Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ФЕНОМЕН СОЦИАЛЬНОЙ ПОРЯДКЕ - ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ
статті - Наукові публікації

В статье проанализирован политический аспект философской концепции социального порядка. Проведен сравнительный анализ РАЗЛИчНЫХ моделей социального порядка. Оценены перспективы влияния теорий порядка на развитие интеграционных процессов в Украине.

The political aspect of philosophical conception of social order is analysed in the article. The comparative analysis of different models of social order is conducted. Prospect of order theories influence on development of integration processes in Ukraine are examined.

Философская концепция порядка общества отражает исторически переменную организации общественной жизни, его объективную основу, выраженную через систему понятий, раскрывает направленность действий индивидов на реализацию общих и личных дел с помощью различных форм институализации; субъективные основания порядке выражают ценностные отношения личности к сформированному устройства, готовность поддерживать или нарушать установившееся равновесие между частями и уровнями общества как социального целого. В установленном порядке общества индивиды приобретают гражданские качества и реализуют их в зависимости от отношения к власти и культуры.

На стадии становления античной рациональности духовная субстанция порядка оказывается первичной, содержит космическое начало, реализуется в совершенном государстве и формирует повестку душевного склада человека. Поэтому в античной философии, при недостаточной разрешения государственной и общественной жизни, особая регулятивная роль отводится этическим нормам, возведенным в ранг законов общественной жизни.

Платоновский образ разумного общественного устройства основан на признании человека как существа духовного, которая связана с государством и космосом через концепт справедливости, где сосредоточены философские проблемы порядка, которые представлены в предельно идеализированном виде и подвергшихся воздействию мифологического мировоззрения. Настаивая на абсолютном равенстве граждан как выражении справедливости общественного устройства, Платон был далек от мысли (высказанной впоследствии Гоббс), что равенство порождает неизбежные конфликты, войну каждого против всех. Обосновывая преимущества публичной жизни над частным, раскрывая его разумную справедливость, Платон настаивает на праве мудрецов управлять обществом, выделяя тем самым практическую роль философии в управлении порядком. Он утверждал, что "Пока в государствах не будут царствовать философы ... до тех пор государствам не лишиться бед, и не станет возможным для рода человеческого и не увидит солнечного света то государственное устройство, которое мы только что описали" [6, 275 ].

Выдвинутая Платоном концепция справедливого порядка свидетельствует о достигнутом уровне рационально-рефлексивной культуры мышления, способной перевести моральные принципы в абстрактно-общие категории, с помощью которых был создан образ идеального порядка, оказался в противоречии с объективным процессом развития античного полиса- государства.

Вот что писал А. Ф. Лосев, размышляя об отношении Платона к идеальному и реального порядка. "Поскольку попытки реализовать идеальный образ порядка на практике неизменно терпели крах, Платону оставалось только наблюдать в мыслях и свою лучшую государство и своего лучшего правителя, и свои лучшие законы" [4, 134].

В отличие от Платона, Аристотель явился создателем политической утопии разумного порядка, где рационалистические конструкции преобладают над мифологическими образами, где анализируются пути возможной реализации политики, воплощала равновесие между интере-сами народа и умным правлением. Выдвигая политическую власть как концепт порядка общества, философ предоставляет всем другим категориям порядке новые познавательные функции, наделяя рационально-ценностную основу порядка политическим содержанием. Моральные нормы приобретают политический смысл. Справедливость как важнейший "код античной культуры" находит у Аристотеля выражение в образе разумного политического порядка не только и не столько как сверхъестественный состояние, а как состояние социально-политической жизни. Полис-государство становится порядком, который принимает различную социально-политическую форму в зависимости от преобладания влияния конкретного субъекта власти - тирана, аристократов или демоса.

В устройстве политии, как и в других правильных формах государственного устройства, власть должна быть, по мнению Аристотеля, в руках общественного большинства, а не меньшинства, и количество сторонников данного строя должно превышать число "его противников в общей массе свободного населения, а то, что верховную силу имеют решения большинства, свойственно всем формам государственного устройства, ведь то, что решит большинство из тех, кто принимает участие в государственном правлении, то и получает завершенную силу "[1, 502-503].

Каждый из субъектов власти в силу замысла судьбы может привести к справедливому или несправедливого устройства. Разрабатывая идею политики как смешанной организации общества, Аристотель приходит к мысли, что справедливость не может быть общей для всех. Впервые в античной философии он отказывается от справедливости как единственно верного концепта порядка общества. Концепт власти в образе разумного политического порядка открывает возможность пока интуитивно определить наиболее общие механизмы взаимодействия институциональных и ценностных структур в порядке общества, выраженном в виде "политии" - смешанного политического порядка, основанного на равновесии сил, детерминированных средней социальным слоем в социальной иерархии античного общества .

Изменения, произошедшие в политической жизни эпохи Возрождения и Просвещения, вызванные революционными потрясениями и изменением политического строя в европейских странах, сопровождались появлением н?? Вых образов порядка общества и, прежде всего, изменением содержания и структуры интеллектуальных матриц, определяющих сущность и развитие концепций порядка общества.

В центре повестки, рационально обоснованного Макиавелли, оказываются не справедливость и одинокие мудрые правители-философы, а доминирующая группа, которая окружает сильного и решительного правителя. Классик политической философии стремится выяснить внутренние и внешние функции государственного строя. Внутренняя функция этого порядка следует из природы государственной власти. Принуждение свободных индивидов к выполнению общих дел и признания гражданами легитимности власти становится обязательным условием функционирования устойчивого порядка. Внешняя функция порядка институализируется магистратурами, призванными регулировать социальные процессы на основе установленных норм и законов. Включая во внешнюю функцию порядке контроля за правителями со стороны представителей народа, Макиавелли пытается предоставить порядке республиканских черт. Моральные ценности - уважение, любовь, дружба - институционализированные и подчинены интересам верховной власти. "Правитель, не просит, а приказывает, к тому же бесстрашен, и не падает духом в несчастье, не упускает необходимые меры для обороны и умеет своими распоряжениями и мужеством вселить бодрость в тех, кто его окружает, он никогда не ошибется в народу и убедится в прочности подобной опоры "[5, 330]. Созданный Макиавелли образ государства концептуально направлен на поиск устойчивого политического порядка, защищенного институционально. Нарушение в своей рационально обоснованной концепции порядка равновесие между силой и честностью, между властью и уважением, отдавая приоритет институциализации, флорентиец силу рационального мышления передает на службу силе власти.

В концепции политического порядка Макиавелли идеи справедливости и обязанности по категориального ядра разумного порядка перемешивается на периферию политического мышления, концепты властной воли и государственной власти в сочетании с категорией закона образуют рационально-целостное обоснование исследования механизмов организованности и стабильности общества, которое вступает в полосу неустойчивого республиканского правления. В отличие от античных идей справедливого порядка, моральные факторы в Макиавелли подчиняются институциональным структурам, где теория создания режима личной власти правителя дополняется идеей поддержки институтов контроля за его деятельностью в форме магистратуры и национальной гвардии, созданной из средних городских слоев. Причем, легитимность власти хотя и несет в себе вспомогательные функции, остается у Макиавелли необходимым элементом устойчивости порядка общества.

Рационалистическое видение порядка общества в философии начала Нового времени сопровождается противоречивым синтезом механистического детерминизма и антропоцентризма. Этот синтез оказался возможным благодаря новому концепта. Концепт естественного закона становится достаточно тонким компромиссом между материальной и духовной субстанциями порядке, обращенными к человеку. Человеческая природа, как неизменна и естественная основа порядка общества, раскрывается в естественном праве - право человека на жизнь и право на равноправное общение человека с человеком. Философ выдвигает гражданское согласие в качестве основы общественного порядка, общественный договор становится естественным переходом из догосударственных отношений войны "всех против всех" на стадию цивилизованного развития. Будучи одним из первых мыслителей, сформулировали идею общественного порядка, Гоббс, по сути, дает ему этатистского трактовку. С одной стороны, жесткие санкции, указы, приказы-законы, которые идут от верховной власти, делают общественный порядок государственным, с другой стороны, государство - в понимании философа - это институт, реализующий разумность человеческой природы. Идея о том, что институты являются продолжением разумной природы человека, дает возможность философу сгладить противоречия между институциональным и ценностным началом порядка в государстве. Институты власти могут подчиняться законам разума, но такая разумность должна иметь свои пределы и не ослаблять верховную власть. Преобладание институциональных характеристик над ценностными в гоббсовський концепции порядка достигается за счет "натурализации" свободы, справедливости и других ценностей. Появившись в результате общественного договора, верховная власть из средства сохранения и защиты человека превращается в свою противоположность - политическую машину, возвышается над человеком.

Развитие социального мышления в эпоху французской и немецкой Просвещения нашло отражение в новых классических концепциях порядке. Рационализм становится теоретическим образцом для конструирования порядка общества. Раскрывая в своих работах развитую рефлексивную форму рационализма, философы-просветители доказывают ценностные и институциональные начала порядка общества к "абсолютной" рациональности. Соотношение категорий государства, общества и человека выражает порядок как "мыслимое целое", что общественную направленность. В идейном противостоянии доктрине Гоббса о "жестком" государственное устройство Руссо настаивает на автономности и независимости бытия человека, его внутренней свободы, которая подчиняется только закону как внешней необходимости. Логика совместных действий индивидов, образующих порядок, имеет онтологическую основа, выраженную в законе и его доминантах - общей воле и общем благосостоянии. "Одна только общая воля может управлять силами государства, в соответствии с целью ее установки, таков общее благо" [7, 114].

В философском либерализме Кан?: А ценностно-рациональные основания концепции разумного порядка значительно обогащенные новыми концептами и категориальным рядами. В отличие от предыдущих теорий порядке, философ сосредоточил внимание на категориях мышления, способных более точно раскрыть природу надлежащего в общественной жизни, выявить интегрирующие силы порядка, связанные с моральной природой человека. Без моральной основы невозможно, по мнению Канта, выстроить политический порядок. "Настоящая политика не может сделать шага, заранее не отдав должное морали, и хотя политика сама по себе трудное искусство, однако сочетание ее с моралью вовсе не искусство" [3, 1234]. Основы порядка в философии критического периода заложены в разумности человека, его стремлении бороться за свое существование, полагаясь на чувства и рациональное осознание долга, а также ценностное отношение к реальности.

Практически все выходные категориальные формы порядка, обозначенные античными философами и получив осмысления в эпоху Возрождения, в условиях становления философии Нового времени нашли у Канта новое содержание. Необходимыми пределами свободы и в определенном смысле непреодолимыми, по мнению философа, выступает принуждение в форме государственной власти и общепринятых стандартах культуры, обязательные для регулирования общественной жизни. Справедливый общественный строй во многом синонимический идеальном порядке общества. Феноменами общественного устройства выступают моральный, политический и правовой порядок. Категорический императив интегрирует феномены порядка в справедливое общество. Кант в ряде своих трактатов последовательно воспроизводит структурные уровни порядка общества, связанные с природой человека. Обязанность, выраженный в моральном законе, выступает как априорный факт чистого разума и является основанием морального порядка. Без моральной основы невозможно, по мнению Канта, выстроить политический порядок. Идея легитимности порядка как необходимое условие его устойчивости и стабильности развития становится одним из важнейших достижений философской мысли эпохи Просвещения.

Идея Канта о том, что ценность порядке, его основное назначение и действительная целостность раскрывается в обращении к человеку, который открыл новую эпоху становления либерально-демократической в ​​Европе. Концепция порядке как органической целостности приходится Гегелем до логического завершения. Так, приходя к идее абсолютной целостности в обществе, Гегель пишет: "Надо понимать, что все части государства и законодательства, все определения нравственных отношений непосредственно определяются целым и образуют построения, в которых не было для себя a priori имеющихся связей, но все они обязаны своим становлением целом и подчиненные ему "[2, 269]. Рациональному просмотра подвергаются все структурные элементы порядка: человеческое начало предстает как разумное начало человеческого бытия, институциональное начало выражено в государственно-правовой форме как абсолютным проявлением разумности, ценностные структуры порядке раскрываются в ценностях культуры, морали, искусства, как отражение порядке абсолютного духа, классический рационализм приходит к идее абсолютной разумности порядка общества.

На фоне классических концепций западноевропейского рационализма в философской культуре пореформенной России и Украины формируются два направления исследования порядка общества, представленные различными концептуальными основами. Первая - философско-консервативная, включает культурно-историческую концепцию Н. Я. Данилевского, вторая - философско-правовая концепция Б. Н. Чичерина. Такая историко-философская классификация предложена в связи с определенной сходством теоретических оснований внутри каждого из направлений. Преемственность отечественных концепций порядка общества с западными рационалистическими теориями, раскрывается в философско-правовой наследии Б. Н. Чичерина. Рационально-ценностная основа концепции порядка Б. Н. Чичерина характеризуется сходством концепции Гегеля. Метафизику порядке, по мнению русского философа, наиболее полно отражают категории "общественная потребность", "власть", "закон", "свобода". Представленные в широком метафизическом плане эти понятийные формы раскрывают субстанциальность порядке общественной жизни. Власть, воплощенная в государстве, становится выражением мирового разума и выступает носителем безусловной ценности. Принимая гегелевскую идею о субстанциальности власти как метафизическую реальность, Б.Н. Чичерин стремится найти свои аргументы в осмыслении бытийности государственного строя как сущностного проявления власти. Разумное соотношение закона и власти, за Чичериным, неизбежно предполагает справедливое начало. Мораль привносит в порядок справедливость в том случае, когда между законом и властью устанавливается разумная равновесие. Такое понимание связи закона и власти выступает не только воплощением гегелевских идей. Мнение Чичерина здесь больше созвучна идеям Платона и Канта, которые высказали много общих суждений о справедливом порядке. Отдавая дань философской традиции, отечественный философ вносит элементы новизны в концепцию порядке. При выяснении взаимоотношений государства и гражданского общества, он выходит на новый теоретический горизонт понимания свободы. Нарушение личных интересов граждан, вмешательство государства в частную жизнь подрывает основы свободы личности, является, с точки зрения философа, посягательством на индивидуальность и частный мир человека, созданный общественным порядком. И в этом контексте борьба с индивидуализмом и жизненными планами личности является борьбой против свободы.

Историософская концепция порядка обосновывается М.Я. Данилев?? Ьким. Основными элементами цивилизационного порядка оказываются результаты социокультурной деятельности народа, которые наполняют культурно-исторический тип порядке конкретным содержанием. К таким элементам относятся формы общественной жизни, предстают в виде относительно самостоятельных, своеобразных планов религиозного, социального, бытового, промышленного, политического, научного, художественного развития, которые объединены ценностями культуры. Исторический органицизм Данилевского раскрывается в обосновании роли организующих начал культуры в создании и совершенствовании цивилизационного порядка.

Новая интеллектуальная матрица порядка общества содержится в религиозной философии В. Соловьева и И. А. Ильина. Такая матрица раскрывается в религиозных философов в триединство человека, церкви и государства. Идея институциональных (государственных, правовых) и ценностных структур, образующих нравственный порядок, представленная в В. Соловьева в связи с концептом богочеловеческой единства. Ценности, которые предохраняют духовную самобытность личности, выраженные в церкви. Философские проблемы сочетания государства, нравственности и человека, выдвигаются в качестве концептуального ядра порядка в наследии И. А. Ильина. Философ-правовед стремится избежать жесткого функционализма в деятельности основных институтов порядке. Поэтому государство есть организованное объединение людей, связанных между собой духовной солидарностью и признают эту солидарность не только умом, но поддерживают ее силой патриотической любви, жертвенной воли, достойными и мужественными поступками. Итак, высшая цель государства отнюдь не в том, чтобы держать своих граждан в покорности, подавлять личную инициативу, а в том, чтобы организовывать и защищать социальный порядок на основе права и справедливости, исходя из глубины здорового правосознания.

Итак, признавая рациональные начала в философских конструкциях порядке, отечественные философы стремятся обосновать поливариантность порядке, движимое сочетание нормативности действий и иррациональных стремлений русского и украинского, в частности, человека к духовным началам порядке, выяснение роли душевных состояний человека, пи дкоряеться воли государства, воле закона. В концепциях Н. Я. Данилевского, Б. Н. Чичерина, B. C. Соловьева, И. А. Ильина проявляется стремление преодолеть абстрактность западноевропейских моделей порядке, их противостояние душевным порывам, свойственным нашему человеку и его социальным формам жизни. Пристальное внимание отечественных философов к ценностным основам порядка, стремление найти национальные тенденции правотворчества, правосознания, морального, религиозного сознания, которые не вмещаются в рамки классического рационализма, свидетельствуют о движении отечественной социально-философской, философско-правовой мысли к изображениям порядка общества, связанных с духовной матрицей русской культуры.

В современной истории философии проблема субъекта порядка по-разному решается в инвайронментализм, постмодернизме, экзистенциализме. Если инвайронментализм стремится в экологических категориях и императивах выявить условия и средства сохранения человеческой жизни, представить конструктивные стратегии выживания человека, обосновать моральные основания нового экологического порядка, то для постсовременной философии характерно решение проблем субъекта порядке преимущественно в пространственно-временном континууме, где человек создает субъективные порядка, необходимые для реализации свободы и собственного бытия (Ф. Гваттари, Ж. Делез, Фуко). На фоне достаточно условных, символических образов субъекта порядка в постмодернизме дисциплинарные подходы и прежде всего теории элитизма пытаются решать реальные проблемы участия субъектов в создании социальных механизмов устойчивого функционирования порядка общества.

На стадиях становления и развития элитологии проблема субъекта порядке приобретает различного содержания в связи с изменением социальной реальности и методов исследования. На стадии становления элитологии в 20-30-е годы XX века осознание первыми представителями ее роли и влияния элит в обществе сопровождается переоценкой роли классического рационализма осмысления деятельности субъектов общественного порядка, что дает основания рассматривать эти теории в контексте историко-политического процесса. Объективные законы организации общества благодаря наличию правящего класса находят, по мнению елитологов, субъективную форму и реализуются в системе ценностных установок, способных укреплять или, наоборот, с помощью системы ценностей контрэлит, ослаблять существующий порядок общества. Выступая яркими представителями первой волны "элитизма", Г. Моска и В. Парето не только осознали слабость абстрактных положений классического рационализма, но и обосновали конструктивную направленность деятельности правящих элит как субъектов порядка, используя идеи "юридической защиты", "циркуляции элит" . В современных теориях неоелитизму выясняются новые механизмы влияния элит на структуру, функционирование и развитие социального порядка в целом и его региональных структур. В сознании правящих и публичных элит формируются свои образы порядка общества, выстраиваются различные модели демократизации в постиндустриальном мире (Делегативная демократизм, теории конвергенции, всеобщей демократизации). Исследование динамики взаимодействия элит и общественного порядка во временных структурах прошлого, настоящего и будущего входит в проблемное поле истории философии.

Елитистськи модели порядка в современном обществе в контексте историко-политического подходоводу имеют ряд особенностей: а) в теоретическом моделировании элит как субъектов порядка преобладают политические приоритеты, при которых в поле зрения попадают преимущественно правящие элиты, исследуются с позиций политологической теории без учета исторического опыта истории философии, философии политики и философии права, б ) в условиях отсутствия целостности порядка общества, разобщенности его субъектов, между правящими элитами, бизнес-элитами и интеллектуальными элитами хранятся политическое и социокультурное дистанцирование, институциональные и ценностные структуры порядка не объединены единым механизмами социальной интеграции и социального взаимодействия в ) поведенческие модели правящих и оппозиционных элит рассматриваются в институциональной плоскости, ментальные структуры и элитарная сознание чаще анализируются в елитологии под углом зрения готовности правительств к компромиссам с контр-элитами без должного внимания к ценностным структур сознания, способным обнаружить социоидентификацию элит и их роль в обосновании легитимности порядка г) интеллектуальные элиты все еще не имеют должного влияния на стратегии демократизации политических элит и других субъектов порядка современного общества; в сознании проправительственных и оппозиционно настроенных интеллектуальных элит преобладают два проекта совершенствования порядка общества: "неотрадицийний проект", основанный на возрождении ценностей национального сознания и культуры как духовной матрицы устойчивого отечественного порядке, и "проект информационного порядка государства", связан с идеей активной интеграции общества в постиндустриальную цивилизацию. Выдвинутые проекты при отсутствии надлежащих технологических, политических и социальных механизмов не превратились в приоритетные стратегии развития страны, а интеллектуальные элиты, оставаясь на периферии социальной интеграции, в должной мере еще не реализовали своего духовного и социального потенциала в достижении устойчивости и стабильности порядке отечественного, в частности, социума .

Историко-политический подход к узловым проблемам порядке открывает новые горизонты исследования стратегии интеграционных процессов в Украине. Ведущая роль в разработке философских моделей интеграции принадлежит интеллектуальным элитам, стремящихся исследовать новые механизмы взаимодействия институциональных и ценностных структур порядка, требующих общественного признания. Движение отечественных элит и их лидеров к социальной и политического партнерства заставляет по-новому отнестись к историко-философских концепций порядка и выяснения их роли в достижении общественного согласия и социальной стабильности в современном обществе, вступает в новый мировой порядок XXI века.

Литература

Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 4. /Под общ. ред. А. И. Доватура. - М.: Мысль, 1983. - 830 с.

Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. - М.: Наука, 1978. - 438 с.

Кант И. Метафизические начала естествознания. - М.: Мысль, 1999. - 104 с.

Лосев А.Ф., Тахо-Годи A. A. Платон и Аристотель. - М.: Мол. гвардия, 1993. - 383 с.

Макиавелли Н. Государь //Избранные сочинения. - М.: Мысль, 1982. - 503 с.

Платон. Государство //Соч.: В 3 т.: Пер. с древнегреч. /Под общ. ред. А. Ф. Лосева и В. Ф. Асмуса. - Т. 3. - Ч. 1. - М.: Мысль, - 694 с.

Руссо Ж.-Ж. Трактаты: Переводы. - М.: Наука, 1969. - 703 с.