Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ УКРАИНОВЕДЕНИЯ
статті - Наукові публікації

Токарь Л. К. (Киев)

В статье рассматриваются актуальные вопросы теории и методологии украиноведения. Автор убежден, что только совместными усилиями государства, ученых, учителей, преподавателей и менеджеров всех уровней украиноведение действительно сможет приобрести такие необходимые для формирования общественного сознания динамизма, простор и глубины.

Вопросы теории и методологии в науке относятся к тем, которые требуют постоянного внимания, поисков всякий раз новых путей и средств решения проблем, создания научного инструментария в соответствии с потребностями практики и уровнем сознания людей. Здесь не может быть абсолютно совершенным, раз и навсегда сложившихся представлений и формул их выражения. Потому что на каждом историческом этапе в теории, как и на практике,

появляются новые, еще не известные комбинации соединений и взаимодействия, а следовательно, и познание закономерностей их проявления.

И только в конкретно-историческом, подходе, как и в названии данной статьи, термин "актуальные" имеет основание для использования. В противном случае - это был бы не научный подход. Потому что может сложиться впечатление, что в теории и методологии науки могут быть второстепенные, не актуальны вопросы. Актуальными их делает время, деятельность и сознание людей.

Исходя из такого понимания, развитие теории и методологии науки следует рассматривать в 2-х измерениях:

во-первых, в общенаучном плане, с позиции становления и развития науки как целого, как формы (сферы) духовной деятельности, средства формирования сознания людей

во-вторых, с позиции тех проблем, которые возникают на быстрине бытия народа, которое определенная наука (в данном случае - украиноведение) пытается осмыслить и объяснить в конкретном времени и пространстве.

И нельзя однозначно сказать, какой ряд вопросов сейчас в украиноведения важнее, первоочередной. Ибо и те вопросы встали перед нами сразу и почти одновременно.

И хотя задолго развития наук в общем науковознавстви об особенностях сказано уже немало (и о закономерностях, и о функциях, и о принципах, и о методах), по украиноведения есть потребность хотя бы тезисно заметить

прежде, что становление и развитие его как синтезирующей науки, как целостной системы научных интегративных знаний, средства познания, самопознания и самоидентификации народа имеет объективный характер, который обусловливается потребностями его жизнедеятельности, единством процесса познания мира и самопознания человека (сообщества) , уровнем их сознания

что формирование украиноведения как целостной науки не является исключением из правил развития наук. Теперь сфера познания имеет много примеров утверждения тенденции одновременного развития наук как отраслевых, так и синтезирующих. И это закономерно: люди знают только два пути, два способа познания мира и самопознания - это путь дифференциации и интеграции составляющих объект объекта познания, с применением методов анализа и синтеза при извлечении знания, подтверждает - мир (объект познания) единое целое

что украиноведение и процесс его развития не противоречат уже принятым отраслевым наукам (научным сферам), а наоборот способствуют их развитию, уточняя его направления, цели, ставя отраслевой научный поиск на более широкую и фундаментальную (методологическую) основу познания структуры сторон, качеств и т.п. единого объекта. И как это ни покажется парадоксальным, острота потребности в синтезирующих науках определяется просторами и уровнем развития наук отраслевых, которые ускоряют процесс формирования первых. И процесс этот объект объективный: человеческое сознание прирастает синтезом знаний.

И наконец, еще одно замечание. Долгое время считалось, что в системе классификации наук следует выделять основные (фундаментальные) и прикладные - то есть те, что объясняют не основные, а «производные» проблемы, связанные с жизнедеятельностью самого человека.

Некоторые и теперь, в частности, соглашаясь с существованием украиноведения как науки, одновременно относит его к наукам второго плана (прикладных).

Известен случай, когда конкурсная комиссия по отбору проектов фундаментальных исследований Министерства образования и науки Украины отказалась рассматривать проект Института украиноведения: «Украиноведение и проблемы самопознания и самосозидания украинского народа» как, не может быть отнесен к фундаментальным исследованиям.

Несоответствие такому выводу понятна, поскольку он в своей основе противоречит важному Закона Природы - единства и иерархического сцепления всех составляющих мира. Более того, его познания (самопознания) становится возможным только тогда, когда жизнь на планете Земля, а значит и во Вселенной в своих трансформациях достигает разумных форм. Познание (самопознание) мира вообще не может состояться вне сущности разумного.

Таким образом проблема познания Мира (окружающая среда) и самопознания человека в естественном цикле трансформаций является и должна быть определяющей для науки.

Эти замечания сделать тем необходимее еще и потому, что в последнее время делалось немало попыток поставить под сомнение правомерность применения общих закономерностей по украиноведения как науки целостного познания Украины и украинского народа. Заинтересованному читателю, наверное, хорошо известны эти попытки.

Какие основания есть для выделенных здесь наиболее общих положений

Огромный опыт предыдущих поколений и теперь уже значительные наработки науки подтверждают, что мир, в котором мы живем (при всем многообразии его составляющих), является органическое целое. Наша планета - живой организм, в котором все согласуется, как органы в едином теле. И поэтому ни один из них не может аде?? Ватно быть познанным без учета связей и взаимодействия с другими, без осознания сути целого. Ибо все они принадлежат к единой экосистемы и имеют восприниматься как органическое сочетание. Все наблюдения, сравнение, анализ и синтез позволяют людям глубже понять великий закон соответствия, сцепления и иерархии природных систем.

Поэтому нет и не может быть истинно научного знания, которое не раскрывало и не утверждало большую связь всех составляющих единого мира. В противном случае его познание не будет адекватным. В таком контексте вполне понятным возникает тот вопрос, почему в научных поисках мы непременно ставим рядом познания мира и самопознания человека, его сознание и самосознание. Без осознания их соотношения и взаимодействия всех составляющих невозможно понять и особенности этно-, нациогенеза, развития культуры народа, характера и направлений движения

человеческой цивилизации, тем более - выработать соответствующую собственную позицию относительно этого движения. При таких обстоятельствах нельзя надеяться и на выработку адекватной политики и деятельности сообщества.

Профессиональные, отраслевые, политические, даже сугубо земные ограничения сводят мнение к уже традиционного слова в то время, как в глубинах человеческого существа все ощутимее становится безграничный космический зов. И именно в этом, по нашему мнению, следует искать первопричины стремления и любви людей к свободе и независимости, постоянной неудовлетворенности достигнутым и неустанной жажды нового знания, ничем не ограниченной свободы мышления, а следовательно и творчества и действия.

И в средние века (когда нарушение мировоззренческих догм было равносильно смертному приговору), и в любые другие времена люди оставались сторонниками ничем не ограниченных мысли, знания, поиска.

Человек (сообщество) как неотъемлемая составляющая Природы, подчинена общим законам ее развития и в такой же степени, как и сама Природа, безграничная в своих возможностях. Она, как и Природа, является комплексом сочетаний и одновременно - звеном, частью других природных систем. И закономерно, что познание мира, в котором мы живем, самопознания людей должны происходить синхронно. Проблема сущности какого-либо явления (объект объекта познания) одновременно является и проблемой его единстве и взаимодействии как внутренней, так и внешней. Именно поэтому каждый шаг науки должно не ограничивать, а наоборот - предоставлять все новые и новые возможности в раскрытии существующих связей, а следовательно и творческого потенциала как отдельного человека, так и сообщества.

Сейчас уже достаточно четко можно проследить закономерность: чем на более высокую ступень развития поднимается человечество, чем объемного становится его сознание, тем полнее и всеохопнишимы должны быть знания людей как об окружающем мире, так и о себе. Между процессом познания и самопознания нельзя допускать разрыва, ведь это может повредить не только людям, но и природе. Диалектика же познания и самопознания видится такой, что исследования звена, стороны, качества и т.п. есть лишь шаг на пути познания целого. Естественную же сущность целого можно познать только во всей полноте его составляющих.

Наглядный и доступный пример синтезного природы целого можно проиллюстрировать на всем хорошо знакомой радуге. С ней нельзя исключить ни одного оттенка. Иначе это была бы уже не радуга. Именно синтез цветов здесь творит сущность целого.

Таким должен быть и подход что к познанию и самопознанию человека (народа). Только синтез свойств, черт и т.д. раскрывает их природную сущность, дает восхождение к вершине познания и созидания.

В его контексте дилемма становления и развития науки самопознания народа на основе интеграции отраслевых знаньпостае не только умной, но и должно стать доминантной в поиске эффективных путей и средств социального развития. Этот вывод опирается на весь предшествующий опыт человечества.

Первые известные интерес человечества проблемой самопознания уходят в глубокую древность. Известно, что один из надписей на колоннах дельфийского храма, сделанный еще в VIII в. до н.э., призывал: «Познай себя».

Для выдающегося немецкого философа ХѴИИИ ст. И. Канта до конца дней его самыми загадочными и неизменно возбуждающими мысль и воображение оставались две вещи - звездное небо над головой и моральный закон человеческой сущности.

Жизнь убедительно подтверждает, что в формировании мировоззрения, развития сознания людей определяющими являются две составляющие: познание и освоение мира и самопознания и самосозидания человека.

При этом проблема самопознания и самосозидания для людей всегда была и остается едва ли не самой сложной и засекреченной.

"Истоки человека, - как справедливо замечал Бердяев, - только частично могут быть осознаны и рационализированы", поскольку "лицо человека более таинственна, чем мир. Она и есть целый мир " 1 .

Немудрено, что самопознание фиксируется в нашей памяти как вечно актуальная и неизбежная проблема бытия. Первые интерес ней теряются где-то в глубокой древности.

Известно, что один из надписей на колоннах дельфийского храма, сделанный еще в VIII в. до н. е., призывал: "Познай себя!"

Мнение о важности и необходимости самопознания проходит и через всю сознательную историю украинского народа.

"Спрашивают нас народы, кто мы. И мы отвечаем ... ", что" мы русичи, отнюдь не варяги ", - говорится в староукраинском памятнике V-IX вв. "Велесовой книге".

Вопрос "... откуда пошла Русская земля, и кто в ней самый начал княжить, и с чего Русская земля такой стала "были главными среди тех, на которые пытался ответить Нестор Летописец в« Повести временных лет ".

"Не понимать себя самого, слово в слово, - утверждал Г. Сковорода,

- есть?? Ивнозначно том, что потерять себя самого "(" Нарцисс ").

идеями познания и самопознания пронизана творчество выдающихся украинских поэтов, писателей и ученых.

Понять на деле жизнь людей

Прочесть все черные страницы

Все беззаконные дела ...

И сохранить полет орла

И сердце чистой голубицы!

Се человек! .. без крова жить (сироты и солнышко НЕ греет)

Людей изведать - и любить!

Эти страстные слова Тараса Шевченко с его "Тризны" могли бы стать эпиграфом не только к литературно-художественного творчества, но и к гуманитарной науки. Потому идея самопознания, как это глубоко и образно передает П. Тычина, наполняет собой каждую сферу бытия, каждый вздох родной земли.

... И более гречкой звучание пчел, а еще стада над лесом, и Киева дальнего торжественнисть нагодна, - все, все в природе говорит: познай самого себя, познай!

("Сковорода. Симфония").

Природный подтекст познания и самопознания видится как на уровне личности, так и общества, ее дел, наиболее целостно и полно воспроизводятся в бытии народа, государства, страны.

... Украина! Пока жить буду,

До открывать тебя ("Эй новые Колумбы и Магеллан").

Эту жизненную идею как наследство оставил следующим поколениям украинского В. Симоненко.

Похожие по силе убеждения, страсти и даже тоски чувство несовершенства и неисчерпаемости самопознания человека в своем крае воспроизведены и в поэзии Е. Плужника и П. Кононенко.

Пусть чужбина кому-то вбирает глаза

Пусть о ней даже мечтает кто-то ...

(К перемене мест такие желающие Все те, кому в жизни не повелось).

Потому что мне и слава шумная Обо всех чудеса за тридевять морей,

Когда я еще и малого чуда -

Земли своей еще не понял!

("Осень", 1927г.)

Мой родной край ... Насмотрелся по миру Я разных см, морей, лесов, народов,

наслушался музыки, больших хороводов, -

Но опять здесь, на родительских полях

Только здесь детства запах не прочь!

Только здесь бурлят счастья родные броды!

... ибо где бы ни был - везде ты, и ты, и ты:

Кто отшатнулся тебя, того Бог наказывает!

Кто полюбил - лишь то бессмертие знает ...

Неизвестно тебя - бесплодно отцвести!

("Мария на Голгофе", 1996г.).

Исследуя социально-философский подтекст проблемы самопознания, Е. Маланюк в своих "Очерках по истории нашей культуры" приходит к выводу, что, "может, важнейшим из наших задач как национальной общности было, есть и будет: познать себя" 1 .

Такое понимание проблемы социального развитию и ее решение, по убеждению С. Ефремова, превращает задачу в моральный долг каждого гражданина: знать свой край, знать Украину с ее прошлым и современностью, со всякими формами, задачами и проявлениями украинской жизни, чтобы наиболее целесообразно и интенсивно ему служить.

Поэтому познания и самопознания, по крайней мере для духовных лидеров Украины, возникают не только логическими и разумными, но и доминантными в поиске путей и средств наших социальных взлетел.

Казалось бы, при таких обстоятельствах все усилия должны быть сосредоточены на скорейшем разработке средств и технологий этого процесса.

Но, к сожалению, такой однозначной проблема видится только во взаимодействии "человек - природа". Как только ее начинают рассматривать через призму отношений "человек - человек", когда затрагиваются интересы многих, когда проблема переходит в плоскость политическую, - сразу теряются ясность и однозначность, возникает много преград на пути ее реализации. И не потому познания и самопознания, по крайней мере для украинского, было и все еще остается проблемой преимущественно политической, а не научной. А точнее, все еще политически осмысленной и будет адекватно воспроизведенной. А это в свою очередь не может не сказаться и на характере становления науки самопознания.

И поэтому процесс ее формирования выступает таким долгим и нелегким.

Собственно, о украиноведение как систему научных интегративных знаний в Украине стали говорить лишь в конце XX в. И среди причин или не главной следует назвать неразработанность украинской национальной политики в области общественного и государственного устройства, отсутствие четко очерченных ее целей и задач и в первую очередь в системах науки, образования, воспитания. Вспомним, как в начале 90-х годов XX в. тогдашним премьер-министром Украины почти в отчаянии была брошена фраза: "Мы не знаем, какое государство строим".

Прошло время, и, к сожалению, мало что изменилось. И в июне 2001 года, подводя итоги встречи лидеров стран ГУУАМ в Крыму, уже Президент Украины констатирует: "Об Украине мало знают в мире и не понимают, что в ней делается".

И это уже похоже на плохую традицию, к которой теперь мы сами причастны.

Сознательно или бессознательно и на 10-м году независимости Украины продолжаем консервировать то состояние общественно-политической жизни, основы которого закладывались еще во времена царской России, когда жили по принципу "хаты с краю".

Неадекватность политического мышления украинского еще в XIX в. было однозначно признано главным тормозом движения Украины путем социального прогресса.

Отмечая большой потенциал украинской идеи, наш выдающийся предшественник П. Кулиш говорил, что хотя "лучшего в идеи по украинскому ничего" 1 и в реальной жизни идея украинской сущности так и не реализована.

Ища объяснение такому негативному явлению, он приходит к выводу, что именно отсутствие "своей национальной, а не чужой политики" и мешает "выбиться на широкий путь цивилизации".

Итак, есть обеспокоенность, есть понимание, есть опыт мышления. Нет только одного - конкретного действия. Поразительная инертность.

Не может мир диразбираться об Украине в условиях, когда сами украинского о себе не все знают и знать не очень хотят.

Определение направлений и содержания развития духовной сферы происходило и все еще происходит преимущественно путем проб и ошибок. Социальное же заказ (потребность) в украиноведческих знаниях, все более четко

проявляется с конца XX в. прежнему реализуется преимущественно на уровне интуиции и отчаянных усилий отдельных исследователей энтузиастов, к тому же еще и под давлением постоянной противодействия. Явление тем обиднее, поскольку вступает в противоречие с общей тенденцией мирового развития. В странах, наиболее адекватно ее воспроизводят, уже давно осознали, что человеческая мысль, общественное сознание, духовность народа - величайшие ценности бытия и именно поэтому они исследоваться и изучаться в лучших научных и образовательных учреждениях, а сам этот процесс должен определять основы физических условий жизни. Мы же продолжаем рассуждать, дискутировать, возмущаться, призывать там, где надо конкретно действовать. И не потому так и не смогли на серьезные системные исследования в области теории и методологии, опыта и уроков познания и самопознания украинского народа.

Только после провозглашения политической независимости Украины эта работа начинает приобретать очертания системности и целенаправленности.

Уже первые годы существования Украины в статусе самостоятельного государства показали, что ее реальная, а не декларативная независимость определяется мировоззрением, самосознанием, ментальностью народа, политической волей его руководителей. И что это еще не является адекватным потребностям времени.

Достижения сущностных изменений только путем митингов, провозглашение лозунгов, политических программ и деклараций не является решающим. Так дело длительной и кропотливой работы - создание собственной системы духовной жизни и в первую очередь развития национальной культуры, науки, образования, воспитания.

Настало время, когда общественное сознание необходимо готовить к более широкому восприятию действительности. Ибо только в широком и более полном ее видении можно осмыслить процессы, происходящие понять свое место и роль в них.

Таким образом, познание и самопознание народа, закономерностей и механизмов формирования его мировоззрения, ментальности и самоидентификации теперь переходят из плоскости созерцательной, чисто исторической в ​​практическую. Необходимо дать ответ как на вопрос злобы дня, так и на перспективу. Куда идти, как двигаться? Что брать с собой, а что оставить в прошлом

К сожалению, всю серьезность момента и поставленных им вопросов соответствующим образом осознали не сразу и не все.

Определенная часть политиков, педагогов и ученых считает, что решить их можно на старых методологических принципах, упорно отстаивая подход, согласно которому исследования в областях политики, языка, истории, фольклора и т.д. и есть исчерпывающим украиноведением.

И все же благодаря тем, кто осознал всю важность и остроту проблемы целостного познания и самопознания украинского народа и неизбежного их значение для развития действительно независимой Украины, поиски ответов на поставленные самой жизнью вопросы, шаг за шагом направляются в сферу науки, образования, воспитания.

Для объединения усилий ученых, педагогов, общественно-политических деятелей, которых глубоко волновала судьба независимой Украины и ее народа, в начале 90-х годов создается ряд научных, образовательно-воспитательных и общественно-политических институтов украиноведческого направления. Заметным среди них становится деятельность Института украиноведения при

Киевском университете имени Тараса Шевченко (ныне НИИУ Министерства образования и науки Украины), который возглавил известный ученый-украиновед Петр Кононенко.

Разработанные под его руководством концептуальные и теоретические основы украиноведения стали своеобразным краеугольным камнем в дальнейшем развитии науки.

Неординарность деятельности этого института проявилась не только в качественно новом подходе к украиноведения как к целостной науки, но и в том, что изначально эта деятельность по сути никогда не ограничивалась только научными исследованиями (хотя до этого коллектив всякий раз побуждали).

Работы Института всегда направлялся в области культуры, образования, воспитания, процессы построения. Это существенно активизировало и значительно ускорило научный поиск, сделало его более предметным и эффективным.

Жизнь требовала дать ответ на принципиально важные вопросы. И, в частности, почему в новых условиях необходимо создать и новую методологию познания и самопознания, создания и самосозидание украинского народа? Почему этот процесс должен быть органически связанным с формированием национальной системы науки, образования, воспитания

Такой подход высветил под новым углом зрения проблемы предмета и метода отраслевых наук и украиноведения (как синтезирующей науки), их структуры и взаимодействия, а главное, целесообразность и важность их органического единства в развитии.

К более активной разработки вопросов теории и методологии побудил тот факт, что как целостная наука украиноведение и в начале XXI в. все еще воспринимается неоднозначно. Среди ученых немало и тех, кто считает, что развитие украиноведения в этом направлении нарушит уже устоявшуюся логику наук и учебных дисциплин и нанесет вред процессу познания и самопознания. Сейчас активно стали твориться и распространяться различного рода теории и идеологемы, по которым вообще ставится под сомнение сосредоточение внимания на проблемах этнонационального самопознания и самоидентификации. Как своеобразные контраргументы в развитии гуманитарной науки этим путем предлагаются концепции?? которых этнонациональной противопоставляется гражданское, европейское, общечеловеческое, а национальной самоидентификации - идентификация с европейство и мировым сообществом.

Следовательно, необходимо выяснить коренные вопросы методологии науки, без решения которых нечего и надеяться на разработку адекватной государственной политики в области украиноведения.

На чем базируются убежденность и уверенность коллектива Института по необходимости и неотложности развития украиноведения путем все более полной интеграции отраслевых знаний? Что положено в основу его концептуальных и теоретико-методологических построений

Создание украиноведения как целостной науки происходит согласно логике общих законов природы и процесса познания и самопознания, в частности формирования и развития науки. Возникновение интегративного украиноведения стало своеобразным ответом на вызов времени. Поиски такого ответа объективно были обусловлены потребностями становления и

развития украинского народа как природный феномен со своей исторической миссией и судьбой, как явления оригинального, силы самодостаточной.

Согласно действия фундаментальных законов мира, в котором мы живем, в частности его целостности и единства, системной и иерархической взаимодействия в процессе развития любого явления природы не может возникнуть, целесообразно развиваться и быть адекватно познанным на каких-то других принципах. Следовательно, и процесс познания и самопознания народа должно строиться на основе тех же методологических принципов.

Научное познание не может быть полным в случае ограничения его лишь какой-то сферой, направлением или если оно несет в себе "совершенные" (тупиковые) варианты ответов. Такой подход дает знание лишь частичные, неполные, поскольку характер познания и самопознания в разные периоды в силу объективных и субъективных причин разный и далеко неадекватным. Именно поэтому методология познания непременно должно создавать возможности движения ко все более полному и целостного исследования и осознания объекта. В этом контексте вполне понятно стоит тот факт, что процесс познания может и должен быть как дифференцирующим, так и обобщающим, поскольку принципы дифференциации и интеграции заложены, с одной стороны, в субъективных особенностях восприятия человека, состояние его сознания на каждом этапе развития, который определяет характер и глубину познания и, с другой, в объективной природе человека как составляющей единого и системного мира взаимодействует всеми своими частями (подсистемами) в процессе развития.

Человек, как и сам мир, одновременно является и различие, и солидарность.

Даже те или иные ее свойства, черты характера, составляющие ментальности есть не что иное как продукт синтеза человеческих особенностей и возможностей, отношений.

Вот почему такие из них, как доброта, терпимость, доверие, бережливость и т.д. не могут быть адекватно осознанные и восприняты в отрыве от всего спектра составляющих и факторов человеческого бытия без учета контекста их проявления в человеческой сущности.

Человек, будучи органической частью природы, подобно ей, безграничная в своих свойствах и возможностях. И именно поэтому каждый шаг науки должно не ограничивать, а наоборот, предоставлять все новые возможности в раскрытии творческого потенциала и отдельного человека, и народа, и все человечество.

В предыдущей нашей истории многое было сделано именно для разрушения естественной целостности как личности человека, так и народа и человеческого сообщества в целом. К сожалению, как показывает опыт, соответствующих уроков прошлого не усвоен.

Не так давно в нескольких газетных публикациях промелькнула мысль, что система образования в Украине должна быть подчинена тому, чтобы способствовать идентификации нашей молодежи с европейским сообществом.

В другом контексте утверждается, что эволюция украинского парламентаризма все больше соответствует европейским стандартам.

На первый взгляд вроде бы заманчивая перспектива. Но это только на первый взгляд. Если присмотреться, то с чем-то подобным мы уже встречались в прошлом.

Сложно сказать, чего больше в таких призывах к решению проблем обычного непонимания их сути, или сознательной игры в сроки с заранее

заданной целью. Если мы за советами и идентифицируем себя с европейцами (кстати, неизвестно с кем из них), то как тогда быть с самоидентификацией? Да и вообще, будет тогда потребность себя самоидентифицировать? И как тогда быть с национальной культурой, образованием, традициями, с преемственностью исторического процесса, который (по М. Грушевским) никогда не прерывалась

По этим же идеологемами будут заложены новые основы исторического процесса. Такое несоответствие поисков "идеологии для Украины" тем поразительна если исходить из того факта, что теперь сама Западная Европа стоит перед серьезным кризисом идентифицировать.

Подобное впечатление складывается и от советов о введении европейских стандартов в сфере общественно-политической жизни. Если речь идет о принципах общественного и государственного устройства, которые прошли проверку и подтверждение жизнью (в частности формирование и распределение власти, ее подконтрольность и ответственность перед народом; прозрачность формирования и реализации политики), то действительно стоит их изучать и в случае соответствия интересам сообщества переносить на национальную почву.

Иначе "стандартизация" национального общественно-политической жизни по "европейским образцам" нанесет ущерб не только сфере политики, но и культуры, морали, сознания и для Европы будет малополезным.

И можем даже не заметить, когда предстанем пред дилеммой нынешней маленькой Македонии, судьба которой, как теперь не без?? Идстав утверждают обозреватели, находится в руках одного человека - то полномочного представителя европейского правительства или представителя американского президента.

Такой же нечеткостью и двусмысленностью отмечается широко тиражированная теперь в прессе концепция "гражданского образования".

Что здесь предлагают? Вот отдельные положения по публикации, помещенной в газете "Образование" координатором проекта "Сеть гражданского образования" Б. Микицеем. "Как утверждает Арнольд Тойнби, - пишет он, - общества, ориентированные на традиции, обречены на гибель, ориентированные на сегодняшний день - обречены на стагнацию и всего общества, нацеленные на новое, способны на развитие". Наверное, выяснение содержания и контекста мысли

А. Тойнби стоит отдельного разговора.

Нас же в данном случае больше интересует, почему и с какой целью автор статьи нам ее предлагает. Заручившись "поддержкой" А. Тойнби, Б. Микицей дальше говорит уже более уверенно, что в условиях, когда общество не возьмет на вооружение концепцию гражданского образования, то не видать ему ни Европы, ни демократического устройства, ни прогресса.

Если отбросить налет фразеологии о демократических устои общества, толерантность отношений и т.д.., то четко возникает авторская мысль, что национальные интересы украинского, национальное образование и воспитание есть нечто эфемерное, несовременное, архаичное и вредит прогресса, стоит на пути к Европы. Сомнительные, если не сказать вредные постулаты. Но сказать только так - того уже мало. Потому проект набирает силу, в него творится сеть поддержки, за ним стоит большая финансовая мощь в виде грантов иностранных государств, возникают очаги в "гражданское образование".

На этом фоне едва ли не самыми острыми возникают вопросы: почему же образование в Украине должно развиваться не как абстрактная "гражданская", а как национальная, которая должна формировать прежде сознательных граждан Украины, а уже через их национальную гражданственность - осознание смысла общечеловеческого сообщества; почему в основу ее развития необходимо положить украиноведение и как науку, и как учебную дисциплину и методологию образовательно-воспитательного процесса; почему исторический опыт народа, его традиции выступают доминантными в выяснении основ национальной идеи, принципов ее действия и поиска перспектив развития.

В данном случае следует особо выделить роль традиций народа, которые так откровенно "доброжелатели" предлагают нам то забыть, или "просто" выбросить на исторический свалку.

Украиноведение - наука познания феномена украинства, законов опыта и уроков его жизнедеятельности. Когда идти по логике этих методологических векторов, то мы непременно увидим и осознаем, что категория "опыт" органически связана с категорией "национальная идея" и основной ее составляющей - идеями бытия украинского народа. И непременно то, что каждая идея бытия народа и национальная идея как целое живут, действуют и умирают не иначе как в виде традиций. И пусть не покажется крамольной мысль, что основным наследием народа является не материальные ценности, технологии и не памятники материальной культуры предыдущих поколений, а их духовные достижения. И от того, какими их видят потомки, как их исследуют и изучают, зависит характер поведения и действия народа в каждой конкретной сфере, ситуации не только сегодня, но и завтра, в будущем. Четкостью основных идейных линий развития нации (народа) определяется и соответствие его поведения и действия.

Но чтобы стать энергетическим компонентом действия народа, идеи должны пройти свое подтверждение не у одного поколения людей. Каждая идея общественной жизни рождается опытом. Утверждается, передается и действует же она только в виде традиции. Традиция становится своеобразным мотором практики, а та в свою очередь развивает действующие и создает новые традиции. Таким предстает полный цикл сознательного бытия народа. Идеи, традиции - это источники, которые постоянно питают ум, формируют его убеждению, создают веру и уверенность - своеобразные ферменты действенности и прогресса человеческого разума.

Избавь человека, народ уверенности и веры, сформируй представление об их неполноценности - и они обречены.

И когда мы говорим, что прошлое определяет будущее, то имеем в виду весь предыдущий опыт, через традиции учит, убеждает, внушает веру. Человеческий разум не мог бы быть таким, если бы он был ограничен тем, что дает ему современность, или погрузился в беспредметные бред будущим.

Он опирается на другую, более широкого спектра действия, силу, способную объединить время прошлое, современный и будущий и тем самым раскрыть истинную сущность человеческого разума, поднять его до уровня осмысленной действия.

Только идеи, "конвертируемые" опытом в традиции, составляют настоящие основы и ориентиры общественного развития, те ценности, которыми дорожит, которые уважает и любит народ и без которых он напоминает слепого без посоха.

Поэтому хотелось бы, чтобы создатели концепции "гражданского образования", и не только они, еще и еще раз задумались (когда предполагается совершить хорошо) над тем, какая же "гражданственность" может сформироваться, если она будет без роду и племени.

И именно для тех, кто действительно обеспокоен состоянием познания и самопознания украинства, не может быть более важного и ответственного задания, как создание научного фундамента этого процесса: выяснение предмета, метода, функций наук, исследующих один и тот же о объект, их место и роль в общественных и процессах.

Это прежде важно теперь, когда настоятельно распространяется мнение, что создание украиноведения как целостной науки и особенно как отдельной учебной дисциплин?? в принципе деструктивное, так вроде предусматривает создание не только какой-то виртуальной метанауки, но и метанавчальнои дисциплины, которая, кроме прозаического дублирования, несет угрозу вытеснения (замены собой) уже устоявшейся системы учебных дисциплин. Итак, снова натыкаемся на все то же противопоставление частей и целого.

Научное, политическое, управленческое решение существующих проблем, а главное, донесение их содержания к более широкой общественности, прежде всего к учителям, преподавателей украиноведения, политиков, управленцев, и должно способствовать как принятию адекватных решений, так и действиям в области образования .

Это следует сделать негально, поскольку теперь чуть ли не наибольший вред внедрению украиноведения в образовательно-воспитательный процесс, а значит, обществу и государству наносят не явные или скрытые противники, а наша некомпетентность в деле, граничащей с профанацией. Пресса нередко сообщает о фактах, когда к преподаванию украиноведения приобщаются неподготовленные, случайные люди, когда его преподают учителя поочередно, или когда часы, выделенные на изучение украиноведения, передаются как подкачки учителям музыки, пения и т.д..

Слишком сложно, если вообще возможно реализовать стратегический замысел, раскрыть смысл украиноведения как учебной дисциплины, вызвать любовь и уважение к ней у учащихся в условиях, когда сам учитель этого не осознает, когда преподавание этого полуофициальный предмета осуществляется на основе интуиции, самовосприятие педагога , когда не выдаются программы, пособия, методические советы и другие вспомогательные материалы.

О ситуации, которая сложилась с преподаванием украиноведения и с кадрами украиноведов частности, убедительно поведал учитель украиноведения из Миргорода. "Наконец-то в этом учебном году, - писал автор, - и меня" посвятили "на украиноведа, дошла очередь. А некоторых коллег еще раньше довантажувала администрация часами украиноведения к ставке ... Ведущие педагоги в школах, ссылаюсь только на собственные наблюдения, украиноведение не преподают, потому ставку нередко и сверх нее имеют ".

И такие прозаические вещи стоят на пути украиноведения в системе образования. Но не только они.

Практика подтверждает, что без четкой политики государства в области украиноведения еще долго этим процессам сложно будет приобрести необходимый динамизм.

После провозглашения независимости в Украине был создан ряд научных украиноведческих центров: Институт украиноведения при Киевском университете имени Тараса Шевченко, Институт украиноведения имени И. Крипякевича в структуре НАН Украины, Институт народоведения во Львове, открыты кафедры украиноведения в ряде высших учебных заведений , где, кроме исследовательской и просветительской работы, была начата подготовка научных и образовательных кадров.

Да, именно коллективом Института украиноведения при Киевском университете имени Тараса Шевченко еще в 1997 году по собственной инициативе и на общественных началах создается факультет украиноведения, на котором без отрыва от работы в школе было начато переподготовку учителей гуманитарных дисциплин тем, чтобы помочь им приобрести вторую специальность - преподавателя украиноведения. Осуществлен первый выпуск по годовой программе обучения. Профессиональные знания здесь получили 69 учителей Киева и области. И хотя начатое дело нашла найприхильниший отклик среди педагогов, официального статуса факультет так и не получил, его работу пришлось прекратить, хотя сама жизнь требовала ее активизации и расширения.

К сожалению, и в 2001 году ситуация не изменилась к лучшему. Попытка коллектива, теперь уже НИИУ Министерства образования и науки Украины, возобновить работу факультета украиноведения, предоставить ему юридического статуса встречают "принципиальное" отрицание в правительственных структурах (Министерство экономики и Министерство финансов), где главным аргументом "против" является все то же понимание украиноведения как суммы отраслевых дисциплин.

В высших учебных заведениях, по мнению департамента экономической стратегии (Министерство экономики), и так "перепроизводство" кадров вещателей и литераторов: 38% выпускников не получили работу. "... Данные свидетельствуют, что потребность в указанных специалистах (!) Может быть удовлетворена в высших учебных заведениях III-IV уровней аккредитации". Почти как в известной поговорке: "Ты ему про Фому, а он тебе про Ерему". И здесь украиноведение равнозначно украинском языке, литературе. Странная какая-то у нас получается экономическая стратегия: экономим на собственном видении и понимании. И не потому порой не осознаем, где и на чем следует экономить.

Но, наверное, было бы некорректно таким пониманием отдельных чиновников аттестовать в целом отношение государства к украиноведения. В течение 90-х годов и в 2000 году государство приняло ряд актов, направленных на расширение сферы влияния достижений украиноведческой науки в области образования и воспитания. В частности следует назвать Постановление Кабинета Министров Украины от 5 августа 1998 о включении украиноведения в базовый учебный план СОШ, которой предшествовала постановление Коллегии Министерства образования "О концептуальных основах гуманитарного образования в Украине" от 27 декабря 1995.

В определенной степени знаковым стало Постановление Кабинета Министров Украины от 21 июня 2000 "Об образовании Научно-исследовательского института украиноведения в структуре Министерства образования и науки Украины", которой впервые среди направлений действия учреждения, созданного на базе бывшего Института украиноведения при Киевском университете , были определены: координация научных исследований, разработку и внедрение новейшихих технологий обучения, координация деятельности украиноведческих центров и

подготовка специалистов украиноведения. И это не может не радовать. Но наряду с этим следует признать, что по ряду причин, и не только научного характера, процесс внедрения украиноведения в образовании как отдельной учебной дисциплины и как методологии образовательного процесса в целом происходит неудовлетворительно, чаще на уровне самоинициативы и преимущественно в отдельных регионах. И среди прочего причиной тому является недостаток квалифицированных кадров украиноведов, не только учителей, преподавателей, но и организаторов образования.

В случае реализации упомянутого Постановления Кабинета Министров от 5 августа 1998 о включении украиноведения с 2001/2002 учебного года в программы всех учебно-образовательных заведений только для Украины потребуется около 30000 преподавателей украиноведения, именно украиноведения, а не языка, литературы , истории, пения и т.п. Для того чтобы исправить ситуацию, следует существенно изменить характер работы в этой области и прежде уже действующих украиноведческих центров, в частности Научно-исследовательского института украиноведения Министерства образования и науки, четко определить в его статусе как органично единственные два направления работы: научный и педагогический. А для того чтобы новообразованный заведение стало действительно главным координирующим центром не только в разработке научных проблем украиноведения, но и в подготовке кадров украиноведов для всех отраслей общественной жизни, следует на государственном уровне создать соответствующую юридическую, организационную, материально-техническую и финансовую базу. Безотлагательно должен быть решен вопрос о создании факультетов и кафедр украиноведения на базе педагогических университетов, обеспечивающих подготовку учителей и преподавателей украиноведения.

Но для этого нужно прежде всего включить украиноведение в перечень специальностей, утверждаемых Кабинетом Министров Украины. Не менее важно, по нашему мнению, сделать соответствующую коррекцию и в структуре специальностей, по которым присуждаются ученые степени с включением в этот перечень научных степеней кандидата и доктора украиноведения.

Пришло уже время и для создания профессиональной и экспертной советов, учебно-методической комиссии по украиноведения при Министерстве образования и науки Украины.

Только совместными усилиями государства, ученых, учителей, преподавателей и управленцев всех уровней украиноведение действительно сможет приобрести такие необходимые для формирования общественного сознания динамизма, простор и глубины.