Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ПАСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ
статті - Наукові публікації


Т.В. Тимофеева, главный эксперт Государственного научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра МВД Украины

Рассмотрен исторический аспект возникновения паспортной системы регистрации. Очерчены исторические этапы возникновения паспорта, его последующего развития и включения в паспортную систему.

Ключевые слова: паспорт, допаспортный и паспортный периоды, клейма, тамга, безопасное следование, опасные грамоты, паспорта-абшиды.

В разные периоды становления и упадка цивилизаций существовала система, которая пыталась регулировать человеческий поток (передвижение, пребывание) на определенных территориях.

Отсчет развития человечества берет начало именно с цивилизации — комплекса культурных феноменов, связанного с такой формой социально-политической организации,как государство [1].

Данное определение взято за основу, так как в нем заложен подтекст любого действия, связанного с попыткой учета и урегулирования человеческих масс на отдельно взятой территории в определенный промежуток времени.

Известным ученым К. Клакхолмом в свое время был сокращен список Г. Чайлда, в котором последний давал оценку цивилизации на основе десяти признаков. К. Клакхолм сводит все к трем признакам, которые включают архитектуру, города, и, что наиболее важно — письменность [2].

Именно с появлением письменности можно проследить основные тенденции в формировании и фиксации данных о человеке.

Первыми свидетельствами, утверждающими личность в своих правах на определенной территории, были предметы, носящие культовый характер.

В качестве примера такого «освидетельствования» можно привести клейма. Подобные «отметки» как в прямом, так и в переносном смысле этого слова касались и знатной прослойки населения, и рабов (их зачастую клеймили для опознавания).

Следующим примером опознавательного знака может послужить тамга — родовой знак у тюркских и некоторых других народов [3]. Древние кочевники вставляли серьги с тамгой в ухо раба для его опознания и определения принадлежности тому или иному хозяину в случае побега.

Согласно барельефным изображениям на территории древнего Египта и Шумеро-Аккадского царства в обиходе были перстни, которые прикреплялись к людям с самого рождения и носились до самой смерти.
Исследователи, занимающиеся проблематикой развития так называемой «паспортизации», отмечают два периода развития цивилизации: допаспортный период и период, когда не только понятие «паспорт», но и его функциональность признаны во всей Европе.

Допаспортный период плавно вплетен в процесс междоусобных войн до нашей эры и первого тысячелетия нашей эры, становления и уничтожения городов/государств, борьбы за территории и удержания власти с попыткой установления и урегулирования определенных правил для людей. Все эти процессы ознаменовались постоянным передвижением человеческих масс как в границах государств, так и за их пределами. Это время характеризуется своеобразной «безликостью». Наличие клейм и иных предметов, как знаков идентификационного характера, предоставляло возможность их владельцу осуществлять определенные этим знаком функции: пересекать границу, везти депешу и так далее, в том числе и передавать такие метки другим лицам для осуществления уже ими определенных действий. Одним из примеров так называемого удостоверения личности служат хроники Танаха. Так, в Книге Нехемии, написанной около 443 г. до нашей эры, есть следующие стихи: «7. И сказал я царю: если царю благоугодно, то дал бы мне письма к заречным об- ластеначальникам, чтоб они давали мне пропуск, доколе я не дойду до Иудеи, и письмо к Асафу, хранителю царских лесов, чтоб он дал мне дерев для ворот крепости, которая при доме Божием, и для городской стены, и для дома, в котором бы мне жить. И дал мне царь, так как благодеющая рука Бога моего была надо мною». Здесь библейские изложения свидетельствуют о событиях в Персидской империи во времена царя Артаксеркса I, когда служащий этому царю Нехемия просит его разрешить проследовать в Иудею. Царь выдал ему письмо «к правителям земли за рекой» с просьбой обеспечить безопасный проезд их землями [4].

В средневековой Европе своеобразными удостоверениями личности стали геральдические символы, которые наследовались по мужской линии и были чем- то вроде отчества для славянских народов, так что рыцарь, облаченный в доспехи и с опущенным забралом, без них мог быть просто не узнан. Живописные и четкие символы выбивались на щитах и вышивались на плащах.

В период экономического подъема стран Европы, характеризовавшегося расширением торговли в акваториях Черного, Средиземного, Северного и Балтийского морей, представителям многочисленных торговых гильдий, постоянно перемещавшимся из одной страны в другую, начали выдавать специальные подорожные удостоверения, в которых указывались имя и фамилия владельца, а также его приметы — цвет волос, глаз, форма носа.

С увеличением числа паломников, людей, разъезжающих по своим делам, и одновременно с ростом бродяжничества, дезертирства, бегства от хозяев-фео- далов возникла потребность в документе, удостоверяющем конкретного человека. В свою очередь на основании этого документа человек мог бы апеллировать к властям с целью сохранения его статуса, чести и достоинства. Именно эпоха Ренессанса явилась, по мнению многих исследователей, началом выдачи письменных свидетельств отдельным гражданам и считается началом паспортного периода в Европе.

В годы войн или эпидемий вдобавок к этим свидетельствам путешественникам выдавались специальные сертификаты, удостоверяющие их личность, особые приметы, здоровье и поведение. В дальнейшем такие документы приобрели статусы, известные под названиями «Militarpass» (для воспрепятствования дезертирству) и «Pestpass» — чумной паспорт (для приезжающих из зараженных или зачумленных мест и стран). Такие паспорта получили распространение в середине XVII века.

По другим источникам родоначальницей паспорта является Англия, где в 1414 году во времена правления короля Генри V после соответствующего решения британского парламента были выпущены документы, имеющие название «Безопасное следование». В них за подписью короля иностранцы извещались о том, что могут безопасно следовать по землям короля и ни один подданный не должен каким-либо образом навредить или обворовать чужеземцев, имеющих при себе такие документы.

Таким образом, паспорт возник как своеобразный привилегированный личный документ, а его форма и дальнейшее распространение обязаны Гуттенбергу за изобретение книгопечатания в 1436 году. Именно с этого времени стало возможным издание стандартных, одинакового образца документов, которые на то время практически нельзя было подделать, причем в таком количестве, которое при письменном изготовлении было бы трудно и дорого обеспечить. Понятно, что появление паспортов было далеко не случайным, оно было подготовлено и в социальном, и в техническом отношении всем ходом предшествующего общественного развития, стало исторически обусловленным и необходимым.

Определение паспорта, как и его значение, менялось от эпохи к эпохе в зависимости от выполняемых им функций.

Слово «паспорт» итальянского происхождения. Оно состоит из двух слов — «пасса» (проходить) и «порто» (гавань, порт). Уже в XIII веке в итальянских морских республиках — Венеции, Пизе и Генуе — «пассапорто» (разрешение на право свободного выхода судам из порта) означало пропуск. Именно в этом смысле слово «паспорт» проникло и в другие европейские страны — Германию и Францию, а с XV века стало применяться в мелких германских государствах, где политические и таможенные границы окружали буквально каждый город.

В XVIII веке практически все европейские страны имели развитую паспортную систему, которая позволяла контролировать не только добропорядочных обывателей, но и опасных для государства элементов: нищих и бродяг. В паспортах появились визы, которые выдавались владельцу документа при въезде в страну.

Паспортная система ограничивала свободу передвижения человека, затрудняла свободу межличностных отношений, задерживала промышленное развитие стран. Поэтому в середине XIX века паспортные ограничения в государствах Западной Европы постепенно смягчились. В 1850 году на Дрезденской конференции немецкие государства заключили соглашение, благодаря которому граждане этих государств освобождались от обязанности брать разрешение полиции для каждого путешествия в пределах государств. Эти разрешения были заменены паспортной картой (визой, визиткой), выдаваемой на год. К этому соглашению в 1859 году примкнула и Австрия. В середине XIX века паспортные ограничения были также отменены в Испании (1862 г. и 1878 г.), Дании (1862 г. и 1875 г.), Германии (1865 г. и 1867 г.), Италии (1865 г. и 1873 г.).

Последующее развитие индустрии и связанное с ним появление паровоза привели к краху паспортной системы во всем Старом Свете, поскольку пограничники не смогли справиться с теми пассажиропотоками, которые возникли в связи с развитием железнодорожного транспорта.

Первая мировая война по-новому перекроила Европу, что привело к возрождению паспортов и виз. Уже в 1915 году паспорт принял обычный вид, а именно: небольшая книжка в плотной обложке с фотографией и личными данными владельца. В 1920 году была проведена международная конференция, на которой был принят стандарт формата паспорта и виз (состав, содержание, размещение страниц, юридическая защищенность и др.) для всех государств, которые подписали соглашение. На второй конференции, которая прошла под эгидой Лиги Наций (1926 г.), этот стандарт был утвержден. На конференции были приняты и рекомендации по упрощению процедуры получения виз.

У славянских народов формирование паспортной системы проходило длинным, трудным путем и началось в период становления и расцвета Киевской Руси, когда своеобразным удостоверением личности на территории некоторых племен стал пояс. По его орнаменту определялся возраст и место жительства его обладателя. Мужской пояс был широким и длинным, женский — узким, изящным и ярко раскрашенным. Маленького ребенка опоясывала нить. С возрастом нить расширялась, постепенно превращаясь в пояс. По тому, какую часть тела обвивал пояс, можно было судить о профессии его обладателя (ремесленники, например, носили налобные повязки) [5].

В Лаврентьевской летописи 945 года Нестор-летописец упоминает о первых попытках учета и документирования населения на Руси, а именно о выдаче княжеской канцелярией грамоты купцам, занимавшимся заграничной торговлей, в которой были перечислены их корабли.

В Киевском княжестве велся учет населения для контроля налогообложения, а во время татаро-монгольского нашествия регистрировалось население, которое обкладывалось данью. Кроме того, на территории древнерусского государства была в обиходе так называемая «знатка» — каждому не принадлежавшему к сообществу человеку требовалось поручительство за него одного из членов общины.

В XIV веке объектом налогового обложения становятся земельные участки (соха, четверть, десятина), для учета которых составлялись так называемые «сошные письма», а результаты описи заносились в писцовые книги, где отражались сведения о населении, положении крестьян, выполняемых ими повинностях и другие данные.

Кроме количественного учета населения, в то время возникали проблемы с его документированием, которые постепенно законодательно решались. Так, в

году был принят новый Судебник, в соответствии с которым в трех городах страны (Москве, Новгороде и Пскове) освобожденным от крепостничества холопам, священнослужителям, которые хотели сменить парафию (согласно Стоглава

года), и другим лицам, менявшим место постоянного проживания, выдавались специальные «отпускные грамоты». В XVII веке в обиход были введены «опасные грамоты», выдаваемые государевым людям, выезжающим по делам за границу.

В это же время (XIV - XVN вв.) усилия властей направляются на урегулирование крепостного права. Систематическое уничтожение документов во время пожаров и смута побуждает власти к принятию решения о полной переписи холопов и создании новых документов для удостоверения их личности. Одновременно с этим совершенствуется и порядок выдачи проезжих грамот. Соборное Уложение 1649 года установило «свободную и обязательную выдачу проезжих грамот тем, кто едет в другие мирные с Московским государства для торгового промысла или иного какого своего дела» [6]. Этим же документом закреплялось и требование наличия у заезжих купцов, перемещающихся по территории государства, проезжей грамоты, полученной в Посольском приказе. Соборным Уложением 1649 года было законодательно закреплено и удостоверение личности. После выхода указа 1683 года иностранцы больше не могли без специальных «жалованных грамот» проживать и перемещаться по территории России, также было упорядочено передвижение русских подданных. Кроме того, во второй половине XVII века в связи с проблемой удержания крестьян на постоянном месте жительства был узаконен и частный сыск.

Впервые слово «паспорт» было употреблено в 1633 году, а позже официально стало употребляться слово «пас», взятое из немецкой практики. До начала XVIII века все документы, обозначаемые указанными иностранными словами, относились исключительно к паспортам, которые выдавались иностранцам, приезжавшим и разъезжавшим по России или покидавшим ее пределы после длительного пребывания, то есть к заграничным паспортам. В XVIII веке паспорт в Российской империи официально был введен в обиход для внутреннего пользования (до этого в обиходе были пропуска, не имевшие названия «паспорт» и называвшиеся в разное время по-разному).

На территорию Российской империи слово «паспорт» проникло через Польшу и Германию. Поэтому в России XVIII века параллельно существовали две формы написания этого слова, а именно: «пашпорт» и «паспорт» [7].

Что касается украинских земель, то здесь следует учесть так называемую двойственность положения, в которое попали украинские территории ввиду своего географического положения на политической карте, а именно соседство с Великим Княжеством Литовским, Ржечью Посполытой Полской и Московией.

В ту пору правовое положение местного населения зависело как от категории города (королевское, муниципальное, церковное и т.д.), так и от имущественного состояния и рода занятий человека. Например, в городе, находящемся во власти какого-либо некоронованного лица, горожане подпадали под местные порядки светских и духовных феодалов, впрочем, как и обитатели великокняжеских и королевских городов. Они исполняли общегосударственные повинности, а также те, что устанавливались старостами и управителями, и без разрешения местной администрации не имели права покидать город или же переходить в чужое подчинение. Свидетельства личности для таких людей носили крайне ограниченный характер.

В основном социальное разделение происходило следующим образом: аристократия — патрициат, бюргерство; городская и местная «голота» — плебс. Мещане в городах, где применялось самоуправление (Магдебургское право), были юридически независимыми. Они выполняли определенные требования местной власти (особенно в отношении оплаты налогов), и в то же время имели в своем пользовании так называемые свидетельства личности — грамоты, которые предоставляли им возможность пересекать границы отдельных городов. Несмотря на значительные привилегии католической части населения, православным лицам была дана большая возможность для передвижения в пределах украинских земель (по сравнению с православными на территории крепнущего Московского царства).

Кроме того, следует учесть, что украинцы на прилегающих к Польше территориях имели возможность получать паспорта намного раньше правобережных районов Украины.

Систематические нападения на земли Украины со стороны татар (конец XV -

вв.), зарождение и развитие фильварочной системы земледелия, ограничение национальных и религиозных прав (и не только украинцев), колонизация земель зависимыми, крепостными людьми положили начало истории казачества. В дальнейшем определенное количество казаков получили статус так называемого реестрового казака, жалованный Сигизмундом ІІ Августом, когда Украина входила в состав Ржечи Посполытой. Сам статус внесения в реестр подтверждал привилегию и узаконивал личность привилегированного с дальнейшей выдачей клейнодов. Именно реестр был для таких казаков своеобразным паспортом, благодаря которому они наделялись имущественными правами. В дальнейшем многие казаки получали паспорта, которые предоставляли им право на пересечение границ.

Однако со временем права начали урезаться. Выписка так называемых грамот- паспортов была урезана распоряжением польского сейма Ординации 1638 года. Началом конца стала отмена многих привилегий и новая военная организация реестрового казачества (в связи с ликвидацией избирательности казацких старшин, введением сеймом должности комиссара шляхтичей (коронного), который становился во главе «реестровцев» вместо избираемого ранее старшины). Именно комиссар по рекомендации коронного гетмана теперь назначался сеймом и руководил разрешениями на выдачу паспортов. Ни один казак не имел права покидать гарнизон с целью поездки на Запорожье без паспорта.

Начало и первая половина XVIII века с его непрерывными и многолетними войнами, вызвавшими совершенно новые, невиданные до того потребности государства в огромной армии, ее вооружении, строительстве самых разнообразных заводов (от рудоплавильных до сукноваляльных) и холщовых мануфактур, в создании на новых местах целых городов, заставили государство пойти на перемещения огромных человеческих масс, на изъятие из помещичьего владения целых категорий зависимых людей. В результате появились новые прослойки населения, мигрирующие по стране — солдаты, матросы и их семьи, рабочие рудников, солеварен, железолитейных и медеплавильных заводов, мещанское, посадское население городов, городские ремесленники различного рода, отнятые у монастырей крестьяне и т.д.

Чтобы как-то учитывать все эти новые категории людей и не смешивать их с крепостными, а также в целях сдерживания колоссального дезертирства из армии Петр I издал ряд указов, вводящих фактически паспортную систему для значительного контингента населения внутри страны. Считается, что эта система была введена так называемым «Плакатом 1724 года», но это не совсем верно из следующих соображений. Во-первых, задолго до издания «Плаката» (объявления) имел место целый ряд распоряжений, в том числе сенатских и царских указов, о введении паспортов и разного рода документов, идентичных паспортам. Во-вторых, «Плакат 1724 года» не завершил создание паспортной системы, а был лишь ее частью. Различные указы и постановления по наделению паспортами все новых и новых категорий людей продолжали издаваться в течение всего XVIII века вплоть до его конца — 1794 года. В результате была создана та паспортная система, которая просуществовала на протяжении полутораста лет (XVIII век и первая половина XIX века).

В 1720 и 1723 гг. были изданы распоряжения о наделении паспортами людей не дворянского происхождения, которые своей многолетней честной службой заслужили особую признательность и заботу со стороны государства. Так, были наделены особыми подорожными паспортами ямщики, которые как «работники транспорта» имели право с этими «паспортами» разъезжать не только в пределах «своей линии», но и по всей империи. Паспорта, причем печатные, с 1723 года также выдавались нижним флотским чинам и унтер-офицерам сухопутных войск и артиллерии, отслужившим свой срок и «имеющим свое пропитание», то есть не находящимся на иждивении других лиц или в инвалидных домах. В 1722 году был издан указ, обязывающий обязательно снабжать паспортами всех отпускаемых помещиками на волю крепостных. Еще более широкое распространение получили паспорта-абшиды, то есть документы, выдаваемые, как правило, иностранцам. Специалисты в разных ремеслах, в молодости приехав в Россию и прослужив здесь почти всю свою жизнь, обзаведясь семьей и имуществом, не хотели уезжать на родину и оставались в качестве пенсионеров государства. Такие люди получали особые «отставные паспорта» или «абшиды» (от немецкого abschied — прощание, отставка), которые совмещали в себе свойства нескольких документов — удостоверения личности, «трудовой книжки», характеристики и паспорта [8].

К концу XVIII века владельцами паспортов оказались люди столь широкого круга категорий, а реальное значение паспортов для всех этих категорий стало столь разнообразным, что правительство Екатерины II вынуждено было навести порядок и определить правовое положение как тех, кто владел паспортом, так и тех, кто его не имел. В результате в 1785 году было принято Городовое положение, где четко устанавливалось, с кого не требовать паспорт внутри империи.

Привилегией передвигаться по всей стране без паспорта и жить в любом ее населенном пункте без документов наделялись следующие категории:

титулованная знать (князья, графы, бароны);

поместное и служилое дворянство;

офицеры армии и флота;

чиновники государственных учреждений;

духовенство (за исключением странствующих монахов);

профессура университетов, учителя гимназий и других городских училищ;

врачи;

почетные и потомственные граждане в городах;

купцы 1-й и 2-й гильдий.

Все остальные категории населения обязаны были иметь паспорта. Кроме того, рабочие заводов, мануфактур, рудников, оброчные крестьяне обязаны были иметь паспорта, в которых должен был быть точно обозначен срок их действия и географические пределы, в которых данные паспорта считались действительными. То есть наличие паспорта означало зависимость человека, в то время как право на отсутствие паспорта говорило о высоком общественном положении того или иного лица.

Характерно, что в русской художественной литературе (как XVIII века, так и XIX века) проблема наличия или отсутствия паспорта, а также его получения не только никогда не возникала, но эта тема вообще не затрагивалась. И это вполне понятно, так как она никогда не стояла лично перед дворянскими писателями и, конечно, перед героями их произведений. Принадлежность к дворянскому сословию обеспечивало право передвижения без всякого документа как внутри своей страны, так и за границей. Вот почему Чацкий, свободно минуя паспортный контроль, приезжает с корабля прямо на бал, Хлестаков и Чичиков не менее свободно разъезжают по империи, а их реальные авторы Грибоедов и Гоголь точно так же свободно выезжают в Персию, Францию, Германию или Италию.

Однако дворяне также обладали документом, который хотя и не назывался паспортом, но фактически выполнял его роль и в своем отечестве, и за его пределами. Этим документом был диплом на дворянство. У старых, известных, исторических родов он никогда не использовался, и поэтому не всегда даже те, кто принадлежал к тому или иному знатному роду, знали, что написано в этом документе, который хранился либо в семейных архивах, либо в Департаменте герольдии. При этом новые дворянские рода, которые как грибы после дождя стали появляться в

веке, когда любой каприз цариц (двух Екатерин, двух Анн, Елизаветы) мог послужить причиной для возведения в дворянство, вынуждены были держать такой диплом всегда при себе, особенно, если по роду их деятельности им приходилось часто выезжать за границу. Такие «новые дипломы на дворянство» были составлены и выданы с учетом того, чтобы служить фактически универсальным паспортом.

Паспортизация дореволюционной России осуществлялась как полицейско- административное мероприятие. В паспорт вносились отметки о состоянии владельца, уплате налогов и выполнении различных повинностей. Здесь, кроме фамилии, указывались также особые приметы его владельца.

Ограничения на передвижение российских подданных были сняты лишь после революции 1905 года. В советской России была отменена царская паспортная система.

Список использованной литературы

Массон В.М. Первые цивилизации [Электронный ресурс] / В.М. Массон. — Л. : Наука, 1989. — 272 с. — Режим доступа : http://vanko.lib.ru/books/hist/masson-first civilizations-a.htm.

City invisible. — 1960. — P. 397; Daniel. — 1968. — P. 25.

Ольховский В.С. Тамга (к функции знака) [Электронный ресурс] / В.С. Ольховский // Историко-археологический альманах. — 2001. — № 7. — Режим доступа : http://ru.wikipedia.org/-wiki/%D0%A2%D0%B0%D0%BC%D0%B3%D0%B0.

Бронгауз Ф.А. Энциклопедический словарь / Ф.А. Бронгауз, И.А. Нефрон. — М. : Русское слово, 1996.

Полукарова Н. История паспорта. Второй паспорт [Электронный ресурс] /Н.           Полукарова. — М. : Деловые страницы, 2003. — Режим доступа : http://www.citizenship.ru/index.php?art=202&no=11.

Паспортно-визовая служба: как все начиналось [Электронный ресурс] // Официальный сайт Федеральной миграционной службы России. — Режим доступа : http://www.fms.aov.ru/about/-historv/index.php.

Похлебкин В.В. Паспорт в России [Электронный ресурс] / В.В. Похлебкин // Сибирские огни. — 2006. — № 7. — Режим доступа : http://www.siboani.ru/archive/61/731.

Сизиков М.И. Отпускная, абшид, паспорт (из истории становления паспортной системы в России) / М.И. Сизиков // Известия Методического центра профессионального образования и координации научных исследований Главного управления кадров МВД России. — 1998. — № 1. — С. 140 - 141.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: