Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ мифических ОРГАНИЗАЦИЙ КАК МОТИВ ПРОВЕДЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ ПРИ МАССОВОЙ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ В 1930-1931 ГГ. (НА ПРИМЕРЕ «ТРУДОВОЙ КРЕСТЬЯНСКОЙ ПАРТИИ»)
статті - Наукові публікації

Татьяна Григорьева

Историография политических репрессий в Украине насчитывает сегодня несколько тысяч работ. Однако, интерес к изучению политических и социально-экономических условий осуществления государственного террора не угасает [1] .

Трагическими страницами истории украинского народа являются события, связанные с насильственной коллективизацией 1930-1931 гг

Автор статьи выбрал для исследования лишь один фрагмент из 48-томной следственного дела, поставив целью проанализировать следственные материалы о ходе массовой коллективизации в Одесской области.

Как известно, что после XV съезда ВКП (б), который состоялся в декабре 1927 г., был объявлен курс на ликвидацию кулачества как класса и проведения массовой коллективизации. Постановлением ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» были определены сроки сплошной коллективизации. Ее планировалось завершить осенью 1931 - весной 1932

Следующей тайным постановлением ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 «О мерах по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» предполагалось выселение кулаков. Общее количество выселенных из УССР в конце 1930 г. составляла 70407 крестьянских хозяйств [2] .

Процесс раскулачивания проходил в течение первых 4-х месяцев 1930 г., с применением насильственных действий. Крестьяне стали оказывать яростное сопротивление. Угрожающие форм он приобрел в Одесской, а на Днепропетровщине советская власть была применять оружие. В целом по количеству крестьянских выступлений в СССР, особо отмечались регионы Украины, Северокавказский край, Центрально-Черноземная и Московская области [3] . Власти вынуждены были приостановить процесс раскулачивания, принять примерный Устав сельскохозяйственной артели и другие мероприятия и успокоить разбушевавшийся народ.

В то же время ГПУ УССР, получив соответствующие партийные директивы, проводило операцию по изъятию кулацко-контрреволюционных и шпионских элементов в приграничной полосе, более 400 сотрудников спецслужб в 13 округах в течение

2 месяцев оказывали помощь партийным организациям на местах, проводили расследование крестьянских волнений в Одесском и Бердичевском округах, готовились к выселению кулаков

3 промышленных районов и др.. [4]

В сентябре 1930 г. ЦК ВКП (б) разослал обкомам, крайкома, ЦК компартий республик директивное письмо «О коллективизации», где другим способом - через налогообложение, создание неблагоприятных условий для индивидуального хозяйствования, заставляли крестьян вступать в колхозы. Сотрудники спецслужб продолжали проявлять в селах «кулаков», лиц настроенных против советской власти и коллективизации, обеспечивая молниеносные темпы депортации недовольных [5] .

Но темпы коллективизации и раскулачивания не устраивали московско-большевистскую власть и заставляли ее вести поиск решения проблемы в свою пользу. Одним из таких методов, проверенных практикой, был метод силовому изъятию оппонентов и недовольных советской властью.

Со второй половины 1930 секретно-политический отдел ОГПУ СССР под руководством председателя ОГПУ СССР В.Р. Менжинского организовал операцию всесоюзного масштаба против специалистов сельского хозяйства под названием «Трудовая крестьянская партия» (далее ТСП) в .

На территории СССР, под видом ликвидации контрреволюционной организации «ТСП», были арестованы и привлечены к ответственности 1114 человек. Из них: по Украине - 143 (фактически 144) лица, по Северо крае - 120, по Цент-рально-Черноземной обл. - 132, Московской обл. - 68, г. Ленинграда - 106 и др.. По разработанному сценарию центр контрреволюционной организации располагался в г. Москве. Возглавлял ГК мифической партии известный ученый - директор коньюктурный института Наркомата финансов СССР М. Д. Кондратьев. В состав ЦК партии входили директор, профессор Научно-исследовательского института сельскохозяйственной экономики и политики А. В. Чаянов [6] , член Президиума Земплан Наркомата земледелия СССР, профессор Тимирязевская сельскохозяйственной академии М.П. Макаров, профессор, редактор журнала «Вестник сельского хозяйства» А. Г. Дояренко и др.. Названа организация якобы ставила целью свержение советской власти и реставрацию капиталистической системы путем вооруженного восстания при использовании международных и повстанческих сил.

В Украине создание филиала мифической организации проходило под руководством председателя ГПУ УССР В. А. Балицкий. Центр украинского филиала «ТСП» находился в г. Харькове при НКЗ УССР. Его возглавляли преподаватель харьковских вузов, профессор Иван Павлович Коротков, заведующий сельскохозяйственными курсами Нар комзема УССР Илья Ильич Доленко, экономист, специалист в области сельского хозяйства Андрей Федорович Дидусенко.

На местах якобы были созданы и действовали окружные центры, которые в своей деятельности опирались на сельские кулацко-повстанческие группы. В актив созданной партии входили агрономы, землеустроители, зоотехники, сотрудники научно-исследовательских станций, работники окружных плановых и земельных отделов и др..

Ячейки «ТСП», по сценарию ГПУ, возникли из остатков «Всеукраинского агрономического общества» (ОАО »), что было закрыто в 1925 По логике чекистов трансформация организаций« ТСП »осуществлялась следующим образом. На протяжении 4-5 лет «существованиея »ячейки« ТСП »осуществили определенную эволюцию в отношении своих политических установок, методов борьбы с советской властью». Начав с установок на перерождение советской власти в буржуазную в 1925-1927 гг, они стали вести вредительскую работу, направленную на экономический рост и укрепление кулачества. Они представляли собой контрреволюционные группы, захватили под свое влияние местные земельные органы, проводившие свою контрреволюционную работу по указаниям и директивам контрреволюционной организации ОКО УССР. В этот период начала свою деятельность якобы и ряд ячеек в окружных и советских учреждениях. Основной целью были намерения приостановить и сделать невозможным переход к социалистической реконструкции сельского хозяйства. В дальнейшей деятельности, связанной с ростом колхозов и ликвидацией кулачества как класса, украинский филиал «ТСП» приступила к подготовке выступления против советской власти при помощи кулачества, объединенного в «Крестьянскую партию». На протяжении 1928 - 1929 гг «ТСП» проводила систематическую работу по мобилизации и объединению кулацко-повстанческих сил при помощи, связанного с деревней, агрономического персонала.

Наиболее оформленным ячейками «ТСП» в Украине считались ячейки Днепропетровского, Запорожского, Полтавского, Сумского, Тульчинского, Каменец-Подольского, Изюмского, Луганского округов и др.. - Всего 17.

Аресты в Одесском округе были проведены в октябре-ноябре 1930 Среди 20 человек арестованных и привлеченных к ответственности, большинство по специальности были агрономами, с земским дореволюционным опытом работы в сельском хозяйстве и ученые. Высшее образование было - 11 человек, среднее специальное - 9; находились на военной службе - в царской и белой армиях - 6 человек. В частности,

1. Александров Иван Осипович, 1883 г. рожд., уроженец г. Херсона, украинском, происходил из мещан, образование среднее, до революции - земский агроном, бывший офицер царской армии, после революции работал районным агрономом Благоевсько - го, Коминтерновского, Тарасо-Шевченковского, Фрунзенсь кого районов), агрономом райкоопзерно Благовещенского района, МТС (с. Благоево). С 03.10.1928 г. по 15.02.1929 г. проходил курсы ОКО УССР в Харькове.

2. Вовчук-Марчук Аким Андреевич, 1888 г. р., уроженец с. Переросля, на Волыни, происходил из крепостных середняков, образование высшее, до революции агроном-земледелец, после революции работал агрономом в губернском и окружном земстве, 1929 - 1930 рр. агрономом Одесской сельскохозяйственной общества, член правления Одесской семеноводческой союза.

3. Волк Иван Аврамович, 1890 г. рожд., уроженец с. Дудки Полтавской губернии, Украинская, происходил из зажиточной крестьянской семьи, образование высшее, агроном, до революции работал землемером, офицер царской армии, до ареста - заведующий отделом защиты растений Наркомзема УССР.

4. Головатинський Маркеллин Григорьевич, 1896 г. р., уроженец с. Сангоусы Хотинского уезда Бессарабской губ., Украинского, происходил из крестьян, образование высшее, агроном, служил в царской армии, с 1918 г. работал агрономом, в 1924 -

1930 - окружным агрономом Первомайского округа, с мая 1930 - окружной агроном Волынского ОЗО, с сентября 1930 - агроном-экономист Межрайонного землеустроительно-производственного бюро в г. Житомире.

5. Коль Владимир Карлович. 1881 р., Уроженец г. Новый Оскол, Курской губернии, русский, происходил из дворян, сын генерал-лейтенанта, образование высшее, до революции земский агроном, 1903-1909 гг - член. РСДРП, эсер, до ареста - агроном агрокомбината сельскохозяйственной кооперации.

6. Новицкий Александр Осипович, 1895 г. рожд., уроженец с. Боковое Екатеринославской губернии, Украинская, происходил из дворянской семьи (сын помещика), образование среднее, агроном, работал в Одесском Сельскому банка, «Колгоспспилци». С 1930 г. агрономом Научно-исследовательской станции социалистической реконструкции сельского хозяйства

7. Орлов Исаак Михайлович, 1883 г. р., уроженец г. Ново-Геориевська, Херсонской губ., русский, происходил из семьи служащих, образование среднее, агроном, 1923-1930 гг работал заместителем директора Одесского Сельского банка, дважды привлекался к ответственности за задержку кредитов с бедняцкого фонда.

8. Поляков Василий Архипович (брат Полякова Я.А.), 1896 г. рожд., уроженец с. Граденицы, Беляевского р-на, Одесской обл. русский, происходил из зажиточной крестьянской семьи, образование среднее, агроном, бывший офицер царской армии, с 1921 г. работал агрономом в Одесской, с декабря 1930 и до ареста на ВЫГОДЯНСКОЕ МТС (ныне с Компаниевского р-на Кировоградской обл.).

9. Поляков Яков Архипович, 1882 г. рожд., уроженец с. Игра-Деница, Беляевского р-на, Одесской обл., Русский, образование высшее, агроном, до революции земский агроном, до ареста - агроном Одесского Сильспилкы, преподаватель Института народного образования.

10. лавовых Семен Федорович, 1882 г. рожд., уроженец с. Ка-торжине, Благоевського (ныне Ивановского) р-на Одесской обл., Болгарин, происходил из зажиточной крестьянской семьи, образование высшее, агроном, бывший офицер царской армии, председатель сельскохозяйственной секции Одесского окрплана (1927-30 гг.)

11. Алексеев Павел Павлович, 1889 г., р., уроженец Оночка, Псковской губ., русский, происходил из дворян (сын подполковника), образование среднее, землемер, работал землемером бригады в с. Большая Виска, (р. Кировоградской обл.).

12. Автутов Николай Петрович, 1885 г. р., уроженец с. Тва-риця Бендерского уезда Бессарабской губ., Болгарин, происходил из крестьян, образование высшее, в р?? Волюции земский агроном, после революции в 1921-1923 гг уездный, районный, в 1924-1929 гг - окружной агроном Николаевской округа. С 16.11.1929 г. по 1930 г. работал заведующим БЕТ в Одесско-Николаевском зернорадгоспи, помощником заместителя директора, помощником директора по производству зернорадгоспу им. Г. И. Петровского.

13. Белоус Яков Федорович, 1894 г. р., уроженец с. Губовка, Зиновевського (р. Компаниивский р-н, Кировоградской обл.), Украинского, происходил из крестьян, образование среднее, до ареста работал землемером землемерной бригады в с. Большая Виска (р. Кировоградская обл.).

14. Бичихин Афанасий Алексеевич, 1865 года рождения, уроженец г. Бердянска Таврической губ., русский, родом

с мещан, образование высшее, агроном, профессор, преподаватель Одесского института сельского хозяйства, член Сельскохозяйственной секции окрпланового отдела.

15. Бонецкий Иван Евгеньевич, 1885 г. р., уроженец г. Варшавы (Польша), поляк, происходил из служащих (сын нотариуса), образование среднее, землемер, до ареста работал начальником землемерной бригады при Шостаковской МТС В 1924 г. был осужден на 4 года за взятку.

16. Ковалев Александр Семенович, 1903 г. рожд., уроженец Зиновевська, украинском, происходил из священнослужителей, образование среднее, до ареста работал землемером землемерной бригады при Шостаковской МТС.

17. Москаленко Григорий Маркович, 1897 г. р., уроженец с. Ковалевки Херсонского района, происходил из семьи крупного землевладельца, образование высшее, агроном, специалист Украинского генетико-селекционного института, бывший офицер царской и белой армий, судился за сокрытие воинского звания.

18. Погорелов Николай Демьянович, 1898 г. рожд., уроженец с. Христофоровки Баштанского района Николаевской округа, украинском, происходил из крестьян (середняк), образование среднее, агроном, после революции работал по специальности в учреждениях, 1919 - 1921 гг инструктор кооперации в Херсонской потребительской союзе «Объединение» - инструктором. С 1921 г. в г. Николаеве, где занимал должности - инструктора по кооперации в Губспилци, Губземвиддили, работал участковым агрономом повитземвиддилу, райагрономом, экономистом окрземвиддилу, коллективизаторов Окружном земельном отделе, агрономом - плановиком Окрколгоспспилци, референтом по сельскому хозяйству в плановом Бюро горсовета.

19. Сапегин Андрей Афанасьевич, 1893 г. рожд., уроженец г. Вознесенска Таврической губернии, Украинская., образование высшее, агроном, работал директором Украинского генерации тико-селекционного института, бывший член Трудовой социалистической партии (1917 г.)

20. Шабаев Иван Андреевич, 1890 г. р., уроженец г. Бе-рислава, украинском, происходил из семьи крупного землевладельца, образование высшее, агроном-семеновод, до ареста работал помощником директора Украинского генетико-селекционного института.

Одесским оперативным сектором ГПУ УССР, вина вышеназванных лиц в ходе следствия была доказана и предусмотрена ст. 54-7 Уголовного кодекса УССР. Следственное дело направили в Секретно-политического отдела ГПУ УССР. В Харькове к обобщающему обвинительного приговора по Украине были внесены только первых 10 человек, приведенных нами выше (см. пункты 1-10).

С. Ф. Славова приговорили к 5 годам высылки в Казахстан, В.К. Коля такой же срок в Западной Сибири, братьев Я. А. и В. А. Поляковых на 3 года ссылки в Западной Сибири каждого. Остальные - 6 человек лишили права проживания в 12 населенных пунктах и ​​3 городах.

Изучая протоколы допросов арестованных, можно четко проследить по технологии фабрикации протоколов следствия [7] . На первом этапе следствия арестованный писал добровольно и подробно автобиографию, затем с помощью следователя ее детализировали, через ряд вопросов и ответов на них формировался желаемый для следствия «контрреволюционер» или «вредитель». Если он не соглашался писать ложь, пытались, в любой способ, сломать арестованного: морально, физически, угрозами расправы над родными, хитростями, подосланными в камеру агентами и проч. Вопрос «вредительства» или иных проступков в работе подробно выписывали из протокола в протокол. Набор проблемных вопросов, вероятно, предварительно был подготовлен вышестоящим руководством. Среди вопросов для агрономов большинство касалась профессиональной деятельности. В частности, И. А. Александров подробно написал показания о работе курсов при НКЗ УССР, главной целью которых стояла переквалификация райагрономив с большим стажем работы и бывших земских агрономов. Свидетельствовал, что им читались курсы по организации крупных колхозов, совхозов и сельскохозяйственной политике, по агрономии и коллективизации, назвал преподавателей и руководителей курсов и другие сведения, которые затем старший уполномоченный ЭКВ ГПУ УССР Едвабник, который вел дело, «разворачивал» в необходимом для следствия направлении.

М. Г. Головатинський после детального изложения автобиографии, по просьбе уполномоченного Чаусовского рассказал о пребывании на курсах ОКО УССР в 1925 г., назвал агрономов Первомайского района, которых он лично знал, ответил с какими трудами и теориями М. П. Макарова, Челинцева знаком, или известна ему неонародницька теория А. В. Чаянова и его влияние на практическую работу. Далее, как видно из протоколов не по своей воле, подал о себе ряд негативных оценок - «находился под влиянием земских агрономов», «проводил работу направленную на укрепление индивидуальных (кулацких) хозяйств», «закреплял за нимипоказательные поля и участки »,« организовывал и закреплял общественные севооборота без надлежащей оценки конкретных условий, чем усиливал зажиточную верхушку деревни »,« недостаточно уделял внимания укреплению стихийно созданным коллективам »,« не помогал колхозам во время проведения сельскохозяйственных кампаний »и другие.

В.А. Полякову пришлось подробно выписывать страницы биографии по службе по мобилизации в Врангеля с сентября 1919 по ноябрь 1920 г., о связях с агрономами Одесского округа, отношения с родным братом Иаковом (арестованным по этому же деле). Вместе, изложил взгляды на землеустройство сел, кредитование сельского хозяйства, о негативном влиянии недостаточного кредитования на рост коллективизации сельского хозяйства, о вредном влиянии кулаков на колхозы, о харьковской вредительской группе, о собственной кулацкой семье и отношение к коллективизации. О его ан-тирадянськи настроения и кулацкой идеологии видно, что они написаны следователем Красновым и подписаны арестованным, вероятно, после физического воздействия.

Оформив таким образом признание, дело передали на рассмотрение в ГПУ УССР. Сотрудники центрального аппарата ГПУ УССР из обвинительного приговора, подготовленного в Одесском окружном аппарате ГПУ УССР, изъяли дела ученых, землеустроителей и, дополнив статьи о несуществующей «ТСП», о которой следователи во время допросов даже вопросов не задавали, отправили ее рассмотрение при ОГПУ СССР. Засвидетельствовали документ подписями 5 июля 1931 помощник начальника СОУ ГПУ УССР и (одновременно) начальник СПВ Г. Люшков, утвердил приговор председатель ГПУ УССР В. Балицкий [8] .

Миллионы людей, прошедших через допросы следователей ГПУ, испытав унижение человеческого достоинства, физического надругательства, выжив на широтах вечной мерзлоты, через всю свою жизнь пронесли душевную рану неизмеренного глубины, за время проведении в застенках спецслужб, за вынужденные показания, данные в времена невыносимых мучений. Не все выжившие набирался смелости, имел здоровье, отстаивать честное имя. их письма обращения, свидетельства, рассказы и является тем фактическим материалом, той основой для восстановления справедливости и человеческого достоинства.

Многотомная следственное дело под названием «Трудовая крестьянская партия», свидетельствует о методах воздействия, которые применялись к специалистам сельского хозяйства, арестованных во второй половине 1930 их вина заключалась лишь в том, что имели опыт работы на земле при царизме. При советской власти выполняли ее директивы, распоряжения, но придерживались эволюционного метода проведения коллективизации, предпочитали индивидуальным методам хозяйствования на земле, который не укладывался в сталинскую схему сплошной коллективизации.

Применение противозаконных методов ведения следствия, осуждения к различным срокам заключения, привело к изъятию звена опытных специалистов из сельскохозяйственного производства, лишило крестьян квалифицированной помощи, исключало передачу накопленного опыта практической работы на земле.

В следственном деле остались материалы, свидетельствующие о методах ведения следствия и получения информации. В частности, протокол допроса студента Одесского Института народного образования Ферапонта Петровича Головатюк арестованного профессора А. Бычихина. Протокол - наглядное свидетельство воспитания «нового советского человека». Этот документ считаем целесообразным опубликовать без купюр.

Свидетельство студента Одесского Института народного образования Ферапонта Петровича Головатюк о профессоре Афанасия Алексеевича Бычихина

27 января 1930

Считаю своим долгом поставить в известность следствие по делу проф [ессора] Бычихина, что он будучи 15 января 1931 г. переведен в камеру спецкорпусе, в которой я к тому времени Находился один, с первых же дней своего пребывания проявил себя, как матерый реакционера, Который органически НЕ приемлет советской действительности. Вот факты, иллюстрирующие это положение. О коллективизации (Бычихин - профессор ОСХЫ), хотя и не говорить открыто против, но высказывает утверждение, что «частная инициатива всегда дает лучшие результаты, чем казенная». Это на основании своего долголетнего опыта.

2. «Меня обвиняют в аполитичносты, что же я по-ихнему должен был, вместо лекций по земледелию, читать студентам в классовой борьбе среди бактерий в почве?»

3. Был здесь в Одессе проходимец какой-то, некий Верин, именовавший себя профессором безверия, Который хотел читать свои лекции в сельскохозяйственного институте, когда я был деканом, и даже представил, было разработанную им программу. Но я его все-таки отшил, хотя и с большим трудом для меня, всякими такими выкрутасами - ссылкой на отсутствие средств на этот предмет и прочее. На кой черт это уподобилось в нашем институте? »

4. «Последние 2-3 года пошло такое студенчество, что чувствуешь себя в аудитории, как в свинарник. Нынешнее студенчество такое «мусора», знаете, что только ищет случая придраться к профессору, и, вместо того, чтоб разрешить свои несогласия с профессором тут же на месте, по-семейному, доносить на него в ГПУ ».

Проф [ессор] Бычихин в Азарове даже забывает, что его сожитель по камере, т [о] е [во] я тоже ведь современный студент. И говорит о современном студенчества с презрением и каким-то раздражением, как крайне слабо подготовленной массе, которая иногда не в состоянии понимать толком лекцию профессора.

5. «помещиков уничтожили, офицеров уничтожили, попов уничтожили, теперь взялись за интеллигенцию, и по гот-два и ее уничтожать. Вот увидите! »

6. «Сто лет назад в Одессе была Ришелъевская гимназия, потом Ришелъевский лицей. Из лицея возник Новороссийский университет, а теперь из университета получилась чепуха ».

7. Мы создаем, а они разрушают. Впрочем, всякая администрация так делает. «Закрыли Сельскохозяйственное общество, существовавшее в Одессе 100 лет, которое столько [9] сделало ». На мой вопрос из кого состояло Общество в старое время, был ответ Бычихина: «Из помещиков».

Вообще по рассказам Бычихина, с помещиками у него были довольно тесные взаимоотношения. В своем деле Бычихин говорит, что оно «сложное» и находится в связи с делом московских агронома - вредителей, кондратиевщиной - Чаянов-толщиной, с быв [шим] Одесский монархическим Обществом сельского хозяйства, в котором он был несколько десятков лет активным членом, редактировал «Записки» этого общества, а уже при Советской власти был его председателем. Между прочим, Отметил также, что в старое время это Общество получало казенную субсидии, а при Советской власти имеется.

Кроме того, в Бычихина сын - белогвардеец, находится сейчас за границей в Чехословакии, в Праге. С сыном Бычихин регулярно переписывался и посылали ему деньги туда. В письмах от сына, взятых в Бычихина во время обыска, можно вычитать неблагоприятные для его дела места.

В следствии по своему делу Бычихин выражается так: «Это не следствие, а проституция», а своих следователей Бычихин аттестует такими словами: «Это хамы, идиоты, вонючие Паршивые лакей, негодяи, мерзавцы» и т.п. Эпитеты эти Бычихин отпускает по адресу Ефременко и Шерстова. В Бычихина надзиратель отобрали карандаш: «Это для того, чтоб меньше их генералов заявлениями беспокоилы» - пояснил Бычихин.

О коллективизации Бычихин говорит крайне неохотно, как о чем-то чуждого и далеком ему, что его (профессора сельхозинститута) как бы вовсе НЕ интересует и не касается. Это, мол, дело кафедры коллективизации, а он Бычихин Занимает кафедру земледелия. О кафедре коллективизации Бычихин выражается так, что она в институте Занимает весьма малозаметное место. «Там читает какой-то Никчемные преподавате-избытком». А в сложной коллективизации Бычихин говорит с иронией такое: «Для них (большевиков надо очевидно пони-мать) все возможно в теории, они НЕ считаются с действительными возможностями на практике, а виноватыми мы оказываемся».

О крестьянстве Бычихин говорит с презрением и даже с брезгливостью, как в «мужиках» Вообще не различая в нем ни кулаков, ни середняков, ни бедняков. Создается впечатление, что он никакого понятия не имеет о классовой дифференциации среди ЭТИХ «мужиков». Зато в помещика Бычихин вспоминает с теплым чувством, говорит о их культурно-хозяйственной роли. Особо выделяет заслуги князя Трубецкого, создавшего у себя в имении опытную сельскохозяйственную станцию. Заведующий которой был он - Бычихин - в течении многих лет. Другой помещик, какой-то Долинский, по рассказам Бычихина, завел какой-то замечательный парк, и он же был заведующий парком в советское время, почти до последних лет и только два года назад, с новым обострением классовой борьбы, Долинский был устранен от заведывание парком.

Долинский все же была, по словам Бычихина, (представлена) другая какая-то советская служба.

- Все же работу дали? - Переспросил я.

- Ну и что же из того, что дали? - С раздражением ответил Бычихин. Ведь суть в том, что его оплевалы - устранили от дела, которое он создал. Скажите, пожалуйста! Осчастливилы как!

- Дали какую-то техническую работу. Это все равно, как «если бы меня профессора Бычихина сняли с кафедры и послали клозеты чистит».

Вообще по выражениям Бычихина все старые заслуженный работники теперь «оплеваны». Весьма огорчается профессор Бычихин, что советская власть НЕ оценила его работы в «Императорский» сельскохозяйственного обществе, где он был активнейшим работником, редактором «Записок» этого Общества, Которым, по его словам, зачитывался бы [ывший] проф [ессор] Слабченко [10] , выражавшим ему, Бычихину при встречах, свою глубокую признательность. По ассоциализациы Слабченко, Бычихин переходит к «ефремовщине» и очень горячо утверждает, что дело Ефремова и К [ампаниы] 12 придумала сама же советская власть, признания самых подсудных в содеянных Якобы преступлениях выудилы в них путем пыток, какими сейчас подвергают его Бычихина.

Точно также Бычихин Считает дутым, созданным самой советской властью дело харьковских агронома-вредителей весной 1930 г. Бычихин Считает, что по одному с ним делу арестованы также Сапегин, Славов, Орлов, Поляков, Кожанов. Хотя НЕ исключает того, что у каждого из ЭТИХ лиц, кроме того, есть и свои личные моменты подобно тому, как у него. Бычихин - сын белогвардеец за границей и старое монархическое сельскохозяйственное Общество. В агронома Славова, по слова Бычихина, все родственники кулаки и высланы из того села, откуда он, Славов, родом. В Сапегина, по предположениям Бычихина, вероятно были с кем-нибудь встречи за границей, во время его поездок в заграничные командировки. Об остальных предположений НЕ высказывает.

С шипящих злорадством говорит мне Бычихин следующее: «Вы как современный человек даже сами говорите, революцию делали, наверное, вне стен ГПУ, восторгались:« Ах, как великолепно, моя Революция! Диктатура пролетариата и прочее такое ". А теперь сами, батенька, на собственном опыте ис?? Ыталы, что значит эта диктатура. Эту свою диктатуру они поддерживают всякими вот такими способами и массами искусственно создают виновных. Этим советская власть достигает двоякой цели: во-первых, из ЭТИХ искусственно созданных виновников, создаются так сказать «кадры» для заселения отдаленных областей Советского Союза, с обильнымы природными богатствами, Которые советская власть таким путем будет извлекать, пользуясь даровыми принудительным трудом ссыльных. А для этого надобно искусственно создать, возможно, больше виновных. Вот они и стараются. Это ведь прямо, непосредственно входит в государственные планы советской власти. Мои сомнения на этот счет Бычихин Считает детской наивностью и весьма горячо, краснея и жестикулируя, доказывает это положение, даже стараясь обосновать его логически. «Возьмем такой пример, говорит Бычихин: врачи применяют науку медицины строго индивидуально, а мы агрономы НЕ интересуемся Отдельным экземплярами. Так и советская власть, не считается с интересами отдельных граждан, а все подчиняет своим планам и под всякими угрозами Посылает специалистов из городов в деревню, например, а для того чтоб послать их в более отдаленные области применяет и более Решительные меры, искусственно Делая из них Якобы преступников. Кто их знает? Может быть, где-нибудь в Сибири задумали открыть сельскохозяйственный институт, а специалисты добровольно ехать туда не хотят. Следовательно, надо их заставить поехать принудительным путем. Вот они и создают дела вроде моего. Таким же образом добывают и других специалистов ». И в доказательство, Бычихин Приводит пример, когда он сидел еще в камере ГПУ, там несколько человек, будь то бы, уже было, приготовлено для высылкы, какой-то врач, учитель и другие специалисты. Причем, среди ЭТИХ специалистов Бычихин назвал также бывшего владельца фабрики красок, некоего Вайнштука.

И так, по утверждению Бычихина истинной подоплекой и настоящей предпосылкой массовых арестов является цель «Получить даровой, крепостнический труд и бросит, возможно, большее количество рабочих рук на лесоразработкы, чтоб Получить лес для экспорта за границу. Это теперь даже за границей уже раскумекалы и вероятно усиленно и много толкуют об этом в прессе, если уже и в наших газетах комментируются эти сведения из запредельно прессы. Это с одной стороны. С другой - эти массовые операции дают работу самом аппарата ГПУ, работников которого Бычихин аттестует словами: «Дворяне, их сиятельства, их превосходительства, их величества палачи». И все это Бычихин говорит, шипя, хрипы, ворочает глазами и оскаливаясь ».

И еще пример, прочитав в газете «Социалистическое земледелие» заметку о том, что в каком-то колхозе обслуживающий персонал, составляющей 250 человек, поглотил 23 тыс.. рублей, а на долю основной части колхозников осталось 6 тыс.. руб.

Бычихин с остервенением шипит, давая свои комментарии: «И ведь все эти 250 аппаратчиков - партийные руководители, да еще культфонды там разные, вот и поглотилы денежки, а настоящим работникам шиш».

В последние дни мной зафиксированы еще такие высказывания: «Следователь, мои же преследователы, а преследователы - истязателы». А это что, позвольте Вас спросить, разве это не в наказание меня сюда отправили? «Но ничего - придет и на них время». «Я уверен, что настанет еще такое время, когда меня« оценят ». Что это за время "будет, Бычихин НЕ расшифровывает дальше».

Относительно 25-тысячников Бычихин Высказывается в том смысле, что они балласт для ВУЗа, Который только мешает работать. Вот выражение: «Прислали к нам ОСХЫ [Одесский сельскохозяйственный институт] человек 100 ЭТИХ 25-тысячной-ков. Люди все переросшие тот возраст, когда учеба дается нелегко. Да еще и без элементарной подготовки. И занимаются они больше критикой профессора да доносами на него. Так и хочется иногда во время лекции сказать: «Пожалуйста, становитесь на мое место на кафедре, а я сяду на Ваше. Или не мешайте работать ».

Затем оказывается, что профессор Бычихин есть сторонником старой лекционной методы, с которой сейчас ведется ожесточенная борьба в ВУЗах, и Высказывается против лаборатиза-ции учебы. Просто удивительно, как это профессор-натуралист может так относиться к лабораторному методу, в то время, когда, именно, в его области подлинный знания, возможно, добыть исключительно в лаборатории экстремальным [11] путем. Вот выражения: «С этой лаборатизацией чепуха выходит, профессор из ученого превращается в репетитора, помогающего ученику готовит уроки. И замедляется темп работы. Тем не менее, студенты требуют именно лабораторизациы работы. Это я объясняю слабой подготовкой Нынешний студентов, Которые не в состоянии воспринимать лекционно преподавания. Я не понимаю, зачем для таких студентов и с такой системой преподавания, какой они требуют (лабораторизация) держат профессора с таким большим стажем. Взяли бы обыкновенных преподавателей-ассистентов, а профессору там нечего делать ».

Прочитав в газете «Черноморская коммуна» заметку проф [ессора] Балашова в встречного посевном плане профессор Бычихин говорит, что подобными заметки Балашов желает выслужиться перед советской властью, Считает упомянуто заметку мелочной и недостойной звания профессора. В том же номере «Черноморской коммуны» есть статья тов. Внухова

в борьбе на идеологическом фронте. И там приводится пример гнусно проявления антисемитизма студента Каплуненко, Который несколько раз набивали рот своему товарищу еврею. По п?? Воду этого случая профессор Бычихин выразился так, что, мол, никакого здесь антисемитизма имеется, а что это обыкновенная «шалость» и что стыдно за т. Внукова, что он придает этому случаю значение антисемитизма и пишет об этом. Наконец, об отсталости проф [ессора] Бычихина в том, чуждым он является для советской действительности, говорит хотя бы тот факт, что он часто обращается с просьбой расшифровать ему самые обыкновенные, встречающиеся тысячу раз, сокращения вроде: «Что означают буквы ВЛКСМ, МПК и тому подобное. Еще такое высказывание было в Бычихина: «Следствие все время добывается от меня признания, что я и другие занимались вредительством на практике. Особенно следователь Ефременко, Который душу мне, выворачивает на изнанку своими допроса, но я все же не написал показание свое под его следовательскую диктовку ». И то, что я отправлен в спец-корпус, я уверен, что это работа Ефименко. Это он мне в отместку дал такое наказание. Вообще в ООО. Ефременко говорит Бычихин с наибольшим остервенением, посылаю по его адрес самые неблагозвучные эпитеты: «Хам идиот, дурак, мерзавец, подлец, негодяй» и пр. Когда говорит проф [ессор] Бычихин, то лицо его косится от злобы и ненависти, все краснеет и брызжет, хрипит и отчаянно жестикулирует. В общем, за десять дней пребывания с Бычихиним в одной камере я на основании зафиксованных, по возможности буквально, высказываний Бычихина и наблюдений утверждаю, что Бычихин представляет собой тип яркого реакционера самой темной воды и всем своим существом находится в непримиримой вражде с советской действительностью. Характеристика эта, безусловно, верна. Суть высказываний Бычихина передана с несомненной точностью.



[1] Политические репрессии в Украине (1917 -1980-е гг.) Библиографический указатель //Авт. вступление. статей: С. Белоконь, Г. Подкур, А. Рублев. - М.; Житомир, 2007. - 456 с.; Политический террор и терроризм в Украине. XIX-XX вв. Исторические очерки. - М., 2002.

[2] Презентации. подробнее: Кульчицкий С.В. Украина между двумя войнами. 1921 - 1939. - М., 1999; ВасильевВ.Ю. Крестьянский сопротивление коллективизации в Украине (тридцатые г.) //История Украины: Малоизвестные имена, события, факты: Сб. ст. - 2005, - Вып. 31. - С. 140-150; Его же. Деятельность органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ СССР по арестов и допросов «антисоветских элементов» (1920-1940 гг) //История Украины: Малоизвестные имена, события, факты: Сб. ст. - М., 2006. - Вып. 33. - С. 195-204.

[3] Никольский ВМ. Репрессивная деятельность органов государственной безопасности в Украине (конец 1920-х-1950-е годы. Ист.-стат. Опыт. - Донецк, 2003.

[4] Подкур Р.Ю. Документы ГПУ как источник изучения коллективизации и голода 30-х годов на Подолье //Голодомор как средство политического террора: Матер. научно-практической. конф., 29.10.2003. - Винница, 2004. - С. 107-113.

[5] Даниленко ВМ., Касьянов ГВ , Кульчицкий С.В. Сталинизм на Украине: 20-30 года. - К., 1991.

[6] Размышления о коллективизации одного из участников мифической «ТСП» см..: Чаянов А.В. Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации. - М., 1991.

[7] Белоконь CJ. Источниковедческие проблемы изучения следственных дел НКВД //Проблемы истории Украины. - М., 1994. - Вып. 3. - С. 90-101.

[8] Золотарев ВА. Чекисты 20-30-х: Материалы к биографическому словарю //Из архивов ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. - 1994. - № 1. - С. 168-176; 1995. - № 1/2. - С. 334-340.

[9] Подчеркивание здесь и далее по тексту осуществлении следователем.

[10] Михаил Елисейович Слабченко (9 июля 1882 Одесса - 27 ноября 1952) - историк и юрист родом из Одессы. По окончании ист.-филол. и юрид. фак. Новороссийского университета и Вийськ.-Юридической

[11] Так в тексте. Вероятно «экспериментальным».