Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ПРАВОВОЙ СТАТУС ЖЕНЩИНЫ Приднепровья в историографических дискурсов XIX в.
статті - Наукові публікації

В статье рассматривается правовое положение женщины в Украине и его освещение в историографии второй половины XIX в.

In the article legal position of woman in Ukraine and its illumination in historiography of the second half of the Nineteenth Century is examined.

Выдающаяся украинская общественная деятельница Зинаида Мерная, анализируя развитие украинского женского движения в 1937 г. писала, что его "нельзя отделить от общего российского женского движения, так судьба сложилась так, что больше двухсот лет Украина, завоеванная Москвой, продолжала совместное жизнь с Россией, и все ее политические, экономические и культурные события отражались в жизни Украины "[1, с. 2.]. Правовое положение женщины в Российской империи, а точнее ее бесправие, с удвоенной силой отражалось в Украине, где к дискриминации по половому признаку добавлялось еще и национальное угнетение. Целью данной статьи является выяснение правового статуса женщины в подроссийской Украины и его освещение в историографии XIX в.

Правовое положение женщины в Украине с 1842 регламентировалось Сводом законов Российской империи (ч. 1, т. X). Узаконивание содержали много противоречивых и устаревших положений, сформулированных еще в XVIII в. Чего только стоит в. 107, которая гласила: "Жена обязана повиноваться мужу своему как главе семейства, пребывать к нему в любви, уважении и неограниченном послушании, угождать ему, выражать ему всякую привязанность ...". Это положение российского законодательства действовало в Российской империи XIX - начала XX в. как основной закон абсолютной монархии, заложило основу для подчинения женщин своим мужьям. По заключению известного американского историка Р. Стайтса "во многих случаях положение жены или дочери под властью мужа или отца ничем не отличалось от положения крепостной" [2, с. 27-28].

Правовое положение женщины в семье регулировалось семейным законодательством Российской империи, архаичным по своему характеру, что сформировалось в феодальную эпоху и чрезвычайно медленно приспосабливалось к новым условиям. Дискриминационный характер имели фактически все статьи Свода законов, касающихся правоспособности женщины, заключения брака, развода, отношение к внебрачным детям, определение порядка наследования имущества ... Кроме того, все узаконения были освящены и поддерживались постановлениями церкви.

О правовой неравенство, зависимость женщины сначала отца, а потом - от мужа одним из первых в Украине публично заявил доктор права, профессор Алексей Васильевич Куницын. Он преподавал гражданские законы в Харьковском университете; был деканом, проректором, ректором. В 1866-1877 работал профессором Новороссийского университета, где читал римское и гражданское право и процесс. Его лекции, отличавшиеся четкой систематичностью, ясностью и точностью сведений, охотно слушали студенты. С результатами своих исследований относительно правового положения женщины А.В. Куницын впервые выступил в 1844 на юбилейных университетских торжествах, обратив внимание харьковской научной элиты к проблеме женского бесправия [3]. Его речь была опубликована и долгое время пользовалась спросом общественности. А. В. Куницын подчеркивал, что существующее право в Российской империи - это право мужчин, с которого проводились "больше или меньше изъятия для другого пола.". Такие изъятия изредка выпадали "в пользу женского пола", но все больше - "неудобства". В "преимуществ" в правовом смысле он относил следующее: правоспособность женщин наступает по возрасту ранее, чем у мужчин; закон "охраняет его честь и спокойствие самыми мерами взысканий за нанесенные ей обиды, освобождая от ответственности по некоторым обязательствам, к которым она может быть привлечена по неопытности и легковерие "[4, с. 6-9]. Но аргументы относительно женских приоритетов, приведены автором, звучат совсем неубедительно и быстрее свидетельствуют о зависимости женщины в мужском обществе, чем о ее защите. Тем более, что Куницын сам подчеркивал, что женщина подлежит многим ограничениям, находясь под опекой и попечительством мужа », имеет значительно« меньше прав по сравнению с братьями »[4, с. 10].

На семейные отношения в целом и на положение женщины в частности отрицательно влияла запрет ст. 6 Свода законов «жениться без разрешения родителей, опекунов или попечителей». При этом предельного возраста, по достижении которого дети могли бы распоряжаться своей судьбой, законодатель не устанавливал. Брак детей устраивали родители, учитывая, в первую очередь на факты, имевшие с их точки зрения практическое значение для прочности будущей семьи, возможности рождения здорового потомства, экономической самостоятельности. Поэтому, соглашаясь на брак детей, крестьянин, например, учитывал состояние здоровья невесты, ее характер, трудолюбие. Отсюда и поговорки, которые дошли до нашего времени: «Женщина в доме три уголки держит, человек - один»; «Не нужна и корова - была бы женщина здорова» и другие. Чувство детей во внимание не принимались. Купечество, подбирая пару для брака, заботилось об увеличении капиталов. Но независимо от социального положения ведущей для большинства была мысль о том, что взаимные симпатии для невест не имеют существенного значения. Основном считалось, что любовь, взаимоуважение и поддержка друг друга приходят к супругам после брака. Супружескими отношениями руководил в первую очередь здравый смысл. Подобные взгляды были распространены и в подроссийской Украины.

Но было бы несправедливо рассматривать запрет жениться без согласия отца только как ограничение прав женщин. Это касалось также и юношей. Ведь в равной мере при заключении брака не учитывались симпатии как жениха, так и невесты. Такая узаконенная запрет характериз?? Является более неограниченную власть отца в семье, которому принадлежало преимущественное право на воспитание детей, как главе семейства (ст. 96).

Ограничения женских прав содержала также ст. 100 Свода законов, которая позволяла мужчинам при бракосочетании предоставлять своим женам и детям права звание «своего высшего состояния». Женщины такого права были лишены. Если они вступали в брак с лицами низших сословий, то сохраняли пожизненно только собственные сословные привилегии, а передавать их мужу и детям не имели права. Зависимое положение женщины усиливала в. 103 Свода законов, которая обязывала супругов жить вместе. Место жительства семьи выбирал мужчина, а женщина была обязана следовать за ним. Еще известный историк-юрист К. А. Неволин в 1851 p., Определил такое узаконивание наиболее яркой демонстрации подчинения женщины [5, т. 1, с. 75]. О необходимости изъятия в. 103 писал также М. А. Филиппов в 1859 Ему возражал А. В. Лохвицкий [6].

Под влиянием этих публикаций и общественного мнения в начале 1860 г. было внесено дополнение в ст. 103, по которому женщинам предоставлялась возможность «не ехать вслед за мужем». Но это касалось только женщин, чьи мужья признавались преступниками, были лишены гражданских прав, направлялись в ссылку в Сибирь. К. П. Победоносцев оценивал эту поправку как первую законную возможность для женщины в определенных законодателем случаях «без расторжения брака уклониться от совместного проживания с мужчиной» [7, ​​с. 105]. Такая уступка в законодательстве касалась лишь незначительной части женщин.

Профессор Киевского университета В. И. Синайский в своем исследовании приводил примеры правового неравенства полов, ставили перед судом сложная задача по определению места жительства супругов. Если жена, ради работы желала сменить место жительства, а человек отрицал, даже находясь на содержании жены, то суд должен был поддержать желание «главы семьи». Замужнюю женщину можно было разыскивать с помощью полиции и силой принудить к совместного проживания с мужчиной [8, с. 290].

В 50 - 60-е годы XIX в. в условиях обострения кризиса феодального общества стало закономерным явлением рост общественного интереса судьбой женщины. В контексте обсуждения женского вопроса резко звучала критика правового положения женщины. Значительная роль в развертывании дискурса на страницах журналов принадлежит правоведам, теоретические исследования которых по анализу Свода гражданских законов, истории возникновения, проекты законодательных актов способствовали созданию целостной картины женского бесправия в Российской империи [9]. Резкой критике подвергались те статьи Свода законов, в которых речь шла о браке, разводе, отношение к внебрачным детям, право на наследование. В подроссийской Украине, где Свод законов начал действовать с 1842 p., Такие публикации вызвали большой интерес. Тем более, что авторы были хорошо известны в Украине. Так, К. А. Неволин (1806 - 1855) - выдающийся историк-юрист, в 40-х годах XIX в. занимал должность профессора, декана факультета и ректором университета св. Владимира в Киеве.

Известный юрист А. В. Лохвицкий (1830 - 1884) преподавал историю русского права в Ришельевском лицее. Критически отозвался о его лекции в Одессе по женскому вопросу популярен среди прогрессивного сообщества журнал «Современник» [10, с. 398]. Профессора А. В. Куницын, А. И. Загоровский также были хорошо известны в Украине.

Известный специалист в области семейного права А.И. Загоровский считал, что развитие расторжения брака в России в XIX в. шел по пути уменьшения поводов к разводу, что существенно ухудшало положение ЖЕНЩИНЫ. В своей работе, посвященной истории развода, Загоровский определил 15 поводов к разводу, имевших место в XVIII в. [11, с. 301, 12, с. 143]. Ст. 45 Свода законов в XIX в. определяла три причины, которые давали основание формальном духовному суду по просьбе одного из супругов считать брак расторгнутым. Это были такие причины: "1) в случае доказанного прелюбодеяния другого супруга или неспособности его к брачному сожительству, 2) в случае, когда другой супруг осужден к наказанию, связанному с лишением всех прав, в том числе и на имущество, 3) в случае отсутствия одного из супругов, безвестно пропал ». Правом на развод мог воспользоваться не каждая женщина. По гражданским и религиозным законам женщины господствующих слоев общества могли расстаться быстрее и легче по сравнению с представительницами средних и низших сословий.

К 1842 на украинской территории действовал Литовский статут - главный документ по истории украинского права, по которому статус женщины определялся на основе обычного права. А. И. Загоровский отмечал, что положение женщины по Литовскому Уставу отличалось тенденцией уравнивания прав женщин с правами мужчин. Как доказательство этого факта приводил имущественное положение женщин в крае, которое было достаточно прочным, их право на состояние отражалось в таких категориях как вино, привинок, приданое [12, с. 198].

В российском законодательстве действовали дискриминационные положения в отношении женщин различных социальных групп. Так, закон по-разному защищал или наказывал крестьянку и помещицу, работницу и владелицу фабрики, или какой-то мастерской. В Украине в XIX в. под действие положений Свода законов подпадала относительно незначительное количество женщин: представительницы господствующих и средних слоев общества.

Исключение были сделаны в пользу крестьян, которым российским законам разрешалось «жить на основе своих обычаев». Судебными органами рассматривались только серьезные уголовные преступления крестьянок. Гражданские дела решала сельская община и помещик. А. Я. Ефименко констатировала, что в Приднепровской Украине предпочтительно?: А большинство женщин были сельскими жительницами и их правовые отношения определялись по законам обычного права. [13, с. 83]. Настройки обычного права больше, чем официальное законодательство XIX в., Нивелировали половую неравенство и защищали женщину от унижений. На этот факт обратил внимание в 1850 г. историк В. Я. Шульгин в своей магистерской работе, посвященной положению женщины на Руси в допетровскую сутки. Он подчеркивал, что уровень развития общества характеризуется прежде равенством прав мужчины и женщины. То же время, находясь в восторге от благотворительности своих современниц, он писал, что женщины являются представительницами нравственности, любви, застенчивости в то время, как мужчины являются воплощением закона, чести и разума [14]. Первая научная работа В. Я. Шульгина привлекла к себе внимание ученых. В частности, высокую оценку работе дали известные историки, представители «государственной» школы К. Д. Кавелин [15, с. 1030 - 1031] и М. П. Погодин [16, с. 97]. Другие исследователи XIX в. также отмечали преимущество установок обычного права по отношению к женщине по сравнению с официальным законодательством [17, с. 120 - 132, 12, с. 198-199].

С распространением действия Свода законов в Приднепровской Украине, применение норм местного права было официально прекращено. Отдельные статьи местного права разрешались только для Черниговской и Полтавской губерний. По определению ст. 7, при достижении совершеннолетия девушки этой местности могли обратиться в суд и с его разрешения, вопреки воле родителей, жениться. Формулировка этой статьи фактически подкрепляло содержание ст. 12 о не принуждение невест по бракосочетания и указывало путь для девушек других регионов, как избавиться от ненавистного брака. На действенность в. 7 на территории Украины отмечал правовед XIX в. М. Филиппов, акцентирующий внимание общества на распространенное в реальной жизни явление - нарушение ст. 12 Свода законов о не принуждение невест по бракосочетания [18, с. 529]. Но содержание указанных статей остался без изменений. Только устоявшиеся местные традиции и нормы обычного права в Украине заставили царское правительство сделать уступки в указанном вопросе для Черниговской и Полтавской губерний. На этот аспект обратил внимание в начале XX в. М. П. Чубинский., Акцентирующий внимание на национальном характере отдельных правовых норм семейного права: «Достаточно ознакомиться с остатками местных гражданских законов, действующих в Черниговской и

Полтавской губерниях, достаточно прочитать сведения, приведенные исследователями украинского быта, чтобы увидеть, что в сфере семейного уклада и в области наследования украинский народ сохраняет характерные особенности, которые отражают его национальный характер »[19, с. 19].

После смерти отца все права родительской власти в семье принадлежали исключительно матери. Это было закреплено в. 164 Свода законов. Матери принадлежали также опекунские права над детьми после смерти мужа (ст. 229), если завещанием в помощь ей ​​не назначен другой опекуна (ст. 230). Только по законам Черниговской и Полтавской губерний в помощь матери опекунше предназначался спивопикун из родственников малолетнего или из посторонних лиц (ст. 232) [12, с. 270].

О.Загоровський обратил также внимание и тот факт, что для Черниговской и Полтавской губерний по ст. 167 Свода законов родителям предоставлялось также право отречься от детей, также было заимствованием из Литовского статута и обычного права. Для отречения устанавливались доведены судом случая: 1) если дети, забыв страх Божий, решились поднять на родителей руку или довели их до состояния, 2) когда они со злости, а не для государственной пользы увещевали родителей в уголовных делах, 3) если они отказались по уголовному делу взять родителей на поруки

когда дочь ведет распутную жизнь, 5) если они соблазнились у родителей отнять должное последним имущество, 6) когда отказали старым родителям в необходимом содержании; 7) если они, пользуясь родительским имуществом, не дали им помощи в тяжелых обстоятельствах [12, с. 267]. Как видим, тендерный баланс нарушается лишь в определении пункта об осуждении дочери за ее распутную жизнь, о сыне ничего не сказано, в отличие от других пунктов: родители, дети - одинаковая правоспособность и ответственность для обоих полов. Народное право осуждает девушку, будущую мать, нарушает устоявшиеся нормы морали.

Исследование правового положения женщины в Приднепровье XIX в. свидетельствуют о том, что учеными Киевского, Новороссийского, Харьковского университетов проведена значительная работа по постановке и изучения проблемы. Доказано, что законодательство Российской империи закрепляло правовую дискриминацию женщины. Вместе историки и правоведы указанного периода отмечали преимущество установок обычного права по отношению к женщине по сравнению с официальным законодательством. По статьям Свода законов, подавляющее большинство которых была сформирована еще в XVIII в., Определялась правовое неравенство женщины в семье и в обществе. Все это деморализовало и подавляло женщину, составляло фактор пренебрежительного отношения к ней общества. Согласно семейным правом жена имела подчиняться своему мужу, уважать его, слушаться и угождать. При переезде мужа, изменении места его службы и жительства женщина должна была следовать за ним. Право на отдельное проживание, получение паспорта, наниматься на работу женщина могла получить только с разрешения мужа. Она не могла выдавать векселей, если не вела самостоятельной торговли. Наследственное право также в большинстве случаев для женщины было унизительным. Именно эти установки вызвали наибольший протест передовой общественности, способствовали активизации женского движения. Исследования?? правового статуса женщины в Российской империи способствовали развитию борьбы против дискриминации, за гражданские права в Украине.

Литература

Мерная 3. Женское движение на Большой Украине //Женщина. - 1937. - Ч. 6.

стай Р. Женское освободительное движение в России: феминизм, нигилизм и большевизм, 1860 - 1930 /Пер. с англ. - М., 2004.

Юридический факультет Харьковского университета за первые сто лет его существования, 1805 - 1905 /Под ред. М. П. Чубинского и Д. И. Багалия. - Харьков, 1908.

Куницын А. О правах наследования лиц женского пола //Отчет о состоянии императорского Харьковского университета. - Харьков, 1844. - С. 5-142.

Неволина К. История Российских гражданских законов. - СПб., 1851.

Лохвицкий А. В. Замечания на статью Филиппова «Взгляд на русское законодательство» //Русское слово. - 1859. - № 10. - Отд. II. - С. 15-22.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. II: Права семейственные, наследственные и завещательные. - СПб., 1875.

Синайский, В. И. Личное и имущественное положение замужней женщины в гражданском праве: С приложением действующих русских законов, сенатской практики и указателя русской литературы. - Юрьев, 1910.

Спасович В.Д. Об отношении супругов по имуществу по древнему польскому праву. - СПб., 1857; Никольский В. О началах наследования в древнейших русском праве. - М., 1859; Лохвицкий А.В. О сочинении В. Спасовича «Об отношениях

супругов по имуществу по древнему польскому праву »//Отечественные записки. - 1857. - № 9. - Отд. II. - С. 75 - 77

Его же. Разбор сочинения В. Никольского «О началах наследования в древнейших русском праве» //Русское слово. - № 2. - Отд. II. - С. 38 - 43.

Петербургская жизнь: Заметки нового поэта //Современник. - № 2.

Загоровский А. О разводе по русскому праву. - Харьков, 1884.

Загоровский А.И. Курс семейного права. - Одесса, 1902.

Ефименко А.Я. Крестьянская женщина //Дело. - 1873. - № 3.

Шульгин В. Я. О состоянии женщин в России до Петра Великого. - Киев, 1850.

Кавелин К. Д. О состоянии женщин в России до Петра Великого. Историческое исследование Виталия Шульгина. Выпуск I. - Киев, 1850. //Собрание сочинений К. Д. Кавелина: Монографии по русской истории. Рассуждения, критические статьи и заметки К. Д. Кавелина. - СПб., 1897.

Погодин М. Л. О состоянии женщин //Москвитянин. - 1850. - Ч. 3.

Филиппов М. Женщина в крестьянской семье //Друг женщин. - 1883. - № 4. - С. 120 - 132.

Филиппов М. Л. Взгляд на русские гражданские законы //Современник. - 1861. - № 2. - С. 523-562.

Чубинский М.П. Украинская национальная идея и ее правовые постулаты //Украинская жизнь. - 1913. - № 6.