Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРНОГО РАЗДЕЛУ неолита ВОЛЫНСКОГО И КИЕВО-ЖИТОМИРСКОГО ПОЛЕСЬЕ
статті - Наукові публікації

Переверзев С.

В статье рассматриваются проблемные вопросы культурной дифференциации ранненеолитической пам достопримечательностей Южного Полесья. Анализируются критерии выделения археологических культур раннего неолита. Делается вывод о необоснованности существования понятия волынской неолитической культуры, обосновывается необходимость употребления понятия «керамический этап яниславицькои культуры» как составной части Днепро-донецкой культурно-исторической области.Историография вопрос

Вопреки значительной источниковой базе неолита Южного Полесья, существуют существенные противоречия по культурной интерпретации отдельных неолитических комплексов региона.

Л. Железняк, С. Балакин, М. Чернявский, В. Иса-енко, Д. Гаскевич и некоторые другие археологи рассматривают неолитические комплексы Киево-Житомирского и Волынского Полесья вместе с памятниками Западной Белоруссии, Южной Литвы и Восточной Польши в рамках одной неманской культуры , генетической основой которой считается пизньомезолитична яниславицька культура [Зализняк, 1979 с. 54-65, 1984, с. 104, 2005, с. 88-89; Черняуски

1979, с. 75-79; Зализняк, Балакин, 1985, с. 41-48; Исаенко, 1976, с. 109-115; Гаскевич, 2003, с. 243]. М. Чернявский в развитии неманской культуры выделил три хронологических периода - ранний дубичайський (последнее время отделен исследователем в отдельную Припятский-Неманский культуру), средний - Лысогорский и поздний - доброборський [Черняуски, 1979, с.75].

На Припяти сейчас известные достопримечательности только двух первых периодов. Кремневые индустрии первого, дубичайського, периода присущи все черты кремневого комплекса пизньомезолитичнои яниславицькои культуры, а именно: оттискных техника расщепления, основанная на использовании одноплоскостных односторонних торцевых, реже - плоских нуклеусов, направленная на получение правильных, хорошо ограненных, пластин; имеющийся ность в микролитичному наборе яниславицьких вистер, яниславицьких треугольников, трапеций и микроризцив, наличие значительного количества пластин с ретушью, скребков и небольшого количества резцов (до полного отсутствия в отдельных комплексах). На некоторых памятниках Киево-Житомирского Полесья присутствуют единичные топора. Особенности гранитной индустрии обоих периодов хорошо показаны Д. Гаскевич [Гаскевич, 2003, с. 110-124].

Керамика остродонные, иногда округлодонна с растительностью, песком, реже - шамотом и гравием в тесте, орнаментирована гребенчатыми расчесы, отступающими наколами, иногда косолинийнимы и сетчатыми композициями прочерченных линий. Достопримечательности дубичайського периода неманской неолитической культуры распространены в бассейнах Верхнего Немана и Припяти, в частности, на Волыни и на Житомирском Полесье.

Достопримечательности второго, Лысогорского, этапа неманской культуры по виду кремневых комплексов весьма существенно отличаются от ранних керамических комплексов: значительно уменьшается количество яниславицьких вистер, геометрических микролитов, исчезают яниславицькы треугольники, увеличивается удельный вес орудий на отщепах, появляется значительное количество топоров, серпов, ножей, треугольных вистер с двусторонней плоской ретушью. Однако технологические приемы остаются неизменными - отжимной техника, основанная на расщеплении торцевых и уплощенных односторонних нуклеусов. Керамические комплексы мало меняются - увеличивается количество нарезного орнаментации, в тесте увеличивается количество песка по сравнению с растительными примесями.

По мнению большинства исследователей, следуют такой версии культурной интерпретации полесского неолита Украины, формирование неманской культуры происходило на пизньомезолитичному яниславицькому основе под влиянием буго-днестровской (нач. VI тыс. до н. э), а позже - культуры линейно- ленточной керамики [Зализняк, Манько, 2004, с. 150-152, Зализняк, 2005, с. 89]. Д. Гаскевич отмечает значительное влияние на формирование неманской культуры Украины население днепро-донецкой культуры Среднего Поднепровья [Гаскевич, 2003, с. 24-25].

Иного мнения относительно культурной интерпретации неолитических памятников Волыни и Киево-Житомирского Полесья следуют последователи Д. Телегина. Исследователь сначала выделил Киево-волынский вариант в рамках днепро-донецкой культуры [Телегин, 1968, с. 91-96], который впоследствии получил статус отдельной волынской культуры днепро-донецкой культурно-исторической общности [Охрименко, Телегин, 1982, с. 64-76; Титова, 1985, 18 с.; Телегин, Титова, 1998, с. 8-9, 24-26; Котова

2002, с. 33-34]. По А. Титовой и Г. Охрименко волынская неолитическая культура сформировалась на основе автохтонной яниславицькои мезолитической культуры под влиянием буго-днестровской и культуры линейно-ленточной керамики. Памятникам волынской культуры, кремневый набор которой имеет микролитичний яниславицький вид, они противопоставляют Неманский культуру Волыни, что «неяниславицький» характер кремневого комплекса: отсутствие или незначительное количество микролитов яниславицького типа видщеповий инвентарь, наличие значительного количества топоров (Токмак , Оболонь, Балаховичи, Устье Злобичи, Хутор Тетеревский).

Относительно характеристики керамических комплексов, исследователи обращают внимание на высокую степень сходства волынского и Неманский посуды [Черняуски, 1979, с. 76-78; Охрименко, 2001, с. 98]. А. Охрименко в развитии волынской неолитической культуры выделяет три периода: ранний (сер.Ѵ-1 треть IV тыс. до н. Э: Розничи, Шепель, Сенчицы), средний (1 треть IV-сер. III тыс. до н. э: Оболонь, Новоселки, Конек, Балаховичи 1,2) и поздний (сер.Ш-кон. III тыс. до н. э: Личижевичи, Мирабель, Осова). По Г. Охрименко неолит ВоВолынского Полесья сформировался под влиянием населения буго-днестровской культуры.

Особое мнение по интерпретации памятников Южного Полесья имеет В. Манько. Исследователь считает, что понятие волынской и неманской культуры (неманская культура Беларуси рассматривается как отдельное культурное явление) вообще необходимо вывести из научного обращения. Неолитические памятники этих территорий Украины иллюстрируют керамическую фазу яниславицькои культуры, становление и развитие которой делятся на три хронологических этапа: ранний - Лазаревское (1 пол. VI тыс. до н.э.), средний - Тетеревский (3 четв. VI тыс. до н. э) поздний - корманський (последняя четв ^ Гпоч. V тыс. до н. э). Керамические комплексы яниславици В. Манько связывает с влиянием буго-днестровской культуры (керамика с прогладженимы линиями, Лазаревка), культуры линейно-ленточной керамики (неорнаментована чаша с Хутора Тетеривского) и культур днепро-донецкой общности (гребенчатая керамика с Лазаревки, Хутора Тетеривского ) [Манько, 2008, с. 154-167].

Анализируя попытки интерпретации неолита Южного Полесья следует отметить, что почти все исследователи, несмотря на различия в определении культурной принадлежности памятников с кукрецько-яниславицьким материалом

следуют мысли о его яниславицьке происхождения. Кроме того, большинство археологов считают этот круг памятников керамической фазой яниславицькои культуры [Кольцов, 1975, с. 63-67; Зализняк, 1977, с. 34; Зализняк, Манько, 2004, с. 150; Манько, 2008, с. 163-166; Гаскевич, 2003, с. 111, 180].

Вопрос волынской культуры

Рассматривая кремневый инвентарь и керамический комплекс памятников обоих периодов Волыни и Киево-Житомирского Полесья, следует отметить его общее сходство синхронным находкам Неманский стоянок Западной Белоруссии и Южной Литвы [Чернявский, 1979, с.57, 58; Чарняуски, 2001, с.237; Калечиц, 2000, с.15; Pilimauskas, 2002, s. 107131]. Единственной специфической чертой кремневой индустрии последних по сравнению с волынскими комплексами Украины, является наличие в коллекциях Лысогорского времени листовидных вистер копий с односторонней ретушью и орудий типа «финского ножа» [Гаскевич, 2003, с. 121, 155]. Почему же возникли разногласия среди исследователей по культурной интерпретации этих памятников

Тщательно проанализировав материалы памятников раннего периода волынской и дубичайського периода неманской культур, приходим к выводу, что единственная принципиальная разница между памятниками двух «культурных явлений», как это ни странно, заключается в толщине стенок и диаметре керамической посуды [ Охрименко, 2004, с. 135]. Уровень сходства керамики настолько значителен, что большинство исследователей вынуждена признать сложности ее культурной дифференциации. Керамика обеих культур остродонные, иногда округлодонна с растительностью, песком, реже - шамотом и гравием в тесте, как правило, светло-коричневого цвета. Орнаментирована гребенчатыми расчесы, отступающими наколами, иногда косолинийнимы и сетчатыми композициями прочерченных линий. Орнаментация посуды относительно слабая, более половины найденных фрагментов керамики ее вообще нет. Как особенность неманской керамики М. Чернявский отмечает наличие во срезом венец сосудов ямок с бугорками-негативами на внутренней поверхности [Чернявский, 1979, с. 51]. То же самое констатируют Д. Телегин и Е. Титова и для волынской керамики, как особую культурную признак [Телегин, Титова

1998, с.26].

Возникает логичный вопрос: может толщина стенок керамической посуды выступать культуровизначальною признаком, корректно ли относить два памятника, на которых прослежены одинаковые технологические приемы расщепления и обработки кремня, близкий типологический состав знаряддево комплекса, особенности орнаментации керамики до различных культур только на основании несовпадения диаметра (а логически и толщины стенок) горшков? Наверное - нет.

Таким образом, следует констатировать необоснованность употребления понятия «волынская культура» как такое, что не соответствует общим принципам выделения археологических культур. Достопримечательности так называемой волынской культуры следует рассматривать вместе с памятниками Западной Белоруссии, Южной Литвы и Восточной Польши в рамках одного культурного явления.

О некоторых критерии дифференциации ранненеолитической культур

Для культурной интерпретации археологического материала необходимо проанализировать его, пользуясь единым критериям [Кольцов, 1996, с. 5-7]. Несоблюдение этого принципа, как правило, приводит к путанице и двойного понимания явления.

Во-первых, среди всего массива материала необходимо вычленить тот сегмент, который корректно использовать для анализа. Особенно актуальным это по полесских памятников. К сожалению, подавляющее большинство обнаруженных и исследованных стоянок расположено на песчаных дюнах, на которых артефакты, как правило, переотложенные по вертикали и горизонтали. При таких условиях не всегда возможно достоверно сопоставить как кремневый и керамический коллекции одной достопримечательности, так и кремневые изделия, залегающих в «одном» культурном горизонте. Таким образом, особенности стратиграфии большинства исследованных памятников ставит вопрос об их хронологическую и культурную гомогенность. К тому же значительное количество дюнных памятников разрушены или повреждены выдува и техногенными воздействиями, поэтому информативность находок некоторых из них можно, к сожалению, сравнить с подъемным материалом.

Указанное и отсутствие согласованной мнения среди исследователей относительно критериев культурной и хронологической дифференциации памятников мезо-неолитического времени привело к некоторой путанице. Дюнный характер п?? Мьяток и состояние их сохранности, прямым следствием чего является обычным перевидкладенисть культурного слоя, приводит к некорректной интерпретации археологического материала. Среди исследователей есть почти нормой достаточно вольная интерпретация коллекций из поверхностных сборов археологических материалов. Обычной практикой является «механическое» разложения кремневых материалов по типам (в первую очередь это касается микролитичного инвентаря), когда часть комплекса, не укладывается в культурно-хронологическую схему приемлемую для исследователя, трактуется как инокультурным примесь. Часто это действительно так. Но, если материалы развитого неолита и более поздних эпох довольно легко отделить от ранненеолитической комплекса, то кремневые изделия мезолитических времен - наоборот.

Во-вторых, необходимо с выяснить технологические приемы расщепления кремня и описать комплекс орудий, после чего исследовать и описать керамический комплекс, должно дать основания для определения культурной принадлежности пам палатки. Часть археологов считает неолитич-ными только те памятники, содержащие остатки керамики, характер которой, по их мнению, и является основной культуровизначальною признаку. При этом, кремневые изделия используются скорее в качестве вспомогательного материала, а порой, просто игнорируются. Распространена практика, когда памятники, в своих комплексах не содержат керамических изделий бесспорно относятся к мезолитических времен. Исследование кремневых индустрий иногда ограничено типологическими разработками и описанием коллекций, часто делается без применения статистической обработки и сравнительного анализа различных достопримечательностей в пределах одной культуры, или с материалами других культур. Часть исследователей, соглашаясь, что только наличие керамических изделий является признаком неолита, при определении культурной принадлежности памятника предпочитают анализа кремневого инвентаря. Причем доминирующим выступает типологический состав изделий из вторичной обработкой при игнорировании технологических приемов их производства.

В последние годы появилась и распространяется мнение, что все же основной культуровизначальною признаком для ранненеолитической памятников лесного типа являются технологические приемы и типологический состав кремневого комплекса, а керамические изделия рассматриваются как «вторичная» признак, фиксирующие , в первую очередь, направления культурных контактов (Л. Зализняк, В. Манько, Д. Гаскевич).

Ранний неолит, как переходный период от мезолита к неолиту, в отличие от развитого неолита, имеет ряд специфических признаков, обусловливающих особый подход при анализе материалов ранненеолитической достопримечательностей:

1. Кремневый комплекс имеет в общем мезолитический вид.

2. Значительное количество ранненеолитической памятников вообще не содержит керамики.

3. Керамический комплекс имеет инновационный и, как следствие, нестабильный характер независимо от того личный это изобретение (следует заметить, что все аргументы относительно местного происхождения керамики несовершенны и необоснованными, за исключением, может, экспериментальных изделий Матвеева Кургана) или инокультурным заимствования, прослеживается почти на всех ранненеолитической керамических памятниках.

Поэтому, по нашему мнению, культурная дифференциация ранненеолитической памятников на основе сравнительного анализа керамических комплексов ошибочно. Во-первых, такая культурная интерпретация при непонимании инновационных процессов, происходивших в этот переходный период, или при их игнорировании, привела к тому, что в рамках одного культурного явления объединялись достопримечательности с различными кремневыми индустриями. С другой стороны, при таком одностороннего подхода, ряд ранненеолитической памятников с генетически родственными, а иногда и с идентичными кремневыми комплексами опинплися в разных археологических культурах (например, волынская и неманская культуры). Преувеличение значения керамики, как культурно определяющего элементы для ранненеолитической памятников, вносит путаницу в схему культурно-территориального деления мезолита и неолита и в понимание этнокультурной дифференциации памятников каменного века.

Проблемы археологических критериев дифференциации пизньомезолитичних-ранньонеоли политических культур, в частности Полесья, рассматривали Л. Зализняк и

В. Манько [Зализняк, Манько, 2004, с.150-152; Зализняк, 2005, с.151-154]. Однако, вообще соглашаясь с Л. Зализняком, что процесс неолитизации пизньомезолитичних культур происходило под влиянием более развитых неолитических культур, сложно принять однозначно тезис, что «... достопримечательности

с мезолитических кремнем и неолитической керамикой отражают сложный процесс синтеза автохтонного населения с носителями неолитических новаций. »[Зализняк, 2005, с.153].

Анализ яниславицьких комплексов Украинского Полесья опровергает это утверждение. Появление синтетических комплексов в регионе могла бы означать только одно: между носителями яниславицькои культуры и представителями «культур-доноров» устанавливаются долговременные и постоянные связи, которые приводят к учреждению совместных территориально-производственных общин, в межкультурных браков, а в конце концов - к появления новой синтетической культуры. Достаточно ранняя дата Лазаревки (5970-5640ВС) свидетельствует о том, что уже в начале VI тыс. до н. е. буго-днестровское населения достигло Северного Полесья, а дата Хутора Тетеривского (нижний слой) (5517-5363ВС) - что в середине VI тыс. до н. е. яниславицьке население восприняло от носителей буго-днестровской культуры и культуры линейно-ленточной керамики навыки керамического производства. Керамические комплексы верхнего слоя Хутора Тетеривського, Новосилок, Конька представлены гребенчато-накольчатым керамикой, что, возможно, связано с днепро-донецким населением [Котова, 2002, с.34].

При этом следует отметить, что яниславицька население, заимствуя у носителей других культур различные варианты керамического производства, оставляла в кремневых комплексах нетронутыми основные технологические традиции. Поэтому, когда дело касается периода раннего неолита вообще, и собственно яниславицького населения, культурное идентификацию следует определять по анализу кремневых комплекса, а не за керамикой, которая могла быть общей чертой двух или нескольких археологических культур. Это явление связано с тем, что технология керамического производства была инновационной, а поэтому и общим элементом культуры разных по происхождению групп населения. Если привлекать керамические материалы к процессу выделения археологических культур в раннем неолите, то вместо одной яниславицькои культуры нужно будет говорить о несколько разных культур. Заимствования керамики носителями конкретной кремневой индустрии от жителей сопредельных территорий при сохранении стабильного кремневого комплекса не может быть свидетельством изменения населения и, как следствие, появления новой археологической культуры. Об этом возможно говорить только тогда, когда керамический компонент материальной культуры неолитического комплекса приобретает стабильности и специфических признаков производства, что, возможно, может быть основанием для выделения новой неолитической культуры. Но это касается уже периода развитого неолита.

Таким образом, по яниславицьких памятников украинского Полесья (как и для всего круга памятников, относят к дубичайського и Лысогорского периодов неманской культуры вообще) было бы верно говорить о керамический этап яниславицькои культуры. Уже к середине VI тыс. до н. е. гребенчато-накольчатым орнаментация и кососитчасти композиции становятся одним из ведущих мотивов декора Неманский-Волынского керамики, поэтому, бесспорно, достопримечательности яниславицькои неолитической культуры относятся к кругу памятников днепро-донецкой культурно-исторической области.

Выводы

Учитывая изложенное, отметим

Г аскевич Д.Л. неолитизации Южного Полесья: характер и направления межкультурных контактов //Od neolitizacij do poczatku epoky brazu. - Poznan, 2001. - С. 61-72.

Г аскевич Д.Л. Кремневый инвентарь неолитических культур Украины //Автореф. Канд. дис. - М., 2003.

Зализняк Л. Л. Неолитические памятники г. Здвиж //Археология. - 1979. - 31. с. 54-65.

Зализняк Л. Л. Мезолит Юго-Восточного Полесья.-К., 1984. - 118 с.

Зализняк Л. Л. Финальный палеолит и мезолит континентальной Украины. Культурный разделение и периодизация. - М., Путь, 2005. -184 С.

Зализняк Л. Л., Балакин С.А. Яниславицьки культурные традиции в неолите Правобережного Полесья //Археология - № 49. - 1985. - С. 41-48.

Зализняк Л. Л., Манько В. А. Стоянки возле с. Добрянка на р Тикич и некоторые проблемы неолитизации Среднего Поднепровья //Каменный век Украины. - Вып. № 5. - М., 2004. - С. 137-168.

Исаенко В.Ф. неолита Припятский Полесья. - Минск: Наука и техника, 1976. - 127 с.

Кольцов Л.В. Памятники с яниславицкимы элементами на территории СССР //Памятники Древнейшей истории Евразии. - М.: Наука, 1975. - С. 63-67.

Кольцов Л.В. Некоторые аспекты изучения археологического культур //Тверской археологический сборник. - Тверь, 1996. - С. 5-7.

Котова Н. С. Неолитизация Украины. - Луганск: Путь, 2002. - 268 с.

Манько В. А. Проблемы неолита Житомирщины //Исследования первобытной археологии Украины (К 50 - летию открытия палеолитической стоянки Радомышль). Материалы международной конференции «Радомышль и его история» 3-4 октября 2006 г. - М.: «КОРВИН ПРЕСС», 2008. - С. 154-167.

Охрименко Г.В., Телегин Д. Я. Новые достопримечательности мезолита и неолита на Волыни //Археология. - 1982. - 39. - С. 64-76.

1. Основной культурному признаку ранненеолитической достопримечательностей является кремневые комплексы.

2. Понятие «волынской культуры» необходимо вывести из научного оборота как необоснованное.

3. Достопримечательности яниславицькои неолитической культуры, повьязавни с дубичайським и Лысогорском этапами «неманской культуры», необходимо отнести к кругу памятников днепро-донецкой культурно-исторической области.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Охрименко Г.В. Волынская неолитическая культура. Луцк, 2001. - 152 с.
  2. Охрименко Г.В. Волынская неолитическая культура. Хронология и периодизация //Проблемы хронологии и этнокультурных взаимодействий в неол Евразии (хронология неолита, особенности культур и неолитизация регионов, взаимодействия неолитическом культур в Восточной и Средней Европе). - СПб: ИИМК РАН, 2004. - С. 131-137.
  3. Телегин Д. Я. Днепр-донецкая культура. - М.:. мысль, 1968. - 254 с.
  4. Телегин Д. Я., Титова Е. Н. Поселения днепро-донецкой этнокультурной общности эпохи неолита. М.:. мысль, 1998. - 142 с.
  5. Титова Е.Н. неолита Среднего Поднепровья //Автореф. Канд. дис. - М., 1985 - 18 с.
  6. Черняуски Н.Н. Неолит Беларусскага Поня-ния. - Минск: Навука и Техника, 1979. - 141 с.
  7. Чарняуски Михал М. Неалит с грабеньчата-накольчатай и накольчатай керамикай Заходняй Беларуси. Асабливасци эвалюцыи //Od neolityzacji do pocz ^ tkyw epoki br ^ zu. Przemiany kulturowe w mrnd-zyrzeczu Odry i Dniepru mrndzy VI i II tys. przed Chr. - Poznan: Wydawnictwo Poznanskie, 2001. - C. 149-154.
  8. Чернявский М.М. К проблеме хронологии неолита Беларуси //Проблемы хронологии и этнокультурных взаимодействий в неол Евразии (хронология неолита, особенности культур и неолитизация регионов, взаимо-действия неолитическом культур в Восточной и Средней Европе). - СПб.: ИИМК РАН, 2004. - С. 131-137.
  9. Pilimauskas G. Dubrniu tipo givenvietes ir neolitiene Nemuno kultura Pietu Lietuvoje//Lietuvos Archeolo-gija 23. - Vilnius: Lietuvos istorijos institutas, 2002. - S. 107-136.