Наукова бібліотека України

Останні надходження

Loading
СИТУАЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА: ТЕОРЕТИКОМЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ
статті - Наукові публікації

В.В. Седнев, доктор медицинских наук, заведующий лабораторией Донецкого НИИ судебных экспертиз Министерства юстиции Украины, профессор Академии судей Украины, доцент

Л.Г. Бордюгов, кандидат юридических наук, заместитель директора Донецкого НИИ судебных экспертиз Министерства юстиции Украины, доцент Донецкого национального университета

Представлен анализ понятия «ситуалогическая экспертиза» и структуры ситуалогического анализа как теоретического объекта общей теории судебной экспертизы. Предложена дефиниция ситуалогической экспертизы. Выделены уровни представления ситуалогического исследования : эпистемологический, логический и семантический, проведен их анализ.

Ключевые слова: общая теория судебной экспертизы, методология, ситуалогическая экспертиза, детерминированный хаос, связь, логико-семантические представления.

Данная работа продолжает цикл работ [1 - 4], посвященных рассмотрению таких облигатных компонентов построения теории, как система теоретических объектов, связь между ними, система правил интерпретации [5], и анализирует насущную проблематику ситуалогических исследований в судебной экспертизе.

Термин «ситуационная (ситуалогическая) экспертиза» [6] появился в криминалистической литературе и практике сравнительно недавно. ГЛ. Грановским на теоретическом семинаре - криминалистических чтениях в 1977 году были изложены предварительные итоги обобщения практики использования экспертами комплексного исследования вещной обстановки места происшествия для решения экспертных задач и сформулированы основные положения криминалистической ситуационной (ситуалогической) экспертизы [7]. Предложение о формировании нового вида экспертиз было поддержано многими криминалистами. Так, например, А.И. Винберг в своей совместной работе с Н.Т. Малаховской отмечает, что «с позиций научной классификации криминалистическую экспертизу следует подразделять на идентификационную (установление единичного, конкретного тождества объекта), диагностическую и ситуационную (комплексную). Все другие судебные экспертизы подразделяются на классификационные (род, вид, групповая принадлежность), диагностические и ситуационные» [8].

Вопросы теории ситуалогической экспертизы рассматривались не только в работах ученых-криминалистов, а и в работах судебных медиков [9 - 11].

Несмотря на то, что терминологическое сочетание «ситуалогическая экспертиза» или «ситуационная экспертиза» существует более 30 лет, до сих пор отсутствуют фун© В. В. Седнев, Л. Г. Бордюгов, 2009
даментальные исследования, которые могли бы претендовать на изложение в достаточном объеме сущности и содержания ситуалогической экспертизы, ее методологии, понятийного аппарата и других не менее важных аспектов.

Ранее [3] на основании анализа вопросных операторов было указано, что, отражая описанный Г. В.Ф. Гегелем предмет человеческого познания, они создают преимущественную направленность экспертного исследования. Применительно к конкретному научному исследованию А.И. Уемов писал: «Всякая наука, каков бы ни был её предмет, изучает вещи, их свойства и отношения. Можно изучать главным образом вещи, отдельные свойства или отношения, но нельзя изучать что-либо иное, кроме вещей, свойств и отношений» [12, с. 3]. При этом центральным понятием остается вещь, то, что «в процессе расследования того или иного криминального события может стать объектом судебной экспертизы» [13, с. 3], и с точки зрения того, что задает свойства и отношения «под вещью или предметом понимается все то, что обладает свойствами и находится в отношении с другими вещами» [14, с. 54]. Сказанное подходит для судебной экспертизы: «любая вещь, предмет резюмируется в аспекте его целостности, относительной устойчивости, определенности его пространственных, временных границ, индивидуальности.» [13, с. 3]. Аналогичные определения представлены в работах А.И. Винберга, Д.Я. Мирского и М.Н. Ростова [15 - 17]. При этом очевидно, что для решения задач идентификации исследуются преимущественно вещи (в философском понимании этого термина), для задач диагностики и классификации - преимущественно свойства вещей, а для решения ситуалогических задач - преимущественно их отношения.

Ситуалогическая экспертиза отличается от других видов экспертиз тем, что ее объектом является событие происшествия в целом, отобразившееся не столько в отдельных следах, сколько в вещной обстановке места происшествия. При этом материальная обстановка места происшествия рассматривается как структура, существующая в пространстве и времени. Одно из коренных отличий ситуалогического подхода состоит в том, что он стремится не к феноменологическому описанию реальности, а к постижению и объяснению сущности явлений.

Однако в литературе нет ни четкого определения самого понятия «ситуалогическая экспертиза», ни описания её предмета. Так, в качестве последнего отдельными авторами предлагается:

«установление различных обстоятельств преступления во всей сложности динамики связей свершившегося» [18, с. 11];

«способы, время и место действий, личность потерпевшего и преступника, их физические и психические свойства, механизм взаимодействия объектов и т. д.» [6, с. 7], то есть «динамическая структура ситуации» [6, с. 9];

«причинно-следственные связи и отношения, отражающие закономерности формирования и развития динамической структуры материальной основы общего и частных событий, познаваемые путем непосредственного и опосредованного (по следам - отображениям) исследования материальных систем в целях установления динамики материальной составляющей механизма преступления и его фрагментов» [19, с. 21];

«закономерность объективной реальности, включающая в себя:

а)         закономерности образования ситуации;

б)        закономерности ее межэлементных связей;

в)        закономерности связей между ситуациями различной природы;

г)         повторяемость процессов возникновения типовых ситуаций;

д)        обусловленность принимаемых решений наличной следственной ситуацией;

е)         обусловленность построения информационной модели расследуемого события на основе исследования моделей криминальных ситуаций;

ж)        обусловленность частных криминалистических методик исходными следственными ситуациями;

з)         обусловленность создания криминалистических характеристик отдельных видов преступлений на основе типовых моделей криминальных ситуаций преступлений этого вида» [20, с. 18].

Последнее определение может быть лишь условно отнесено к экспертной деятельности, отражая криминалистический подход.

В качестве рабочего определения ситуалогической экспертизы, предлагается следующая дефиниция: интегративное экспертное исследование, проводимое лицами, обладающими специальными познаниями, и направленное на ретроспективную реконструкцию статических и динамических параметров пространственновременных характеристик события происшествия в целом.

Полагаем, что построение целостной картины и реконструкция происшедшего как познавательный акт содержат в себе следующие компоненты:

эпистемологический [5] - как систему научно-обоснованных познавательных приемов и релевантных им технологий исследования;

логический [21] - как способ организации системы связей;

лингвистический [22] - как порядок описания и представления полученных результатов.

Первый из упомянутых компонентов обуславливает анализ понятия «ситуация» как объекта познания. При этом предлагается рассматривать ситуацию с гносеологических позиций как состояние составляющих её компонентов в определенный момент времени [23]. Такой подход фиксирует ситуацию как статический феномен, с чем трудно согласиться, исходя из понимания, что наблюдаемый в определенный момент времени «срез», понимаемый как «ситуация», является результатом определенных процессов. Часть этих процессов завершена к моменту наблюдения (имеется факт преступления), часть - продолжается (например, посмертные процессы в теле, изменения вещной обстановки под влиянием атмосферных условий и т. д.).

Ситуацией принято обозначать обстановку, положение, возникшее на основе стечения, совокупности каких-либо условий и обстоятельств [24, с. 1190], что опять- таки подчеркивает статический аспект.

Ситуация характеризуется [23]:

конкретностью, т. е. существованием в определенном пространственно-временном континууме;

индивидуальностью (уникальностью);

типичностью (стандартность неких основных вариантов);

субъектной зависимостью.

Предлагается добавить динамический характер как один из существенных параметров ситуации.

В общенаучном плане приведенные характеристики ситуации дают возможность рассматривать её как систему, в которой представлены:

экспоненциальная неустойчивость эволюции системы;

нерегулярность (беспорядок), случайность, невоспроизводимость и множественность состояний системы;

наличие определенных правил, по которым начальные условия развития задают конечное состояние;

высокая чувствительность к начальным условиям, приводящая к низкой возможности предсказания во времени;

наличие значительного числа степеней свободы (состояние системы характеризуется минимум тремя переменными).

Указанное принято определять как состояние динамического хаоса [25, 26].

Логико-математические модели детерминированного хаоса, дающие возможность качественно-количественного анализа, представлены в большей мере относительно физических, экономических, в меньшей мере - биологических явлений [25; 27; 28]. Во всех этих случаях рассмотрение происходит, как правило, от начальных условий к результатам. Ситуалогический анализ в большей степени ориентирован на обратный порядок, что не противоречит возможностям моделирования процессов динамического хаоса [25]. При этом существенными параметрами анализа является рассмотрение:

процессов развития системы (бифуркационных, перемежающихся и т. д.) [25; 29];

траектории движения системы, именуемой как аттрактор [25] (множество траекторий, к которым притягиваются все остальные траектории из зоны движения).

Оба элемента анализа дают возможность реконструкции (прямой и обратной) статистических и динамических параметров пространственно-временных характеристик развития системы от/к периоду времени, который именуется экспертом «ситуацией».

Так, процесс развития системы рассматривается экспертом в континууме «докри- минальная - криминальная - посткриминальная» феноменология события. Аттрактором выступает, с точки зрения ситуалогического анализа, совокупность действий живых объектов, влияния природных и артефактных воздействий (каждое из которых может быть представлено в виде некоторой траектории во времени), формирующая определенную вещную обстановку, например, места происшествия. С точки зрения ситуалогического анализа правонарушения, содержательная сущность аттрактора самоочевидна - преступное поведение. Задачей эксперта является отнюдь не констатация данного факта, а изучение динамики влияния на него действий других лиц, природных и артефактных факторов с целью реконструкции статических и динамических параметров пространственно-временных характеристик события происшествия в целом.

Второй уровень ситуалогического анализа в судебной экспертизе подразумевает обнаружение и осмысливание связи между различными по своей природе объектами исследования, познание закономерностей этой связи, основанных на множестве отношений с внешней средой, в которые вступает преступник.

Значимо то, что объектами ситуалогической экспертизы являются не только отдельные материальные предметы и образования, но и материальная (вещная) обстановка события преступления, интегративное экспертное исследование которой позволяет решать задачи, способствующие познанию механизма совершения преступления [17]. При восстановлении механизма события происшествия как процесса в его пространственно-временной структуре возникает необходимость уяснить не только материальную (вещную) обстановку места происшествия, но и последовательность действий преступника.

А.И. Винберг отмечал, что ситуалогическая экспертиза «носит интегральный характер, будучи, как правило, комплексной экспертизой, включающей в себя в зависимости от решаемых ситуационных задач идентификационные, классификационные, диагностические виды судебных экспертиз» [8, с. 176].

Здесь возникает вопрос об эксперте-интеграторе или ведущем эксперте (А.И. Винберг называет его эксперт - «интеграционалист» [8, с. 179]).

Наконец, третий уровень - логико-семантическое представление результатов ситуалогической экспертизы. Сама по себе разработка правил формирования экспертом выводов составляет отдельную задачу, частично отраженную в литературе [30 - 33], представляя собой задачу разработки технологий аргументации и обоснования выводов эксперта, выделения типических ошибок и процедур их избегания в неразрывной связи логической ясности и семантической понятности его заключения.

Подытоживая изложенное, следует подчеркнуть, что данная работа носит не только теоретический, но и прикладной характер, систематизируя во взаимосвязанных (эпистемологический, логический и семантический) уровнях ситуалогическую экспертизу. Для каждого уровня рассмотрено его содержание, при этом выдвинутые положения представляют собой самостоятельные направления дальнейших исследований. Установлено методологическое единство общенаучной теории детерминированного хаоса и частной судебно-экспертной теории. Перспективной представляется дальнейшая разработка метода ситуалогического анализа в судебной экспертизе, основанного на технологиях исследования динамического хаоса. Так, описанные варианты развития динамических диссипативных систем, итог которого эксперт исследует под понятием «ситуация», дают возможность обратного моделирования не только механизма формирования наблюдаемого феномена, но и ретроспективного восстановления исходных состояний. Развертывание аттрактора системы позволяет учесть как генеральные (основные, каузальные) влияния на конечный результат - ситуацию, так и малозначимые (способствующие и противодействующие) и случайные воздействия на событие в различных аспектах: время, место, структура, фазы и стадии события, установление лиц, участвующих в нем, связей между действиями лица и последствиями, отобразившимися в следах исследуемой обстановки.

Список использованной литературы

Седнев В.В. Социально-институциональное основание общей теории судебной экспертизы / В.В. Седнев // Криміналістичний вісник. - 2008. - № 2 (10). - С. 5 - 10.

Вещественные доказательства как объекты исследования / [Седнев В.В., Моисеев А.М., Полуниц- кий В.И., Трошин С.В.] // Криміналістичний вісник. - 2008. - № 1 (9). - С. 13 - 17.

Седнев В.В. Подготовительный этап выполнения судебной экспертизы: анализ поставленных вопросов / В.В. Седнев // Криміналістичний вісник. - 2007. - № 2 (8). - С. 5 - 10.

Седнев В.В. Постановка вопросов эксперту / В.В. Седнев // Криміналістичний вісник. - 2006. - № 2 (6). - С. 71 - 76.

Илларионов С.В. Теория познания и философия науки / С.В. Илларионов. - М. : РОССПЭН, 2007. - 535 с.

Грановский Л.Г. Криминалистическая ситуационная экспертиза места происшествия / Л. Г. Грановский // Рефераты научных сообщений на теоретическом семинаре - криминалистических чтениях 21 апреля 1977 г. - М. : ВНИИСЭ, 1977. - Вып. 16. - С. 3 - 16.

По материалам криминалистических чтений // Теоретические вопросы судебной экспертизы : сб. науч. тр. - М. : ВНИИСЭ, 1981. - Вып. 48. - С. 188 - 204.

Винберг А.И. Судебная экспертология. Общетеоретические и методологические проблемы судебных экспертиз : учебн. пособ. / А.И. Винберг, Н.Т. Малаховская. - Волгоград : ВСШ МВД СССР, 1979. - 184 с.

Владимиров В.Ю. Ситуалогическая экспертиза места происшествия : учебн.-метод. пособ. /

Ю.       Владимиров. - СПб, 1995. - 24 с.

Гедыгушев И.А. Судебно-медицинская экспертиза при реконструкции обстоятельств и условий причинения повреждений. Методология и практика / И.А. Гедыгушев. - М., 1999. - 216 с.

Исаков В.Д. Теория и методология ситуалогической экспертизы (для судебных экспертов и юристов) / В.Д. Исаков. - СПб : Реноме, 2008. - 132 с.

УемовА.И. Вещи, свойства и отношения / А.И. Уемов. - М., 1963. - 215 с.

Винберг А.И. Некоторые философские аспекты учения об объекте судебной экспертизы / А.И. Винберг // Актуальные проблемы теории судебной экспертизы. - М. : ВНИИСЭ, 1984. - С. 3 - 21.

Кириллов В.И. Логика познания сущности / В.И. Кириллов. - М. : Высш. шк., 1980. - 175 с.

МирскийД.Я. Понятие объекта судебной экспертизы / Д.Я. Мирский, М.Н. Ростов // Актуальные проблемы теории судебной экспертизы. - М. : ВНИИСЭ, 1984. - С. 21 - 33.

Винберг А.И. О свойствах объектов и их отображениях, изучаемых судебными экспертами /

А.И. Винберг // Актуальные проблемы теории судебной экспертизы. - М. : ВНИИСЭ, 1984. - С. 33 - 48.

Винберг А.И. К проблеме объектов судебной экспертизы / Винберг А.И., Мирский Д.Я., Ростов М.Н. // Общетеоретические вопросы судебной экспертизы : сб. научн. тр. - М. : ВНИИСЭ, 1982. - 3 - 13.

Новоселова Н.И. О неидентификационных исследованиях в криминалистической экспертизе /

Н.И. Новоселова. - Минск : Бел. НИИСЭ, 1970. - 32 с.

Прохоров-Лукин Г.В. Теоретические и методические основы судебно-экспертной ситуалогии : дис. на соиск. науч. степени канд. юрид. наук / Прохоров-Лукин Г.В. - К., 1993. - 206 с.

Волчецкая Т.С. Ситуационный подход в практической и исследовательской криминалистической деятельности : учебн. пособ. / Т.С. Волчецкая. - Калининград : Изд-во Калинингр. гос. ун-та, 1999. - 74 с.

ЭйсманА.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование / А.А. Эйсман. - М. : Юрид. л-ра, 1967. - 152 с.

Колшанский Г.В. Объективная картина мира в познании и языке / Г.В. Колшанский. - М. : КомКнига, 2006. - 128 с.

Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия / Т.С. Волчецкая. - Калининград :Изд-во Калинингр. гос. ун-та, 1997. - 248 с.

Большой толковый словарь русского языка. - СПб : НОРИНТ, 1998. - 1536 с.

Шустер Г. Детерминированный хаос. Введение / Г. Шустер. - М. : Мир, 1988. - 240 с.

ChirikovB.V. Linear and nonlinear dynamical chaos: Lectures on the Intern. Summer School “Nonlinear Dynamics and Chaos”/ B.V. Chirikov. - Ljubljana. Slovenia, 1994. - 47 p.

Шарыпов О.В. Детерминированный хаос и случайность / О.В. Шарыпов // Философия науки. - 2001. - № 2 (10). - C. 76 - 77.

Малинецкий Г.Г. Нелинейная динамика и проблемы прогноза / Г.Г. Малинецкий, С.П. Курдюмов // Вестник РАН. - 2001. - № 3. - С. 210 - 224.
Гулидов А.И. Диалектика необходимого - случайного в свете концепции динамического хаоса /И Гулидов, Ю.И. Наберухин // Философия науки. - 2001. - № 1 (9). - С. 33 - 46.

Щербаковский М.Г. Судебные экспертизы: назначение, производство, использование / М.Г. Щербаковский. - Харьков : Эспада, 2005. - 544 с.

Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве / Ю.К. Орлов. - М. : Ин-т повыш. квалиф. Рос. федер. центра судеб. эксперт., 2005. - 264 с.

Сахнова Т.В. Судебная экспертиза / Т.В. Сахнова. - М.: Городец, 2000. - 368 с.

Моїсеєв О.М. Вдосконалення тексту висновку судової психологічної експертизи / О.М. Моїсеєв, В.Седнєв // Архив психиатрии. - 2006. - № 1 - 4 (44-47). - С. 183 - 187.