Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
НАЛОГОВАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ СРЕДСТВ РЕШЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ ПО ДОГОВОРУ К ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ
статті - Наукові публікації

С. В. Тропин,
кандидат юридических наук, Институт международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

В статье исследован механизм урегулирования налоговых вопросов при решении споров между государствами и государствами и частными лицами по Договору к Энергетической Хартии.

In the article the mechanism ofresolving of tax issues during settlement of interstate disputes and disputes between states and private persons under the Energy Charter Treaty is investigated.

Ключевые слова: международное право, разрешение международных споров, Договор к Энергетической Хартии, урегулирования международных налоговых отношений.

Договор к Энергетической Хартии (далее - ДЭХ) стал первым многосторонним экономическим соглашением по широкому кругу вопросов отношений между большим количеством государств-участников в конкретной специфической отрасли экономики - энергетической [6, с. 36]. Согласно статье 2 ДЭХ, его целью является установление правовых рамок для содействия долгосрочному сотрудничеству в области энергетики на основе взаимодополняемости и взаимной выгоды в соответствии с целями и принципами Европейской Энергетической Хартии (далее - ЕЕХ) [3, с. 49]. При этом энергетическое сотрудничество рассматривается широко, а не как простая совокупность договоров поставки и соглашений о разделе продукции - для того чтобы только осуществлять торговлю энергоносителями, не нужно вступать в любые объединения, интеграция для этого не нужна [2, с. 106]. Конопляник А.А. в связи справедливо отмечает значении унификации правовых средств регулирования инвестиционной деятельности как "средства формирования рыночного институционализированного среды", цивилизованной конкуренции, причем не только в сфере инвестиционной деятельности, но и торговли энергоресурсами и энергетическим оборудованием, включая их налогообложения, транспортировка и транзит [7, с. 1-2]. ДЭХ стал определяющим событием в международно-правовом регулировании отношений в области использования энергоресурсов, поскольку при отсутствии универсального международно-правового договора, он стал правовой основой для международных отношений в этой сфере, по крайней мере в странах региона.

Не затрагивая обязательств участников по ДЭХ, стороны этого договора остаются свободными в направлении своей национальной политики в топливно-энергетическом комплексе и использовании энергетических ресурсов. По мнению Ипатова Ю.А., рядом с суверинитет над природными ресурсами "правовая компетенция ДЭХ распространяется и на такие вопросы, как передача технологий, конкуренция, экологические и налоговые аспекты, государственные предприятия. И в каждом аспекте своего действия ДЭХ устанавливает единые "правила игры", в одних случаях жесткие, в других - которые допускают отклонения от его норм "[8]. В этом контексте следует отметить, что как ЕЕХ, так и ДЭХ вообще большое внимание уделяется основным направлениям (принципам) отношений между субъектами в энергетической сфере. Кроме упомянутого выше принципа суверенитета государств над природными ресурсами, ДЭХ закрепляет принцип недискриминации, принцип приоритета положений по обеспечению экологической безопасности и т. д. [3]. Характерной особенностью ДЭХ является то, что он предоставляет очень высокие стандарты реализации своих положений, которые не доступны в других многосторонними международными договорами. В частности, речь идет о международных средства адьюдикации. Редкий международный договор закрепляет такое количество форм разрешения споров и, что особенно важно, возможность международного арбитража как между государствами, так и между государствами и частными лицами. ДЭХ предоставляет сторонам спора возможность самим выбрать процедуру его урегулирования, которую они считают наиболее приемлемой.

Вообще положение ДЭХ можно разделить на 5 больших сфер, является предметом его регулирования: (1) защита и поощрение иностранных инвестиций путем предоставления инвесторам или инвестициям национального режима или режима наибольшего благоприятствования компенсации в случае экспроприации, национализации или иной ущерб; свободного пересылка капитала, повышение правовой открытости, обеспечение равенства при налогообложении (2) свободная торговля энергетическими материалами (энергоносителями), продуктами и связанным с энергетикой оборудованием на основе правил ВТО (последняя категория была введена в действие ДЭХ на основе Торговой Поправки) (3 ) свобода транзита энергоносителей трубопроводами и сетями, (4) уменьшение негативных последствий энергетического воздействия на окружающую среду, повышение энергоэффективности, (5) механизм решения международных споров. Кроме того, ДЭХ содержит обязательства государств по сотрудничеству в области передачи технологий, конкуренции и открытие финансовых рынков.

Именно механизм разрешения споров ДЭХ представляет особый интерес для изучения учеными, поскольку он стал обобщением практики не только международно-правового регулирования отношений в энергетической сфере [5, с. 257-264], но и воплощением последних наработок международного права по разрешению международных споров. Традиционные средства разрешения международных споров, в том числе посредством переговоров и более формализованного их вида - межгосударственных средств адьюдикации отражают традиционное понимание международного права как такового, регулирующего отношения между государствами, создается государствами и только для государств [16]. По крайней мере последнее положение из этого тезиса идет в разрез с тенденциями современного международного права, в некоторых сферах международных отношений предусматривает предоставление прав и возложение обязанностей на индивидов и возможности их защиты с помощью международных средств адьюдикации. Современные международные договоры, посвященни каким-либо вопросам защиты прав человека или международным экономическим отношениям, является своеобразным компромиссом между защитой государственных интересов и прав индивидов как в материально-правовом, так и в процессуальном аспектах. Этот процесс приобретает дальнейшего развития в большинстве случаев именно в международном экономическом праве, где, как отмечают некоторые исследователи, сейчас происходит процесс усиления роли индивидов в правовом регулировании международных экономических отношений [9]. Этот процесс путем появления специального международно-правового режима, не только непосредственно предоставляет права индивидам, но и обеспечивает их прямым доступом к средствам защиты таких прав в отношениях с государствами [12]. То же время, рассматривая вопрос интернационализации споров между государствами и частными лицами (например по инвестициям) (в частности в Соглашении НАФТА и Договоре к Энергетической Хартии (ДЭХ)), специалисты по международному праву отмечают, что такая интернационализация вопросов, которые ранее были исторически в сфере регулирования национального законодательства и судов, не только фактически создала новую систему отношений в международном праве, но и была положительно воспринята большинством национальных юрисдикций [13, с. 6].

Исследуя современные многосторонние договоры по экономическим вопросам, авторы отмечают особую роль механизма допуска именно с международными средств адьюдикации как средства защиты прав индивидов по международному праву. Так, комментируя механизмы разрешения международных споров по Соглашению НАФТА и Договором к Энергетической Хартии, Ян Паульсон отмечает: "Позволяя возможность прямого обжалования частными лицами (с помощью международных средств адьюдикации. - Авт.) По такому широкому кругу вопросов, эти договоры создают значительное расширение арбитражной юрисдикции в современных международных отношениях "[11, с. 233].

Некоторые исследователи отмечают, что основу механизма разрешения споров по ДЭХ составляют именно международные средства адьюдикации - арбитраж между государствами (практически по всем спорам, которые могут возникнуть в связи с ДЭХ, за исключением споров по конкуренции и охраны окружающей среды ) и арбитраж между государствами и частными лицами в спорах относительно инвестиций [4, с. 53]. Значительная роль средств адьюдикации в решении споров по ДЭХ связана с общей тенденцией международного экономического права на предпочтение международным средствам адьюдикации 'в решении международных экономических споров [1, с. 5].

Не последнюю роль в выборе механизма разрешения споров по ДЭХ также сыграла сложность правоотношений, которые являются предметом его регулирования. Именно эта сложность обусловила создание особого комплексного механизма разрешения споров, которые могут возникнуть в этом. Исходя из приведенных выше соображений, участники переговорного процесса ДЭХ пошли путем создания разветвленной системы разрешения международных споров, в какой бы каждому аспекту сферы регулирования ДЭХ соответствовал свой отдельное средство или отдельная система средств разрешения споров, достаточно инновационным для современного международного права. Широта инструментария ДЭХ по решению споров в первую очередь заключается в том, что он предусматривает разрешение споров как между государствами, так и между государствами и частными лицами.

Такой подход к классификации средств разрешения споров по ДЭХ приводит к их распределению на средства решения межгосударственных споров и систему средств решения инвестиционных споров. Первые, в свою очередь, подразделяются на следующие виды средств разрешения споров, составляют единую систему разрешения споров между государствами по ДЭХ: средства решения межгосударственных споров по общим вопросам применения положений ДЭХ; решение транзитных споров; разрешения споров по связанным с торговлей положений и инвестиционных мероприятий; разрешения споров по конкуренции; разрешения споров по охране окружающей среды и элементы решения налоговых вопросов. Последние применяются как по решению споров между государствами, так и к средствам решения инвестиционных споров. Указанные системы средств разрешения споров составляют единый внутренне согласованный механизм решения международных споров по ДЭХ.

Элементы решения налоговых вопросов, а именно их применение при решении международных споров по ДЭХ, является одним из наименее исследованных явлений ДЭХ, поскольку многими учеными воспринимается как нечто второстепенное. Это является серьезным упущением, поскольку одним из основных элементов решения налоговых вопросов является определение того, мало налогообложения инвестиции экспроприационные характер, что является весьма существенным вопросом, поскольку ДЭХ предусматривает прямое возмещение ущерба инвестору от государства в случае экспроприации.

соответствии со статьей 13 ДЭХ инвестиции не подлежат национализации, экспроприации или мерам, имеющим аналогичные последствия (включая подобные действия относительно активов компании или предприятия, в которых инвестор инвестиции, в том числе в виде акций), за исключением случаев, когда такие действия осуществляются при следующих условиях: для обеспечения государственных интересов (английский текст ссылается на "public interests", что может быть также переведено как "общественные интересы", что, очевидно, несет в себе несколько иное значение) без дискриминации; с соблюдением соответствующих правовых процедур, с одновременной выплатой быстрой, достаточной и эффективной компенсации, размер которой должен соответствовать справедливой рыночной стоимости такой инвестиции на момент непосредственно перед такими действиями или до того момента, когда известие о предстоящих действиях повлияла на стоиво инвестиций, плюс проценты по рыночной коммерческой ставке с даты таких действий и до момента выплаты. По просьбе инвестора соответствующая оценка стоимости инвестиций может быть осуществлена ​​в свободно конвертируемой валюте по рыночному курсу на дату проведения такой оценки. Инвестор по этим положениям имеет право на рассмотрение своего дела, оценку инвестиции и выплату компенсации компетентными судебными или иными органами государства, где производится национализация, экспроприация или иные действия с подобным результатом. Таким образом, ДЭХ фактически воспроизвел и несколько детализировал широко известную формулу Хала относительно критериев соответствия экспроприации международным стандартам. Напомним, что Кордел Хал, государственный секретарь США, выражая позицию своего государства, отметил, что экспроприация может осуществляться лишь при условии "быстрой, соответствующей и эффективной компенсации" [10, с. 333].

Споры по налогам, а именно: квалифицируются налоги как являющиеся экспроприационные или дискриминационными (в контексте реализации положений статьи 13 ДЭХ (запрет экспроприации), могут стать предметом урегулирования споров в соответствии с средств, предусмотренных статьями 26 и 27 ДЭХ ( инвестиционные споры и средства решения споров между государствами по общим вопросам реализации соответственно). Относительно решения вопроса, является ли такой налог экспроприационные или дискриминационным, государство - жалобщик, инвестор или арбитраж, сформированный в соответствии со статьями 26 или 27 ДЭХ, должны обратиться в компетентный налогового органа, который в свою очередь "стремится" решить этот вопрос в шестимесячный срок. Однако это никак не влияет на право именно арбитража решать, противоречит такой налог требованиям ДЭХ. Все выводы компетентного налогового органа, предоставленные в соответствующий шестимесячный срок, учитываются арбитражем, а вынесенные после шестимесячного срока могут приниматься арбитражем. Однако привлечение компетентного налогового органа после шестимесячного срока не должно задерживать решения спора в соответствии со статьями 26 и 27 ДЭХ. В вопросе же недискриминации компетентные налоговые органы обязаны соблюдать положения с недискриминации по соответствующему налогу, содержащиеся в соглашении об избежании двойного налогообложения, заключенной между государствами привлечены к спору. При отсутствии таких положений или такой конвенции, должны применяться положения Типовой конвенции о налогах на доход и капитал Организации экономического сотрудничества и развития.

Сам вопрос о том, является ли налог экспроприационные или дискриминационным, составляет существенную проблему современного международного права. По общей практикой, под экспроприационные налогообложением понимается ситуация, когда налогообложение использовалось с целью подорвать экономическую основу предприятия для того, чтобы принудить его к ликвидации [14, с. 19]. Также является трактовка экспроприационные налогообложения как ситуации, когда государство умышленно использует налогообложения с целью уменьшения рыночной стоимости инвестиции и достижения эффекта национализации даром [14, с. 19]. Но на современном этапе международных экономических отношений даже таких соображений экспроприационные налогообложения недостаточно для воспроизведения всех негативных примеров использования государствами механизмов налогообложения для достижения экспроприационные эффекта. Некоторые ученые также предлагают обобщенно понимать под ним меры налогообложения, являются дискриминационными, и имеющими обратную силу или является нарушением договорных обязательств [15].

Таким образом, ДЭХ, определяя, является налог экспроприационные, пошел по пути наименьшего сопротивления, оставив его на усмотрение налоговых органов государств и арбитражей, которые будут рассматривать конкретные дела, а предусмотренная ДЭХ процедура решения того, является налог экспроприационные или дискриминационным, фактически не является отдельным средством разрешения споров, предусмотренным ДЭХ, а выступает своеобразной вспомогательной процедурой при реализации адьюдикацийних средств в порядке статей 26 и 27 ДЭХ, когда при их применении возникает соответствующий вопрос о правомерности налогообложения относительно инвестиций.

Список литературы

Алфеев Ю.В. урегулирования международных экономических споров в современном международном праве: Автореф. дис. на соисканию научн. степени канд. юр. наук: спец. 12.00.10 "Международное право" /Ю. В. Алфеев. - Казань, 1998. - 22 с.

Бойченко А.В. Перспективы вхождения России в "Большую Европу" /А. В. Бойченко, Г. И. Савченко //Вестник Московского университета. - 2004. - № 1. - С. 104-114. - (Серия 6: Экономика).

Договор к энергетической Хартии и связанные с ним документы. - Брюссель: Секретариат ЭХ, 2004. - 256 с.

Договор к энергетической Хартии: путеводитель для читателя. - Брюссель: Секретариат ЭХ, 2002. - 85 с.

Договор к энергетической Хартии: путь к инвестициям и торговле для Востока и Запада /[под ред. Т. Вальде, А.А. Конопляника]. - М.: Международные отношения, 2002. - 632 с.

Колчин С. В. Чей дом "Газпром" /С. В. Колчин //Нефть и капитал. - 1995. - № 12. - С. 31-34.

Конопляник А.А. Трудный путь к ДЭХ /А. Конопляник //Нефть России. - 2002. - № 11. - С. 1-8.

Липатов Ю.А. формируется европейский энергетический рынок. Условия вхождения России предстоит рассмотреть гос Думе /Ю.А. Липатов //Независимая газета. 2001. - № 2. - С. 7.

Dalhuisen J. International Commercial, Finantial and Trade Law /J. Dalhuisen. - [2nd edition]. Oxford: Hart Publishing, 2004. - 1150 p.

Happ R. Dispute Settlement Under the Energy Charter Treaty /R. Happ //German Yearbook of International Law. - 2002. - Vol. 45. - P. 331-362.

Merrills J. G. International dispute settlement /J. G. Merrills. - [3rd. ed.]. - Cambridge: Cambridge University Press, 1998. - 354 p.

Petersmann E.-U. Human rights and international economic law in the 21st century. The need to clarify their interrelationships /E.-U. Petersmann //Journal of International Economic Law. 2001. - Vol. 4, No. 1. - P. 3-39.

Sornarajah M. Affidavit on Court File No. 01-CV-208 141 [Электронный ресурс] /M. Sornarajah. - 2003. - Режим доступа: http://www.dfait-maeci. gc. ca /tna-nac /documents /sornaraj ah_affidavit.pdf.

Waelde T. International Law of Foreign Investment: Towards Regulation by Multilateral Treaties [Электронный ресурс] /T. Waelde. - 2000. - Режим доступа: http://www.dundee.ac.uk/cepmlp/InfoServ/Downloads_Free/CP1-2000.pdf.

Waelde T. Renegotiating Previous Governments 'Privatisation Deals: the 1997 UK Windfall Tax on Utilities and International Law /T. Waelde, A. Kolo //Northwestern Journal of International Law & Business. - 1999. - Vol. 19, No. 3. - P. 405-424.

Weiler T. Investment Arbitration under the Energy Charter Treaty in the light of new NAFTA Precedents: Towards a Global Code of Conduct for Economic Regulation [Электронный ресурс] /T. Weiler, T. W. Waelde //Oil, Gas & Energy Law Intelligence. - 2003. - Vol. 1, Issue 2. - Режим доступа к журн. : Http://www.gasandoil.com/ogel/samples/freearticles/article_51.htm.





Пошук по ключовим словам схожих робіт: