Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
САНКЦИИ в каноническом праве и особенности их применения церковными судами В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (СЕРЕДИНА XIX - НАЧАЛО XX в.)
статті - Наукові публікації

Статья посвящена исследованию системы наказаний в канонического правое и практике их применений церковными судами в Российской империи во торой половине XIX - начале XX века. В статье охарактеризованы Отдельные виды наказаний, выяснена их сущность, особенности применения, цель наказания. Рассмотрена процедура наложения наказания церковными судами, а также механизм их исполнения.

The article is devoted to research of the system of punishments in a canonical law and practice of their applications consistories in the Russian Empire in the second half of XIX - beginning of XX centuries. Description of separate punishments is conducted in the article, their essence, features of application, purpose of punishment, is found out. The considered of procedure of imposition of punishment consistories, and also mechanism of their execution.

Одним из древнейших видов специализированных судов, существовавший в Российской империи был церковный суд. Несмотря на имеющуюся тенденцию к сужению его юрисдикции, прежде всего, по делам с участием светской части общества, которая прослеживается с XVIII в., Церковные суды всегда оставались неотъемлемым компонентом судебной системы Российской империи и участвовали в осуществлении правосудия в стране. Даже сегодня, когда церковь уже окончательно отделена от государства, церковные круги выражают мнение о необходимости возрождения этого института [1]. в связи с этим, не лишним будет проанализировать отечественный опыт деятельности церковных судов, в частности практику применения ими наказаний по мирян.

соответствии с нормами канонического права и российскому уголовному законодательству середины XIX в., духовные суды имели право применять к лицам светского звания такие виды наказаний, как:

отлучения от церкви (анафема)

лишения христианского погребения

заключения в монастыре

церковное покаяние (епитимия).

Отлучение от церкви. В публицистической и научной литературе этот вид наказания может фигурировать под другим, более известной и общеупотребительной названием - анафема. На самом деле, анафема это лишь одна из разновидностей такого наказания, поскольку каноническое право предусматривает наличие большого (анафема) и малого отлучения. Первое, накладывалось исключительно священным Синодом и предусматривало полное, пожизненное, расторжение отношений между верующим и церковью. Подданные анафеме не допускались в церковь, священник не имел права совершать в их доме религиозные обряды, а их захоронения осуществлялось без проведения церемонии отпевания [2, с. 237]. Зато малое отлучение могло накладываться епархиальным судом и заключалось во временном отлучении в проведении определенных религиозных обрядов (причащение, благословение и т.д.).

Серьезное отношение общества XIX в. к религии, вера в существование жизни после смерти, и его зависимость от характера земной жизни, делало вышеуказанные наказание слишком строгим, как в глазах обывателя, так и самой церкви. Именно поэтому, процедура церковного отлучения, прежде анафемы, основания его принятия и последствия были подробно регламентированы в "Духовном регламенте" 1721 p., А церковь пыталась применять анафему только в крайних, исключительных случаях.

Отлучение от церкви, как форма наказания, накладывалась духовным судом, полностью признавалась государством. Более того, последняя распространяла на отлученных от церкви дополнительно и ограничения чисто светский характер. Так, ст. 45, 246 и 84 "Устава гражданского судопроизводства" и ст. 95 и 706 "Устава уголовного судопроизводства" предполагали, что подобные лица не могут выступать качестве свидетелей при проведении судебного процесса.

Лишение христианского погребения. Этот вид церковного наказания был нормативно закреплен в ст. 1472 "Уложения о наказаниях уголовных и исправительных" и применялся для самоубийц, сознательно лишили себя жизни. Исключение делалось только для лиц, которые покончили с собой с "патриотических соображений" (для сохранения государственной тайны) и для женщин, которым угрожало изнасилование (ст. 1474) [3, с. 161-162].

Заключение в монастыре. Практика содержания нарушителей норм канонического права в монастырях достигает еще времен зарождения христианской церкви. В новейший период этот вид наказания продолжал использоваться духовными судами преимущественно к священнослужителям, которые допустили серьезных нарушений религиозных норм или пытались отступить от принятых церковью канонов (догм) Да, за проповедование необходимости проведения церковных реформ в монастырь был направлен священник Г. Петров [4, с . 159]. Однако, не только религиозная или политическая оппозиционность становилась причиной попадания в монастыри. Имеются многочисленные сообщения и о применении этого вида наказания в отношении священников за совершение ими аморальных проступков, таких как: пьянство, дебош, игра в карты и т.п. [4, с. 200].

Вместе с тем, особенностью этого периода стало широкое применение монастырского заключения в виде наказания, накладывалось светскими судами. Причем, накладывалось оно не только на лиц, чьи поступки посягали на общественные отношения, контролировались церковью (например брачно-семейные), но и на другие категории преступников. Так, в начале XX в. в монастыри массово направляли: несовершеннолетних, лиц, виновных в совершении краж, поджогов, "блудного жизни" и другие. Как показывают современные исследования, подобные меры были вызваны тем, что Российская империя в середине XIX - начале XX в. столкнулась с рядом серьезных проблем в свои пенитенциарной системе, в том числе с недостаточным количеством учреждений, которые не могли вместить всех осужденных существенно, количество которых в указанный период существенно возросла [5, с. 79].

Таким образом, заключение в монастыре было наказанием, что накладывалось, как духовным, так и светским судом, что затрудняет опреде?? Ения распространения практики применения этого наказания в церковном судопроизводстве.

Церковное покаяние (епитимия). Одно из наиболее распространенных видов наказаний, налагаемые духовными судами, заключавшееся в обязательном выполнении определенных религиозно значимых действий под контролем местного священника: посещение церкви, чтение молитвы или осуществления поклонов, соблюдение поста и т.п.. Детальный регламентации наложения этого наказания и определению перечня деяний, за которые оно предполагалось, было уделено внимание "Уставом духовных консисторий", "Уложением о наказаниях уголовных и исправительных" 1845 г., томом XV Свода законов и поправок к нему. Специально отмечалось, что церковное покаяние накладывается на мирян епархиальной властью за проступки и преступления, открылись по делам духовного ведомства, или по приговорам светских присутственных мест, тогда как срок и порядок прохождения епитимии определяется в зависимости от характера нарушений и на основе церковных правил [6 , с. 273].

В судебной практике на землях, входивших в состав Российской империи применялся широкий спектр форм епитимии, предусмотрен церковным правом - отлучение от причастия святых тайн, пост, милостыня, молитвы, ссылки в монастырь. Правовое поле давало епархиальной власти достаточно широкую свободу в определении меры наказания, которым архиереи и консистории не преминули воспользоваться. Епитимия могла продолжаться от нескольких дней, месяцев, до нескольких лет, а то пожиттево. Характерно, что во многих случаях размер наказания определялся местным судом по своему усмотрению. Примером могут служить решения, выносились консисториями по делам, связанных с брачными изменами и убийствами новорожденных. Чаще приговор формулировался так: "установить церковное покаяние на семь лет, с прохождением его по месту жительства, под наблюдением духовного отца таким образом. Во все воскресные и праздничные дни ходить в церковь на всякое славословие; приносить о грехопадении свое истинное пред Богом раскаяния , кладя в течение года в среду и пятницу по 30 (в других приговорах - 50) поклонов земных во все посты исповедоваться, а святых тайн НЕ приобщаться, кроме смертного случая, в котором совершать согласно пятой правилу святого Григория Нисского, с тем, что если с прохождением времени увидены будут ... плоды достойны покаяния, то и в уменьшении. его на основании 102-го правила 6-го Вселенского Собора и указа с Святейшего Правительствующего Синода 1780 марта от 21 дня предоставить помиловании ". [7, с. 115]. Но такая длительная епитимия применялась далеко не во всех случаях, часто суды учитывая различные обстоятельства дела могли накладывать гораздо меньшие наказания. Так, на юге Украины, по решению Славянского духовной консистории 1786 p., Женщина, родившая ребенка от любовника и утопила ее была осуждена на 7-летнюю епитимью, однако уже в 1809 за убийство незаконнорожденного этот же суд наложил епитимью в 5 лет [7, 116]. В центральных губерниях, зато женщины которые были осуждены за подобные виды преступлений понесли значительно меньшее наказание. В частности, жена рекрута Звенигородского уезда отбывала летнюю епитимью за утопления ребенка, на аналогичный срок искупления вины был осужден жительница с. Николаевки Киевской губернии, лишилась рожденного от любовника ребенка [8, с. 2].

Анализ дел, поступавших на рассмотрение украинских духовных кон-систорий показывает, что наиболее распространенными преступлениями, за которые епархиальный суд подвергал епитимии были: убийства, внебрачные связи, попытки совершения самоубийства, жестокое обращение с женщинами [9]. За эти виды правонарушений наиболее чаще назначали т. н. монастырскую епитимью (т.е. лицо должно было прибыть на покаяние в местный монастырь, который выбирало для нее епархиальное руководство). Следует отметить, что к середине XIX в. в приговорах духовных судов этот вид наказания применялся и к лицам, которые совершили менее значительные правонарушения: пьянство, несоблюдение церковных обрядов и т.д.. Однако, со временем количество лиц, отбывала епитимью в монастырях существенно увеличилась. Для примера приведем данные по Полтавской епархии. Анализ решений местных консисторий, проведенный современной украинской исследовательницей А. Асауленко, свидетельствует, что в Лубенский, Мгарский, Преображенский монастырь отправляли мужчин на церковное наказание за прелюбодеяние и разврат. В Густинскому и Троицком монастыре отбывали испытательный срок за пьянство, драки, поджог дома помещика, изнасилования. Малолетний помещичий крестьянин достаточно долгий срок отбывал наказание в Густынской обители за поджог священнического имущества. Также во епитимью попал помещичий крестьянин за попрошайничество [10, с. 101]. Статистические данные свидетельствуют, что на середину XIX в. в монастырях находилось более 700 светских лиц и их количество постоянно росло [11, с. 202.]. Ситуация была настолько сложной, что в 1851 Священный Синод вынужден был приказать епархиальным судам пересмотреть дела осужденных и назначить им более легкие наказания. В дальнейшем, указывалось в распоряжении Синода, монастырской епитимии следует прибегать лишь в крайних случаях [6, с. 273]. Перечень таких случаев был определен указом священного Синода от 18 марта 1868, согласно которому направление на покаяние в монастырь могло происходить только по статьям 138, 1549, 1585, 1593, 1594 и 1597 "Уложения о наказаниях уголовных и исправительных" [11, с . 203]. В менее значимых случаях, епархиальные суды должны были присуждать к покаянию на дому, по месту нахождения нарушителя, а также могли передавать определения вида епитимии местному священнику, к приходу якого принадлежал виновный. На эту же духовное лицо возлагался контроль за добросовестным прохождением епитимии. В зависимости от обстоятельств, сообщенных с прихода, епархиальное руководство могло либо досрочно прекратить прохождения наказания, или же, наоборот, продлить его срок. К контролю привлекались и представители светских учреждений; полиция обязывалась способствовать священникам в принуждении епитимийцив к посещению церкви.

Таким образом, анализ наказаний, налагаемые церковными судами свидетельствует, что большинство санкций были направлены на лишение виновного лица пользоваться определенными видами духовных благ, которые принадлежали ей как члену церкви, и носили воспитательно-исправительное характер, т.е. предполагали совершение действий, должны были способствовать нравственному очищению, исправлению наказанного. Зато чисто карательные санкции широко НЕ практиковались церковными судами, однако при этом следует учитывать тот факт, что за совершение религиозных преступлений где существовала двойная подсудность (духовная и светская), такие санкции применялись общими судами, а церковные наказания определялись как дополнительные.

Литература

Иеромонах Савва. Церковный суд в Русской Церкви //Официальный сайг московского патриархат. - [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/420368.html

Суворов Н.С. Курс церковного права /Н. С. Суворов. - Т. 1. - Ярославль. 1889. - 381 с

Уложения о наказании уголовных и исправительных //Свод законов росийской империи. - СПб., 1885. - Т. 15. - 272 с.

Зырянов Н.П. Русские монастыри и монашество в XIX - начале XX века /Н.П. Зырянов - М.: Вербум: 2002. - 319 с.

Ягунов Д.В. Пенитенциарная система Украины: историческое развитие, современные проблемы и перспективы реформирования: Издание второе, переработанное и дополненное /Д.В. Ягунов. - Одесса-Черкассы, 2008. - 344 с.

Барсов Т. Сборник действующих и руководственных церковных и церковно-гражданские постановлений по ведомству православного исповедания /Т. Барсов. - С.-П.: Синоидальная типография. -Т. 1. - 1885. - 866 с.

Лиман 1.1. Русская православная церковь на юге Украины последней четверти XVIII - середины XIX века /1.1. Лиман. - М.: РА "Тандем - У", 2004. - 488 с /

Центральный государственный исторический архив в г. Киеве (далее - ЦЦИАК). - Ф. 825. - Оп. 1. - Спр. 3. - 3 л. - Арк. 2. ЦЦИАК. - Ф. 127. - Оп. 1. - Спр. 68, 848, 955, 842, 848.

Асауленко А. Роль епитимии в нравственном воспитании общества (на опыте Полтавской епархии XIX в.). /А. Асауленко //Украинский исторический сборник. - 2009. - Вып. 12. - С. 100-106.

Суворов Н.С. О церковных наказания. Опыт исследования по церковному праву /Н.С. Суворов. - СПб., 1876.