Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
НАУЧНЫЕ ПОДХОДЫ К типологизации ПАРТИЙНЫХ ИНСТИТУТОВ
статті - Наукові публікації

В статье дается анализ современных подходов к классификации партийных институтов. Особое внимание уделяется роли и влиянию партийных структур на формирование гражданского общества и демократических институтов.

Analysis modern approach is given In article to categorizations party institute. Emphases is spared dug and influence of the party structures on shaping civil society and democratic institute.

Многообразие исторических и социокультурных условий политического развития стран и народов привело к возникновению различных партийных структур, отличающихся друг от друга построением, функциями и особенностями деятельности. Исторически первые попытки классификации партийных объединений были основаны, как правило, на нравственного основе - они делились на «хорошие» и «неблагородные» союзы, или по количественному составу - на «большие» и «малые» партии. Современной же политической наукой разработана гораздо более сложная типологизация партийных институтов.

общем, указанная проблематика достаточно хорошо разработанной в политической науке. Эти аспекты изучались многими учеными философами, политологами, историками, социологами и т. п. Это, такие выдающиеся ученые как М. Дюверже, Э. Лейкман, Д. Ламберт, М. Уоллерстайн, Р. Таагепера, М. Шугарт, А. Лейпхарт , С.М. Липсет, С Хангтингтон, и многие другие. На современном этапе также идет активных поиск наиболее удачных моделей и форм партийных структур, возникающих в обществе. В этом аспекте следует отметить научные разработки таких украинских ученых как В. А. Лаги, Б.С. Райковского, Г.М. Малкиной, Т.В. Дешка, А.Ю. Бойко, А. С. Стаценко,. М. Дунаевой и проч. При этом, следует отметить, что за последние годы произошло значительное трансформация в определении приоритетов и ценностей в формировании партийных структур. Именно это дает возможность развивать новые направления в исследовании этих институтов политического процесса. Для Украины это очень актуально и необходимо.

Демократическое развитие государства, становления гражданского общества требуют надлежащего формулировки, отражение и представление многочисленных политических интересов, существующих в обществе и оказывают влияние на общественную жизнь. Политические партии являются общественным институтом, который призван объединять граждан вокруг проблем общегосударственного развития. Состояние развития партийной системы четко отражает степень развития политической, экономической, культурной сферы общественной жизни [2, с. 135].

Наиболее популярным критерием типологизации партий является идейные основания их деятельности, предполагают деление на доктринальные (ориентированные прежде всего на защиту своей идеологической чистоты), прагматические, ориентирующиеся на практическую целесообразность, и харизматические, в которых люди объединяются вокруг лидера. При этом, в каждом из этих типов существует дальнейшая дифференциация партийных объединений.

Достаточно характерной для современной политической науки является типо-логизация партий в зависимости от социальных, этнических, демографических и культурологических оснований образования этих институтов власти. Важное значение имеет и дифференциация партий с точки зрения их организационной структуры. В этом случае принято выделять партии парламентские, лейбористские и авангардные. Достаточно распространенной является типизация партий с точки зрения их отношения к правящему режиму: правящие и оппозиционные, легальные и нелегальные, партии-лидеры и партии-аутсайдеры, партии, правящие монопольно и правят в составе коалиции и т.д.

Распространение в политологии получила классификация М. Дюверже, который выделял зависимости от основания и условий приобретения партийного членства партии кадровые, массовые и централизованные. Первые из названных отличаются тем, что они формируются вокруг группы политических деятелей, а основой их организационного строения является политический комитет. Кадровые партии формируются, как правило, сверху, на базе различных парламентских групп, групп давления, объединений партийной бюрократии. Они ориентированы прежде всего на участие профессиональных политиков и элитарных кругов, определяет свободное членство и известную аморфность партийной организации. Как правило, такие партии активизируют свою деятельность только во время выборов, когда необходимо организовать поддержку электората [8, с. 28].

Массовые партии есть хорошо организованными и дисциплинированными, с уставным членством. Хотя и здесь важную роль играют лидеры и аппарат партии, большое значение в них придается общности взглядов, идеологическому единству членов. Массовые партии чаще формируются снизу, иногда на основе профсоюзных, кооперативных или иных общественных движений, артикулируют интересы определенных слоев, профессиональных групп, сторонников известных лидеров и идей. Однако, в отдельных случаях формирование партий подобного типа возможно и комбинированным путем, что предполагает объединение усилий элитарных кругов (парламентских комитетов, общественных комитетов в поддержку того или иного депутата и др..) И рядовых граждан (избирателей).

Устойчивые связи и отношения партий различного типа друг с другом, а также с государством и другими институтами власти образуют партийные системы. Взаимодействуя друг с другом и с государством, партии так или иначе влияют на принятие решений, выявляя тем самым свое место в политической жизни.

Как считает, Мазуренко А. М., в развитых странах мира основными участниками избирательного процесса выступают политические партии, которые фактически имеют монополию на выдвижение кандидатов в депутаты [3, с. 63].

Партийные системы противостоят апартийним, т.е. таким формам организации политической власти, где либо совсем не существует партийных объединений, либо их наличие носит сугубо декларативный характер.

Принято классифицировать партийные системы преждепо качественным аспектам партийно-государственных отношений, а также по их количественному составу. Так, в зависимости от количества партий выделяют однопартийцы (неконкурентные) системы, внутри которых различают деспотические и демократические разновидности, многопартийные (конкурентные) - с одной доминантной партией, двухпартийные (бипартийной) и мультипартийни. Однако, несмотря на то, что сложившиеся в том или ином государстве партии легко подсчитать, количественный метод типологизации партийных систем несовершенен: демонстрируя численность партийных институтов, он не выявляет, сколько партий действительно включено в процесс принятия государственных решений. Поэтому, по моему мнению, типологизация партийных систем по качественным характеристикам их деятельности является более совершенной. В этом контексте, учитывая характер правления, можно говорить о демократических, авторитарных и тоталитарных партийные системы, а учитывая ценности, доминирующие в государстве, - о системах социалистические, буржуазные и т.д.

Итальянский политолог Дж. Сартори дает более сложную классификацию, основанную на идеологической дистанции («полярности») между партиями. По его мнению, существуют партийные системы, которые размещаются между полюсами: «однопартийной» (моноидеологической) системы и «атомизированы» (идейно разнородной) системы. Промежуточные типы - системы с «партией-гегемоном», «доминирующей партией», «двухпартийные», «ограниченного плюрализма» и «радикального плюрализма», - выражают степень развития и варианты идеологического плюрализма в деятельности одной или нескольких партий [9, с. 15].

Чаще в формировании партийных систем наибольшую роль играют характер социальной структуры общества, действующее законодательство и социокультурные традиции. Например, в странах, где нет значительных крестьянских слоев, как правило, не возникают аграрные партии. Если социальная структура общества пронизана полярными противоречиями тех или иных страт, то и партийной системе носить конфликтный характер. Если же социальные группы ориентируются на единую систему ценностей и идеалов, то и партийной системе будет характеризоваться более мягкими формами межпартийных и партийно-государственных связей.

Законы также могут влиять на характер партийных систем, накладывая, например, ограничения на деятельность немногочисленных партий, препятствуя допуск к выборам оппозиционных партий определенной направленности, позволяя насильственные действия в отношении нелегальных партийных объединений. Там, где действуют избирательные системы мажоритарного типа, как правило, формируются двухпартийные системы или системы с одной доминирующей партией. Пропорциональные избирательные системы, напротив, дают шансы на представительство в органах власти большего количества политических сил, инициируют создание многопартийных систем и партийных коалиций, облегчают возникновение новых партий.

В обществах с множеством экономических укладов, разнообразием культур и языков, многочисленными каналами и институтами артикуляции социальных, национальных, религиозных и других интересов, как правило, больше предпосылок для создания многопартийных систем. Именно последние, как показал мировой опыт политического развития, выступают наиболее оптимальной формой и одновременно условием демократического развития общества.

Здесь, ученые дают разные оценки, о том какая конкретно система предпочтительнее: с большим количеством партий или бипартийная, с доминантной партией или без нее. Дж. Сартори считает, что появление пяти и более партий создает «крайнюю многопартийность», опасную для существования государства [4, с. 18]. Политически стабильное развитие Нидерландов, Дании, Бельгии, Австрии и некоторых других государств говорит о пользе многопартийности без доминантной партии. Многие преимуществ и в системах США, Англии, Ирландии, Канаде, Австралии и других стран с двухпартийной модели, которая предоставляет гражданам возможность выбора, правительствам - изменение курса, а обществу - стабильность. Даже оппозиционные партии действуют здесь в русле тех же базовых ценностей. Впрочем, такая система тоже не идеальна, она снижает возможности полноправного участия независимых кандидатов или «третьих сил» в процессе принятия решений. Там же, где «третья» партия все же может внести существенные коррективы в установившийся порядок формируется так называемая «2,5 партийная система». Так, Стаценко А.С. считает, что специфика двухпартийной системы заключается в устойчивой преимуществу на политической арене двух крупных партий или коалиций, периодически меняются в правительстве. Когда одна партия (коалиция) формирует правительство, другая находится в оппозиции, и, наоборот, если на очередных выборах побеждает оппозиционная партия (коалиция), то она формирует правительство, а партия (коалиция), некогда правящей, переходит в оппозицию. Тем самым создается так называемый механизм «политических качелей», в основе которого лежит принцип сохранения право-левого экономического и политического баланса, что делает западные демократические системы стабильными и способными к же поддержки [5, с. 169].

Конечно, не существует единого стандарта в оценках эффективности тех или иных партийных систем. В то же время важнейшим основанием сопоставления их деятельности является обеспечиваемая политической системой чуткость к социальным запросам и потребностям населения, возможность включения в процесс принятия решений как можно большего количества властно значимых интересов граждан, способность населения к демократическому контролю за деятельностью правящей элиты. По мнению, Стаценко А.С., однопартийность по самой своей сути неизбежно приводит, даже если это и не предполагалось, к установлению жесткого диктаторского режима при тотальном контроле одной партии над державою, обществом и каждым конкретным лицом. Политическая партия является центром принятия политических решений, государство же рассматривается как система господства для реализации решений партийного руководства. Институт выборов полностью выхолащивается, даже если выборы и проводятся, то никакой реальной альтернативы избирателю не предлагается. Теряется разница между государственным и партийным бюджетами, многократно усиливает позиции партии в обществе. Общественные организации теряют самостоятельность, превращаясь фактически в инструмент тотального контроля власти над гражданами, тем самым гражданское общество практической но разрушается [6, с. 145]. Примерами однопартийной могут служить такие политические системы, сложившиеся в КНДР, на Кубе, в Камеруне, Габоне, Заире, в нацистской Германии в 30 - 40-х годах и в 20 - 40-х годах в фашистской Италии

Сегодня можно заметить наиболее существенные тенденции в эволюции партийных институтов, обусловивших, в частности, изменение ведущих типов партий и их роли в политическом процессе различных стран. Еще Р. Михельс, М. Вебер и другие ученые заметили тенденцию зарождалась в лоне социалистических партий, по росту роли партийного аппарата в ущерб рядовому членству, бюрократизации партийных объединений, все возрастающему господству партийных лидеров и элиты. В то же время в западных демократиях эти характеристики партийных объединений были подчинены общей линии в развитии партий: их использование для выдвижения кандидатов в законодательные органы, отбора и формирования правящей элиты. При таком варианте развития событий идейные принципы, которые ранее привлекали рядовых граждан и стимулировали их членство, стали препятствием для завоевания партийной элитой электоральной поддержки. Поэтому идеология отступала на второй план. Партийные лидеры больше ориентировались на завоевание массовой поддержки, опасаясь отождествлять свою партию с определенным классом или определенной идеологией. Партии превращались в «партии для всех», беря на себя функцию выражения интересов большинства нации.

Но, по мнению Лаги В.А., фактор идеологического определения в деятельности политических партий составляет одну из их необходимых признаков. Указанная свойство идеологической структуризации применима не только при анализе функционирования политических партий, но и в процессе исследования формирования и развития всего политического пространства, образуют многочисленные государственные и негосударственные политические субъекты. Политическая идеология, имея в качестве своих основных структурных элементов совокупность ценностей общественно-политического развития, программные установки, сформулированные на основе этой системы ценностей, стратегию и тактику реализации указанных программных установок, вносит весомый вклад в структурирование партийной системы Украины, предоставляет деятельности политических партий признаков целостности и системности, четко фиксирует ту или иную концепцию развития общества и его политической системы, сторонниками которой выступают как отдельные политические партии, так и самые различные социальные группы, образующие гражданское общество [1, с. 638].

С развитием либеральной демократии и с формированием единых ценностных ориентиров, политических идеалов населения в западных странах произошло постепенное превращение большинства политических партий преимущественно в партии электоральные. Свою деятельность они осуществляли согласно избирательному циклу, чем стимулировали укрепление парламентского строя и развитие взаимоответственных отношений элиты и электората. Поощряя плюрализм политической жизни, партии стабилизировали систему власти, основанную на устойчивом представительстве интересов граждан.

В то же время длительное функционирование в качестве привычных для населения средств выражения их интересов, органическая встроенность в механизмы государственной власти изменили функции политических партий и отношение к ним со стороны граждан. В частности, укрепив представительную систему власти, партии открыли дверь в политику множества других участников избирательного процесса, причем не только многочисленным группам интересов, но и успешно конкурирующим с ними независимым кандидатам. Взаимоотношения населения с властью становились все более непосредственными, менее формализованными, сильнее ориентированными на индивидуальные позиции граждан. С другой стороны, многие партии, которые привыкли к роли постоянного звена в процессе принятия государственных решений, зачастую свою главную цель видят в борьбе против правительства, а не в завоевании электората. А это не может не сказаться на отношении к ним населения.

Сегодня, партии, усилив свою роль в отборе политической элиты, в то же время в определенной степени утратили влияние на политическую социализацию граждан. Достаточно ощутимой тенденцией во многих западных демократиях стало снижение партийной идентификации. Это стимулирует тенденции децентрализации и усиления роли местных организаций, способствует ослаблению требований к партийной дисциплине, обусловливает расширение связей с различными неформальными объединениями граждан, различными структурами гражданского общества.

В то же время в ряде стран получили развитие иные тенденции в эволюции партийных институтов. В частности, в странах, переживших период тоталитарного правления, твердость идеологических требований к членству в правящих партиях, предоставляемые привилегии ее руководящем и рядовом членам, дискриминационные критерии отбора последних превратили эти объединения в идеократические группировки кастового характера. Более того, социальные претензии партийной бюрократии, породив стремление к «переходитпления »этими организациями функций всех других институтов власти, обусловили возникновение партийно-государственных образований, где не было места представительству живых человеческих интересов. В своей совокупности эти тенденции привели к саморазрушению партий как специфических политических институтов.

По мнению Мазуренко А. М., «социологические законы» М. Дюверже действуют преимущественно в парламентарных по форме государственного правления странах. При разных форм государственного правления представлены в парламенте партии или заинтересованы в достижении согласия с другими партиями для создания коалиции, или незаттикавлени. В президентских республиках правительство назначается президентом, поэтому партии обычно являются слабыми, а на взаимодействие избирательной и партийной систем влияют другие факторы. Президентской форме государственного правления наиболее соответствует мажоритарная избирательная система, а парламентарной - пропорциональная. Эклектическое сочетание обоих типов избирательных систем в переходных обществах без учета особенностей формы государственного правления снижает эффективность и стабильность работы парламента и всего механизма осуществления государственной власти [2, с. 138].

Длительные традиции существования такого рода организаций в посткоммунистических странах, вызвали значительное недоверие населения к политическим объединениям, и в это время мешают полноценному использованию партийных институтов для возвращения людей в политическую жизнь. Борьба за выбор направления общественного развития, поиск общественных ценностей порождают мощные источники формирования новых политических партий. Однако партии, группы интересов, и государство в целом есть только несущей конструкцией политики, материализует интересы элиты. Таким образом, для понимания же не только реального механизма функционирования данных институтов, но и характера отправления индивидами своих прав и свобод принципиально важно знание политической идеологии, психологии и культуры. Именно они непосредственно определяют цели политической деятельности людей, субъективное содержание политической жизни.

Литература

Лага В. А. Понятие политической идеологии и ее роль в развитии современных политических систем //Государство и право: Сб. научных трудов. Юридические и политические науки. - М.: 2004. - Вып. 23. - С. 636-644.

Мазуренко Г. М. Теоретические основы взаимодействия избирательной и партийной систем //Вестник Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Философия. Политология. - 2002. - № 39. - С. 134-139.

Мазуренко Г.М. Особенности взаимодействия избирательной и партийной систем при различных формах государственного правления //Политика и время. - 2002. - № 9. - С. 61 - 65.

Сартори Дж. Вертикальная демократия (меньшинство и элиты. полиархией в ее нормативном определении) //Полис, 1992.

Стаценко А.С. Политические партии в условиях перехода от тоталитаризма к демократии //Политологический вестник: Сб-к наукам. Трудов: № 14. - М.: Украина, 2003. - С. 168-173.

Стаценко А.С. Роль политических партий в современном политическом процессе //Государственная власть и политическое участие: материалы международной научной конференции /Редкол. Ю. А. Бабинов и др. - Севастополь: Изд-во СевНТУ, 2003. - С. 141-147.

Стаценко А.С. Роль политических партий и партийных систем в законотворчества современного государства //Осознание культуры - залог обновления общества. Творчество во имя жизни: Сборник докладов. Выпуск 3. - Севастополь: Изд-во Южноукраинск державного педагогического университета им. К. Д. Ушинского, Севастопольский УКП, 2002. - С. 70-76.

Сытин А.Г. Политическая социология Мориса Дюверже //Социально-политические науки. - 1990. - № 12.

Шведа Ю. Методологические предостережение Дж. Сартори по анализу партийных систем //Новая политика. - 1998. - № 5.