этой интуиции, обусловливает необходимость установления четких нормативных предписаний, регламентирующих жизнь человека в этом мире, его поведение, отношение к Богу и к окружающим.

Иисус Христос принес в этот искаженный грехом мир Евангелие, Благую Весть - путь к спасению человека из царства греха, через ее второе, новое рождение в Иисусе Христе и последующее новую жизнь во Христе и со Христом. Евангелие не возражает ветхозаветный Закон, а лишь расширяет его, поднимает на новую ступень развития. Евангельская новый человек, что стремится к совершенству, подобному совершенству своего небесного Отца (Мф. 5,48), расширяет понимание закона, на уровне нового человека закон перестает быть фактором внешнего принуждения, он становится законом совести, максимой человеческого бытия. Совершенный человек выполняет закон не вследствие страха наказания, а вследствие того, что этот закон является внутренне ей присущим, выполняет его по принуждению, а по внутренней необходимости, вследствие невозможности поступать иначе.

Нужен новому человеку внешний закон, регламентирующий ее поведение силой принуждения? Нет, на этом уровне закон как внешнее принуждение перестает быть актуальным. Он становится имманентным, присущим новому человеку. Она выполняет его, но не вследствие страха наказания, а вследствие того, что он является внутренне присущим человеку, она выполняет его по принуждению, а добровольно. Закон перестает быть внешне регламентированной нормой, а становится законом совести, максимой человеческого бытия.

Примером этого является сам Господь наш Иисус Христос, не нарушает закон, а выполняет его. Он знает закон во всей его полноте, совершенствует его к той полноты внутренних смыслов, доступна человеку, в совершенстве выполняет его добровольно, а как «Бог истина от Бога Истинного», ставший человеком ради нашего спасения, не мог быть чем-то вынужден, руководствуясь принципу абсолютной свободы.

В этом смысле Иисус не возражает закон, Он переносит его на новый уровень существования - от внешней принудительной нормы императива, к внутренней максимы, как проекции небесной гармонии. Закон становится законом тех личностных действий, чувств, переживаний и настроений, в которых человек «стяжи» (вступает) Божественную благодать.

Здесь нет отрицания закона, но присутствует отрицание «законничества» как особого типа осознания нравственного мира, сутью которого является только внешняя зобовьязанисть выполнения внешних поведенческих норм, не соответствующих онтологической и нравственной сущности закона.

Евангельская человек является гражданином Царства Божьего, в котором отсутствует закон как внешнее принуждение, а действует только закон любви и Божественная благодать, однако, наряду с этим, пришествие Царства человек живет в искаженном грехом мире, где терпит постоянной угрозы для своего существования и выполняет обязанности гражданина земной государства с его законами и правом.

Закон и государство является реалиями этого мира. Возникает вопрос о целесообразности их существования в свете появления новой евангельской человека.

К сожалению, не все люди становятся на путь спасения, не все принимают Христа, как личного и всего мира Спасителя, а продолжают творить зло и грешить. Именно для них и является необходимым закон и государство, которые факторами внешнего принуждения наказания сдерживают человеческое зло. Как отмечает святитель Иоанн Златоуст: «Бог поставил над тобой судью вооруженного для исправления человеческой природы. Вследствие нашей испорченности оказалась нужной власти. Таким образом обладатель есть для того, чтобы мы не были подобными пресмыкающимся, обладатель - для того, чтобы мы не пожирали друг друга подобно рыбам. Как лекарство - для болезней, так наказание - для поступков. Грех сделал нужной власть, а Бог применил ее в нашу пользу »(Беседы на книгу Бытия, т.2, с.772).

Итак, закон устанавливается не для праведников, а для грешников. Владычество закона и государства необходимы вследствие греха. Об этом свидетельствует тот факт, что нигде в Новом Завете мы не встречаем призывов против государства и власти, напротив, Иисус признавал государственную власть и законы, не восстал против него, и учил подчиняться ей. Единственное, от чего Евангелие предостерегает человека в этом вопросе, - опасность отождествления божественной власти и государственного: «Мое царство не от мира сего» (Ив.18, 36). Бог и кесарь - обладатели двух разных областей. Власть кесаря ​​ограничивается границами его государства, власть Бога неограниченной, как и безграничным является этот мир.

В Евангелии от Матфея мы встречаем выражение, является ключевым для понимания этой проблемы и определяет все дальнейшие богословские теории, посвященные проблемам обоснования государства, государственной власти и церковно-государственных отношений: «отдавайте кесарево - кесарю, а Богу - Божье» ( Мф.22, 21). Кесарь есть обладатель государства, а значит человек имеет подчиняться власти кесаря ​​постольку, поскольку является гражданином. Это объясняет приведенный Иисусом пример с монетой. Денежный знак является атрибутом земной, он имеет изображение кесаря, поэтому царю земному власти следует отдать налог, а душа и все ее силы предоставлены человеку Богом и только ему принадлежат. Поэтому непокорность государстве может быть оправдана при одном условии: если государство посягает на ее душу и заставляет ее нарушать Божественный закон. (Замечание по словам Государственного Гимна Украины «душу и тело мы положим за нашу свободу»).

Таким образом, государство и права являются угодные Богу институты, установленные Им на земле, имеют целью регулирования человеческих отношений и обеспечивают сосуществование людей в этом мире, сфера их действия ограничивается земной жизнью человека

Евангелие не возражает закон, а переносит его на новый уровень существования - от внешней нормы императива к внутренней максимы существования, как проекции небесной гармонии. В Новом Завете форуме отрицание закона, но присутствует отрицание «законничества» как особого осознания нравственного мира, сутью которого является только внешняя зобовьязанисть выполнения внешних поведенческих норм, не соответствующих онтологической и нравственной сущности закона.

Но, с другой стороны, в Новом Завете подчеркивается необходимость существования закона и как фактора внешнего принуждения, ведь не все люди становятся на путь спасения, а продолжают грешить и творить зло. Таким образом, даже в Новом Завете подчеркивается необходимость закона, факторами внешнего принуждения наказания сдерживает человеческое зло. Закон устанавливается не для праведников, а для грешников, а значит необходимо, пока существует зло и грех.

В контексте христианского понимания, государство и право возникают как освященные Богом институты, что является необходимым условием сосуществования людей в искаженном грехом мире, который с помощью силы, внешнего принуждения закона до определенного предела сдерживает греховные проявления человека и на физическом защищает человека от проявлений греховности другое.