Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ВКЛАД М.Ю. ЧИЖОВА в ТЕОРИЮ кодификации
статті - Наукові публікації

В данной статье исследуется вклад H. Е. Чижова в теорию кодификации, соотношение кодификации и науки, а также основные требования Которые предъявляются к кодификации.

This article explores the contribution of N. E. Tchizhov's to the theory of codification, the ratio of codification and science, as well as the basic requirements that apply to codification.

Актуальность темы исследования обусловлена ​​следующими обстоятельствами. Во-первых, тем, что на современном этапе развития отечественной правовой науки, наряду с использованием достижений западной цивилизации, все большую актуальность приобретает обращение к собственной научно-правового наследия, особенно творчества отечественных ученых-юристов досоветского периода. Во-вторых, необходимостью восполнения пробелов в знаниях о прошлом отечественной правовой мысли в изучении истории формирования и развития украинского правоведения в их значимости для современности. В-третьих, тем, что оно посвящено теоретико-методологические правовое наследие несправедливо забытого отечественного правоведа, доктора государственного права - Николая Ефимовича Чижова (1853-1910) [о его биографии см..: 1, 2], с именем которого эт ' связано изучение общетеоретического правоведения в Императорском Новороссийском университете. Между тем идеи ученого до сих пор не стали предметом самостоятельного исследования.

Целью настоящей работы является анализ одного из аспектов научно-правовой творчества М. Ю. Чижова, а именно - его взглядов на такие теоретические вопросы кодификации, как понятие, предпосылки, значение и особенности кодификации, основные требования к ее осуществлению, роль законодателя в процессе кодификации, соотношение и взаимовлияние кодификации и правовой науки.

Свои теоретические рассуждения о кодификации М.Ю. Чижов начинает с выяснения предпосылок кодификации. При этом он пишет, что "кодексы не являются творением революций, произведением произвола или философской системы. Кодексы - это суть и результат прогрессивного развития права в соответствии с потребностями общества" [3, с. 74]. Тем самым в числе предпосылок кодификации ученым выделяются факторы двоякого порядка.

Во-первых, это чисто юридические факторы, проявляющиеся в приведении в порядок существующие законоположения, в возведении отдельных законоположений в одно целое, в одну систему. Потребность такого рода действий обусловлена ​​тем, что законы, изданные в отрывочных формах, у народов достигли определенной степени развития, проявляются в виде многих правовых положений, созданных в разное время, и при этом трудно избежать противоречий, "составляют настоящую угрозу при применении законов; отсюда следует неизбежность пересмотра законодательства, - неизбежность приведения в гармонию положений, в творчестве которых участвовали различные факторы государственной жизни "[3, с. 72].

Во-вторых, по мнению Ю. Чижова, кодификации оговариваются также состоянием государственной жизни народа, что составляет результат сочетания трех систем социальных факторов: 1) интеллектуальных, 2) политических и 3) экономических [3, с. 75]. Глубокое потрясение этих основных элементов, входящих в государственную жизнь, вызывает разногласия с существующими потребностями общества многих законоположений, которые со временем становятся не только бесполезными, но и вредными. Эти отживших свое время положение формальному их изъятия из законодательства, естественно, служат препятствием. "Поэтому в определенный период времени законодатель освободить от них позитивное право, подобно тому, как от растущего дерева отсекаются его засохшие ветви" [3, с. 72]. Итак, в обществе возникает потребность в общих реформах в праве, которые часто осуществляются появлением кодексов.

Что касается самого понятия кодификации, то, по мнению украинского ученого, ее следует отличать от консолидации. Если консолидацией он понимает сведения воедино отдельных постановлений, изданных в разное время, в разных формах и редакциях, то кодификация определяется им как объединение отдельных законоположений действующего права в переработанную систему, проникновений одной общей идеей, общим духом. "Кодификация предполагает переработку существующего права на новых принципах, изменяет старое право и основанный на нем юридический быт народа. Удалить из законодательства устаревшие его части, привести в гармонию части, сохранившиеся санкционировать их и дать им через это новая жизнь, - вот задача , лежащий в известную эпоху на законодателю, что определяет и сам предмет кодификации "[3, с. 72].

Как считает автор - "кодификация составляет преобразования в праве", но "с помощью кодексов законодатель не создает совершенно нового права, а констатирует только полученные результаты, подвергает их просмотра и критической оценке, приводит в порядок, согласовывает их между собой и устанавливает единый закон "[3, с. 74].

По М.Ю. Чижовым, значение кодификации в развитии права большое и состоит в следующем: во-первых, с ее помощью из всей массы законодательного материала выделяются и сводятся в одну систему те положения, которые должны быть признаны обязательными, во-вторых, через кодификацию, устанавливающий внутреннее единство в позитивном праве, устраняются противоречия и недостатки между различными законоположениями, в-третьих, кодификация стремится пересмотреть позитивное право, изменить и улучшить несовершенны законоположения согласно изменившимися потребностями, в-четвертых, из-за кодификацию открывается большая доступность законодательства обществу и при кодификации легче пользоваться членам данного общества позитивным правом, в-пятых, кодификация, осуществленная при благоприятных условиях, дает непременно хорошие политические и юридические результаты, в том числе твердость и постоянство позитивному праву.

По мнению Ю. Чижова, кодификация не всегда необходима и полезна и для того, Чтобы она была действительно необходимой и полезной, должна отвечать следующим требованиям.

Во-первых, поскольку "прошлое, на основании закона наследственности социальных явлений, всегда приводит будущее", постольку кодификация не ведет к разрыву настоящее с прошлым, не должна проявлять пренебрежения к прошлому, к истории юридической жизни и законодательства народа, потому что развитие человеческого общества представляет одно целое, части которого неразрывно связаны друг с другом, влияют друг на друга.

Во-вторых, кодексы, принятые в результате кодификации, должны соответствовать состоянию общества по содержанию, форме и пространством. Кодексы не вечны и абсолютно совершенными не могут быть, они обладают относительной совершенство, могут и должны даже при определенных обстоятельствах подвергаться пересмотру. "Какой бы полнотой и совершенством не отличался кодекс, он не может предусмотреть все в настоящем, а тем более в будущем, а потому тысячи вопросов, которые остаются незамеченными законодателем, не предусмотренными ним, и с которыми приходится иметь дело судьям. И это том, что законы однажды выданные остаются в том виде, в котором были написаны тогда, когда люди не находятся в состоянии покоя. Вне кодексом, насколько бы не была совершенна кодификация, могут существовать и существуют дополнительные правовые положения, заимствованные из справедливости, обычного права, науки и судебной практики »[3, с. 73].

В-третьих, кодекс должен включать в себя только то, что может быть предметом законодательного регулирования. Однако это не означает, "что все регламентировано законодательной властью, с этой единственной причине может быть кодифицировано. Кодексы не должны смешиваться с частными законоположениями и рассматриваться как сборники последних. Прежде переход из состояния закона на степень положение необходимо, чтобы законодательство подверглось испытанию и получило развитие с помощью науки и судебной практики, которые способны раскрыть его преимущества и недостатки. В кодекс все положения сведены в четкую систему и как только они вошли в его состав, исключить невозможно без изменения целого "[3, с. 77].

В-четвертых, кодификация должна быть осуществлена ​​своевременно, когда она стала возможной и необходимой вследствие прогрессивного развития права. Каждый преждевременный пересмотр законодательства вредит и задерживает прогресс позитивного права. Для того, чтобы кодификация была действительно полезной, необходимо, чтобы различные элементы законодательства достигли развития и принесли обществу ожидаемые результаты. Если целью кодификации является установление гармонии, привести в единство различные положения позитивного права, то она может осуществиться только тогда, когда эта гармония будет иметь свое основание в общественных элементах.

В-пятых, прежде чем свести закон в кодекс, надо его испытать. Закон, не испытанное наукой и судебной практикой, не должен входить в состав кодификационного акта.

В-шестых, "в кодексе не должны смешиваться научные принципы с законодательными постановлениями". Однако, научные теории, санкционированные законодательной властью, сводятся в юридически обязательные правила и не должны подвергаться изменениям и даже обсуждению до их отмены. Следовательно, эти теории, "внесенные в кодекс, останавливают непрерывный и благотворное влияние науки на законодательство, так узаконивается та или иная теория, считается обязательным для ученых-юристов. Если в кодекс вносятся научные теории, то они создают различные неудобства и даже опасность "[3, с. 77].

М. Ю. Чижов обращает внимание на очень интересную проблему - проблему о роли законодателя в кодификационных процессе. При этом он задается вопросами: в каком положении должен находиться законодатель в процессе кодификации? Должна быть пассивной его роль? Следует поставить законодателя в такое положение, чтобы он ограничивался только констатацией результатов, данных развитием права, сделанных внутренней силой? Отвечая на эти вопросы, ученый сравнивает право с языком народа, развивается вместе с народом. Известно, что в развитии речи всех цивилизованных народов наступают эпохи, когда писатели, силой своей мысли превращали язык своего времени. При этом, охватив различные элементы слова, очищали, и раскрывали всю красоту слова, и тем самым создавали кодексы языка. Впоследствии они стали законодателями слова, и народ вскоре увидел в новых формах языка точное выражение, его способы мыслить и чувствовать. В праве происходит то же самое, что и в языке. Иначе говоря, вмешательство законодателя в дела нововведений в законодательство не только возможно и полезно, а иногда даже необходимо. Законодателю не всегда приходится ждать, пока исчезнет все старое в праве. Если кроме старых положений, существовавших долгое время, развитие народной жизни не может продолжаться, то законодатель должен внести изменения и дополнения к ним. Когда нация развивается прогрессивно, без переворотов, без революций, тогда действие законодателя ограничивается главным образом (но не исключительно) пределами проверки, приведения к единству различные права. Совсем другая роль законодателя, когда внутренним общественным переворотом проводятся коренные изменения в обществе, тогда для нового порядка вещей необходимы новые правила, которые устанавливаются новым законодательством. Роль законодателя в таком случае становится активной и творческой.

По мнению Ю. Чижова, революционные эпохи неблагоприятные для кодификации. При этом под революцией он понимает не только насильственные и коренные перевороты, но и те из них, которые происходят скрыто в обычаях и идеях и вызывают не меньшую необхиднись, как и первый, вмешательство законодателя. В частности, ту же мысль высказывали и создатели кодекс?? Наполеона. Они сохранили с прежних законов все те, которые связаны с большими изменениями, созданными в политическом строе, или которые казались им сами по себе заслуживающими преимущества перед устаревшими и непригодными узакониванию. Таким образом, в революционных периодах можно обойтись и без кодексов, ограничиваясь временными законодательными актами. Но потом кодификация становится необходимой для согласования новых идей, выработанных под воздействием революций, с бывшими принципами. Для осуществления этой задачи недостаточно только пересмотреть законодательство, а нужно, чтобы законодатель сделал выбор между противоположными принципами, приняв на себя творческую роль в законодательстве.

Интересны взгляды М. Ю. Чижова также на соотношение и взаимовлияние кодификации и правовой науки. Так, по мнению ученого, кодификация не может охватить право во всей его полноте и дать правую окончательную форму. Вполне кодексы никогда не удовлетворяют жизненные потребности. Итак, полные кодексы не в состоянии все предусмотреть и служить достаточным руководством для правоприменителей. В силу указанных причин "кодексы не могут сделать науку бесполезной и вход науки в кодекс открыт". Отсюда следует постулат о том, что "наука должна существовать наряду с кодексами" [3, с. 78].

Автор считает, что наука имеет дело с кодексами "через призму свободного толкования и аналогии". Во-первых, наука необходима для применения кодексов настолько же, насколько она нужна и при их сборке. Во-вторых, наука, не ограничиваясь этим, разъясняет не только действующее право, но постоянно способствует к созданию будущего права.

Кодексы нельзя рассматривать как сборники положений, составляющих последнее слово права. Они не ограничивают юридическую деятельность в основе нации, и наука исключает участие несовершенных законов и принимает новые, она черпает свою энергию из научных источников.

Как никогда актуальны сегодня такие высказывания ученого: "Наука не может быть привлечено к тексту законов, она не применяется только в пределах легальности, она свободна по отношению к кодексу. Тексты законов ни в коем случае не составляют формул, предназначенных к закрепощению науки. Констатируя полученные результаты, тексты законов служат для науки точками опоры для достижения новых усовершенствований, новых результатов "[3, с. 78].

Другой постулат ученого выражен следующим образом: "упадок науки права нисколько не зависит от кодификации". По его мнению, кодексы не задерживают и не задержали развитие правовой науки. (В качестве примера указывается тот факт, что прусский кодекс ничуть не помешал в свое время Савиньи выдать свое замечательное исследование "действующего римского права», не историческое исследование, но исследования, относится к общему действующего права). В то же время ученый подчеркивает, что "с изданием кодексов, основания и точки опоры для науки меняются, и вот она проходит моменты сомнения, неопределенности, колеблется в нахождении для себя пути, но раз найденный, формулы закона не могут остановить дальнейшего развития "[3, с. 78].

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что вклад М. Ю. Чижова в теорию кодификации существенный. И разработанные им положения о таких теоретических вопросов кодификации, как понятие, предпосылки, значение и особенности кодификации, основные требования к ее осуществлению, роль законодателя в кодификационных процессе, соотношение и взаимовлияние кодификации и правовой науки сохраняют научную ценность и по сей день.

Литература

Бабкин В.Д., Усенко И. Б. Чижов Николай Ефимович //Антология украинской юридической мысли /Под общ. ред.

Ю. С. Шемшученко. - K., 2002. - Т. 1: Общая теория государства и права, философия и энциклопедия права. - С. 222-224.

Самодурова В. Чижов Николай Ефимович //Профессора Одесского (Новороссийского) университета: биограмм. Словарь.

Т. 4. - Одесса: Астропринт, 2000. - С. 355-357.

Чижов Н. Введение в изучение права (Энциклопедия права): Заметки ординарных Профессора Императорского Новороссийск Университета H. Е. Чижова. - М.: Тип. «Русской Речи», 1908. - 274 с.