Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ДВУСТОРОННИХ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОГРАММ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
статті - Наукові публікації

В статье проанализирован нормативное содержание межгосударственных программ, принятых постсоветском странами. Доказано отличие правовой природы ЭТИХ программ от соглашений, в рамках которых они Одобрены, указывается на наличие в данных программах нормативноправовых предписаний.

There are normative content of the interstate programs adopted by the postsoviet states analyzed in the article. The difference of the legal nature of this programs from the agreements, in frames of which they are adopted, is proved, the presence of the normative legal demands in those programs is pointed.

Международное право находится в состоянии перманентного развития, обусловливается, в частности, возникновением новых международно-правовых феноменов, специфических форм международной нормотвор-чести и механизмов имплементации предписаний международного права в национальные правовые системы. При этом актуальными сегодня становятся и аспекты правовой природы международных программ. В рамках определения общей правовой природы этого феномена необходимо исследовать правовую природу межгосударственных программ, в частности особенности международного правового программирования, свойственные двусторонним государственным программным актам, одобряются между постсоветскими государствами, это следует считать целью нашей статьи. Безусловно, в рамках статьи анализ всех программных актов, заключенных между государствами даже в современный период, и даже определения их точного количества становится крайне сложным вопросом. Поэтому задачами нашей работы становятся прежде всего как сравнительный анализ характерных черт выявленных нами соответствующих программ, так и их формально-юридический анализ с решением вопроса о наличии в таких программах правовых нормативных предписаний.

Международные программы в современной науке исследуется прежде в рамках концепции программно-управленческой деятельности, которая была разработана с нашим участием и нашла свое развитие в трудах Кроленко В.А., Третьяка Е.В., Удовенко К.В. Вместе отдельные теоретики международного права, в частности Бувайник Г.Е., Гавердовський А.С., Жуков Г.П., Черниченко С.В. обнимались проблемами международных программ, но их работы являются устаревшими и в известной мере заидеологизированными.

Анализ международной нормативной базы позволяет утверждать о наличии ряда двусторонних программ, одобренных Украины на межгосударственном уровне с другими постсоветскими государствами путем заключения межгосударственных договоров об экономическом сотрудничестве и их последующей ратификации-участниками. эти программные акты имеют преимущественно десятилетний срок действия и были принятыми с почти всеми постсоветскими республиками.

Это, в частности, Программа экономического сотрудничества между Российской Федерацией (РФ) и Украины на 1998 - 2007 годы, добавлена ​​к Договору между этими государствами об экономическом сотрудничестве на 1998-2007 годы от 27 февраля 1998 p.; Межгосударственная программа долгосрочного экономического сотрудничества (ДЭС) между Украиной и Республикой Беларусь на 1999-2008 годы (Договор от 11 декабря 1998 p.) Межгосударственная программа ДЭС между Украиной и

Грузией на 1999-2008 годы (Договор от 16 апреля 1999 p.) Программа ДЭС между Украиной и Республикой Казахстан на 1999 - 2009 годы (Договор от 17 сентября 1999 p.) Программа экономического сотрудничества между Украиной и Республикой Узбекистан на 1999-2008 годы (Договор от 7 октября 1999 p.) Программа ДЭС между Украиной и Азербайджанской Республикой на 2000 - 2009 годы (Договор от 16 марта 2000 p.) Межгосударственная программа ДЭС между Украиной и Республикой Армения на 2001 - 2010 годы ( Договор от 1 марта 2001) Межгосударственная Программа долгосрочного торгово-экономического сотрудничества между Украиной и Туркменистаном на 2001-2010 годы (Договор от 14 мая 2001 p.) Межгосударственная программа ДЭС между Украиной и Республикой Таджикистан на 2003 - 2012 годы (Договор от 9 апреля 2003) [1].

При этом участие в таких программах является лишь отечественной доработкой; достаточно вспомнить о программе ДЭС. Российской Федерации и Азербайджанской Республики на период до 2010 года, одобренную вместе с Договором о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между РФ и Азербайджанской Республикой от 3 июля 1997 [2], Программа ДЭС Республики Армения и РФ на период до 2010 года от 29 Март 2002 p., Программу экономического сотрудничества между Республикой Беларусь и Республикой Молдова на 2000-2009 годы от 29 июня 2000 г. и др..

Интересно, что во всех указанных выше договорах содержится норма о том, что "прекращение действия этого договора не затрагивает (в Украине-таджикском договоре -" не влияет ", в Украине-русски -" не касается ", в Украине-узбекской - »не затрагивает") осуществлению проектов, реализуемых в соответствии с программой "или подобная. Интересно, что в большинстве из указанных договоров (как правило уч. 2 ст. 2) указывается, что стороны, исходя из определенных интеграционных или кооперационных соображений, создают (или обеспечивают) благоприятные условия "для формирования (в Украине-азербайджанской сделке -" формирование и реализации ") отдельных проектов и программ", такого указания нет ни в Украине-армянской и Украина-туркменской сделках. Таким образом, соответствующие договоры несут как специальную (для программы-приложения), так и общую (для последующих двусторонних программ) легитимизуючу функции.

Такой процесс двусторонней правовой программирования между указанными выше государствами имеет ряд общих черт. В частности, в преамбулах большинства указанных договоров, как основа для их укладки, указывалось предыдущие двусторонние договоры, прежде всего о дружбе и сотрудничестве между государствами Тем самым подчеркивалась постепенность развития всего комплекса межгосударственных отношений, которая, впрочем и предусматривает именно программного регулирования. в ст. 1 большинстве указанных договоров вказувАлос на осуществление (реализацию) сторонами соответствующих программ, при этом отмечалось, что эти программы (неотъемлемой) "составной частью" соответствующего договора. Таким образом, возникает вопрос о том, может ли соответствующее межгосударственное программа, как часть договора, иметь определенные формальные отличия от этой сделки. Положительное решение этого вопроса, обусловлено, по нашему мнению, тем, что в указанных договорах различают механизмы решения спорных моментов относительно самого договора и по программе; образуются специальные механизмы контроля и финансирования программы и т.д..

Кроме того, во всех указанных выше договорах содержится норма о том, что "прекращение действия этого договора не затрагивает осуществления проектов, реализуемых в соответствии с программой, или подобная. Интересно, что в большинстве из указанных договоров указывается, что стороны , исходя из определенных интеграционных или кооперационных соображений, создают (или обеспечивают) благоприятные условия "для формирования отдельных проектов и программ", такого указания нет ни в Украине-армянской и Украина-туркменской сделках. Таким образом, соответствующие договоры несут как специальную (для программы -приложения), так и общую (для последующих двусторонних программ) легитимизирующих функции.

Анализ структур указанных выше двусторонних межгосударственных программ свидетельствует об их сходный характер. В частности, они имеют деление на разделы (от четырех до седьмая), отдельно могут добавляться Мероприятия в программу в форме таблиц с указанием содержания мероприятий, срока их выполнения и исполнителей от сторон программы. В большинстве программ отдельным, первым разделом определяются вопросы состояния и проблемы развития экономического сотрудничества (в ряде программ соответствующие аспекты изложены в своеобразной преамбуле программы). Соответствующие обоснования необходимости принятия программы, несмотря на их определенную стереотипность, также свидетельствуют о формальном различие между соответствующими двусторонними договорами и программами; частности в них предоставляются дополнительные ссылки на предыдущие двусторонние соглашения между государствами.

В большинстве программ говорится о недостатках, существующих в двусторонних экономических и других отношениях. Интересно, что у большинства из исследованных программ частью соответствующих негативных процессов называется текущее положение, сложившееся с "разработкой долгосрочных межгосударственных целевых программ" по решению проблем, представляющих взаимный интерес, в области производства различных видов. При этом отмечается, что проблемы в экономических двусторонних отношениях требуют решения в рамках "долгосрочной стратегии взаимовыгодного экономического сотрудничества" основанной на приложении или является ее целью (как, например, в Украине-белорусской соглашении).

Цель исследованных программ достаточно близкой; согласно нормам соответствующих разделов, каждая из программ является разработанной "осуществление сторонами на долгосрочной основе согласованного комплекса мер, в том числе нормативно-правовых (в Украине-казахской программе" нормативного характера ", в Украине- таджикской об этом признак не идет), по оказанию государственного содействия развитию взаимовыгодных экономических, научно-технических (в ряде программ - "и других") связей между двумя странами "[1]. Такое указание на нормативно-правовой характер мероприятий крайне важно для нашего анализа, ведь она безусловно распространяется изложенные в текстах этих программных актов Мероприятия к программам. Тем самым стороны соответствующих двусторонних программ соглашаются считать соответствующие программные мероприятия специальной форме, содержит нормативно-правовые регуляторы двусторонних межгосударственных отношений, то есть своеобразной, отдельной формой международного права.

Интересно, что почти во всех рассмотренных программах говорилось о необходимости одобрения двусторонних межгосударственных целевых программ. Эти программы, в соответствии с программами структурной перестройки производства обеих сторон, "должны предусматривать проведение комплекса мероприятий, направленных на перемещение капитала в наиболее перспективные сферы экономики, а также свертывание неэффективных, неконкурентоспособных отраслей и производств с целью содействия активизации целенаправленной структурной политики, обеспечения жизненно важных систем экономики, повышения конкурентоспособности продукции, сохранения научно-технического, производственного и кадрового потенциалов "[1].

Кроме того, в указанных выше межгосударственных программах, заключенных Украиной в соответствии с Республикой Армения, Грузией, Российской Федерацией и Республикой Таджикистан дополнительно указывается, что "основой практического осуществления согласованной структурной политики является реализация обоими государствами, как национальных целевых комплексных программ и проектов, так и общих, в том числе, предусматривающие значительные изменения в инвестиционной деятельности ". Добавим, что в Украине-таджикской программе содействия деятельности субъектов хозяйствования по реализации инвестиционных и инновационных программ отнесены к главным направлениям, на основании которых предлагается взаимодействие в проведении экономических реформ. А в Украине-туркменской программе отмечается, о необходимости реализации двусторонних инвестиционных проектов, "в первую очередь, предусмотренных заключенным 4 октября 2000 Президентом Украины и Президентом Туркменистана Общим распоряжением" [1].

Добавим также, что в ряде исследованных программ (Украина-азербайджанский, Украина-армянская, Украина-грузинский) говорится, что "в рамках осуществления координации приоритетных направлений структурных измененийэкономик обеих стран предполагается рассмотреть концептуальные подходы к долгосрочным программам структурной перестройки в экономике, которые разрабатываются государствами "[1]. В последних двух упомянутых программных актах определяются также основные стратегические ориентиры соответствующего двустороннего программирования, а именно:

достижения стабилизации производства и экономического роста

повышения конкурентоспособности продукции, развитие экспортного потенциала сторон.

Подобное положение содержит и Украина-белорусская программа, а в Украине-азербайджанской программе также указывается о перспективе разработки и реализации совместных программ развития транспортной инфраструктуры. В Украине-российском и в Украине-узбекской программах также указывается о необходимости соответствующего "взаимному обмену национальными программами приватизации и подготовке предложений по созданию условий, способствующих взаимному участию хозяйствующих субъектов в этих программах" [1]. Таким образом, можно увидеть, что реализация норм рассмотренных нами межгосударственных программ предусматривает активное программную правовую регулятивную деятельность как на двустороннем уровне, так и в рамках национальных правовых систем.

В положениях межгосударственных программ говорится о механизмах их реализации и контроля за исполнением. В подавляющем большинстве из приведенных программных актов указывается, что их реализация "будет осуществляться путем выполнения государственными органами и хозяйствующими субъектами [сторон] конкретных действий, которые обусловлены в Программе и Мероприятиях к ней". При этом формы координации и контроля реализации программы имеют в исследованных межгосударственных программах дев различные организационно-правовые модели. Согласно первой модели, предусмотренной программами, Украина одобрила с республиками Казахстан, Таджикистан и Узбекистан и с Туркменистаном, координация и контроль за ходом реализации соответствующих программ осуществляются общей двусторонней комиссией: по экономическому сотрудничеству, по вопросам экономического сотрудничества или с "всестороннего сотрудничества" [1 ], соответственно.

Согласно второму подходу, изложенных в остальных исследованных двусторонних программ экономического сотрудничества с участием Украины, в рамках аналогичных вышеуказанным совместных двусторонних комиссий должен быть создан специальный орган - Координационный Совет по реализации Программы, а также рабочие группы по основным разделам. Интересно, что в Украине-узбекской программе отмечается, что к такому механизму стороны могут перейти "по результатам первого года работы", определив вопрос целесообразности создания соответствующего Координационного Совета. Механизм формирования и работы указанных Советов одинаковым для всех исследованных программ. Так, каждая соответствующая двусторонняя Координационный Совет по реализации Программы должен включать части с обеих сторон программы, каждая из которых возглавляется отдельным Председателем, который назначается главами правительств сторон; в состав Советов входят руководители рабочих групп от обеих сторон программы. Заседание национальных частей Координационных Советов проводятся по необходимости, но не реже одного раза в полугодие, поочередно в обеих странах-участницах программы, при этом председательствующий на заседании Координационных Советов голова от той принимающей заседания Совета.

Как видно из названий и функций соответствующих Координационных Советов, они органом контроля и координации исполнения не соответствующих договоров об экономическом сотрудничестве, а программ, добавленных к этим договорам. Об этом специально подчеркивается, в частности, и в ст 2 исследованных межгосударственных договоров об экономическом сотрудничестве. Фактически регламент работы этих Советов создает определенный правовой механизм имплементации программных предписаний, дополнительную межгосударственную программную нормотворчество (в форме принятия упомянутых ежегодных планов и др.).. Интересно, что такой квалифицированный контроль со стороны Координационных Советов не исключает возможность более высокой формы контроля. Так, согласно ст 3, 4 рассмотренных нами договоров об экономическом сотрудничестве между Украиной и РФ, Украиной и Республикой Армения соответствии правительства этих государств должны координировать выполнение Программы, осуществлять поэтапный контроль за ее реализацией и, в случае необходимости, вносить в нее коррективы. При этом ход выполнения этих программ (и Украина-азербайджанской и Украина-узбекской) имеет "не реже одного раза в год" [1] рассматриваться на самом высоком уровне.

Анализ содержания исследованных межгосударственных двусторонних программ свидетельствует о том, что такие программы можно считать основными программными двусторонними актами, которые регулируют соответствующие межгосударственные отношения. Такие программы есть, в частности, специфической внешней формой для международных правовых норм. При этом явная унификация указанных актов, заключенных между различными постсоветскими государствами свидетельствует о существовании определенных стандартов структуры этих актов, порядок их разработки, реализации и контроля за исполнением. Такие стандарты основываются на общих требованиях программного менеджмента и одновременно введены в практику независимых государств на уровне достаточно устоявшегося обычая. Детальный анализ правового содержания межгосударственных программ должна стать основой для специальных юридических исследований.

Литература

Договор между Украиной и Республикой Беларусь об экономическом сотрудничестве на 1999-2008 годы от 11 декабря 1998 p.

Договор между Украиной и Республикой Казахстан об экономическом сотрудничестве на 1999-2009 годы от 17 сентября 1999 p.

Договор между Украиной и Республикой Таджикистан о дов?? Острокове экономическом сотрудничестве на 2003 - 2012 годы от 9 апреля 2003 p.; Договор между Украиной и Азербайджанской Республикой об экономическом сотрудничестве на 2000-2009 годы от 16 марта 2000 p.; Договор между Украиной и Грузией об экономическом сотрудничестве на 1999-2008 годы от 16 апреля 1999 p.; Договор между Украиной и Республикой Армения об экономическом сотрудничестве на 2001-2010 годы от 1 марта 2001 p.

Договор между Украиной и Республикой Узбекистан об экономическом сотрудничестве на 1999-2008 годы от 7 октября 1999 p.

Договор между Украиной и Туркменистаном о долгосрочном торгово-экономическом сотрудничестве на 2001-2010 годы от 14 мая 2001 //Официальный сайт Верховной Рады Украины [Электронный ресурс] - Режим доступа к сайту: http://zakon.rada. gov.ua /cgi-bin /laws /main.cgi

Договор между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о экономическом сотрудничестве от 25 января 2002 г. [Электронный ресурс] - Режим доступа к сайту: http://pravo. levonevsky.org/bazaby/org466/basic /