Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
КОММУНИКАТИВНЫЕ ДЕЙСТВИЯ КАК СРЕДСТВО ДОСТИЖЕНИЯ ВЗАСМОПОРОЗУМИННЯ УЧАСТНИКОВ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
статті - Наукові публікації

В статье дается понятие коммуникационного процесса, анализируются основные направления коммуникационных действий. Важное значение уделяется возможностям коммуникационносты в процессе достижения политического согласия среди участников политического процесса.

In article is given notion of the communication process, is analysed main trends communication action. Important importance is spared possibility communication in process of the achievement of the political consent amongst participant of the political process.

Содержательный смысл понятия "консенсус" и способы его достижения были разными в разные эпохи. Немаловажную роль в его трактовке имеют традиции рациональной коммуникации, дискурсивного общения между людьми. Теория демократии XVIII века видела в демократическом процессе рациональное рассуждение, ведущее к единству и отвечает общим интересам. Согласно этому мировоззрению, все разногласия лишь мысленно: не существует конфликтов, которые нельзя было бы устранить с помощью рационального обсуждения. Роль политического процесса понималась как поиск истины. А статус консенсуса был моральным - как воплощение общего интереса. Таким образом, преимущество демократии видели именно в ее рациональности, так и Ж.-Ж. Руссо и Дж. Мэдисон так опасались интересов, страстей и порождаемых ими фракций. Демократия представлялась как механизм достижения согласия, нахождение общего блага.

Такие ученые как Хабермас, Ясперс, Апель заложили основы подхода к цивилизации или культуры с точки зрения того, насколько ее коммуникация является открытой, насколько сама коммуникация является для культуры в целом и для ее материального производства, в частности. Однако эти теории не могут достаточно полно объяснить тот опыт коммуникации, существует в постсоветских государствах, и связано это с системным характером идеологических конструкций существуют и воспроизводятся в постсоветских обществах, широко разработанными и массово применяемыми технологиями манипуляции общественным сознанием. Без специальных интенсивных и осознанных действий по обсуждению этой проблемы, без развертывания научной дискуссии в среде гуманитарных технологов, ученых, экспертов и консультантов, без разоблачения идеологических манипуляций в сфере работы с общественным сознанием и без специальных усилий по внедрению конвенциональных коммуникационных технологий эта ситуация не может быть измененной [1].

Проблема коммуникативных стратегий до сих пор оставалась вне нашего поля зрения, поскольку вопрос о самой коммуникации не было главным практическим вопросам гуманитарных технологий. Коммуникация была составным элементом обучения и организации знания, но отнюдь не принципом социальной инженерии. Однако именно необходимость полномасштабных преобразований в государствах бывшего Советского Союза выносит на первые места коммуникационные стратегии как практическую проблему, значение которой невозможно переоценить. Более того, предварительные эксперименты по реформированию общества показали, что существующий способ коммуникации не позволяет эффективно осуществлять реформы. Оказалось, что прежде чем реформировать общество, нужно реформировать сам тип коммуникации, который может быть использован в процессе реформ. Безусловно, это очень важно и для процесса достижения политического согласия.

Способ политической коммуникации является относительно устойчивым элементом политической культуры и существует довольно длительное время. Поэтому любая произведенная политическое действие есть всегда в то же время производимая или воспроизводимая этим действием коммуникационная стратегия, создает новый или поддерживает старый способ коммуникации, который затем может закрепляться содержательная основание политической культуры вообще. В этом смысле следует вести речь не о коммуникации, а о коммуникационную стратегию, тем самым внося в этот инструмент содержание выбора, содержание перспективы и указывая на необходимость постоянных усилий в поддержку этого выбора и такой перспективы.

Следует отметить, что манипуляционные коммуникационные стратегии, будучи применяемые повсеместно, становятся причиной морального упадка общества, повсеместной утраты доверия гражданского общества к государству, граждан - к власти, а затем приводят к деградации самого государства к распаду общественного договора.

Основные коммуникационные действия в области социальной инженерии возникают в области рекламы, идеологии, социально-культурного проектирования и т. п. Коммуникационные действия в различных областях предполагают различные коммуникационные процессы. Например, реклама порождает коммуникационный процесс сообщения и, как правило, исчерпывается самой коммуникационной действием. Для преобразования коммуникационного воздействия рекламы в рекламу как коммуникативный процесс необходим следующий шаг - продвижение в процессе взаимодействия, где, как считает Хабермас, имеют место различные дискурсы, есть правила и условия взаимопонимания в процессе претензии сторон на значение.

Можно дать следующее определение коммуникативности - любой текст своему содержанию определяет коммуникативное пространство - внутренний смысловое пространство текста, намеренно встроен в множество актуальных контекстов, содержащее совокупность прямых или косвенных адресатов, которым он предназначен или которым явно или скрыто оппонирует. Отправка содержания в актуальных контекстов и реальных адресатов, является первым условием коммуникативности: смысл текста должен быть подан через коммуникативное пространство. То есть, коммуникативное пространство - внутренний коммуникативный содержательный смысл текста, среда коммуникации (или коммуникационная среда) - внешняя реальная среда процесса коммуникации, в который вовлечен текст (речь).

Иначе говоря, если проблематика некоторого текста касается всего гражданского?? Успильства государства (структура коммуникативного пространства текста соответствует структуре сферы публичной политике общества), но сам текст включен в коммуникацию некоторого сообщества гуманитарных технологов, т.е. среда коммуникации является более узким, чем пространство коммуникации, то такой текст является некоммуникативных.

Таким образом, предложенная Хабермасом отличие коммуникационного воздействия от содержания дискурса, нуждается в более широком и детальном измерении и описании - описании коммуникационного процесса, в котором происходит коммуникационная действие, и соотношение коммуникативного пространства и коммуникационной среды [2]. Дискурс является лишь порядком и правилом коммуникативного пространства коммуникационного воздействия: он охватывает какой-либо один измерение содержания коммуникационного воздействия, самую претензию на значение в каком-либо измерении среды коммуникации, в то время как коммуникационную среду, в которое вписана коммуникационная действие, тоже имеет потребность в целостном описании ее порядка и правила с точки зрения различных дискурсов. Коммуникационный процесс охватывает как непосредственно коммуникационную действие так и действия по формированию коммуникационной среды этой коммуникационного воздействия. Коммуникационный процесс, таким образом, является процесс трансформации коммуникативного пространства в коммуникационную среду, то есть производство коммуникационного воздействия и условий этой коммуникационного воздействия (производство дискурсивных рамок, построение коммуникационной среды по коммуникативного пространства и упорядочение коммуникативного пространства относительно коммуникационной среды, создание правил и границ коммуникации, выбор места, способа, каналов, средств коммуникации и т.д.)

В дело рассмотрения коммуникационного воздействия вмешивается еще и то обстоятельство, что следует различать коммуникацию понимания и целевую коммуникацию. В коммуникации понимания главным условием является взаимопонимание участников. В целевой коммуникации кроме гипотетической второстепенной условия взаимопонимания главным условием является достижение внешней цели. Причем эта внешняя цель может быть достигнута как открытыми (рассчитанными на взаимопонимание) средствами, так и скрытыми средствами. Поэтому главные ошибки, допускаемые при понимании манипуляции связаны с тем, что манипуляцию рассматривают только как передачу внешней для коммуникации цели от одного ее участника к другому. Следует отметить, что манипуляция возникает только тогда, когда целевая коммуникация не является коммуникацией понимания. Манипуляцию порождает ситуация, когда есть внешняя цель, но отсутствует ее открытое объяснение-предложение для всех участников политического процесса. Таким образом, можно выделить следующие коммуникационные стратегии: конвенциональные манипуляций нет [3].

Коммуникационная действие является актом не только коммуникационным, но иногда имеет позакомуникацийну природу: например, в том случае, когда для взаимопонимания участников политического процесса необходимо осуществлять дополнительные шаги по нейтрализации специальных средств сокрытия реальной цели манипуляции. Такой коммуникационный процесс, играет решающую роль на уровне публичной политики называется базовым коммуникационным процессом. Поэтому утверждение Хабермаса о том, что "консенсус сопровождает деятельность людей" не учитывает более широкого процесса - процесса поддержки конвенциональности или общественного договора. Чтобы "консенсус сопровождал" коммуникационную деятельность, необходимо, чтобы хотя бы одна из сторон имела конвенциональную коммуникационную стратегию.

Если одна или обе стороны имеют манипуляционную коммуникационную стратегию, то достижение консенсуса является проблематичным или временным. При этом консенсус не сопровождает деятельность сам по себе, то есть консенсус не является только согласия в процессе коммуникации, а требует специально поставленной задачи и дополнительных усилий по его достижению.

Таким образом, консенсус имеет не только функциональное, но и нравственное содержание конвенциональности - содержание солидарности, общественного доверия, производства и перезаключения общественного договора, то есть содержание особого состояния динамической конвенции внутри общества, является особой инициативной задачей, целью отдельных намеренно и постоянно затрачиваемых усилий элиты общества.

Литература

Фливберг Б. Хабермас и Фуко - теоретики гражданского общества //Социологические исследования. - № 2. - 2000. -

129.

Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность: Лекции и интервью. Москва, апрель 1989 г. - M., 1989. - С. 16.

Хабермас Ю. Единство разума в многообразии его голосов //А. Н. Ермоленко Коммуникативная практическая философия. - K., 1999. - С. 259.