Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
МОЛИТВА - ПУТЬ К ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ
статті - Наукові публікації

Сиранчук Н.З.
Винницкий филиал УСЗ, г. Винница

В статье рассматривается молитва и ее свойства как выражение духовной культуры личности, объясняется, как молитва определяет цель человеческой жизни и обогащает духовный мир человеческой души.

В статье рассматривается молитва и ее свойства как проявление духовной культуры личности, разъем яснюеться, как молитва определяет цель человеческой жизни и обогащает духовный мир человеческой души.

Ключевые слова: молитва, духовность, культура, религия.

Человеческий дух не знает более действительной, более чистой радости, чем молитва. Она несет человеку сразу очищение и укрепление, покой и радость, благословение и исцеление. И тот, кто этого не почувствовал, пусть лучше не судит о молитве: ему самому еще предстоит добиться этого утешения в борьбе и страдании. Тогда он почувствует, что соединился с новым источником жизни и в нем самом началось новое бытие, о котором он раньше не имел даже представления.

Современный человек живет на земле в вечных заботах и ​​боязни, переходя от разочарования к болезням и от личного горя к национальным бедам. И не знает, с чего начать и как преодолеть все это, и часто с ужасом думает о том, что этот мутный поток будет нести и заливать его до самой смерти. Однако многое зависит от нее самой: это она сама увеличивает себе ношу жизни и не умеет понять истинный смысл этой ноши. Потому путь ей указанный: нужно только почувствовать свою духовную свободу и открыть свое внутреннее око. Это и совершается в молитве.

Самые тяжелые времена ссылаются людям как раз для того, чтобы они приходит в себя "ятались и обновились, и нет в мире земной власти, которая могла бы погасить нашу внутреннюю свободу - и, прежде всего, свободу молитвы - и которая могла повредить нашему очистке от пошлости [3, 607].

Поэтому нужно признать, что жизнь сама по себе является как бы школа молитвы или воспитания к молитве. И даже тот, кто совсем не молился, может быть приведен к молитве самой жизнью. Потому что для каждого неверующего может наступить время большой беды, когда его захваченное врасплох и тронуто сердце вдруг начнет молиться из своей последней глубины - в такой скорбной беспомощности, такими вздохами отчаяния, такими вдохновенными просьбами, о которых он все еще и не помышлял. Тогда он почувствует бы землетрясение во всем своем естестве, и неизвестно пламя охватит его душу. Может быть даже так, что человек при этом сама не будет знать, к кому она взывает, и уже совсем не будет представлять себе, откуда и которое может прийти спасение.

И потом, когда проходит этот порыв, у него остается такое чувство, что он всегда веровал в этого Всеблагого-Всемогущего всегда чувствовал Его присутствие - каждым дыханием своим, и вот, только сейчас впервые нашел Его. То, чего ему еще не хватало, было душевное поднятия к молитвенному вдохновения.

Дело в том, что настоящая молитва требует всего человека и захватывает ее полностью. Она может вылиться и в свя связных словах, но может и не найти их, и молящийся, будет вместе с Андреем Юродивым только выкрикивать в слезах: «Господи! Господи! Господи! .. ». И это единственное, сердцем полное слово будет весить больше, чем многие душевно пустых слов. Молитва может найти свое выражение и в благочестивых действиях и обрядах; но бывают и такие молитвы, при которых внешние действия и свершения отпадают вовсе. Тяжело раненный не может даже перекреститься. Неподвижно лежа в окопе, не смеет даже подвигаться. А люди, которые живут в эпоху гонений на веру, во время церковного террора, производят в себе умение молиться внутренней молитвой сердца, которая горит внутренним огнем при совершенно неподвижном лице, которое ничего не выражает [3, 608].

Это пламени я внутренней молитвы и является важным и драгоценным в религии. Оно требует всей души человека. Здесь все цвета сливаются в белый цвет; все свойства души - в единую силу.

Вот почему молитва некоторым сердечным жаром, который все вовлекает в себя, расплавляет и делает текучим. Она является духовным светом, собирает лучи, подобно увеличительное стекло, в единый центр: в этом центре начинается горение.

Проявлением жизни Церкви и духовной свя связи ее членов с Богом и всех между собой выступает молитва. Она настолько неразлучна с верой, которая может быть названа воздухом Церкви или дыханием Церкви. Молитва - это нить живой ткани тела церковного, проходящей по всем направлениям; молитвенную связь пронизывает все тело Церкви. Она соединяет каждого члена Церкви с Отцом Небесным, членов земной Церкви между собой и членов земных с небесными. Она не прекращается, а еще более усиливается и возносится в небесном Царстве.

Мы живем теперь в постоянной суетливости. У нас нет времени и внимания увидеть в своей жизни следы Промысла Божия. Мы не понимаем, чего хочет от нас Господь данных обстоятельствах нашей жизни. И все это потому, что забываем, а часто и вовсе не знаем о единой цели нашей жизни: не знаем о том, что оно нам дано только как путь в вечность.

Люди в своей жизни становятся богоборцами, то есть противниками Божиих определений о нас. Они не понимают неоспоримой истины: крестным жизненным подвигом намечается путь каждого человека к спасению - в блаженную вечность.

В эту блаженную вечность - путь узкий и врата к ней тесные. Однако дверь Божественного милосердия открыты всегда - до скончания века. Только как открыть дверь окаменелого человеческого сердца для того, чтобы в это сердце вошел Бог? Об этом следует думать каждому человеку и учиться на примерах Священного Писания и жизни святых.

Берем за пример большого вселенского учителя святителя Григория Богослова. Он родился в 328 году в Гре?? Ии в знатной семье: мать Нонна - православная христианка, отец - язычник. Мать, которая отдавала себя воле Божией, покорно несла свой жизненный крест. Этим крестом для нее был неверующий человек. Она постоянно тщательно молилась Богу о своих ближних и занималась делами милосердия. Как результат ее молитв, произошло то, что ее муж не только поверил в Христа, и вскоре стал пресвитером, а позже и епископом. Но сколько слез и трудов стоило праведной Нонне такое преобразование человека, знает только Бог [4, 17].

Не к нынешних матерей обращен пример жизни благочестивой Нонны?. Главное дело жены-матери, которая дана ей от природы Богом, быть матерью-христианкой, потому что в детях спрятано будущее мира.

Мы должны в своей жизни видеть промыслительно десницу Божию и никогда не отчаиваться. Не надо противиться Богу, а обращаться к Нему с усердной молитвой. Он рядом с нами, все видит и все слышит. А главное - он благ и не пренебрегает тем, кто приходит к Нему, каким бы ни было в этой жизни кающегося.

Молитва является не только просьбой чего-либо, молитва - это прежде всего общение, встреча. По словам Евагрия-мономаха, молитва - беседа ума с Богом. В молитве мы встречаемся с Богом Живым, Богом Личностью, Богом, который слышит нас и отвечает нам, Который всегда готов прийти нам на помощь по первому зову, который никогда не предаст нас, сколько бы раз мы не предавали Его. В молитве мы сталкиваемся с высшей реальностью, что является единственным истинным Бытием, по сравнению с которым всякое другое бытие, в частности нашу жизнь, является условным и относительным. Жизнь без молитвы, без богообщения - это только растянутый на годы путь к неизбежному концу, медленное умирание, «мертвое жизни». Мы живем так, как приобщаемся к Богу, а приобщение к Богу происходит через молитву [1, 217].

Идеал христианства - достичь такого состояния, чтобы все жизнь превратилась в молитву, чтобы каждое дело и каждая мысль были проникнуты молитвой. Каждый христианин должен молитвенное «правило», то есть некоторое количество молитв, которые он считывает ежедневно, или определенное время, которое каждый день посвящается молитве. «Правилом», или «каноном» (греч. kanon), строители называют прибор, по которому судят о ровность стены («отвес» - веревка с подвешенной гирей). Следуя таким «каноном», по которому мы можем определить наше духовное состояние: если мы любим молиться, значит - мы на пути к Богу, если нет - в нашей духовной жизни не все в порядке. По молитве можно проверить любое дело - угодна она Богу или нет. Один купец долго убеждал преподобного Силуана Афонского, что курение не грех. Старец Силуан посоветовал ему каждый раз, прежде чем взять сигарету, помолиться. Купец возразил: «Молитва перед тем, как курить, как-то не к лицу». Силуан сказал в ответ: «Итак, любое дело, перед которой не складывается спокойная молитва, лучше не делать» [1, 231].

Святые Отцы называют молитву "истинным богословия ям»: «Если ты богослов, то будешь молиться истинно, и если истинно молишься, то ты богослов». Для Отцов Церкви богословия не было абстрактным теоретическим о «неведомого Бога»: оно было поиском личной встречи с Ним. Истинное богословие - не «о» Бога, а «в» Бога: оно не рассматривает Бога как посторонний объект, а разговаривает с Богом как с Личностью. Христианское богословие основано на молитве и опыте. Оно противопоставляет себя голой безблагодатного «учености»: «Философствовать о Боге можно не каждому, да! не каждому.,. »[1, 232]

Если молитва - совместное творчество человека и Бога, то от человека зависит приложить усилия, потрудиться, а от Бога - дарить плоды. Следуя духовной работой, и к ней приходится принуждать себя: она, как и Царство Божие, «усилием берется». Все, что объединяют в понятии «плоды молитвы», является даром свободной воли Божьей, а не следствием приложения усилий. Когда и дарить тому, кто молится, - зависит только от Бога. Святые Отцы предупреждают об опасности стремления к особым благодатным состояний и духовных даров во время молитвы. Единственный состояние, следует поддерживать в себе, - покаянное чувство своей и достоинства и ничтожности перед величием Бога, соединенное с просьбой богообщения.

Плодом молитвы и следствием умиления бывает также духовная радость, которую испытывает человек.

Молитва, по качеству своему, есть спивперебуванням и сочетанием человека с Богом, по действию же она утверждением мира, примирения с Богом, матерью и вместе с Тем дочерью слез, умилостивлением за грехи., делом ангелов, пищей всех бесплотных , будущей весельем, бесконечным действием, источником благодеяний, причиной дарований, невидимым достижением, пищей души, просветлением ума .. Молитва для того, кто истинно молится, - суд, и критерий, и судный престол Господа, к будущему Суда ... Долго находясь в молитве и не видя плода, не говори: я ничего не приобрел. Потому собственное пребывание в молитве - уже достояние, и какое благо более того, чтобы сочетаться с Господом и всякое находиться в единении с Ним? .. Кто получил

Господа, тот уже не скажет своего слова в молитве, Дух Святой тогда молится и в нем «воздыханиями неизреченными» (Рим. 8:26) [2, 1287].

От настоящей молитвы остается в душе тихое, тайное, бессловесное свет, будет светить человеку во всех его жизненных делах, освещая в них добро и зло, утверждая его добрые и отбирая возможность делать злые, черствые, низкие и вульгарные поступки. Человек может забывать об этом, но безмолвная молитва, тихо тлеет в ней, будет неуловимо вершить свое великое дело - очищать, освещать и исцелять.

С религиозной философии известно, что молитв есть и может быть столько, сколько человеку отпущено отдельных жизненных актов. Всех видов молитвов «столько, сколько в одной душе или во всех душах может порождаться разных состояний и настроений» (Иоанн Кассиан Римлянин). Есть молитвы благодарности, поклонения, смирения, покаяния и очищения. Молитва может слушать дыхание Бога, созерцать мудрость Творца и дарить человеку очевидность; молитва может сомневаться, спрашивать, отчаиваться, болеть и призвать. Коперник молитвенно слушал законы природы. Фехнер молился вместе с цветами и деревьями. Сегантини преклонялся перед горами, как перед алтарями Божиими. Ломоносов молился вместе с северным сиянием. Державин, созерцая бренности земного и бессмертие Божественного. Пушкина - с каждым актом вдохновения. Лермонтов - с ландышами у ручья. Человеку дана от Бога большая молитвенная свобода, свобода превращать каждый акт своей жизни и труда в творческую молитву, наподобие той чудесной молитвы сеятеля, что приводит Лесков в «Соборянах»: «Боже! Устой, и умножит, и возрасти на всякую долю человека голодного и сырого, ходящего, просящего и произволяющего, благословляющего и неблагодарного »...

Так, молитва изнеможения, которая произносится со слезами и дает укрепления: «Господи, не могу больше» ...

И молитва без слов и без слез, мгновенная, созерцательно-лучевая: единый взгляд духовного глаза, направленный на горе - «Он есть, Он бдит, и я есмь Его орудие». Это молитва утешения и силы.

И есть подобная ей сердечная молитва: коснуться в себе до Его неугасающей тепла - и все.

А в жизненных, полных страдания путях всегда будет иметь судьбоносное значение молитва служения и преодоления: «Вот я перед Тобой, Господи, слуга Твой, ищущих только волы Твоей. Научи меня верно служит Тебе всякого дыханием и деянием моим. Пошли мне силы Твоей, мудрости Твоей, вдохновения Твоего. НЕ отдай меня на поругание врагам Твоим; изведы меня от угроз их. И соблюди мою свободу в жизни и творчестве, ибо свобода моя - в свершения воли Твоей ».

И на этих путях жизнь становится школой молитвы, а молитва - истинным источником жизни и творческой силы [5, 313-314].

Информационные источники:

  1. Архиепископ Волоколамский Иларион (Алфеев). Таинство веры: Введение в православное богословие /Архиепископ Иларион. - Первое издание - М.: АДЕФ-Украина, 2009. - 336 с.
  2. Библия: Книга священного писания ветхого и нового завета. - М.: Издание Киевской Патриархии, 2007. 1416 с.
  3. Ильин И.А. Религиозный смысл философии /И.А. Ильин. - М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. - 694, [10] с.
  4. Патриарх Филарет. Где и в чем искать счастья? - Ужгород Закарпатье, 1997. - Кн. 1. - 256 с.
  5. Чернилевский Д.В., Пшеничнюк А.В., Сидячева Н.В. Духовная культура личности: Учебное пособие. - Киев-Харьков: Академия креативной педагогики, 2009. - 384 с.



Пошук по ключовим словам схожих робіт: