Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К СОВРЕМЕННОГО ИЗМЕРЕНИЯ ДЕМОКРАТИИ
статті - Наукові публікації

Наумкин С.М., жаровцев Т.Г., ПНПУ им. К.Д. Ушинсъкого

В статье анализируются современные измерения понятий «демократия» и «демократический процесс» в их историческом и социально-политическом ракурсе.

In the article the modern measuring of concepts «democracy» and «democratic process» are analyzed in their historical and socio-political foreshortening.

Понятие "демократия" исторически: с развитием общества оно меняется и модифицируется. Полисная демократия античности, коммунальная демократия европейского средневековья, представительная демократия Нового времени настолько существенно отличаются друг от друга, что их чрезвычайно трудно охватить одним понятием. Однако, в современном обществе, динамично развивается, демократия претерпевает весьма существенные изменения. Иногда говорят об исчерпании демократии, высказываются сомнения в способности к выживанию.

Гипотетически можно предположить, что демократия не вечна, что в обществе, которое стремительно развивается, со временем утвердятся другие типы политического правления. Все дебаты о кризисных процессах в развитии демократии далеко не случайны, а имеют под собой реальную почву, вызванное практикой осуществления демократического правления в современном обществе. Кардинальные изменения в бытии и мировоззрении человеческой сообщества ставят перед общественно-политической мыслью задачу углубленного и адекватного современным условиям анализа теории и практики демократии.

Определение теоретических принципов демократии началось, как известно, еще со времен Древней Греции. Первый и наиболее важный принцип вытекает из самой этимологии понятия "демократия", что означает, по определению Платона, власть народа, ничем внешним не ограничено. Такое понимание демократии актуализирует ценности равенства и свободы. Люди рассматриваются не как абстрактная "масса" с общей волей, а как совокупность индивидов, каждый из которых имеет право поступать так, как он желает. Демократическая форма правления, согласно мнению Платона, оказывала наибольшую свободу человеку-гражданину, будто возвращая ее в "естественное состояние".

Аристотелем был заложен второй принцип демократии - действия людей подчинены закону. Это было определенным ограничением естественных прав "свободного человека". Оно вызвало необходимость предоставления человеку первых политических прав, в частности, через выборность представительной власти, стало тоже важным принципом демократии. В Древней Греции этот принцип реализовывался жеребьевкой (бессознательным выбором), с определенным снятием ответственности за свои действия (для гомогенной большинства персонализированный результат выборов не был значимым). Но, в условиях формирования общей воли гетерогенной большинства ее способностью отвечать за совершенный выбор, появилась потребность в свободных тайных выборах, с постепенным вовлечением в них все более широких слоев населения.

Следующим принципом демократии (по Н. Макиавелли), который закладывает ограничения произвола человека, есть консенсус (согласие) народа. Понятие "народ" в Н. Макиавелли приобретает абстрактного значения: народ имеет единое мнение и образует целостность, действует, а точнее, реагирует на Властелина (государство), легитимируя его своей "дружбой" как олицетворение тотальности всей власти.

Абстрагирование понятия народ и локализация власти Властелина внутренне побуждают к определению двух следующих принципов демократии (Т. Гоббс, Дж. Локк). Первый - определение основных прав человека, которые выделили ее из гомогенной системы "народ", где человек, по сути, теряет себя, и гетерогенную систему - общество, которое представляет собой совокупность индивидов и которая является продуктом взаимоотношений между индивидами. Второй принцип - распределение власти Властелина для создания системы контроля за ней. В случае несогласия с действиями власти это дает возможность влиять на нее не только средствами уничтожения, устранения, но и действиями других ветвей власти, чтобы последняя не становилась самоцелью, а только средством выполнения определенных функций [См.. изд., напр.: 1, 203-224].

Осознание потребности в постоянной связи между человеком (обществом) и Повелителем (государством) вызывает появление еще одного принципа демократии - свободы слова для обеспечения объективного освещения действий государства, а значит - и предоставление возможности контроля за ней, с соответствующей реакцией на его действия.

последнее, но очень важным принципом, который внутренне присущ всей политической истории человечества и, фактически, является основой для обеспечения действия всех предыдущих, является принцип толерантного отношения ко всему, что существует в природе. Он определяет демократию уже не как форму правления, а как способ сосуществования людей.

Указанные принципы оказали политической демократии возможность практического воплощения в различных исторических формах: 1) античной (первичная, истинная, прямая, непосредственная), которую осуществляли граждане греческих полисов 2) либеральной (плюралистическая, представительская), которую в Новые времена создавали национальные государства, а с конца XVIII века - граждане конституционного государства, которые обязаны происхождению различных вариантов последней - американской и французской революций. На протяжении второй половины XIX века и всего XX века демократия поместила в себе универсальный и всеобъемлющий смысл, систему взглядов и идеологии. Ее отождествляют с рядом принципиальных (либеральных) ценностей, существенно влияют на политическую реальность, способствуют изменениям в обществе и имеют всеобъемлющий характер с точки зрения современного понимания политической свободы.

Не углубляясь в различные теоретические дискуссии, отметим, что только осмысления совокупности характеристик, внутренне присущих такому явлению как демократия, позволит глубже раскрыть ее суть,принципы и ценности, выяснить главные направления модернизации той или иной политической системы.

Принципы демократии проявляют себя на четырех уровнях: уровне конкретного индивида (человека), уровни нации (титульной нации на данной территории); уровне гражданского общества и уровне государства. Эти уровни тесно взаимосвязаны между собой, они то поглощают, то отрицают друг друга, но в совокупности отражают всю глубину понятия демократии: от способа сосуществования между людьми в форму государственного правления.

На первом уровне, уровне конкретного индивида, определяется возможность человека формировать в себе ощущение внутренней необходимости в демократии как форме правления, образе жизни и восприятия действительности, а также осознавать себя элементом политической системы, которую он всегда внутренне желает возразить, даже если она является сущностным проявлением его самого.

Определение сущности второго уровня демократии - уровня нации - зависит от понимания и актуализации каждой конкретной нацией таких атрибутивных определений данной категории, как, во-первых, нация как носитель определенной культуры, во-вторых, политическая и этнически титульная нация, во- В-третьих, политическая нация, которая состоит из многих этнических наций. Способы сочетания этих трех элементов нивелируют или атомизують индивида, создавая определенную систему его существования.

Третий уровень, на котором отражает себя демократия, - это уровень гражданского общества, внеполитическую сферы бытия. Здесь наиболее ярко проявляются и одновременно устанавливаются и формализуются отношения между индивидами, является основой формирования правового государства. На данном уровне демократия переходит от способа сосуществования людей в государстве к форме правления. Это, в свою очередь, требует определенных условий: внутренней автономности человека и внешних, правовых гарантий сохранения этой автономности, структурализованого общества, соответствующей системы социальных отношений, в частности отношений собственности, адекватной политической системы и т.д.. Сочетание указанных элементов смягчает недостатки демократии на предыдущих уровнях.

Государство, как четвертый уровень существования демократии, формализует основные принципы демократии, превращая их в законы, и обеспечивает условия их реализации в конкретных жизненных ситуациях. Формирование самого государства, а точнее, государственных институтов с их функциональным распределением власти, также должен соответствовать исторической логике и ментальным ожиданиям населения.

Итак, на первом и втором уровнях демократии (уровне конкретного индивида и уровне нации) определяется внутренняя логика существования демократии, ее национальные характеристики, ее функциональная необходимость для максимальной реализации личности. Именно на этих уровнях наиболее проявляется противоречие, которое Ницше определил как «странное противоречие между внутренней сущностью, которой не соответствует ничто внешнее, и внешностью, которой не соответствует никакая внутренняя сущность» [Цит. по: 2, 45]. Эффективное сочетание первого и второго уровней создает возможность наиболее эффективного решения указанного противоречия, формируя такую ​​систему отношений человека и власти, которая каждому дает возможность реализоваться, отражать действительность через самого себя.

Поэтому и основным фактором, определяющим особенности национальных моделей демократии, является человек, а точнее - переход «человек - общество». В случае совпадения теоретического понимания концепции демократии, которая реализуется в конкретном государстве, с ожиданиями народа (человека, нации) на всех уровнях обуславливает резонанс, что стимулирует национальное развитие. Но если хотя бы один элемент входит в противоречие с общественными ожиданиями, даже если он на общетеоретическом уровне является высшим, логичным, более обоснованным и показал свою эффективность в других системах демократии, это вызывает диссонанс. Такая демократия становится причиной упадка как внешне навязанная форма, которой всегда будет противостоять каждый конкретный индивид, сообщество.

Составной частью теории демократии является теория демократического процесса. Р. Даль считает, что исследовать демократический процесс нужно в три этапа. Во-первых, поскольку демократия - это определенный политический порядок, то целесообразно привести тезисы в пользу политического порядка как такового. Во-вторых, нужно предоставить подтверждение именно демократического политического порядка. В-третьих, необходимо определить основные критерии демократического порядка [См..: 3, 158].

Существует пять стандартных, идеальных критериев, в соответствии с которыми возможно оценивать предложенные процедуры в любой ассоциации на предмет их демократичности. Политический процесс, который полностью удовлетворяет им, будет совершенным демократическим процессом, а правительство ассоциации - совершенным демократическим правительством. При этом нужно помнить, что «. Таких в действительности может никогда и не быть. Они являются идеальными представлениями о человеческих возможностях, с которыми нужно сравнивать действительные реальные явления. Но даже если эти критерии никогда не могут быть полностью удовлетворены, они полезны тем, что позволяют оценить реальные возможности мира ».

Пять идеальных критериев демократического процесса, Р. Далем:

Эффективное участие. В течение всего процесса принятия по-связывающих решений граждане должны иметь адекватные, а также равные возможности для выражения своих предпочтений относительно конечного результата. Они также должны иметь адекватные и равные возможности в процессе вынесения вопроса на повестку дня и для выражения причин одобрения одного, а не другого результата.

Равенство голосования на решающей стадии. На решающиеи стадии принятия коллективных решений каждому гражданину должна быть обеспечена равная возможность сделать свой выбор, который признавался бы равным по отношению к выбору любого другого гражданина. При определении результатов на решающей стадии эти - и только эти - выборы должны учитываться.

Взвешенное понимания. Каждый гражданин должен иметь адекватную и равную возможность для определения и обоснования (в пределах времени, отводимого на обсуждение) такого своего предпочтения по вопросу, с которого принимается решение, которое наилучшим образом отвечает интересам данного гражданина.

Контроль по повестке дня. Демос должен обладать исключительными возможностями решать, каким образом проблемы должны быть внесены в общий перечень вопросов, решаемых путем демократического процесса.

Оправдано включения. Демос должен охватывать всех взрослых членов сообщества, за исключением нерезидентов и лиц, чье состояние ума признан ненормальным [См..: 4, 123-197].

Подводя итог, Р. Даль отмечает, что «... политический процесс, который отвечает только первым двум критериям, можно рассматривать как процедурно демократичен в узком смысле. Ина-Наоборот, если система соответствует критерию взвешенного понимания, она может рассматриваться как вполне демократична с учетом повестки дня и по отношению к демоса. При достижении еще более высокого уровня процесс, который дополнительно обеспечивает конечный контроль за повесткой дня соответствующего демоса, оказывается вполне демократичным по отношению к своему демоса. И только в случае, когда демос оказывается настолько включенным, что соответствует пятому критерию, мы можем говорить о процессе принятия решений как о вполне демократический »[5, 195-196].

Исследование современных демократических практик в мире доказывает, что ни одна из них не соответствует пяти Далевским критериям демократии. Сам Р. Даль это признает, а потому предлагает вести в политическую терминологию понятие «полиархии" для определения современных демократий.

Важно понимать, что эти утверждения характеризуют действительные, а не просто номинальные права, институты и процессы. На практике странам мира можно номинально присвоить ранг в соответствии со степенью, в котором каждый из этих институтов функционирует на практике.

Другой авторитет современной демократической теории X. Линц в качестве неотъемлемых институтов современной демократии выделяет следующие:

юридически гарантированное право формулировать и защищать политические альтернативы с выдающимися оттуда правами на свободные объединения (в том числе на образование политических партий), свободу слова и другие личные свободы

свободная и ненасильственная конкуренция между лидерами с периодической переоценкой их права на руководство (прежде всего, в виде свободных и честных выборов с регулярными интервалами)

включения всех эффективных политических сил и институтов в политический процесс

создание основ для политического участия всех членов политического процесса, вне зависимости от их политических убеждений [Цит. по: 6, 28].

Сегодня мы имеем дело с совершенно другой демократией, которая распространяется на большие плюралистические общества, характеризуются сложной структурой, постоянно изменяемой системой внутренних и внешних взаимодействий. Это требует кардинальной перестройки политической системы и институтов власти и управления, а следовательно - проявления новых сущностных характеристик и определений демократии, большинство из которых так или иначе связывает ее с конкретными формами и степенью участия масс в управлении государством. Именно на этой основе и формируется преобладающая часть современных концепций демократии.

Так, мировые саммиты Глобального демократического Фонда и Мадридского клуба, объединяющих современных политологов и политиков-практиков мирового масштаба вокруг вопросов демократического развития, обращали внимание на необходимость рассматривать демократию как управляемый процесс и обратили внимание на роли образования в становлении демократии в государствах. Так, экс-президент ЮАР Фредерик де Клерк заметил: «В современных условиях мир находится перед вызовом: нам необходимо создать структуру и культуру для управления демократией и ее администрированием. Демократия - это не только система разделения властей, но и создания структур, которые делают невозможным злоупотребление, узурпацию этой власти государством. А это уже прерогатива отдельных правительств и государств. Адекватность реагирования на эти вызовы необходимо от-стежуваты, начиная с базовых, региональных уровней местного самоуправления »[7].

С ним соглашается Ким Кэмпбелл - генеральный секретарь Мадридского Клуба «Демократия - это ограничение власти, а не демократические выборы. Если мы только сосредоточимся на демократических выборах, то это будет махинацией, которая будет оправдывать ту или иную группу людей, которая окажется более успешной во время предвыборной гонки »[8].

Основным выводом данных саммитов стало то, что успех демократических преобразований в новых демократиях связывается, прежде всего, со становлением демократических институтов на местах как первоисточником демократии в обществе и, во-вторых, с необходимостью проведения широкомасштабной образовательной кампании, направляется на воспитание у человека чувство свободы и политических прав, которые со временем приведут к эффективному гражданского общества и пригодятся становлению демократии в государстве.

Таким образом, в любом случае, решающим критерием демократии оказывается не построение политических институтов, а то, в состоянии ли она найти и внедрить адекватные национальным традициям и культуре способы артикуляции т?? выражение многочисленных интересов и предпочтений общества. А по институциональной структурой, методами деятельности, системным связям «демократии», которые вырастают в различных социокультурных средах, обязательно будут различаться.

На сегодня пока нельзя с уверенностью сказать, какой будет демократия в XXI в., или адаптируется либеральная модель демократии к реалиям общества, изменится сама парадигма политического правления. Однако, можно констатировать, что на сегодня имеем имеющуюся потребность в украинском обществе в сбалансировании частных и публичных начал. Украине нужна такая модель демократии, которая ограничивала рост социального неравенства и лишала общество от таких его форм, которые признаются гражданами как несправедливые. Либеральному принципа частной инициативы и предпринимательства необходимо противажель - коммунитарное принцип общего блага, социальной справедливости и общественной солидарности.

Общество, постепенно, независимо от наших желаний, утверждается сегодня в Украине и приобретает признаки инновационного, информационного общества, требует и адекватной модели развития, которая позволит максимально раскрыть потенциал коллективной креативности.

События "оранжевой революции" и особенно апрельские события 2007 года доказали наличие в Украине склонности политических сил к авторитаризму, который не имеет ничего общего с демократией как образом жизни. Поэтому накануне очередных президентских выборов чрезвычайно остро стоит проблема дальнейшего развития нации в направлении утверждения демократии.

Подводя итог, отметим:

Во-первых, демократия как форма политического правления, выражающим сущность народовластия, зародилась довольно давно и прошла длительную эволюцию на протяжении истории.

Во-вторых, сегодня мир стоит перед выбором дальнейшего модели своего развития, основанной на демократических принципах. Все существующие сейчас модели и концепции демократии выглядят гипотетическими, не подтвержденным практикой. Прослеживается кризис типичных институтов демократии, прежде всего, института представительства во всех демократических практиках мира.

В-третьих, сетевые отношения, актуализируются в обществе вследствие глобализации и распространение коммуникаций, приводят к значительным изменениям в теории демократии, или даже к изменению парадигмы политического правления.

В-четвертых, демократия как форма правления уступает концепта демократии как образа жизни, который охватывает не только политическую сферу правления, но и широкий круг общественных связей, которые представляют собой развитое гражданское общество. Каждая страна имеет свой самобытный образ жизни, поэтому и форма демократии в данном обществе будет самобытной, к тому же охватывающей не только сферу политического управления, но и гражданского общества. При такой демократии как образа жизни возможно будет достичь сочетания частных и общественных, общественных интересов в режиме коммуникационного дискурса, происходит в условиях креативности и активности всех участников общественного процесса.

Литература

Основы демократии: учебное пособие /Под общ. ред. А. Колодий. - K.: Изд-во «Ай-Би», 2002. - 684 с.

Красин Ю.А. Метамарфозы демократии в изменяющемся мире /Ю. А. Красин //Политические исследования. - 2006. - № 4. - C. 127-138.

Даль P. Демократия и ее критики /Роберт Даль. - М.: РОССПЭН, 2003. - 576 с.

Там же.

Там же.

Музыченко Г.В. Демократический процесс на региональном уровне: Монография /Под ред. С. А. Матвеева. - М.: ОГЭУ, 2007. - 192 с.

Белецкий М. Барселонский «вирус демократии» //http://www.maidan-news.com/index. php? print = 34219

Там же.