Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ПОЛИТИЧНА СИСТЕМА ОБЩЕСТВА: ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ ДЛЯ УКРАИНЫ
статті - Наукові публікації

В статье анализируется еффективностъ функционирования отечественной управленческой структуры, и как Наиболее оптимальный вариант предлагается и обосновывается либеральный проект функционирования политической системы с учетом реальных показателей экономического, политического и гуманитарного развития страны его успешной реализации.

In the article analyzed evection functioning of domestic administrative structure, and as the most optimum variant is offered and grounded liberal project of functioning of the political system taking into account the real indexes of economic, political and humanitarian development of country of his successful realization.

Почти двадцатилетний период существования украинского государства характеризуется постоянным воспроизведением кризисных ситуаций в функционировании ее управленческих институтов, наличием устойчивого тренда "Конституцийних циклов" перераспределения полномочий между ветвями власти в целом и их отдельными структурными элементами частности. Учитывая особые - организационно-контрольные и регулятивные - функции, которые должна выполнять современная политическая система, указанные "проблемы" ее украинского инварианта не могут быть интерпретированы как исключительно эндогенные проблемы вполне независимой Ланке общественной жизни, ведь запах отрицательно влияют на направленность и содержание всех без исключения процессов, разворачивающихся в экономической, культурной, духовной и многих других подсистемах отечественного социума. Большая ресурсная затратность украинской политической системы по сравнению с ее невысокой эффективности обуславливают актуальность изобретения действенных рецептов повышения коэффициента полезного действия отечественных управленческих структур. Естественными шагами для решения этой задачи следует считать тщательный анализ и творческое применение в специфических национальных условиях опыта других стран смогли выработать оригинальные алгоритмы функционирования собственных управленческих систем. в этом смысле, наиболее привлекательным является именно либеральный проект обустройства политической системы общества, учитывая реальные показатели экономического, политического и гуманитарного развития стран его успешной реализации.

Объектом предлагаемой статьи следует считать политическую систему общества, которая функционирует в реальном пространственно-временном континууме, ориентируясь на основные парадигмальные постулаты либерализма.

Предметом исследования является определение внутреннего содержания либерального проекта обустройства политической системы и специфика его адаптации к различным вызовам социальной среды.

Процесс определения основных концептуальных параметров либеральной модели организации деятельности государства глубоко укоренившийся в истории формирования современной европейской политического сознания. Недаром французский исследователь П. Манан считает, что либеральный проект, прежде всего, "историей усилий и развития человека, или попыткой. Вполне" рационально "и" сознательно "строить легитимный политический порядок". Именно эта связь с ментальными и культурными особенностями эволюции европейских политических сообществ и вызвал значительный научный интерес к либерализму со стороны представителей различных направлений современного обществоведения. В познании сущности упомянутого либерального проекта особое эвристическое значение имеют научные исследования таких западных ученых, как Т. Аллан Дж. Гэлбрейт, П. Манан, М. Олсон, Ф. Фукуяма и другие.

Русская историография также уделяет значительное внимание исследованию специфики адаптации либеральной модели политической системы к уникальным национальных умов "собственного" посткоммунистического социума. Здесь следует особо выделить исследования Н. Генова, М. Делягина, Л. Зотовой, Б.. Капустина, В. Нерсесянца.

Среди отечественных исследователей центральной проблемы предлагаемой статьи следует назвать А. Бабкину, Л. Галаган, В. Карасева, М. Кармазину, М. Умного и ряд других.

Несмотря на значительный интерес мирового научного сообщества к проблемам либерализма, в отечественной научной традиции укоренилось основном ложное толкование этого феномена исключительно как разновидности политической идеологии, отстаивающего ценности индивидуализма, рыночной экономики и, зачастую тиражируется во многих справочных изданиях - "минимальной "государства. Доказательством такой, далеко не безупречной, позиции чаще появляются ссылки на произведения ранних идеологов Англо-американского либерализма вроде

Т. Джефферсона с его известным высказыванием: "Той правительство предпочтительнее, управляющей меньше» [Цит. по: 2, с. 266]. Зато более тщательный анализ основных постулатов теории либерализма, осуществлен с учетом ее эволюции, доказывать целесообразность более широкого понимания этого феномена социальной философии и разновидности политической практики. Согласно предлагаемым альтернативным толкованием, либерализм - это: "обобщенная картина мира, которая включает также религию, культуру и нравственные ценности, находящиеся в основе любого общества" [13, с. 10]. По большому счету, речь идет о полноценном политико-антропологический проект обустройства социального бытия, характерными рисом которого являются:

Склонность к социальному и, в конце - концов, политического инжиниринга, которая походить от восходящей недоверия либеральных философов XVII в. к "естественному состоянию" человека и желание преодолеть его путем изобретения достойной альтернативы. Это желание "сконструировать" социальность в противовес "спонтанным природе" можно найти, в том числе и в утверждении Т. Гоббса о тех, что природа не является хорошей, что жизнь по ней по своей сути является умножением всех видов зла, и его призыва к " исцеление искусством "[7, с. 51].Таким же искусственным, "неестественным» способом должна решаться с точки зрения либералов и извечная проблема человеческого неравенства. Хорошие осознавая, что "равенство всех перед законом" является лишь суррогатом "настоящего" эгалитаризма, сторонники либерального проекта прибегают к "искусству" построения социальной иерархии и наделения привилегиями отдельных лиц или определенных групп за счет других. При этом, весь процесс построен как институциональная угождение, в основе которой находится необходимость достижения "общественного блага", содержание которого определяется общим консенсусом, заключенным во время основания политического сообщества [8, с. 172].

умеренных этатизм. Несмотря на распространенное в научном дискурсе точку зрения об изначальной пренебрежение либералов к государству, автор статьи убежден в обратном. Государство для либерала имеет наивысшую ценность. Ведь только она выступает как единственный действенный механизм, с помощью которого и удается преодолеть той "естественное состояние", в котором принципиально невозможно реализовать и защитить право собственности. Как отмечал один из основателей раннего либерализма Дж. Локк: "Большой и основной целью объединения людей в государство и передачи ими себя под власть правительства является сохранение их собственности" [6, с. 188]. Без преувеличения можно утверждать, что сама идея политической системы общества на причуд тесно связана с императивами либерального учения о подчинении иррациональной природы (в том числе и человеческой) рациональной социальности с помощью той - же государства. Поэтому классическое определение политической системы общества, предложенное своего часа Д. Истоном (совокупность всех интеракций, с помощью которых ценности авторитарным путем привносятся в общество), является чисто "либеральным" по своему смыслу [3, с. 199]. Умеренной этатизм либералов проявился в признании ими особых кибернетических характеристик центрального элемента политической системы - государства. В отличие от марксистской доктрины "Бессилие политики" и первичности экономики, либералы отмечали и отмечают, что политическая власть, сконцентрированная в государстве, может контролировать экономическую мощь, что, в свою очередь, приводит к беспрецедентному расширению сферы политической деятельности.

Легитимнисть правления и суверенитет субъектов власти. Деря обеспечивается путем реализации четко выписанных прав для всех по владению частной собственностью и обеспечение выполнения контрактов (конституциализм). в условиях широкомасштабной (large scale) политического сообщества, механизмы обеспечения выполнения социальных контрактов и защиты собственности предусматривают наличие правительства и его деятельность по разумному ограничению эгоистических интенций отдельных индивидов и их групп [4, с. 7]. Четкая формула изобретения такой легитимности была определена еще в 6 главе "Другого трактата о правлении" Дж. Локка: "Государство по праву должна приобретать свой авторитет в согласии подданных, а не в присвоении себе статуса" большой семьи "[6, с. 190] .

Не менее оригинальной является и концепция суверенитета, предлагаемая либеральным проектом. По сути, речь идет о его "отрицательное" определение - ни один индивид или группа индивидов не имеют права подчинять сообщество граждан своей отдельной воли. Суверенитет существует только в ограниченный и относительный способ. Там, где начинаются индивидуальные независимость и жизнь, прекращается юрисдикция любого суверенитета [7, с. 158-159]. В этом специфическом определении сущности суверенитета - скорее как процесса поиска общественного баланса, чем константного доминирование большинства - проявляется скрытая антиномия либерализма и демократии. И основатели раннего либерального проекта и их современные последователи, с большим недоверием и опаской относятся к "мажоритаризму" демократии, видя в нем залог возвращения к новой тирании. Именно поэтому, с точки зрения сторонников либеральной парадигмы обустройства политической системы, последняя не должна выражать интересы "большинства" или "меньшинства" представителей данной гражданского сообщества. Она должен воплощать в себе принцип беспристрастного менеджмента единым коллективом, достигая на своем "выходе" кожаного раз нового динамического баланса между различными "требованиями", которые попадают в ее "входа". Важливо подчеркнуть, что осознание такой "рефлекса-ющего" природы политической системы появилось в либеральном интеллектуальной среде задолго до того, как упомянутый уже Д.Истон ввел в научный обиход свою кибернетическую модель. Теоретики представительной формы правления XIX в. - Ф. Гизо и Г. Спенсер - независимо друг от друга пришли к выводу о возможности партнерства "правительства" (политической системы и ее центрального элемента - государства) и общества. Как отмечает П. Манан, Ф. Гизо - один из первых авторов, которые почувствовали, что значительное расширение власти государства на гражданское общество имеет своим источником является не столько деспотическую склонность власти, сколько "общественное требование". Это действие правительства на общество, это постоянный рост его сферы означали одновременно рост власти самого общества [7, с. 176-177]. в свою очередь, Г. Спенсер в своей "Синтетичний философии" настаивал на том, что "промышленный типа" общественного устрою нуждается только в таком типе контроля, который находится в компетенции только выбранного агентства, обязанностью которого является выявление и исполнение воли общества. Для достижения этой цели наиболее приспособлено представительный залог. Стоит вновь подчеркнуть той факт, что в концепциях обоих упомянутых авторов речь идет не о выполнении парламентами и правительствами "Воли большинства", а о агрегацию и артикул?? Цию свободы общества в целом: "Роль этого контролирующего учреждения можно вообще охарактеризовать словами: поддержание справедливости" [11, с. 224].

Современной инвариантом классической либеральной концепции легитимации власти государства благодаря поддержке справедливости можно считать теорию М. Олсона, построенную в рамках парадигмы "хорошего управления" ("Good governance"). По М. Олсоном, логику функционирования государства (со всеми ее непопулярными мерами, вроде фискальной политики) можно сравнить с соответствующей логикой действий "стационарного разбойника": чем более длительной и регулярной есть власть "разбойника" над определенной территорией и, соответственно ее населением, тем более он склонен тратить для обеспечения определенного объема благ подконтрольной ему общества (снижение налогообложения, борьба с "нестационарными" преступниками инвестирования в инфраструктуру худо). Такая же прямая зависимость наблюдается и между темпоральными характеристиками планирования деятельности субъекта властвования и его ориентацией на общественное благо (см. схему № 1).

Схема № 1. Модель М. Олсона.

Таким образом, чем более длительным, широкомасштабным и спланированным является государственный менеджмент, тем больше количество параметров, по которым он будет отвечать общим критериям общественного блага. Однако, эта простая формула имеет существенную дополнительную константу, без учета которой иметь не либеральную, а тиранической политическую систему. Этой константной условием, с точки зрения самого М.Олсона принципиальная способность правительства к самоограничению собственного хищничества [9, с. 35].

Внутренняя сбалансированность и адаптивность политической системы. Осознавая откровенно "небезупречное" мотивационную систему "рациональных" индивидов, принимают участие в различных проявлениях общественной интеракции, а также склонность их уполномоченных представителей в злоупотреблений властным статусом, теоретики либерального проекта посвятили много внимания разработке действенных механизмов защиты управленческой системы от негативного влияния "человеческого фактора "и гарантии сохранения справедливого характера ее деятельности. Можно без преувеличения утверждать, что, в частности, система распределения полномочий политической власти Ш. Монтескье - это тоже один из первых и наиболее известных способов решения указанных проблем. Действительно, в его системе говорится об отделении свободы от того, чего она хочет. Народ не может делать того, что хочет (в политическом смысле). Он может лишь выбирать своих представителей. Передставникы не могут делать те, что хотят, - вонь должны считаться с тем, чего хочет исполнительная власть. В свою очередь, исполнительная власть должна согласовывать свои воления с интенциями власти законодательной, а действия последней ограничивает своими прерогативами власти судебная [7, с. 118]. Такое взаимное ограничение суверенитета индивидуальных и коллективных субъектов политического взаимодействия как во внешнем социальной среде, так и во внутреннем институциональном дизайне политической системы, придает ей желаемых характеристик динамической стабильности. в свою очередь, адаптивность политической системы, построенной по либеральным проектом, также обеспечивается рядом факторов. Это и открытость ее "функций входа", и способность к социодинамики (полномочия по автономного введении или отмене собственных структурных единиц для поддержания эффективности системы в целом) и принципы меритократии, заложенные в основу рекрутирования профессиональных политических актеров худо. По отношению к последнему, Д. С. Милль в своем трактате "О представительное правление" отмечал, что государство - это организация, построенная в такой способ, чтобы количество не доминировала над качеством, чтобы "лучшие" держали в своих руках власть [10, с. 352].

Наличие четкого разграничения между компетенцией государства и прерогативами гражданского общества. В отличие от других форм институционального господства, либеральная политическая система более ограниченную концепцию "общественного пространства", в рамках которого должна быть выражена доминирующая концепция общественного блага и более широкую концепцию "частной" сфере самоопределения индивидов. Эта "ограниченность" поля функционирования государства заставляет ее прибегать к более гибким, чем тривиальный принуждение и репрессии, средств управления ("soft power"). Несмотря те, что дискуссии по демаркации существования "политической" государства и "гражданского" общества свойственны и для современного интеллектуального среды (неоклассики и кейнсианцы), сама идея такого разграничения является для либерального проекта константной.

Вполне прогнозируемо, практическая имплементация либерального проекта политической системы (как идеального типовые) ни происходило одновременно во всем мире и не была лишена существенных противоречий. Общеизвестно, что своеобразными пионерами либеральных преобразований появились страны англо-американской политической культуры. И если, например, принцип приоритета Конституцией над другими юридическими актами был закреплен в США в 1803 году, то в странах континентальной Европы иерархическая система права, в пределах которой Конституцией признается высшим нормативным актом по отношению к другим образцов законодательной творчества, была закреплена лишь в начале XX века усилиями "Венской школы права" [2, с. 309-310]. К этому следует добавить, что и сам либеральный проект, несмотря претензии на высокую эффективность и универсальность, ни был лишен внутренних недостатков. Следствием его оперативной (в историческом измерении) коррекции появились: концепт "Правовой социального государства", либеральная концепция мультикультурализма и прав меньшинств худо. ?? Агал, лишь в конце 1960-х годов некоторые оптимистично настроенные исследователи получили возможности констатировать, что либеральные политические институты перестали быть достоянием только стран "Атлантичнои цивилизации" те постепенно начали проникать в Европу.

значительный толчок к распространению масштабов либерального проекта став коллапс социалистического лагеря в конце 1980-х годов. Стране региона Центральной и Восточной Европы, освобождаясь из - под власти имперского центра, получили возможность самостоятельно выбирать модели собственного общественно-экономического и политического развития и устанавливать соответствующие им управленческие системы. Перед проблемой такого выбора оказалась и Украина. По отношению к ней рефреном звучал вывод, сделанный М. Олсоном в работе 1987 "негативный аспекты масштабов и развития": главная проблема бедных стран связана не с нехваткой ресурсов, а со сложностью организации деятельности государства. Простое заимствование опыта крупномасштабных государственных организаций вряд ли может быть путем эффективного обеспечения общественных благ [4, с. 13].

Действительно, при всей противоречивости процессов "развития" украинского государства начале 1990-х pp., были все основания констатировать значительное влияние либерального проекту политической системы, его испытывали отечественные "батюшки - основатели": Декларация государственного суверенитета Украины 1990 содержала важные положения о распределении власти на законодательную, исполнительную и судебную ветви, закреплялся принцип суверенности народа, с принятием Закона Украины "О названии, структуре и количественный состав нового парламента Украины" (1993 г.) идея парламентаризма впервые получила оформление на официальном уровне. Да, не наиболее четко, влияние либерального проекта наблюдался в конституцию 1996 г. - "самые чувствительные источнике вдохновения во время создания политического сообщества" [2, с. 321]. Отечественной Основной Закон содержит в себе классическую "триаду естественных прав человека» Дж. Локка - жизнь (ст. 27), свобода (ст. 29) и частная собственность (ст. 41), закрепляет принцип разделения власти с соответствующей системой сдержек и противовесов, определяет независимость судопроизводства худое.

Значительные потенции для социодинамики были заложены в украинской политической системы и указом Президента Украины "О системе центральных органов исполнительной власти" от 15 декабря 1999 судьбы [5, с. 683]. Казалось, что к эффективному государственному менеджменту и обусловленного им экономического роста остался один шаг. Однако уже первые этапы либерализации в Украине подтвердили хорошие известную аксиому - политическая система общества является структурным элементом социальной реальности. Последняя же была такой, что передставникы правящего класса новой государства не были носителями собственно либеральных ценностей и не до конца осознавали сущность проекта обустройства политической системы, заимствовался. Идея либерального проекта воплощалась в стране в своем редуцированном, раннем варианте, без учета существенных коррекций, внесенных неолиберальной ревизией. В специфических условиях конца XX в. была допущена ошибка, свойственную "Минимальный государстве" начале XVIII в. - Содержание реформ было сведено лишь к гипер-трофованои поддержки социального слоя крупных частных собственников, образование которого происходило вопреки ценностном кодекса трудовой этики. В дополнение к этому, в упомянутом уже Основном Законе, наряду с чисто либеральными ценностями и институтами было конституировано систему президентских полномочий, которые возникали как отдельная (четвертая) ветвь государственной власти. Последнее более свойственно патерналистским режимам Южной Америки, однако, никак не соответствует европейским стандартам.

Но головне для политической системы, - не была "услышана" рекомендация Т. Мэдисона, который задолго до появления Украины на политической карте предупреждал в № 51 своей "Федералиста": "При создании системы управления одних людей над другими большая трудность заключается в том, что надо сначала обеспечить власть руководителей над подчиненными, а затем - обязать их покорить этой власти самих себе »[Цит. по: 14, с. 27]. в реальном выражении, политическая система страны строилась не вокруг гражданского пакта о "общественного блага", а как институциональное оформление неформальной сделки по "захват государства" и публичного присвоения ее политико-экономических функций передставникамы суверенного нобилитета [12, с. 72]. Вследствие этого, любая ротация правящих элит, даже осуществлена ​​демократическим способом, неизбежно вызывает очередное обострение споров вокруг конституцию, желание монополизировать управленческий аппарат государства для реализации эгоистических, краткосрочных интересов.

Означает вышеприведенное полный крах либерального проекта в Украине и окончательный переход отечественной политической сообщества на принципы неопатримониального господства? С точки зрения автора статьи, ответ на этот вопрос содержится в блестящем диагнозе Р.Дарендорфа всем социумам "незавершенной либерализации": "Нужно будет шесть месяцев на реформу политических систем, шесть лет на смену экономических систем и шестьдесят лет на революцию в сознании и сердцах людей "[1, с. 98-99]. В Украине есть политическая система, которая, с определенными оговорками, имеет вполне "либеральный" институциональный дизайн, однако, используется она в Нелиберальная образом. Программа минимум по либерализации управленческих структур - выполнена, время программа максимум - либерализация сознания членов украинского политического сообщества и, в деру очередь, представителей политического класса.

Литература

Грьоделанд О.Б. Культурные засады, коррупция и Оранжевая революция /А. Б. Грьоделанд //Украина на пути в Европу. Промежуточные результаты Оранжевой революции. - K.: Издательский дом "Киево-Могилянская академия», 2009. - С. 96-121.

Жиро Т. Политология /Пер. с польск. /Т. Жиро. - X.: Изд-во Гуманитарный центр, 2006. - 428 с.

Истон Д. Категории системного анализа политики /Д. Истон //Философия политики в 4 тт. /Авт. -Сост. В. П. Андрущенко. - K.: Знание Украины, 2003. - Т. 3. - С. 196-207.

Кэдвелл Ч. Вступительное слово /ч. Кэдвелл //Олсон М. Власть и процветание. Преодоление коммунистических и капиталистических диктатур /Пер. с англ. А. Ищенко. - K.: Издательский дом "Киево-Могилянская академия», 2007. - С. 6-15.

Колиушко ФИО Правительственные органы государственного управления /И. Б. Колиушко //Политический энциклопедический словарь /Составитель В. П. Горбатенко Под ред. Ю.С. Шемшеченка, В.Д. Бабкина, В. П. Горбатенко. - 2-е изд., Доп. и перераб. - K.: Генезис, 2004. - С. 683-684.

Локк Дж. Два трактата о правлении /Дж. Локк //Философия политики в 4 тт. /Авт. -Сост. В. П. Андрущенко. - K.: Знание Украины, 2003. - Т. 2. - С. 185-191.

Манан П. Интеллектуальная история либерализма /П. Манан. - K.: Дух и литера, 2005. - 216 с.

Мизес Л. фон. Либерализм в классической традиции /Л. фон Мизес //Философия политики в 4 тт. /Авт. -Сост.:

В.П. Андрущенко. - М.: Украина, 2003. - Т. 3. - С. 163-182.

Олсон М. Власть и процветание. Преодоление коммунистических и капиталистических диктатур /М. Олсон /Пер. с англ. А. Ищенко. - K.: Издательский дом "Киево-Могилянская академия», 2007. - 174 с.

Романюк А. С. Милль Джон Стюарт /А. С. Романюк //Политический энциклопедический словарь /Составитель В. П. Горбатенко

Под ред. Ю.С. Шемшеченка, В.Д. Бабкина, В. П. Горбатенко. - 2-е изд., Доп. и перераб. - K.: Генезис, 2004. - С. 352-352.

Спенсер Г. Синтетическая философия /Г. Спенсер //Философия политики в 4 тт. /Авт. -Сост. В. П. Андрущенко. - K.: Знание Украины, 2003. - Т. 2. - С. 192-230.

Фисун А. Украинская политика как неопатримониальным политический процесс /А. Фисун //Украина на пути в Европу. Промежуточные результаты Оранжевой революции. - K.: Издательский дом "Киево-Могилянская академия», 2009. - С. 70-74.

Фукуяма Ф. Конец истории? /Ф. Фукуяма //Философия политики в 4 тт. /Авт. -Сост. В. П. Андрущенко. - М.: Украина - Т. 4. - С. 7-29.

Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах /С.Хантингтон. - М.: Прогресс_Традиция, 2004. - 480 с.