Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О РАЗБОЯХ
статті - Наукові публікації

Г.В. Федоров, кандидат юридических наук, доцент Академии МВД Республики Беларусь
А.В. Дроздов, адъюнкт Академии МВД Республики Беларусь

Проведен анализ выявленных причин ошибок переквалификации деяния и выработаны рекомендации по их устранению. Изучена следственная и судебная практики, приведены примеры и сделаны выводы о необходимости установления на стадии возбуждения уголовного дела обстоятельств, характеризующих степень опасности примененного к потерпевшему насилия, и реальности такой опасности. Предложены рекомендации для недопущения переквалификации при конкуренции составов преступления.

Ключевые слова: переквалификация деяния, насилие, разбой, судебно-медицинская экспертиза.

Установление обстоятельств, служащих основаниями для возбуждения уголовных дел о разбоях, является результатом анализа фактических данных, содержащихся в заявлении или сообщении о преступлении, объяснениях, протоколе осмотра места происшествии (ст. 95, ч. 4 ст. 97, ч. 2 ст. 190 УПК Украины), а также протоколе личного обыска при задержании, заключении эксперта и других материалах проверки, осуществляемой на основании ч. 2 ст. 173 УПК Республики Беларусь. Целью данного анализа являются обнаружение признаков конкретного преступления и его квалификация.

Вопросами квалификации преступлений занимались И.В. Андреев, ГН. Борзенков, Г.В. Верина, В.Н. Кудрявцев, Ю.Ю. Соковых, Э.С. Тенчов, И.С. Тишкевич, С.И. Тишкевич и другие [1 - 7]. Общие правила квалификации хищений, в том числе и разбоя, нашли свое отражение в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21.12.2001 № 15 с изменениями и дополнениями от 26.09.2002 № 8, от 25.09.2003 № 11, от 28.09.2006 № 9, от 27.09.2007 № 13. Однако вопросы квалификации разбоев на стадии возбуждения уголовного дела в указанных источниках не рассматривались.

Результаты анализа судебной практики показывают, что в 76,45 % случаев от общего числа изученных уголовных дел они возбуждались по грабежу, хулиганству или другому преступлению, и на стадии предварительного расследования квалификация менялась на разбой.

При изучении уголовных дел по разбоям в 52,85 % случаев от их общего числа деяние обвиняемого было переквалифицировано со ст. 207 УК Республики Беларусь на иные нормы (грабеж - 64,28 %, хулиганство - 21,42 %, другие преступления - 14,30 %). Данное обстоятельство обосновывает актуальность исследования, направленного на выявление причин такой переквалификации, исследование ошибок, допускаемых на стадии возбуждения уголовного дела, и выработку рекомендаций по их устранению. Суды прибегают к переквалификации разбоев, основываясь на собранных доказательствах, указывающих на совершение иных преступлений. При этом они преследуют цель устранить допущенные на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования ошибки юридической оценки отдельных обстоятельств дела.

Скорее всего, суть таких ошибок заключается в неправильной оценке обстоятельств предмета доказывания, которые, с одной стороны, влияют на квалификацию деяния, а с другой, - служат основаниями для возбуждения уголовного дела. Детальное изучение этих ошибок дает основание утверждать, что они относятся к категории системных. Это объясняется тем, что, во-первых, частота их повторяемости достаточно высока, во-вторых, они закономерно влекут за собой изменение направленности и содержания первоначального этапа расследования. Например, в случае неправильного определения предмета доказывания на стадии возбуждения уголовного дела расследование осуществлялось в направлении разбоя, а не другого преступления, указанного в приговоре суда.

В 80,12 % случаев причиной ошибок является неправильная оценка органами уголовного преследования насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, как одного из обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Пример. Гражданин Б. обвинялся в том, что, действуя совместно с гражданином Г. при попытке завладеть мобильным телефоном, применил насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего Б., выразившееся в нанесении ему одного удара бутылкой по голове, от которого та разбилась. В ходе судебного заседания государственный обвинитель просил суд квалифицировать действия обвиняемого по ч. 1 ст. 14, ч. 2 ст. 206 УК Республики Беларусь как покушение на открытое похищение имущества - грабеж, соединенный с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, совершенный группой лиц. Он мотивировал свое решение тем, что примененное в отношении потерпевшего Б. насилие не повлекло за собой причинение ему легких телесных повреждений, которые бы привели к кратковременному расстройству здоровья, или более тяжких телесных повреждений, в момент применения не создавало реальной опасности для его жизни и здоровья, так как он при этом не терял сознание [8].

Пример. Граждане Т. и М. обвинялись в том, что, действуя совместно с целью завладения автомашиной, применили насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего

Н., выразившееся в удушении путем сжатия руками шеи последнего и нанесении ему не менее трех ударов ногами по телу. В ходе судебного заседания государственный обвинитель предъявил обвинение по ч. 3 ст. 206 УК Республики Беларусь как открытое похищение имущества - грабеж, соединенный с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, совершенный группой лиц, в крупном размере. Он мотивировал это тем, что примененное насилие не повлекло за собой причинение потерпевшему телесных повреждений, характерных для разбоя, в момент применения не создавало реальной опасности для его жизни и здоровья. Потерпевший и суд согласились с мнением государственного обвинителя о переквалификации действий обвиняемых [9].

Приведенные примеры убедительно демонстрируют необходимость установления на стадии возбуждения уголовного дела обстоятельств, характеризующих степень опасности примененного к потерпевшему насилия, и реальности такой опасности. Для устранения причин возникновения ошибок в юридической оценке этих обстоятельств целесообразно рассмотреть их более подробно.

Анализ показывает, что ни в судебной практике, ни в науке на сегодняшний день не существует устойчивого определения понятия насилия, опасного для жизни и здоровья. Так, Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в постановлении № 15 разъяснил, что под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать причинение потерпевшему легких телесных повреждений, повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья либо незначительную стойкую утрату трудоспособности, или телесного повреждения большей степени тяжести, а также насилие, которое хотя и не повлекло за собой причинения таких телесных повреждений, однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.

Наиболее полное определение насилия, опасного для жизни или здоровья, приведено в докторской диссертации Н.В. Иванцовой. По ее мнению, общественноопасное насилие - это противоправное, умышленное, физическое и (или) психическое воздействие, нарушающее конституционное право на неприкосновенность личности и направленное на другого человека (людей) против или помимо его (их) сознания и воли, причинившее ему (им) вред либо создавшее реальную опасность причинения такого вреда [10, с. 18].

В постановлении указанного пленума и в определении Н.В. Иванцовой не обозначены специфические черты насилия, которое не повлекло за собой причинения телесных повреждений, характерных для разбоя, однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья. Проявлениями такого насилия, по мнению Б.Г Доли, может быть «удушение человека, длительное и неоднократное удержание головы человека в ванной, наполненной водой, надевание на голову полиэтиленового пакета с целью вызвать удушье и другие насильственные действия» [11, с. 472]. Следует отметить, что предложенный перечень не может быть исчерпывающим, он лишь раскрывает некоторые характерные черты рассматриваемого насилия. Кроме того, не бесспорна и содержательная сторона этого подхода. Например, лишение возможности дышать должно быть длительным и продолжаться до тех пор, пока не наступит расстройство мозгового кровообращения, потеря сознания, амнезия [12]. Только в этом случае удушение характеризует насилие как реально опасное для жизни или здоровья. Необходимо дополнить этот перечень нанесением ударов по голове, вызвавших сотрясение мозга.

Признаки, характеризующие насилие в момент его применения как создающие реальную опасность для жизни и здоровья, могут быть установлены при проведении судебно-медицинской экспертизы. Поэтому во избежание переквалификации действий обвиняемого, когда спорным критерием оценки деяния является способ насилия (опасное или не опасное для жизни и здоровья потерпевшего), в соответствии с ч. 2 ст. 173 и ч. 2 ст. 226 УПК Республики Беларусь следует назначить и провести судебно-медицинскую экспертизу.

В следственной практике встречаются случаи, когда данная экспертиза проводится спустя длительный период времени после случившегося, в связи с чем фактические данные о совершенном деянии бесследно утрачиваются.

Пример. Граждане Г. и С. с целью хищения имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, подвергли избиению гражданина Д. В ходе предварительного расследования потерпевший показал, что 8 мая 2007 года, возвращаясь поздно вечером домой, выйдя из троллейбуса, на остановке общественного транспорта получил от кого-то удар сзади по голове, от которого упал. После этого ему стали наносить удары по различным частям тела. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 04.07.2007 № 2700 у потерпевшего были обнаружены телесные повреждения в виде кровоподтека и ссадин, которые относятся к категории легких телесных повреждений, не повлекших кратковременного расстройства здоровья. Диагноз «закрытая черепно-мозговая травма легкой степени, сотрясение головного мозга» объективными данными и лабораторными методами исследования не подтвержден и поэтому экспертной оценке не подвергался [13].

Значительный разрыв во времени (почти два месяца) между деянием и проведенной экспертизой, имевший место в данном случае, привел к тому, что не был учтен ряд обстоятельств, связанных с последствиями примененного насилия и влияющих на квалификацию деяния, одним из которых явилось сотрясение головного мозга.

Следует отметить, что симптомокомплекс сотрясения головного мозга не сочетается с иными повреждениями мозга и включает в себя кратковременное нарушение сознания, продолжающееся от нескольких секунд до нескольких часов, ретроградную амнезию, головные боли, слабость, однократную рвоту. Судебно-медицинская экспертная оценка сотрясения головного мозга очень трудна, так как повреждение не сопровождается никакими объективными признаками. Клинический диагноз «сотрясение головного мозга» ставится на основании жалоб больного и сообщаемых им обстоятельств дела. Выявляемые при тщательном неврологическом обследовании признаки не являются специфическими и объективными. «Опора» на подобные признаки при проведении судебно-медицинской экспертизы недопустима. Экспертная оценка сотрясения головного мозга производится в соответствии с методическими рекомендациями, по которым экспертиза должна проводиться обязательно с участием невролога с учетом всестороннего обследования и наблюдения за больным [14, с. 483 - 484].

Анализ уголовных дел показывает, что вопросы потери сознания лицом, пострадавшим от преступления, на стадии возбуждения уголовного дела досконально не выясняются и выпадают из круга задач, решаемых при получении объяснений у него, очевидцев и задержанных по подозрению в разбое. Полученное объяснение у подозреваемого, который указывает, что он наносил удары твердым предметом по голове пострадавшего для того, чтобы тот потерял сознание, и он смог беспрепятственно завладеть его имуществом, будет основанием квалифицировать его действия как разбой. Объективные данные, свидетельствующие о потере сознания, могут быть подтверждены заключением судебно-медицинской экспертизы, указывающем, например, что телесные повреждения образовались в результате падения при потере сознания. Другими способами объективно установить факт кратковременной потери сознания при проведении судебно-медицинской экспертизы крайне сложно, если материалами проверки это обстоятельство не подтверждается. Особенно это затруднено, когда судебно-медицинская экспертиза проводится после возбуждения уголовного дела. В этом случае потерпевший, как правило, забывает о такой кратковременной потере сознания и данное обстоятельство не выясняется.

Проведенное исследование проблем, связанных с установлением фактических данных, являющихся основаниями для возбуждения уголовных дел о разбоях, позволило сделать следующие выводы:

к насилию, которое в момент его применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего, следует отнести умышленные действия, повлекшие, например, наступление расстройства мозгового кровообращения, потерю сознания, амнезию, сотрясение головного мозга;

при конкуренции составов преступления во избежание переквалификации действий обвиняемого на стадии возбуждения уголовного дела, когда у органов уголовного преследования имеются две версии - грабеж или разбой, необходимо проводить комплекс мероприятий, предусмотренный ч. 2 ст. 173 УПК Республики Беларусь (ст. 95, ч. 4 ст. 97, ч. 2 ст. 190 УПК Украины);

если спорным критерием оценки деяния на стадии возбуждения уголовного дела является степень опасности примененного насилия, для ее определения на основании положений ч. 2 ст. 226 УПК Республики Беларусь следует проводить судебномедицинскую экспертизу (в соответствии с ч. 4 ст. 97 УПК Украины из медицинского учреждения может быть истребована справка от врача с указанием диагноза, которая на основании ч. 2 ст. 65 УПК Украины относится к таким источникам доказательств, как иные документы);

если способ насилия выразился в причинении ударов по голове, для определения его степени опасности целесообразно установить: терял ли сознание пострадавший от преступления. Этот вопрос необходимо выяснять при получении объяснений у пострадавшего, очевидцев деяния и подозреваемого лица.

Список использованной литературы

АндреевИ.В. Теоретико-правовые основы квалификации преступлений : автореф. дис. на соискание науч. степени канд. юрид. наук : спец. 12.00.08. «Уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право» / И.В. Андреев. - Омск : Омская Акад. МВД, 2000. - 25 с.

Борзенков Г.Н. Уголовно-правовые проблемы охраны имущества граждан от корыстных посягательств : автореф. дис. на соискание науч. степени докт. юрид. наук : спец. 12.00.08. «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» / Г.Н. Борзенков. - М. : МГУ, 1991. - 52 с.

Верина Г.В. Квалификация преступлений против собственности граждан : автореф. дис. на соискание науч. степени канд. юрид. наук : спец. 12.00.08. «Уголовное право и криминология; уголовноисполнительное право» / Г.В. Верина. - Саратов : Саратовс. юрид. ин-т, 1991. - 25 с.

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений / В.Н. Кудрявцев. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Юрист, 2006. - 304 с.

СоковыхЮ.Ю. Информационные основы квалификации преступлений : автореф. дис. на соискание науч. степени докт. юрид. наук : спец. 12.00.13. «Управление в социальных и экономических системах (юридические науки)» / Ю.Ю. Соковых. - М. : Акад. управл. МВД РФ, 1999. - 44 с.

Тенчов Э.С. Квалификация преступлений против социалистической собственности / Э.С. Тенчов. - Иваново, 1991. - 80 с.

Тишкевич И.С. Квалификация хищений имущества : науч.-практ. пособ. / И.С. Тишкевич, С.И. Тиш- кевич. - Минск : Репринт, 1996. - 144 с.

Архив суда Ленинского района г. Минска за 2007 год. - Уголовное дело № 1/772.

Архив суда Ленинского района г. Минска за 2007 год. - Уголовное дело № 1/147.

Иванцова Н.В. Отражение и оценка общественно-опасного насилия в уголовном праве: вопросы теории и практики : автореф. дис. на соискание науч. степени докт. юрид. наук : спец. 12.00.08. «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» / Н.В. Иванцова. - Казань : Казанс. гос. ун-т, 2005. - 44 с.

Баев О.Я. Руководство для следователей / Баев О.Я., Ваксян А.З., Ваксян А.А. ; под ред. Селиванова Н.А., Снеткова В.А. - М. : ИНФРА-М, ИПК «Лига разума», 1997. - 732 с.

Правила судебно-медицинской экспертизы характера и степени тяжести телесных повреждений в Республике Беларусь. Приложение № 2 к приказу Белорусской государственной службы судебно-медицинской экспертизы от 01 июля 1999 года № 38 - с // Консультант Плюс : Беларусь. Технология 3000. - Минск : ЮрСпектр, Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. - 2006.

Архив суда Ленинского района г. Минска за 2007 год. - Уголовное дело № 1/786.

Неклюдов Ю.А. Судебная медицина : справочник / Ю.А. Неклюдов. - М. : Дрофа, 2007. - 608 с.




Пошук по ключовим словам схожих робіт: