Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НАУЧНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ ВУАН ПО ИССЛЕДОВАНИЮ ЕВРЕЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ В УКРАИНЕ (1920-1930 ГГ.)
статті - Наукові публікації

Наталья Ставицкая

В период освободительной борьбы украинского народа, в условиях материальной нужды, отсутствия средств на организацию и проведение исследований ведущими украинскими учеными последовательно ставились вопросы о создании научных центров, занимающихся вопросами изучения национальных меньшинств.

Должное внимание изучению и освещению вопросов исследования историко-культурного наследия еврейства Украины, внедрение данной тематики в научные планы вновь Украинской академии наук, создания соответствующих научных подразделений, стало одной из первоочередных задач.

В пояснительной записке об историко-филологический отдел, приложенной к Законопроектов об учреждении Украинской академии наук от 14 ноября 1918 обращалось внимание на необходимость создания при кафедре восточной истории и филологии (впоследствии кафедра арабо-иранской филологии) Гебраистичнои кафедры, поскольку: «. Украины, эта черта еврейской оседлости», имеет право требовать, чтобы ее высшая научная организация была авторитетной и в научном решении дел, касающихся еврейского народа, его истории, языка, веры, быта » [1] .

Определяя круг задач, ученые, возглавляемые академиком

А.Ю. Крымским, выступали за создание самостоятельной кафедры в составе Первого отдела Академии наук. Но из-за, как объективные, так и субъективные причины, это предложение не прошло. Как первый шаг, было решено организовать Гебраистичну исторически археографическую комиссию - ГИАК. В разное время в официальных документах комиссия должна также название Еврейская исторически археографическая комиссия - ЖИАК в структуре Археографической комиссии Академии наук. Однако, как выяснилось, последняя сама не имела никаких условий для своего полноценного функционирования. Поэтому, уже в середине лета 1919 г., ГИАК отделилась от Археографической комиссии и начала самостоятельную деятельность, во многом зависела от небольшой группы энтузиастов.

Обосновывая необходимость активизации работы упомянутой комиссии, ученые-гебраиста подали на рассмотрение Первого отдела УАН докладную записку, в которой отмечалось, что «. евреи имеют Украины многовековую историю, судьба их тесно связана с судьбой украинского народа, евреи играли немалую роль в экономической и культурной жизни Украины » [2] . Указывалось также на отсутствие глубоко научной истории еврейского населения в Украине.

По мнению авторов проекта, Гебраистична комиссия должна цель обобщить и систематизировать опубликованные работы об истории и культуре евреев Украины, начать тематические публикации документов, собрать и сформировать собственный научный архив [3] .

Первым шагом инициаторов создания Гебраистичнои комиссии стал всесторонний анализ украинской и российской историографии по исторической судьбы еврейского народа. На основе этого был сделан малоутешительный вывод об отсутствии фундаментальных работ подобной тематики, тенденциозность в отражении ряда проблем.

К сожалению, реализовать намеченные планы по созданию Гебраистичнои комиссии на первых этапах функционирования Украинской академии наук так и не удалось. Сказалось то сложное материальное положение, в котором находилась академия

3 момента своего основания.

Добиваясь решения поставленных задач, киевские гебраиста Я.И. Израэльсон, Б. С. Динабург, И. В. Талант, А. М. Коган, заручившись поддержкой академика Д. И. Багалея, провели весной 1919 первые заседания комиссии. Из протокола их заседания от 2 мая 1919 узнаем об утверждении планов работы, перечень научных изданий, кадровые изменения и т.д. [4] .

Важно, что возглавлять комиссию согласился академик Д. И. Багалей, который имел большое влияние в академических кругах. Не без ходатайства известного историка удалось добиться утверждения сметы ГИАК, предусматривающий следующие основные расходы: на содержание личного состава - 11 млн. 928 тыс. руб., Научно-операционные расходы - 1 млн. 300 тыс., хозяйственные расходы - 150 тыс. руб . Всего комиссии выделялось 11 млн. 388 тыс. руб. [5]

Поддержку академика Д. И. Багалея получила идея создания в рамках Гебраистичнои комиссии Временной комиссии для выявления и обработки документальных материалов по истории еврейства в Украине. Своевременность образования подобной институции обуславливалась растущей волной антисемитизма, многочисленными еврейскими погромами, которые приводили к невосполнимым потерям историко-культурного наследия еврейского народа.

В состав Временной комиссии по сохранению памятников по истории евреев в Украине, утвержденной на заседании Первого отдела академии наук от 8 мая 1919 вошли: академик Д. И. Багалей (председатель), члены - И. В. Талант , академик А. Е. Крымский, профессора А. А. Глаголев, Б. С. Динабург, А. М. Каган,

В.Ф. Иваницкий, Я. И. Израэльсон, Г. Попов, В. В. Рибинсь-кий [6] . Как видно, участие в работе комиссии принимали не только ученые-гебраиста, но и другие известные ученые из разных областей знаний.

Развертыванию деятельности комиссии и открытых в ее составе временных подразделений значительной степени помешали оккупация ряда регионов Украины, в т.ч. Киева деникинской добровольческого армией, а также связанные с этим, многочисленные еврейские погромы. Поэтому подавляющее большинство еврейских ученых была вынуждена оставить научную работу и уехать за границу.

Своеобразные координационные функции выполнял лишье И. В. Га-лант, который занимался делами комиссии, хотя штат постоянных членов в соответствии с предварительным планам должен увеличиться с 4 до 9 человек [7] .

Следующие попытки наладить полноценное функционирование Гебраистичнои комиссии связаны с 1921 г. Тогда к работе были привлечены, кроме одного штатного работника И. В. Галанта, еще трех внештатных научных сотрудников. Большую помощь ученым-гебраиста оказывал новоизбранный председатель комиссии академик А.Ю. Крымский, который держал в поле зрения различные направления ее деятельности. Только в августе-декабре 1921 г. было проведено 7 заседаний Гебраистичнои исторически археографической комиссии, на которых заинтересованно обсуждались отчеты научных исследований сотрудников комиссии, определялись наиболее приоритетные направления дальнейшей работы [8] .

Несмотря на исключительные трудности, отсутствие необходимого числа научных работников, комиссии удалось в 1921 г. пересмотреть значительное количество источников, перевести их на русский или украинский языки, составить краткую картотеку сведений об истории и культуре евреев в Украине [9] .

Поэтому хотелось бы возразить С. Водотици, который в работе «Традиции изучения еврейской истории и культуры в учреждениях НАН Украины и современность» утверждает, что «. Еврейская исторически археографическая комиссия возобновила свою деятельность только в 1924 году», что, как свидетельствуют обнаруженные нами материалы, не соответствовало действительности [10] .

Более того, осуществляя наиболее важные исследования в 1921 г., комиссия в следующем году сумела добиться качественного улучшения поисковой и научно-исследовательской работы.

Это связано с существенным увеличением ассигнований Академии наук в целом [11] . Дополнительные ассигнования выделялись и для Геб-раистичнои комиссии [12] . Хотя, как видно из сметы на первое полугодие 1922 г., практически не финансировались расходы на научные командировки, экспедиции, подготовку специалистов, проведение съездов и т.д. [13] .

Тяжелым испытанием Гебраистичнои историко-археогра-графические комиссии в 1922 г. стало большое сокращение штатов в Всеукраинской академии наук. Известно, что количество штатных работников, по распоряжению директивных органов, сокращалось с 606 человек до 147 [14] .

Даже при таких неблагоприятных условиях, комиссии удалось сохранить штатную должность руководителя, а также привлечь определенное число внештатных работников. Позже, в 1923 г., количество штатных работников ГИАК несколько возросла. Кроме упомянутого распорядителя И.В. Таланта, в ее штате постоянно работали Д. И. Вайнштейн, И. Якобсон, А. В. Прахов, Д. П. Бродский. Тесно сотрудничал с комиссией Б.С. Бутник-Северский [15] .

Вместе с тем, общие условия работы из-за материальных НЕ-состояние продолжали оставаться тяжелыми. Это, в частности, заставило Гебраистичну комиссию ограничить научную деятельность Киевом и соседними регионами. К тому же комиссия не могла публиковать результаты исследований.

Известно, что с 1919 по 1925 работниками комиссии не было опубликовано ни одной научной работы. Лишь в 19241925 гг удалось напечатать ряд оригинальных исследований, посвященных исследуемой тематике. Так, И. В. Галант опубликовал статьи «Два ритуальных процессы», вышедшей отдельным изданием и «Житомирский погром 1905», в редактируемом акад. М. Грушевским сборнике «Украина» [16] .

Ситуация несколько изменились во второй половине 1920-х г гг Во-первых, членам комиссии, повезло наладить научные связи с ведущими западноевропейскими учеными (акад. С. Рейнак, проф. ИЗР. Леви, И. Вейль), наиболее известными научными учреждениями (Еврейский институт в Берлине, Общество еврейского изучения в Париже) и др.. [17]

Во-вторых, в значительной степени расширились возможности ГИАК в разработке и копировании центральных и местных архивов. Штатные и внештатные сотрудники фундаментально проработали фонды бывшего генерал-губернаторства, губернского правления, цензурного комитета и др.. На их основе ученые подготовили ряд содержательных докладов, освещали малоизвестные страницы истории еврейства Украины [18] . Но, за неимением средств лишь небольшая часть была опубликована.

С точки зрения это, исключительное значение имела публикация, начиная с 1927 г., самостоятельных сборников научных трудов комиссии в серии «Записок историко-филологического отдела». В числе первых был издан сборник статей, содержащий ряд сведений об отношении царского правительства к еврейскому населению, другие материалы периода ХѴИИИ-XIX века. Главной целью данной сборки, как отмечал ее редактор И. В. Галант, было «ознакомить с прошлым еврейского народа украинского и русского читателя». Во-вторых, «просветить ту часть еврейской населения на Украине, которая до сих пор сведения об истории евреев черпает из произведений, написанных на русском и украинском языках» [19] .

Характерно, что во второй половине 1920-х гг деятельность Гебраистичнои комиссии проходила параллельно с работой научно-исследовательской кафедры еврейской культуры. Вопрос об образовании последней стоял на повестке дня еще в 1925 г. Однако, окончательно был решен в следующем 1926

Президиум Укрнауки 6 марта 1926 на заседании рассмотрел и обсудил вопрос об организации научно-исследовательской ка?? Едры еврейской культуры при Всеукраинской академии наук. Принятым постановлением признавалось необходимым «организовать с начала 1926/27 бюджетного года при Академии наук научно-исследовательскую кафедру еврейской культуры с тремя секциями: филологии, литературы и истории, еврейской культуры и общественных течений». Одновременно Всеукраинской академии наук совместно с Раднацменом при Наробраза поручалось сделать все для привлечения к работе кафедры соответствующих специалистов [20] .

Нельзя не согласиться с С. Водотыка, который, сравнивая возможности комиссии и научно-исследовательской кафедры, предпочитал последний. Во-первых, финансировал кафедру Наркомпрос.

Во-вторых, по своему статусу кафедра была юридическим лицом и имела возможность организовывать секции из основных направлений исследовательской работы, филиалы, издавать собственный журнал

и, самое главное, кафедра имела аспирантуру.

В-третьих, организационно, входя в состав Всеукраинской академии наук, и, подчиняясь ей в вопросах организации исследовательской работы, кафедра административно подчинялась непосредственно Укрголовнауци Наркомпроса. Это создавало ей определенную независимость даже автономию [21] .

К тому же деятельность Гебраистичнои комиссии, ориентировалась на академика А. Е. Крымского, привлекала к работе старых специалистов, мало поддавалась контролю со стороны партийных и советских органов, вызывало все большее недовольство властных структур.

Сама идея создания кафедры поддержал Секретариат Киевского окрпарткому, который рассмотрел, связанные с этим, вопрос на заседании 20 января 1928 В принятом постановлении отмечалось: «согласиться с предложением Оргрозподу и Агитпропа о выдвижении кандидатуры товарища И. И. Либерберга на руководителя кафедры еврейской культуры при ВУАН.

... Не возражать против официального открытия кафедры 5 февраля с.г.

... Считать нужно использовать политическое значение открытия кафедры для установления нормальных и здоровых взаимоотношений между кафедрой и Всеукраинской академией наук, ликвидации негативных моментов предыдущей деятельности так называемой Гебраистичнои комиссии, а также для укрепления связи украинского и еврейского научной работы.

... Определить, что выселение кафедры из помещения на улице. Пушкина 41 возможно только в случае согласия ее на это и предоставление для ее работы более подходящего помещения » [22] .

приведенный документ ярко свидетельствует о наличии существенных неточностей, имеющих место в трудах последних лет. В частности, было бы неверным начинать историю создания кафедры еврейской культуры с 1926 г., когда, связанные с ней, документы только рассматривались в высших органах государственной власти и государственного управления Украины. Официальным сроком основания кафедры, на основе документальных материалов, можно считать февраль 1928

Это подтверждал также выписку из протокола заседания Президиума Всеукраинского Центрального Исполнительного комитета от

10 апреля 1928 Народному комиссариату просвещения поручалось обеспечить распространение и углубление работы кафедры еврейской культуры, предусмотрев выделение дополнительных соответствующих средств на организацию научно-исследовательских экскурсий, изучение экономики, языка, литературы, истории, быта , этнографии, культуры и искусства национальных меньшинств вообще, в т.ч. еврейского населения [23] .

При поддержке Народного комиссариата просвещения и руководства Всеукраинской академии наук кафедре еврейской культуры, возглавляемой проф. И. И. Либербергом, удалось оперативно развернуть деятельность.

Она состояла из следующих основных секций: исторической - руководитель проф. И. И. Либерберг, филологической - руководитель проф. Н. И. Штиф, литературной - руководитель Н. Ойслендер и социально-экономической. Последнюю секцию в течение длительного времени должным образом укомплектовать так и не удалось. Кроме упомянутых, действовала Педологическая секция в Одессе [24] .

Кафедра в соответствии с утвержденными планами, изучала проблемы истории, языка, литературы еврейского населения Украины, координировала работу Всеукраинского музея еврейской культуры им. Менделя Мойхер-Сфорим (г. Одесса), Киевской центральной еврейской библиотеки, Исторического общества при Еврейском секторе Одесского института народного образования и др.. [25 ]

По подсчетам Кабинета еврейской культуры, кафедрой в первые годы деятельности подготовлено к печати и издано «Записки» объемом 35 печатных листов, 17 номеров журнала «Ди идише Шпрах» («Еврейский язык»), который затем получил название «АФН Шпрах фронт »(« На фронте языка ») [26] .

Важным направлением деятельности кафедры стала подготовка специалистов по евреезнавства. Кадровой основой для подготовки ученых были выпускники еврейских отделений институтов народного образования, члены еврейских культурно-просветительских обществ, которые получали рекомендации для поступления в аспирантуру [27 ] .

Немало усилий приложили сотрудники кафедры для создания библиотеки по истории и культуре еврейского народа. По их представлению Наркомпрос Украины обратился ко всем окружных инспекций народного образования 18 апреля 1929 с обижником следующего содержания: «В вашей округовой библиотеке есть еврейский отдел с определенным количеством книг по гебрайской языке или еврейских книг, для массового читается: А не нужны. Эти книги, запретила политпросвещения для массового читателя, а также старая еврейская пресса и журналы, имеют большую научную ценность для исследовательской работы еврейских национальных институтов. Просим пересылать всю вышеназванную литературу кафедре еврейской культуры при Академии наук » [28] .

Аналогичное поручение давалось всем округов музеям, высшим учебным заведениям и т.д.. Рекомендовалось также изымать литературу, имеет важное общества при ВУАН за 1928/29 г. - научное значение из синагог, еврейских религиозных учреждений [29] .

Тесно взаимодействовала кафедра еврейской культуры с всенародной библиотеки Украины, в составе которой в 1928 г., по решению Президиума Всеукраинской академии наук, организовался Еврейский отдел (просуществовал до 1940 г.). В этом уникальном книгохранилище концентрировалась вся литература на еврейском языке, включая периодическое, иноязычная литература, посвященная истории евреев. В 1939 г. отдел насчитывал 250,6 тыс. единиц хранения.

Не меньшую ценность представляла собой и библиотека с евреезнавст-ва, насчитывала 20000 томов, образована непосредственно при кафедре [30] . Таким образом, удалось спасти немало уникальных экземпляров литературы. К сожалению, позже результаты работы энтузиастов были почти полностью сведены на нет.

Плодотворная деятельность кафедры еврейской культуры, заинтересованное отношение со стороны национальных и культурных учреждений, высших учебных заведений полностью убедили в необходимости образования на основе кафедры и Гебраистичнои комиссии Института еврейской культуры. Это, в частности, настаивала Центральная комиссия по делам национальных меньшинств при Всеукраинском Центральном Исполнительном комитете, которая считала подобную реорганизацию не только желательным, но и крайне необходимым.

Институт еврейской культуры (ИЕК) был создан 1 сентября

1929 Вскоре 22 октября 1929 его руководитель профессор И. И. Либерберг уже докладывал о дальнейшей программе работы, которая должна развиваться в следующих направлениях: филология, литературоведение, этнография и археография [31] . В перспективе планировалось выдать украинским языком сборник, посвященный достижениям еврейской науки и провести ряд научных экспедиций филологического, исторического и этнографического направления [32] .

Одобрив основные предложения директора Института еврейской культуры, руководство Всеукраинской академии наук одновременно поручило ему ознакомиться с материалами ликвидированной Гебраистичнои комиссии, подготовить к изданию второй том его трудов [33] .

История ликвидации Гебраистичнои исторически археографической комиссии еще требует тщательного изучения. Так не ясны и поспешность, с которой была ликвидирована сама комиссия, отлучение от активной работы руководителя комиссии И. В. Галанта, которому, только по ходатайству академика В.М. Перетца, была предложена временная должность сотрудника Комиссии древнего украинского писательства. Создается впечатление, что подобное положение обусловливалось Не столько научными интересами, сколько идеологическими соображениями и субъективными фак-торами [34] .

Однако, даже это не умаляет значения самого факта создания Института еврейской культуры.

Институт имел шесть основных отделов (исторический, филологический, литературный, социально-экономический и педагогический), аспирантуру, а также ряд вспомогательных учреждений: Центральный архив еврейской прессы, Еврейскую научную библиотеку с библиографическим центром, Музей еврейской современности и три кабинета: педагогический , диалектологический и музыкальный [35] .

Такая структура открывала широкие возможности для комплексных исследований истории и культуры еврейского народа в Украине.

В ноябре 1929 Президиум Укрнауки рассмотрела вопрос кадрового обеспечения Института еврейской культуры. Так, согласно распоряжению заместителя начальника главка К. Конька были утверждены руководитель филологической секции проф. Н. Штиф, руководитель литературной секции проф. Н. Ойслендер, руководитель этнографической секции проф. Н. Виннер. Научными сотрудниками упомянутых секций рекомендовали Дюбин, Юдицкий, Хинчин, Горохов, Герштейн, Яхинсон, Береговский. Были также замещены, по согласованию с Укрнауки, должности заведующего библиотекой, заведующего архивом и другие научно-вспомогательные и технические работники [36] .

Поддерживая начинания ученых в вопросах исследования истории и культуры еврейского народа, большую помощь Института предоставляла Президиум Киевского окрисполкома. Помимо выделения помещения, решение вопросов материально-технического обеспечения работы, она выделила навоутвореному научном заведения льготные кредиты на сумму 10 тыс. руб. [ 37]

не испытывал особых трудностей Институт еврейской культуры и в вопросах финансирования научно-исследовательской деятельности со стороны Всеукраинской академии наук. Например, в 1929/30 бюджетном году ему выделялись значительные, по сравнению с другими научно-исследовательскими учреждениями, средства, в т.ч. по фонду заработной платы - 58600 руб., статьи хозяйственно-оперативные расходы - 10751 руб., капитальный ремонт помещения - 15000 руб., научное оборудование - 35500 руб., научно-операционные - 25600 руб., печать - 30000 руб., научные командировки ?? 6500 руб. Всего Института выделялось 184991 руб. [38]

Подобное внимание давала ощутимые результаты. Как свидетельствует доктор исторических наук Л. Евселевский, если в 1927/28 гг с участием Института был издан научно-популярной и другой литературы общим объемом 866 печать. л., то в 1928/29 гг - 1441 печать. л. Значительно возросло издательство еврейской художественной, детской и учебно-методической литературы [39] .

Деятельность Института еврейской культуры получила положительную оценку научных и общественных кругов, как в Украине, так и далеко за ее пределами. Не случайно, Секретариат Всеукраинского Центрального Исполнительного комитета, заслушав на заседании 10 мая 1930 доклад инструктора Центрального Исполнительного комитета Союза Советских социалистических республик Шишканова «Об обследовании работы среди национальных меньшинств в Украине» отметил, как один из важнейших факторов в национально-культурном строительстве, создания и функционирования Института еврейской культуры 40 .

Таким образом, как свидетельствуют приведенные нами документы, 19201930-х гг заметное место в планах научных исследований Всеукраинской академии наук занимало изучение исторического и культурного наследия еврейского народа. Этому способствовало и создание соответствующих подразделений в системе академии наук, и реальная помощь и поддержка со стороны высших органов государственной власти и государственного управления Украины, Народного комиссариата просвещения, местных властей.



[1] Исторически филологический отдел Академии наук /Д. И. Баталий (гл. ред.), П. Зайцев (ред.). - М. 1919. - С. 12.

[2] звидомлення Украинской Академии наук о деятельности в Киеве в 2 года. - М., 1920. - С. 11зв.

[3] ЦДАВО Украины, ф. 166, оп.1, д.. 172, л. 14 н.

[4] ЦДАВО Украины, ф. 166, оп. 1, д.. 172, л. 103 н.

[5] Там же, л. 50.

[6] звидомлення Украинской Академии наук о деятельности в Киеве до

29 - года. - М., 1920. - С. 85.

[7] ЦДАВО Украины, ф. 166, оп. 2, д.. 451, л. 611.

[8] Там же, л. 611зв.

[9] Водотыка СТ. Традиции изучения еврейской истории и культуры в учреждениях НАН Украины и современность //Помнить ради жизни. - М., 1993. - Арк. 110.

[10] Водотыка СИ. Традиции изучения еврейской истории ... - Арк. 110.

[11] ЦДАВО Украины, ф. 166, оп. 2, д.. 451, л. 586.

[12] Там же, л. 372.

[13] Там же, арк.339 .

[14] ВУАН. Звидомлення за 1923 год. (За 5 лет с 1918 по 1923). - М. 1923. - С. 4.

[15] Там же. - С. 73.

[16] ВУАН. Сборник трудов Еврейской историко-археографической комиссии. - М., 1928. - Ч. 1. - С. 9.

[17] ВУАН. Звидомлення за 1926 год. - М., 1927. - С. 15.

[18] ВУАН. Записки исторически филологического отдела. - М., 1926. - Кн. ѴИИ-ѴИИИ. - С. 604.

[19] ВУАН. Сборник трудов Еврейской историко-археографической комиссии. - М. 1928. - Ч. 1. - С. 2.

[20] ЦДАВО Украины, ф. 413, оп. 1, д.. 146, л. 39.

[21] Водотыка СТ. Указ. труд. - С. 113.

[22] ГАКО, ф. 112, оп. 1, д.. 8667, л. 5.

[23] ЦДАВО Украины, ф. 166, оп. 6, д.. 8643, л. 165 н.

[24] Отчет о деятельности Одесского научного общества при ВУАН за 1928/29 г. - Одесса, 1930. - С. 5.

[25] Научные учреждения и организации УССР. - М., 1930. - С. 278.

[26] Текущий архив Кабинета еврейской культуры Института политологии и национальных отношений Национальной академии наук Украины. - С. 2.

[27] Водотыка СИ. Указ. труд. - С.114.

[28] Бюллетень народного комиссариата образования Украины. - 1929. - № 17. - С. 16.

[29] Там же. - № 44 - С. 14.

[30] Водотыка СТ. Указ. труд. - С. 114-115.

[31] ЦДАВО Украины, ф. 166, оп. 9, д.. 358, л. 22.

[32] Архив Президиума Национальной академии наук Украины , ф. 1, оп. 1, д.. 33, л. 107.

[33] ЦДАВО Украины, ф. 166, оп. 9, д.. 358, л. 22.

[34] Там же, л. 44.

[35] Водотыка СТ. Указ. труд. - С. 116.

[36] ЦДАВО Украины, ф. 166, оп. 12, д.. 437, л. 7.

[37] Дакоте, ф. 112, оп. 1, д.. 5881, л. 10.

[38] ЦДАВО Украины, ф. 166, оп. 9, д.. 652, л. 301 н.

[39] Евселевскийой ЛИ. К истории Института еврейской культуры //Культура Украины: история и современность: Тезисы Респуб. научно-теорет. конф. - М., 1992. - С. 31