Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
СПОСОБЫ СОВЕРШЕНИЯ МОШЕННИЧЕСТВА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ФАКТОРИНГОВЫХ СХЕМ
статті - Наукові публікації

В.В. Гриневич, преподаватель Учреждения образования «Академия МВД Республики Беларусь»

К.В. Гранковский, курсант Учреждения образования «Академия МВД Республики Беларусь»

Изложена сущность факторинга как эффективного механизма финансового рынка и простого способа пополнения оборотных средств предприятия. Показаны высокие риски совершения мошенничества, связанные с особенностями факторинговых правоотношений, которые базируются на простоте механизма факторинговой сделки.

Ключевые слова: факторинг, дебиторская задолженность, мошенничество.

Современные факторинговые отношения по своей правовой природе представляют собой лишь специальный (частный) случай цессии (уступки требования), а именно уступку исключительно денежного требования, что позволяет пос- тавщику-кредитору увеличить отсрочку оплаты покупателем-должником, обойти конкурентов и в то же время восполнить оборотные денежные средства, реинвестировав их в производство либо в расширение рынков сбыта [1].

Большой юридический словарь определяет факторинг (финансирование под уступку денежного требования) как договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование [2, с. 171].

В силу особенностей факторинговых правоотношений, связанных с тем, что средством обеспечения обязательства выступает переуступаемая дебиторская задолженность, этот рынок подвержен высокому риску совершения различного рода экономических преступлений, и в частности мошенничества. Мошенничество, при совершении которого используются факторинговые схемы, можно отнести к группе способов совершения мошенничества в сфере экономической деятельности, которые по уровню подготовки, совершению и конспирации на порядок отличаются от традиционных способов. Характерными чертами этих способов являются:

большое количество групповых посягательств, совершенных в крупном и особо крупном размере, с распределением ролей в группе и нередко с участием работников потерпевших субъектов хозяйствования;
использование подложных или фальсифицированных документов, печатей, штампов, а также создание фиктивно действующих субъектов хозяйствования;

применение различных правовых средств (авизо, гарантии, поручительство), использование финансовых институтов (биржи, финансово-кредитные организации, банки, страховые фирмы) и их возможностей (банковские переводы, инкассо, аккредитив, финансовые операции) для достижения преступных целей;

динамичность способов обмана в зависимости от изменения различных социальных, экономических и политических условий.

Одним из важнейших элементов криминалистической характеристики любого вида преступления является способ его совершения. Существуют различные подходы к определению способа совершения преступления.

Некоторые учёные способ совершения преступления определяют через совокупность действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления. Так, например, Г.Г. Зуйков определяет способ совершения преступления как систему действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, детерминированных условиями внешней среды и психофизиологическими свойствами личности, которые могут быть связаны с избирательным использованием соответствующих орудий или средств и условий места и времени [3, с. 10].

Другие учёные разделяют способ совершения и способ сокрытия преступления. Они полагают, что сокрытие — это деятельность, направленная на воспрепятствование расследованию путём утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления и преступника, а также их носителей. В частности, по мнению Р.С. Белкина: «Действия по совершению и сокрытию преступления могут быть разорваны по субъекту, когда сокрытие преступления совершается не тем, кто его совершил, а другим лицом без ведома субъекта преступления, не предпринимавшего этих мер к сокрытию своих преступных действий. Действия по совершению и сокрытию преступления могут быть разорваны по замыслу, когда цели сокрытия первоначально не преследовались, а возникли уже после совершения преступления в связи с непредвиденными или изменившимися обстоятельствами» [4, с. 123].

Третья группа учёных придерживается позиции, что способ сокрытия преступления может быть как самостоятельным элементом, так и частью способа преступления в зависимости от наличия или отсутствия единого преступного замысла, охватывающего все стадии преступной деятельности [5].

Существует и общепризнанное мнение относительно дефиниции способа совершения преступления. Согласно этому мнению, способ совершения преступления представляет собой систему деятельности, включающую в себя действия и бездействие, направленную на достижение преступного результата, а также обусловленную обстоятельствами объективного и субъективного характера [6].

Под способом совершения мошенничества с использованием факторинговых схем следует понимать способ совершения преступления, когда для реализации акта хищения используется принципиальная схема факторингового правоотношения.

Способ совершения преступления отражается в этапах его совершения. Криминалистической наукой выработан типичный алгоритм этапов совершения мошенничества [7, с. 20]:

Подготовительный этап:

разработка схемы операции;

подготовка к проведению операции, включающая в себя необходимые организационные и технические мероприятия.

Непосредственное осуществление мошенничества:

акт хищения;

сокрытие и присвоение похищенного имущества;

реализация похищенного имущества;

уход от ответственности.

Исходя из содержания элементов данного алгоритма, можно осуществлять различную классификацию способов совершения мошенничества с использованием факторинговых схем:

по субъекту преступления;

по наличию либо отсутствию соучастников преступления;

по особенностям объективной стороны (создавались или нет фиктивно действующие субъекты хозяйствования);

по факту наличия или отсутствия сговора между контрагентами;

по другим основаниям.

Наличие разновидностей факторинговых правоотношений также предпологает наличие различных оснований для классификации способов совершения мошенничества с использованием факторинговых схем, к которым можно отнести:

форму факторинга;

место проведения факторинга;

субъектный состав участников факторинговых правоотношений;

условия заключения договора, осуществления платежа;

объём передаваемого денежного требования;

условия ответственности и т.д.

Наиболее наглядной и распространённой является классификация, проводимая в зависимости от исполнителя мошенничества. По этой классификации можно выделить четыре группы разновидностей совершения мошенничеств с использованием факторинговых схем:

мошенничество, совершаемое со стороны клиента (поставщика, первоначального кредитора);

мошенничество, совершаемое со стороны третьего лица;

мошенничество, совершаемое со стороны фактора;

мошенничество, совершаемое со стороны должника.

Чаще всего правоприменительная практика сталкивается с мошенничествами в сфере факторинговых правоотношений, совершаемыми со стороны клиента (поставщика первоначального кредитора). Рассмотрим более подробно именно эту разновидность мошенничества, совершённого с использованием факторинговых схем.

Наиболее распространенной является практика осуществления действий со стороны клиента, направленных на создание видимости реальной поставки, под которую недобросовестный субъект хозяйствования пытается получить финансирование. Обычно такую схему на рынке финансовых услуг принято называть «воздушной поставкой». В данном случае финансовый агент платит деньги на основании несуществующей поставки и, как следствие, за переуступку несуществующей дебиторской задолженности.

Существуют различные варианты совершения «воздушных поставок». В первую очередь, это те случаи, когда поставщик не отгружает никакого товара, фальсифицирует документы, посредством которых обманывает финансового агента, заключает договоры факторинга, то есть переуступает несуществующую дебиторскую задолженность финансовому агенту, а взамен получает финансирование и с полученными средствами скрывается. При этом обстоятельствами, способствующими мошенничеству, в данном случае могут быть:

высокое качество сфальсифицированных документов;

доверие между финансовым агентом и клиентом;

большое расстояние между поставщиком и покупателем;

сговор с сотрудниками компании дебитора (должника) или финансового агента.

Смоделируем ситуацию. Предприятие «А» фальсифицирует документы, подтверждающие факт поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг, на основании которых возникает право требования дебиторской задолженности. На основании этих документов несуществующая дебиторская задолженность посредством заключения договора факторинга переуступается финансовому агенту и предприятие «А» получает финансирование несуществующей дебиторской задолженности. Через определённый договором срок платёж в адрес финансового агента не поступает.

Кроме указанной разновидности «воздушной поставки» может иметь место случай, когда поставщик отгружает покупателю товар, практически не имеющий стоимости (например, в контейнеры грузятся мешки с песком вместо оговоренного товара), а в документе на товар (например, коносаменте, который выписывается на основе said to contain «содержимое по заявлению») будет указан другой товар, который никогда не поступит в адрес покупателя. Такое мошенничество также будет реализовано посредством переуступки фиктивной дебиторской задолженности финансовому агенту и после того, как мошенник получит финансирование.

Клиент после первого акта хищения с использованием факторинговых схем может наращивать объёмы несуществующих дебиторских задолженностей, получать под них финансирование и за счёт финансирования, полученного по последующим «воздушным поставкам», погашать кредиторскую задолженность перед финансовым агентом по предыдущим поставкам. В данной ситуации мошенник выстраивает своеобразную пирамиду «воздушных поставок», причиняя подобными действиями значительно больший ущерб.

Примером осуществления «воздушной поставки», когда товар не отгружается вовсе, а имеет место фальсификация документов, является расследование Международного морского бюро (International Maritime Bureau) Международной торговой палаты. Тогда, якобы отгруженная из балтийского порта и направляющаяся в Китай партия кусковой серы, документы по которой полностью соответствовали условиям договора, в результате проведенного расследования не только не отгружалась, но и указанное судно никогда не прибывало в порт погрузки и даже не существовало вообще. Коносамент сопровождался другими документами, такими как сертификат инспекции и сертификат происхождения. При этом сертификат инспекции не выписывался известной в регионе сюрвейерской компанией, а сертификат происхождения не выдавался местной торговой палатой, как было в них заявлено. Бенефициаром была эстонская компания, зарегистрированная в национальном регистре и торговой палате, имеющая правдоподобный сайт в Интернете с указанием контактов. Однако попытки связаться с ней были безуспешными, телефонные звонки переключались на персональный голосовой почтовый ящик и оставались без ответа. Представленные документы были поддельные, хотя и достаточно убедительные, изготовленные в полном объеме [8]. В случае успешного осуществления «воздушной поставки» фиктивно возникшую (несуществующую) дебиторскую задолженность мошенник легко переуступает финансовому агенту в обмен на финансирование и связанные с ним услуги.

Другой пример мошенничества, совершённого с использованием факторинговых схем, который имел место в правоприменительной практике, связан с осуществлением поставки товара, практически не имевшего стоимости. Финансовому агенту с целью заключения договора факторинга были предоставлены убедительные документы, отражающие поставку якобы дорогостоящих товаров. В итоге значительно завышенный объём дебиторской задолженности переуступался финансовому агенту в обмен на финансирование и иные связанные с ним услуги. При этом акт хищения был не разовым, объёмы поставок постоянно возрастали, следовательно, возрастали и объёмы дебиторской задолженности, которая тут же переуступалась финансовому агенту в обмен на финансирование и связанные с ним услуги. За счёт финансирования, полученного по последующим поставкам, погашалась задолженность перед финансовым агентом, возникшая вследствие финансирования по предыдущим поставкам.

Несмотря на кажущуюся на первый взгляд сложность и завуалированность «воздушных поставок», мошенничества подобного рода можно предупредить довольно простыми действиями. Необходимо в соответствии с первоначальным договором поставки или другими представленными документами проверить действительное наличие транспортного средства, перевозящего товар, и нахождение перевозчика в момент погрузки в конкретном месте в конкретное время, наличие указанных номеров контейнеров у соответствующего перевозчика и их пункты назначения, а также сравнить эти данные с информацией, указанной в документах (применить методы формальной, арифметической, юридической, логической проверки и др.). В случае предоставления для подтверждения поставок таких документов, как сертификаты инспекции и сертификаты происхождения, следует перепроверить факт их выдачи непосредственно в организациях, реквизиты которых указаны в документах. В итоге даже такие простейшие предупредительные действия, не говоря уже о проведении независимой инспекции поставки, разрушат мошенническую схему.

Список использованной литературы

Об обзоре судебной практики рассмотрения споров, возникающих в связи с уступкой требования (цессией) и переводом долга : постановление Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21.04.2001 № 7 [Электронный ресурс] // Консультант Плюс : Беларусь. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр». — Минск, 2009. — Режим доступа: http://pravo.kulichki.-com/dop/sudp/sudp0487.htm.

Сухарева А.Я. Большой юридический словарь / А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. — 2-е изд. перераб. и доп. — М. : Инфра-М, 2002. — 704 с.

Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления : автореф. дис. на соискание уч. степени д-ра юрид. наук : спец. 12.00.09. «Уголовный процесс и криминалистика; Судебная экспертиза» / Г.Г. Зуйков. — М., 1970. — 31 с.

Белкин Р.С. Курс криминалистики : в 3 т. / Р.С. Белкин. — М. : Юрист, 1997. — Т. 3 : Криминалистические средства, приёмы и рекомендации. — 480 с.

Вандышев В.В. Роль и значение виктимологических данных в системе факторов, обусловливающих способы сокрытия краж личной собственности / В.В. Вандышев // Криминалистическая сущность, средства и методы установления способа сокрытия следов преступления : сб. науч. тр. — М. : Акад. МВД СССР, 1987. — С. 49 - 50.

Кушнеренко С.П. Способ совершения мошенничества с использованием лжепред- приятия / С.П. Кушнеренко // Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора : сб. науч. тр. — М., СПб., Кемерово, 1998. — С. 178 - 179.

Выявление и раскрытие мошенничества : учеб. пособ. / [Голубовский В.Ю, Егоршин

В.М., Сурков К.В. и др.] ; под ред. В.П. Сальникова. — СПб. : Санкт-Петерб. ун-т МВД России, 2000. — 63 с.

Колюшенко Н.Ф. Международные банковские операции / Н.Ф. Колюшенко // Методический журнал. — 2009. — № 4. — С. 4.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: