Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ЛОКАЛЬНАЯ правотворчество КАК ОДНА 3 ФОРМ АКТИВНОСТИ СОЦИАЛЬНОГО СУБЪЕКТА
статті - Наукові публікації

Форманюк В.В., ОНЮА

Статья посвящена Отдельным вопросам локального нормотворчества. В статье Раскрываются основные Отличительные признаки локального нормотворчества для всех социальных регуляторов. Автор обосновывает свое видение иерархии локального нормотворчества. В статье на основе комплексного исследования научной литературы автором определяются и анализируются уровни локального нормотворчества, в связи с чем, автор обосновывает свое видение сущности данного вопроса, выделяя новый правовой тип локального нормотворчества.

The аrtисИе is dedicated to separate questions local rulemaking. The main distinguishers local rulemaking open In article for all social regulator. The Author motivates his vision to hierarchies local rulemaking. By author are defined and analysed level local rulemaking in article on base of the complex study of the scientific literature, in connection with than, author motivates his vision to essence given question, selecting new legal type local rulemaking.

Актуальность темы исследования связана с недостаточно высоким теоретическим уровнем разработки проблемы локального регулирования в условиях постиндустриального формирования экономических и социальных основ украинского общества.

Степень исследования вопроса. Проблемам локального регулирования общественных отношений посвящены работы специалистов в основном отраслевого профиля: Ионцева М.Г., Кравченко PC, Ломакина Д.В., Козлова Н.В., Хныкина Г.В., ПИТИКОВ Т.А., Мошно С.В. ., Шиткина И.С. и др..

Научная новизна заключается в попытке сформулировать с общетеоретического видения парадигму современного механизма локально-правового регулирования общественных отношений.

Основное содержание статьи. В юридической литературе до настоящего времени, вопрос о правовой природе локального нормотворчества не получило своего однозначного звучания. В большинстве исследований, содержит дефиниции локального нормотворчества отождествляется с содержанием дефиниции локального правотворчества, или сознательно не обращается внимание на их существенные методологические различия.

Все указанное негативно отражается на осмыслении правовой природы локальных актов, вызывает ряд трудностей по обоснованию процессуальных особенностей их функционирования.

Мы придерживаемся позиции, согласно которой сфера социальной регуляции в обществе охватывается общенормативного (общенациональным), региональным и локальным уровнями. [1]

Таким образом, вся совокупность социальных норм: обычаи, мораль, религия и право, также распространяет свои регулятивные свойства в рамках указанных уровней.

Основными отличительными признаками локальной нормотрворчости для всех социальных регуляторов являются:

их пиднормативний характер, связанный с наличием выходных по-гальнонормативний учреждений

обозначением конкретных границ локальной нормотворческой активности

наделением субъектов локального нормотворчества соответствующими полномочиями

наличием подконтрольного механизма, позволяющего проводить оценку результатов эффективности локального нормотворчества, по так называемой «линии обратной связи».

С точки зрения формальной логики, локальная нормотворчество подразделяется на следующие виды: локальная нормотворчество обычаев; локальная нормотворчество моральных норм; локальная нормотворчество религиозных норм и локальная нормотворчество права.

Последнее, на наш взгляд, и представляет собой синоним локальной правотвор-чести.

В этом смысле, локальная правотворчество представляется естественным атрибутом общесоциального регулирования так же, как и локальная нормотворчество морали, обычаев, религии.

Вместе с тем, не все в этой проблеме однозначно. В частности, это касается вопросов, связанных с правовым статусом и полномочиями субъектов локальной правотворчества, стадий механизма локально правотворческой активности, уровней правового обеспечения локальных актов.

Нам представляется, что сфера локальной правотворчества имеет свою иерархическую структурированность. ее специфика обусловливается правовой природе субъектов локального нормотворчества, особенностью конкретизации общих ноправових, установленных на локальных уровнях их функционирования.

В специальной юридической литературе, особенности локального регулирования связываются с саморегуляцией автономных образований: «... автономность связана с« саморегуляцией »., под которой следует понимать регулирования, осуществляемый юридическим лицом с корпоративным устройством в лице ее органов и направлено на обеспечение ии собственного оптимального функционирования. Саморегулирование выступает в известном смысле, как автономное регулирования, отличается от осуществляемого извне с использованием централизации, общегосударственных средств правового воздействия на корпоративные отношения ». [2]

Современная юриспруденция допускает автономность локального регулирования в трудовых, корпоративных, местных отношениях.

Следует согласится с ПИТИКОВ Т.А. и Мошно С.В. в том, что «независимо от области их применения, локальные правовые акты обладают следующими существенными признаками: волевое содержание, внутренне организационный характер, подзаконный характер, динамизм и устойчивость, многократность применения, длительность существования, связанным адресаторив норм, поддержка принудительной силой государства ». [3]

На наш взгляд, уровне локальной правотворчества распределяются в следующем порядке: выходной - загальнолокальна правотворчество и следующий - Разрешающая-конкретизируя нормотворчество в рамках корпоративных, управленческо-традиционных, организационно-диспозитивных установлений. Причем, в дальнейшем, как верно отмечает А. Тычковой: «диспозитивность ... требует при локальном регулировании внедрения подхода аналогично?? Ого принципа свободы договора: участники корпоративных отношений должны быть наделены возможностью принимать локальные акты в любом случае, если это не установлено законодательных запретов, а также когда указанное не вытекает из содержания или из сути этих отношений ». [4] Основными отличительными чертами этих уровней является следующее.

Выходной уровень обеспечивает субъекта локальной правотворческой активности императивными полномочиями по ее осуществлению, причем как единолично так и совместно с представителями соответствующего социального объединения (учреждений, организаций, предприятий, обществ, союзов и т.д.): « Право работников на участие в управлении организацией непосредственно или через свои представительные органы регулируется. (Законами государства) учредительными документами организации, коллективным договорами. »[5] Более того, Хникин Г.В. отмечает, что «. для корпоративных локальных источников характерно расширение круга субъектов, участвующих в разработке и принятии локальных норм. Кроме работодателя, работников и их представителей. некоторые правовые акты называют и других субъектов локального регулирования.: (1) собственник имущества организации, интересы которого представлены советом директоров. (2) представители, учатся и члены общественных организаций, участвующих в принятии устава высшего учебного заведения. (3) члены кооператива (локальные нормы, регулирующие трудовые отношения в кооперативах) »[6]

Вместе с тем, подчеркивают ПИТИКОВ Т.А. и Мошно С.В.: «. у руководителя организации есть все основные инструменты, чтобы наполнить свои правовые акты собственным волевым содержанием. Основанием для этого является законодательное закрепление частноправового принципа "разрешено все, что не запрещено». [7] Однако, юридическая практика, в лице Хныкина Г.В. утверждает, что: «... влияние работников на долю локального акта, по средствам всего лишь учета мнения их представительного органа, является незначительным и работодатель, в результате, единолично принимает локальный документ »,«. что принятие локальных нормативных актов является. единоличная деятельность работодателя ». [8]

Подобный недостаток первой, начальной стадии локальной правотворчества, на наш взгляд, компенсируется в следующей стадии механизма локального регулирования.

Следующий уровень представляет собой как бы пидлокально-правовую нормотворчество. В качестве источника выступает совокупность воли свободных участников того или иного производственного процесса.

Кажется, что данная пидлокально-правовая нормотворчество, по верному замечанию Шиткина И.С., должна создаваться «. по своему усмотрению, в зависимости от сферы и масштаба предпринимательской деятельности, состав участников, интеграционного взаимодействия, особенностей производственно-хозяйственной структуры организации, территориального расположения ее структурных подразделений, обычаев делового оборота. психологического климата, традиций взаимоотношений коллектива и руководства. »[9]

На наш взгляд, этот новый правовой тип локального нормотворчества связывается с особенностями регулятивной организации рыночных отношений, его особое значение в «правовом регулировании предпринимательских объединений - холдингов, финансово-промышленных групп» [10]

Об этом достаточно убедительно высказывается А. Тычковой: «. сейчас ситуация кардинально изменилась как по возможности негосударственного нормотворчества, так и децентрализации принятия корпоративных норм, а их основной массив принимается раз децентрализовано - в каждой корпорации в отдельности» [11]

Причем: «. корпорации не получают у государства разрешения на принятие своих актов, а государство их не утверждает. Вместе с тем действует общее разрешение - это делать рядом с невозможностью установления корпоративными нормами других правил, чем те что предусмотренные законодательством »[12] Особенно важным, для нашей концепции пидлокальнои стадии правового регулирования, является то обстоятельство, что в ее основе лежит принцип частно правового регулирования договорных отношений, которые могут «. отступить от предписаний закона, чтобы только в нем не было такого запрета, или это не следовало бы из сущности правоотношений .. Подобная разрешительная направленность регулирования свойственна современному этапу правотворчества, в который вписываются и локальные корпоративные акты »[13]

Таким образом, локальная нормотворчество не сводится к процессу локальной правотворчества. их соотношение представляет собой взаимодействие понятий по логике общего и особенного.

Локальная правотворчество также структурирована. На начальном - загальнолокальному уровне она снабжена правовым механизмом своего осуществления в виде установления соответствующих полномочий субъектов локальной правотворчества, а также правовых средств ее обеспечения. Дальнейшее, завершающий уровень локальной правотворчества представляет собой диспозитивно представленную возможность конкретизации локально-правовых установленных в нормотворческой активности участников разного рода социальных образований (общественных союзов, объединений, организаций, предприятий, учреждений и т.д.), в виде образования пидлокально-правовых стандартов поведения.

В этом плане, на данном (потом) уровне, локальная нормотворчество, в своей Дефиницийни характеристике, приобретает свойство не с позиций общего (локально-нормативного) и особенного (локально-правового), а единичного (пидлокально-правового).

Предполагается, что общая понятийная характеристика локального нормотворчества, определена параметрами общего - особенного - единичного, должна служить методологической основой для дальнейших исследований природы локально-правового и пидлокально-правового (нормативного) регулирования.

Литература

Скакун А.Ф. Теория государства и права. - М.: Консум. - 2000. - C.529-541.

См..: Тычковой А. Основы локального регулирования корпоративных отношений //Право Украины. - 2007. - № 11. - С. 58.

См..: Пытикова Т.А., Мошно С.В. Правовая природа и признаки локальных правовых актов //Юрист. - № 5. - 2006. -C. 7.

См..: Тычковой А. Основы локального регулирования корпоративных отношений //Право Украины. - 2007. - № 11. - С. 59.

См..: Пытикова Т.А., Мошно С.В. Правовая природа и признаки локальных правовых актов //Юрист. - № 5. - 2006. - C. 7-9.

См..: Хныкин Г.В. Правовая природа локальных нормативных актов, НЕ предусмотренных трудовым законодательством //Вестн. Моск. Ун-та. Ср.

Право. - 2005. - С. 85.

См..: Пытикова Т.А., Мошно С.В. Правовая природа и признаки локальных правовых актов //Юрист. - № 5. - 2006. - С. 7.

См..: Хныкин Г.В. Правовая природа локальных нормативных актов, НЕ предусмотренных трудовым законодательством //Вестн. Моск. Ун-та. Ср.

Право. - 2005. - С. 80.

См..: Шиткина И.С. Локальное (внутреннее) нормотворчество в акционерно обществе. //Предпринимательское право. - № 3. - 2005. - С. 12.

Так же. - С. 11-16.

См..: Тычковой А. Основы локального регулирования корпоративных отношений //Право Украины. - 2007. - № 11. - C. 58-61.

См..: Тычковой А. Основы локального регулирования корпоративных отношений //Право Украины. - 2007. - № 11. - С. 58-61.

Так же.