Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
УСТАВЫ В СИСТЕМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ НА УКРАИНСКИХ ЗЕМЛЯХ В СОСТАВЕ ​​РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В XIX СТ.
статті - Наукові публікації

В статье определяется правовое положение учебных заведений в украинских землях в составе Российской империи в ХиХ в. На основе анализа уставов учебных заведений и других правительственных документов автор определяет особенности развития системы высшего педагогического образования в Украине в ХиХ в. Определено, что эти юридические акты формировалы государственно-правовой механизм, Который регулировал деятельность университетов, гимназий, создавал правовые предпосылки и условия управленческого труда.

The legal status of educational establishments on Ukrainian territory as a part of Russian empire in the XIX-th century is explicated. Giving analysis of educational establishment statuses and other government documents the author highlights the development peculiarities of higher pedagogical education in Ukraine in the XIXth century. It is defined that these legal acts provided the state legal mechanism that regulated the activity of Universities and lyceums, arranged the law conditions for management.

Многие правовых норм украинского образовательного законодательства являются традиционными, заложенными в нем исторически, ведь с XVI в., когда появились первые нормативные акты, регулирующие работу образовательных учреждений, накопился большой опыт регламентации деятельности в сфере образования. Целью данной статьи является выяснение правового становише учебных заведений на украинских землях в составе Российской империи в XIX в., Проиллюстрированного нормативно-правовыми актами в сфере образования.

Анализ нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность учреждений образования и, в частности, анализ норм права, регулирующих вуза педагогическое образование в XIX в. ни был объектом отдельного научного исследования, хотя отдельные аспекты проблемы разрабатывали: П. Н. Милюков [4], А. Л. Войно-Данчишина [3], Е. А. Писарева [6], А.В. Попов [7], И. П. Важинский [2] и другие. Однако, одни научные исследования акцентируют внимание на анализе только университетских уставов, другие - на уровне правового регулирования учебно-образовательной деятельности различных учебных заведений в XIX в., Третьи - на тенденциях, особенностях процесса развития педагогического образования в Украине в целом.

Исторически в славянских государствах свод правил фиксировался в документе, который получил еще в XII в. название "Устав". Свои уставы стали разрабатывать и учебные заведения, начиная с украинских братских школ XVI в. В частности, сохранились полностью "Устав Луцкой школы" 1624 г., "Устав Львовской школы" 1568 Это была первая попытка определить функции и личные качества руководителя учебного заведения.

В дальнейшем, в конце XVII - начале XVIII в. ст. в документах о школе в основном речь шла о назначении учебных заведений, содержание обучения, методы воздействия на учащихся, правила их поведения. В основном это были церковные, монастырские школы, где руководство осуществлялось согласно церковным правилам и в соответствии с церковной иерархией, кроме того, в школах обычно был один учитель, он же и руководитель.

конце XVII в. попытки создать устав для высшей школы, но для средней и начальной школы такие документы отсутствовали. Со времен Петра I стали появляться различные постановления о школах, корпуса, училища, уставы учебных заведений.

В 1787 г. был утвержден устав "О главных народных училищах". Именно начиная с этого документа, принимались один за другим правовые акты, регламентирующие деятельность учебных заведений.

Таких документов в XVIII - XIX вв. ст. было принято несколько, в частности, в 1787 г. - устав "О главных народных училищах", 1804 г. - "Общий Устав Российских императорских университетов" и "Устав учебных заведений, подведомственных университетам", 1828 г. - "Устав гимназий и училищ уездных и приходских ", 1835 г. - второй" Общий Устав Российских императорских университетов ", 1863 - третий" Устав Российских императорских университетов ", 1864 г. -" Устав гимназий и прогимназий ", 1871 г. -" Устав гимназий и прогимназий ведомства Министерства народного образования ", 1884 p. - Четвертый "Устав Российских императорских университетов".

Социально-экономическая и особенно политическая ситуация в России на момент принятия этих уставов значительно отличались друг от друга. Более того, именно различные общественные ситуации и порождали эти правовые документы. Устав 1787 отражал эпоху Екатерины Второй, кризисные явления в государстве, реакцию на Пугачевское восстание. Устав 1804 свидетельствовал о либеральных намерениях Александра I, о создании непротиворечивой образовательной системы в государстве. Устав 1828 продолжил тенденцию к созданию единой системы образования в Российской империи, отражал преемственность Николаевской реформы в образовании. Устав 1864 вписывался в контекст "Великой реформы", утверждал два типа гимназий - классическую и реальную, давал определенное пространство педагогическом творчестве. Устав 1871 - выражение тенденций котрреформ и сокращение привилегий гимназиям. Характерно, что последний устав не изменился в связи с принятием одного из реакционных университетских уставов в 1884 г. В конце XIX - начале XX в. новые устав не принимались, хотя различные проекты уставов разрабатывались и в 80-е годы при Министерстве народного образования под руководством И.Д. Делянова (1882 - 1897 г.г.), и в начале XX в. министрами Н.П. Оголеповим (1898 - 1901 г.г.) и П. С. Ванновский (1901 - 1902 г.г.). Как основной правовой документ продолжал действовать устав 1871 г., но изменение общественной ситуации заставляла Министерство народного образования выдавать большое количество дополнительных циркуляров, регламентирующих деятельность учреждений образования.

Проанализируем некоторые из вышеназванных нормативно-правовых актов. В 20-х годах XIX в. стала очевидной потребность в общей реформе высшей и средней школы. Но реформа эта главным образом была произведена не из педагогических соображений, а из политических. После восстанияя декабристов, Николаю I данная реформа представлялась самым действенным способом для "отрезвления общества" [4, с. 324]. Рескриптом от 14 мая 1826 он назначил особый комитет обустройство учебных заведений, а министр народного просвещения А. С. Шишков сразу выступил перед комитетом по плану общей реформы. Этот план основан на двух основных идеях. Во-первых, каждое учебное заведение должно было предоставлять полное образование выходцам из того "класса людей, для которого такие училища преимущественно основываются" [4, с. 324]. Итак, речь идет о сословность образования. А. С. Шишков считал, что приходские школы должны существовать преимущественно для крестьян, мещан и промышленников низшего класса, уездные училища - для купцов, частично дворян, гимназии - для дворян, но не лишая права представителей других сословий вступить в них. Напомним, что "екатерининская" школа была одна для всех, и каждый желающий мог начать обучение в любой из них, забросить начать снова. Напротив, Александровская система предусматривала последовательное обучение в каждой из четырех типов учебных заведений (приходская школа, уездное училище, гимназия, университет), другими словами, ниже школа была ступенью к высшему. По плану А. С. Шишкова, эту своеобразную лестницу следовало разъединить на части и из каждой сделать самостоятельное целое.

Другая идея реформы 1828 заключалась в том, что школа должна не только учить, но и воспитывать. Для достижения этой цели министр стремился основать при гимназиях, а также и при некоторых уездных училищах закрытые воспитательные учреждения - пансионы. Также для поощрения гимназистов заканчивать полный курс обучения предусматривалось предоставление лучшим ученикам право на чин Х1У класса.

Но такой смелый план выполнить было труднее, чем предложить, хотя некоторые предложения были заложены в нормативно-правовые акты, как "Устав гимназий и училищ уездных и приходских" (8 декабря 1828), "Общий Устав Российских императорских университетов" (26 июля 1835).

Неизменным в системе низших и средних школ оставалось по Уставу гимназий и училищ уездных и приходских только приходское училище, которое продолжало служить подготовительной школой для последующих. Курс уездных училищ теперь составил самостоятельное целое: за исключением языков, здесь преподавались почти все гимназические предметы, правда в меньшем объеме. Также вместо двух лет обучения ученики изучали курс в течение трех лет, а количество учителей увеличивалось с двух до пяти. Начальником уездных и приходских училищ оставался директор губернской гимназии, но в конце 1836 для управления вышеупомянутыми училищами была создана дирекция училищ. Еще одним важным достижением устава 1828 было то, что содержание уездных училищ должно осуществляться за счет казны. По сравнению с "Общим Уставом Российских императорских" университетов 1804 г., по которому только гимназии содержались за счет государства, это был значительный шаг вперед.

На превращение гимназии новым уставом обращалась особое внимание, поскольку основной принцип реформы 1828 состоял в предоставлении дворянским детям полного курса обучения и подготовки их к практической жизни. Обучение должно было длиться уже семь лет. Тот факт, что новая гимназия должна была готовить молодежь к поступлению в университеты, несомненен.

частности, когда создавался прект устава, на изучение латинского языка предполагалось выделить 70 часов в неделю во всех классах, в то время как на греческий язык - 50 часов, историю - 24 русский язык - 26, географии - 14 и т.д.. Такое усиленное внимание к латинскому языку обусловливалась тем, что в университетах преподавания большинства предметов осуществлялось именно на этом языке. Но такое предложение получила сопротивление со стороны некоторых членов комитета обустройство учебных заведений, потому что не все выпускники гимназий, по их мнению, хотят продолжать обучение в университетах. По нашему мнению, введение такого количества часов в учебный план гимназий было невозможным в связи с отсутствием достаточного количества учителей для преподавания вышеупомянутого курса, поэтому в конечной редакции Устава на латинский язык было выделено 39 часов. Но нельзя не заметить противоречия: обеспечить гимназию учителями было возможным только тогда, когда гимназии обеспечат университеты достаточным контингентом студентов.

По уставу 1828 подготовка к учительскому звание углублялось и дифференцировалась благодаря существованию двух типов гимназий: с изучением греческого языка и без него. С.С.Уваров делал раньше попытку ввести греческий язык в гимназический курс, но остро встал вопрос учительскими кадрами. Поэтому он решительно предложил ограничиться введением курса только в гимназиях университетских городов. В целом, после 1828 в гимназиях снова насаживается классицизм. В частности, с первого класса преподается латынь, расширяется преподавание греческого языка. Для поступления в гимназию требовалось умение читать, писать и знания первых правил арифметики. Три низшие классы имели во всех гимназиях одинаковые учебные предметы, в перечень которых входили: Закон Божий, русская словесность и логика, латинский, немецкий язык, математика, география и статистика, чистописание, черчение и рисование. С третьего класса начиналось преподавание истории. В гимназиях с греческим языком она вводилась с четвертого класса. С шестого класса в обоих типах гимназий читалась физика. Разница заключалась в том, что в гимназиях без преподавания греческого языка, больше времени отводилось на изучение новых языков (немецкого и французского) - 45 час. в неделю в 4-7 классах. В гимназиях с греческим языком в 7 классе математика уже не изучалась [1, с. 120]. Итак, шел распределение гимназий по гуманитарным и математическим направлением, что в дальнейшем обеспечило их дифференциацию как классических и реальных. В то же время образование, добывалось в гимназиях обоих типов, создавала основу для пи дготовкы учителя уездного училища и приходской школы.

Однако в целом, сеть гимназий расширялась довольно медленно, что не могло обеспечить пи дготовкы необходимого количества учителей для начальной школы.

Обратим теперь внимание на университетский устав 1835 г., ведь в историографии имеет довольно резкую критику. В общем, университетские уставы - это законы, своеобразные конституции этих учебных заведений, в которых закреплялись способы организации и которыми регулировались отношения членов научно-педагогической корпорации, где были установлены их права и обязанности, механизм защиты этих прав и контроля за выполнением обязанностей .

Анализируя уставы разных лет, нетрудно заметить, что в первоначальном виде они существовали недолго. Под влиянием политических событий эти документы видоизменялись, дополнялись дополнительными распоряжениями, в той или иной степени отрицательно сказывалось на развитии университетской и среднего и начального образования. Начиная с 1803 г. руководство обучением в каждом округе должны были осуществлять университеты. Поэтому нормы, закреплялись в Уставах, определенным образом затрагивали и интересы гимназий, приходских и уездных училищ.

На нормах второго общего университетского устава четко прослеживается сложная и противоречивая динамика российской модели образования. И она характеризуется вектором, направленным не до идентификации с захиднимимы университетами, а от распространенной на Западе практики. Три главные такие новации ярко выраженные уже в преамбуле, а затем конкретизированы в соответствующих разделах устава. Это высокий государственный и общественный статус университета, система управления и подчинения; регламентация учебно-воспитательного процесса.

Подчеркнем, что новый устав закрепил и усилил общую тенденцию к отходу от распространенной на Западе практики университетского строительства.

Анализируя статьи первой главы устава, нетрудно убедиться, что, несмотря на заметно лаконичные ю язык устава за счет освобождения от избыточного риторике, наблюдается значительное приращение нормативно-правовой базы, связанное с конкретизацией заимствованных принципов университетской организации, их развитием в процессе реализации на российской почве. Это заметно и по статьям 1, 2 и 3, которые уточняют организационную структуру и состав университета, и по статье 10, которая говорит об особых уставы для университетов Дерптского и Киевского св. Владимира [5, с. 4]. Это также составляет особенность университетской системы преимущественно православной России, создавала для Дерптского и Киевского университетов особые уставы с учетом особенностей католической веры.

Статьей 8 вводилось существенное уточнение в управленческую схему университета, согласно которому административная власть над университетом передавалась попечителям учебных округов. На первый взгляд новый устав повторяет подобную норму первого устава (1804). Но, если в первом уставе говорилось просто об одном из членов Главного правления училищ, на которого возлагалось особое попечительство об университете, то теперь речь шла об "особом начальство попечителя". Об этом же свидетельствует целый раздел устава "О попечителя и его помощника", посвященный попечителю.

Значительные полномочия предоставлялись инспектору, не избирался, как раньше советом университета, а назначался попечителем из военных и чиновников. Уставом 1835 вводился полицейский надзор. Профессорам было указано, что их должность предусматривает полное и правильное преподавание своего предмета. Были открыты общеуниверситетские кафедры: Закона Божьего, церковной истории, а также кафедры русской истории, славянской литературы. Юридическому факультета был предоставлен новое направление - подготовка чиновников к государственной службе, а не ученых-правоведов. Ректору университета был пожалован чин V класса по "Табели о рангах". Он хотя и избирался советом университета, но мог вступить в свои права только после утверждения царем.

Университет был открыт для свободных слушателей, которым предоставлялось право посещать университетские лекции и получать ученые степени по общим правилам. Все студенты, которые успешно заканчивали курс одинаково получали при поступлении в гражданской службы чин 12 класса, а в военной службе право стать офицером через шесть месяцев.

Одной из задач университетов также определялась подготовка учителя для средней школы. Раздел VIII "Об особых учреждения при университете" содержал информацию о необходимости открытия университетского педагогического института. При этом целью определялась профессиональная подготовка учителей для гимназий и уездных училищ. По сравнению с предыдущим Уставом здесь предусматривалась конкретная количество казеннокоштных студентов, определялось только, что их должно быть не меньше двадцати. Абитуриентами в основном становились казенные воспитанники гимназий, проходивших определенные испытания на конкурсной основе. Вакансии разрешалось заполнять своекоштные студентами. Зачисление в институт предполагалось проводить один раз в год с разрешения Совета университета и попечителя. Срок стажировки после окончания студентом института составлял не менее шести лет, как и в предыдущем Уставе. Университетским Уставом 1835 впервые было предусмотрено специальные экзамены к?? Ндидатив на учительские должности. Это касалось тех, кто стремился получить высшее педагогическое образование экстерном, не имея возможности учиться в университете.

Так, особенностью развития системы высшего педагогического образования стало государственное регулирование и проведение в учебных заведениях политики государства. Изменения в правительственной политике в отношении высшего педагогического образования во многом зависели от личных качеств монархов, изменений в их стремлениях, подбора кандидатур на пост министра народного просвещения, внутренних и внешних проблем государства. Это приводило к реформам и контрреформ, которые сказывались на содержании и развития высшего педагогического образования.

Кроме того, правовое положение дореволюционных учебных заведений, которые готовили учителей для школ, определялось комплексом правительственных документов, включавшее в себя Уставы учебных заведений и нормативные циркуляры. Эти юридические акты формировали государственно-правовой механизм, который регулировал деятельность университетов, гимназий, создавали правовые предпосылки и условия управленческого труда, отражая конкретные социальные ситуации в обществе.

Литература

Алёшинцев И. А. История гимназическим образования в России (XVIII и XIX вв.). - СПб., 1912. - 352 с.

Важинский И. П. Становление и развитие педагогического образования в Центральной и Восточной Украине (1802-1866): автореф. дис. на соискание наук. степени канд. пед. наук: спец. 13.00.04 /И. П. Важинский. - Киев, 2002. - 19 с.

Войно-Данчишина А. Л. Правовое регулирование высшего юридического образования и науки в России в XIX в. (На материалах украинских губерний): автореф. дис. на соискание наук. степени канд. юрид. наук: спец. 12.00.01 /А. Л. Войно-Данчишина. - Харьк. нац. ун-т внутр. дел. - М., 2006. - 19 с.

Милюков П. Очерки по истории русской культуры. Ч. 1. Население, экономический, государственный и сословные строй. - СПб., 1900. - 223 с.

Общий устав императорских российских университетов. - СПб., 1835. - 42 с.

Писарева Е. А. Организационно-правовые основы деятельности университетов Российской империи второй половины XIX в. (На материалах Украины): Автореф. дис. на соискание наук. степени канд. юрид. наук: 12.00.01 /Е. А. Писарева. - Нац. ун-т внутр. дел. - М., 20 с.

Попов А. В. С. С. Уваров и подготовка общего устава Российских университетов 1835 года //Российские университеты в XVIII - ХХ веках: Сб. науч. статей: Вып. 4. Воронеж: Издательство Воронежского державного университета, 1999. - 184 с.

Алёшинцев И. А. История гимназическим образования в России (XVIII и XIX вв.). - СПб., 1912. - 352 с.

Важинский И. П. Становление и развитие педагогического образования в Центральной и Восточной Украине (1802-1866): автореф. дис. на соискание наук. степени канд. пед. наук: спец. 13.00.04 /И. П. Важинский. - Киев, 2002. - 19 с.

Войно-Данчишина А. Л. Правовое регулирование высшего юридического образования и науки в России в XIX в. (На материалах украинских губерний): автореф. дис. на соискание наук. степени канд. юрид. наук: спец. 12.00.01 /А. Л. Войно-Данчишина. - Харьк. нац. ун-т внутр. дел. - М., 2006. - 19 с.

Милюков П. Очерки по истории русской культуры. Ч. 1. Население, экономический, государственный и сословные строй. - СПб., 1900. - 223 с.

Общий устав императорских российских университетов. - СПб., 1835. - 42 с.

Писарева Е. А. Организационно-правовые основы деятельности университетов Российской империи второй половины XIX в. (На материалах Украины): Автореф. дис. на соискание наук. степени канд. юрид. наук: 12.00.01 /Е. А. Писарева. - Нац. ун-т внутр. дел. - М., - 20 с.

Попов А. В. С. С. Уваров и подготовка общего устава Российских университетов 1835 года //Российские университеты в XVIII - ХХ веках: Сб. науч. статей: Вып. 4. - Воронеж: Издательство Воронежского державного университета, 1999. - 184 с.