Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ЦЕЛИ НАКАЗАНИЯ ЗА КРИМИНАЛЬНЫМ ПРАВОМ XVII СТ.
статті - Наукові публікації

В статье освещены проблемы генезиса целей наказания в русском уголовном праве XVII в. Охарактеризованы Отдельные формы и виды наказаний, выявлены социальные и политические предпосылки их возникновения и изменения. Определены основные факторы, оказавшие воздействие на формирование и законодательное закрепление целей наказания в современном уголовном праве.

This article aims to examine the issues of punishment genesis in the Russian Criminal law in XVII century. Furthermore, separate forms and types of punishment as well as social and political prerequisites for their development and alternations are characterized in this article. Additionally, it determines the main factors which influenced the formation and legal interpretation of the goals of punishment in the Modern Criminal law.

М. Таганцев писал: "Историческая оценка всякого, закона является одним из первых приемов критического анализа права" [1, с. 28]. Приведенный выражение в полной мере относится и такого явлений правовой реальности как наказание.

Значительный интерес и большое практическое значение в разрезе проблем наказания обоснованно предоставляется его целям, ведь цели наказания во многом определяли собственно содержание и формы некоторых видов наказаний, их генезис.

В отечественной уголовно-правовой доктрине большое внимание уделяется проблеме исторического изучения целей наказания. К указанной проблематике обращались: Н.С.Таганцев, Н. Д. Сергиевский, И. Я. Фойницкий, Л.С. Белогриць-Котля-ский, С. Будзинский, М. П. Чубинский, С. В. Познышев, В . Спасович и многие другие выдающиеся криминалистов.

К этой проблематике также часто обращаются и современные ученые, особенно в той части монографических или диссертационных исследований, касается генезиса наказаний. Вместе с тем, исходя, как правило, из ограниченного формальными требованиями объема этих исследований, в части изучения научного наследия по проблеме, наблюдается определенная фрагментарность. Поэтому сегодня есть необходимость в более детальном исследовании работ выдающихся криминалистов прошлого, посвященной проблеме определения целей наказания.

Цель работы - определить цели определенных видов наказаний, достигались государством при осуществлении карательной деятельности в XVII в. Научно-практическое значение выбранной цели заключается в выявлении исторических факторов формирования системы наказаний и их влияния на современную уголовное юстиции Украины.

Работа выполнена в рамках научно-исследовательской работы кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права ОНЮА "Актуальные проблемы изучения и предупреждения преступности и криминологическое обоснование совершенствования системы уголовной юстиции Украины".

Согласно мнению Н. Д. Сергиевского, высказанной им в работе "Наказание в русском праве ХУИИ века", историческое исследование уголовных наказаний приобретает особое, полностью практическое значение при условии отказа от построения идеальных карательных систем, предназначенных для всех времен и народов, и признание того факта, что вопрос о свойствах и содержание карательных мер не подлежит идеальном решению, признание, что карательные меры, т.е. формы и содержание наказаний, могут и должны иметь неоднородную организацию; могут и должны служить различным специальным целям, соответствовать конкретным потребностям данного государства и силам и средствам, в распоряжении этого государства.

Предложенный подход с упором на практический аспект, по нашему мнению, соответствует идее социальной обусловленности уголовных наказаний.

Действительно, до сих пор не созданы модели "идеального" наказание. В зависимости от мировоззрения общества формируется определенная система наказаний, определяются виды наказаний, их форма и содержание; несмотря на задекларированные в уголовном законодательстве общие цели, отдельные виды наказаний обладают определенной спецификой; исходя из объективных реалий, карательный элемент содержания определенных видов наказаний дополняется другими элементами некарального характера.

По мнению Н. Д. Сергиевского в уголовном праве XVII в. можно выделить два направления взглядов на цели наказания. Во-первых, наказание может рассматриваться как возмездие ("возмездие"), наказание за причиненное зло в определенных формах, во-вторых, наказание может служить средством достижения каких-либо реальных целей государственного интереса.

В XVII в. в уголовном законодательстве возмездие ("возмездие") реализовывалось с помощью такого приема: определение содержания и размера наказания зависело от содержания и размера причиненного преступлением вреда (или угрозы причинения такого вреда).

простой формой такого порядка был "материальный талион", т.е. задача преступнику той же ущерб, который был нанесен преступным деянием, исходя из принципа: "око за око, зуб за зуб". В законодательстве того времени талион встречался не часто. Например, в Уложении 1648 за поджог предназначалась смертная казнь сожжением, за нанесение тяжкого телесного повреждения - телесное повреждение в порядке талиона, то есть аналогичное причиненном. Но случаи применения материального талиона практически не имели места.

Стоит отметить, что по мнению ученого, назначение смертной казни за совершенное убийство нельзя рассматривать как талион, так как в те времена смертная казнь была довольно распространенным самостоятельным видом наказания и предназначалась за совершение многих преступлений, а не только убийства.

Достаточно близкой к материальному талиона форме было наказание "лжедоносчиков" и "ябедников". Лица, которым инкриминировались указанные деяния, подлежали тем же наказаниям, которые должны претерпевать ложно обвинены ими лица. Этот вид наказания нашел отражение в "Крестноцелованой записи царя Василия Шуйского".

Также возмездие ("возмездие") может выражаться еще в форме поражения того органа тела, с помощью которого было поступковено преступление. Это отрезание языка за "неистовые речи" и урезания носа и ноздрей за употребление табака. Характерно, что Н. Д. Сергиевский отсечки руки как наказание за совершение кражи и других преступлений не относил к формам возмездия ("возмездия").

Последней, довольно редкой и оригинальной формой возмездия было возмещения собственно личностью и принадлежащим ему имуществом того вреда, который был нанесен или мог быть нанесен ее деянием государству или государственному порядку. Так лица, которые помогали беглецам-солдатам, сами становились солдатами. Это же касалось лиц, осуществлявших конвоирование преступников в места ссылки. К виновным в "ложном челобиттям" с целью получения "порозжих" земель применялась конфискация имений.

Таким образом, Н. Д. Сергиевский, исследовав уголовное законодательство XVII в., выделил в нем четыре формы возмездия ("возмездия"). Вместе с тем ученый предполагал, что отдельные формы возмездия могли применяться государством и в утилитарных целях.

Несмотря на присутствие в уголовном законодательстве XVII в. перечисленных форм возмездия, большая часть наказаний носила утилитарный характер и была направлена ​​на достижение определенных "полезных" целей. При этом содержание наказания охватывалась и наказание.

Практическая полезность наказания, по мнению Д. Сергиевсь кого-либо, может иметь два направления:

государство получает пользу от применения наказания непосредственно для себя, используя преступника как средство

государство при применении наказания ставит на первое место личность преступника, желая принести ему пользу - исправить подобное. С помощью второго направления государство извлекает пользу для себя как бы "не напрямую".

Разумеется, государство при наказании преступников должна соединить указанные направления, но на практике это не удавалось. В частности, достижение цели исправления преступника потребовало значительных материальных и организационных расходов. В XVII в. государство было крайне ограничено в материально-финансовых ресурсах и собственно идея исправления преступника в те времена еще не стала актуальной. В случае, когда наказание не приносило пользы государству, его содержание заполнялся исключительно наказанием, то есть задачей преступнику боли и страданий.

Кроме приведенных, наказание также преследовало цели запугивания преступников и населения, а также "унебезпечення" общества от преступников. С целью так называемого "унебезпечення" населения от преступников широко применялось смертная казнь, пожизненное ссылки, отсечки руку, ног, пальцев, отрезание языка. Эта цель также достигалась с помощью "наложения" на тело преступников непоправимым знаков, калечили тело. В частности, нанесение клейма на тело преступника, урезание носа, отрезание ушей и отсечки части пальца на руках.

Цель запугивания преступников и населения достигалась посредством повышения тяжести наказаний и их жестокости. При этом законодатель по возможности всегда старался внести в наказание такие элементы, которые повысили от него впечатление запугивания. Такими элементами были: публичность смертной казни и телесных наказаний, оставление трупов на виселицах т.д..

Третьей целью, которая определяла организацию карательных мер, было получение материальной выгоды от наказания преступников, достигалось путем объединения карательных мер с имущественными санкциями.

Система наказаний того времени составляли следующие виды: смертная казнь, телесные наказания, тюремное заключение, ссылка, имущественные наказания, поражение чести и прав, наказание церковные [2, с. 1-21].

С развитием уголовного законодательства и доктрины уголовного права взгляды на цели наказания определенной степени изменились. В частности, выдающийся криминалист В. Спасович, полемизируя относительно права государства применять смертную казнь, отмечал, что наказание не может рассматриваться как талион, как месть [3, с. 185]. Это утверждение, как известно, не только не вызывает возражений в доктрине права, но и давно нашло закрепление и реализацию в законодательстве.

Другой выдающийся криминалист С.В. Познышев, анализируя уголовное законодательство и дискутируя с приводы целей наказания, указывал, что цель наказания - одна, хотя содержание является достаточно сложным. По мнению ученого цель наказания состоит в том, чтобы ассоциируясь в уме с непозволительной поведением, противодействовать возникновению и развитию стремления к этой поведения. В приведенной цели, как составляющие ее моменты, выступают общая и частная превенция. Кара вызывает страх перед ее применением и служит достижению приведенной цели, юридическом и моральном исправлению преступников [4, с. 373 - 375].

Проводя исторические параллели, видим, что сформированные в XVII в. цели наказания оказывали значительное влияние на развитие уголовного законодательства. В зависимости от этапа генезиса государства и права, доктрины уголовного права, они реализовывались полностью или частично. Понятно, что определенные цели при этом потеряли свою актуальность.

Современное уголовное законодательство Украины в ч. 2 ст. 50 определяет следующие цели наказания: казнь и исправления преступников, общую и специальную превенцию [5]. Понятно, что в ходе исторического развития наказания приобрело более гуманных черт, произошли значительные изменения в содержании наказаний и их форме; изменилась собственно система наказаний. Вместе с тем исторические цели наказания, обусловленные социальными факторами, как видим, существуют и сейчас.

Считаем, что дальнейшие разработки в указанном направлении позволят выявить и более детально проанализировать проблемы достижения целей наказания в современном уголовном праве Украины.

Литература

Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая: В 2 т. - Тула: Автограф, 2001. - Т. 1. - 800 с.

По: Серьгиевский Н.Д. Наказание в русском праве ХУИИ века. - С.-Петербург, 1887. - 300 с.

Спасович В. Ученик уголовного права. - Т. 1, Вып. 1-2. - Санкт-Петербург, 1863. - 432 с.

Познышев С.В. Основное вопросы учения о наказании. - М., 1904. - 409 с.

Уголовный кодекс Украины //Официальный сайт Верховной Рады Украины /http://zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi.