Наукова бібліотека України

Loading
ПРИЛОЖЕНИЯ
Серия "Классики науки" - Агриколы Георгий О горном деле и металургии

ПРИМЕЧАНИЯ К «ПОСЛАНИЮ»

1. Хемниц, на старинном немецком языке Кемпниц (от славянского Каменец),— город в Саксонии (Германия), с 1953 г.— Карл-Маркс-ттадт. В настоящее время — крупный промышленный город. Еще в 1143 г. получил рыночное право, с 1225 г.— магдебургское городское право. С конца XV в. стал значительным горнопромышленным центром. Агрикола жил в Хемнице с 1533 г. до самой смерти — 1555 г. Здесь он создал свои важнейшие труды, в их числе «De re metallica». Он был в Хемнице городским врачом, а с 1546 г. до 1548 г., а может быть даже до 1550 г., и вторично в 1551 — 1553 гг.— бургомистром.

2.    Фробен (Froben) — гуманистическое издательство в Базеле (Швейцарии), с которым была тесно связана литературная деятельность Эразма Роттердамского, высоко ценившего Агриколу. Издало, в частности, большую часть трудов Агриколы.

3.    Саксония была во времена Агриколы герцогством и курфюршеством, т. е. одной из тех владетельных земель Священной Римской (Римско-Германской) империи, правители которых являлись избирателями (электорами) императора, курфюрстами. С конца XV в. в Саксонии стала бурно развиваться горнорудная промышленность, а с ней и металлургия. В это же время обострилась борьба между двумя линиями герцогского дома Веттинов, приведшая к так называемой Саксонской братской войне. По Лейпцигскому разделу 1485 г. между эрнестинской (старшей) и альбертинской (младшей) линиями герцогского дома эрнестинская линия сохранила за собой кур-фюршеское достоинство, а альбертинская получила значительную часть составлявших Саксонию земель, с марграфством Мейссен. Агрикола был уроженцем альбертинской Саксонии (род. в г. Глаухау, близ Цвиккау, в 1594 г.) и альбертинским подданным. В правление курфюрста Фридриха Мудрого (из эрнестинской линии), 1486— 1525 гг., Саксония стала колыбелью лютеранской Реформации. В то же время в горнопромышленном районе Саксонии, в Цвиккау, началось народно-реформационное движение, возглавленное Томасом Мюнцером и вылившееся в дальнейшем в Крестьянскую войну в Германии, 1524—1525 гг. В альбертинской линии первым протестанст-ским князем был Мориц Мейссенский, правивший с 1541 г. Как и его эрнестинский троюродный брат, курфюрст Иоганн-Фридрих I (с 1532 г.), он принял участие в Шмаль-кальденском союзе и I ІПмалькальденской войне (1546—1548 гг.) протестантских князей против имп. Карла V. Однако в разгаре войны Мориц вторгся во владения курфюрста и тем способствовал победе императора. По Виттенбергскои капитуляции 1547 г. курфюршеское достоинство перешло к Морицу и альбертинской линии. Впоследствии Мориц вместе с протестантскими и некоторыми католическими князьями принял

активное участие во II Шмалькальденскойвойне (1552—1555 гг.). В связанном с нею походе Гейдельбергского союза южногерманских князей против гогенцоллернского маркграфа Альбрехта Мориц был смертельно ранен в 1553 г. в бою под Сиверсгау-зеном. Морицу наследовал его брат Август, курфюрст (1553—1586 гг.).

Агрикола,з хотя и оставался католиком, пользовался покровительством Морица, привлекался к работам его военного штаба, был назначен бургомистром Хемница, ездил с дипломатическими поручениями к Карлу V, Фердинанду Австрийскому и другим католическим государям. Агрикола закончил свой труд «De re metallica» еще в правление Морица, в 1550 г.

Из упоминаемых Агриколой в титулатуре Морица и его брата владетельных земель ландграфство Тюрингия перешло к саксонскому владетельному дому еще в 1440 г. и было впоследствии разделено между его обеими линиями. Саксонский Пфальц давно стал частью саксонских герцогских владений. Мейссенское маркграфтсво было одной из основных составных владетельных земель Саксонии, и г. Мейссен долгое время был резиденцией правителей альбертинской линии. Саксен-Альтенбург был вначале рейхс-гутом (имперским доменом) и управлялся бургграфами; бургграфтсво перешло к мейссенским маркграфам, далее к саконским герцогам и стало альбергинским владением. Магдебург, крупный торговый город еще со времен Карла Великого, со второй половины X в.— архиепископский, присоединился к Шмалькальденскому со-союзу, отрекшись от архиепископа; Карл V передал управление им Морицу, который и занял в 1550 г. после довольно продолжительной осады часть города, лишь в 1552 г. признавшего его своим бургграфом. Плейснерланд был альбертинским владением,.как и Брена (впоследствии вошла в Прусскую Саксонию), почетное имперское звание эрц-маршала было издавна присвоено саксонким курфюрстам.

4.    Люций Юний Модерат Колумелла — римский писатель I в., автор труда «О сельском хозяйстве» («De re rustica»), содержащего подробное описание римского земледелия того времени.

5.    Georgii Agricolae De veteribus et novis metallis, Basileae, 1546. Небольшой трактат о рудном деле, с историческими и географическими ссылками на греческих и латинских писателей и некоторыми ценными сведениями по истории рудного дела в Центральной Европе.

6. Марк Теренций Варрон (116—27 гг. до н. э.) — римский писатель-энциклопедист (полигистор), сатирический поэт, антиквар, историк, грамматик, агроном. Автор энциклопедического труда «Disciplinae», пользовавшегося в древности большой известностью, биографического сборника «Седьмицы», антикварных и культурно-исторических «Древностей», грамматической работы «О латинском языке», трактата «О сельском хозяйстве», «Менипповых сатир» и других сочинений.

7.    Кай Плиний Старший (24—79 гг.) — римский ученый, автор «Естественной истории» в 37 книгах. Лишь отдельные места в последних четырех книгах относятся к горному делу и минералогии, главным образом к драгоценным камням. Тем не менее, Агрикола в своих поисках латинской горно-металлургической терминологии чаще всего обращается к Плинию.

8.    Теофраст (ок. 371—285 гг. до н. э.) — древнегреческий философ-перипатетик и натуралист, ученик Аристотеля, возглавлявший после его смерти Ликей (афинскую школу перипатетиков) в течение 34 лет. Составил, в частности книгу «О камнях» и не сохранившееся сочинение о металлах, рудном деле и металлургии.— Стратон из Лампсака (ум. ок. 270 г. до н. э.) — древнегреческий философ-перипатетик и натуралист. Руководил Ликеем после смерти Теофраста. Составил, в частности, книгу о горных машинах, не сохранившуюся (как это оговаривает в другом месте и Агрикола).

9.    Филон — древнегреческий поэт, автор несохранившейся поэмы о рудниках, упоминаемой александрийским энциклопедистом Атенеем (Афинеем, III в.).

10.    Ферекрат — древнегреческий комедиограф (до Аристофана), от сочинений которого сохранились лишь скудные отрывки»

И. По-видимому, Агрикола имеет в виду одну из «Probier-Buchlein» («Пробирные книжицы»), появившихся в Германии в первой половине XVI в.

12.    Пандульф Англ (т. е. «англичанин») упоминается у различных авторов-XV— XVI вв. Его сочинение, как и биографические данные о нем, не сохранились.

13.    Ульрих Рюлейн фон Кальбе (Riilein von Kalbe, ок. 1465—1523 гг.) — врач и бургомистр Фрейберга (Саксония), педагог, математик, рудознатец и металлург. Составил первую небольшую, но содержательную книжку по горному делу Niitz-lich Bergbuchlein» («Полезная горная книжица»), краткое практическое пособие для горняков и металлургов, первое издание которого вышло в Аугсбурге в 1505 г. без обозначения автора. Книжка снабжена соответствующими иллюстрациями.

14.    Фрейберг — город в Саксонии (Германия), старинный центр горной промышленности в Рудных горах, был построен в конце XII в. (городские стены — 1186 г.), после открытия в этой местности в 1168 г. серебряных месторождений. В 1294 г. была произведена первая запись Фрейбергского городского права, впоследствии получившего дальнейшее развитие и ставшего образцом и правовым руководством для большинства горнопромышленных городов Германии в средние века. Сильно вырос как горнопромышленный центр в XV—XVI вв.

15.    Ванноччо Бирингуччо (Vanoccio Biringuccio, 1480—1539 гг.) из Сиены — итальянский инженер, архитектор, минералог, металлург и артиллерист, один из видных ученых эпохи Возрождения в Италии. Бывал в Нехии и в Германии, знакомился с постановкой в них горнорудного дела и металлургии. Умер в Риме. Его сочинение на итальянском языке «De ]а pirotechnia» («О пиротехнии») в 10 книгах было опубликовано после его смерти, в 1540 г., в Венеции. Он трактует в нем главным образом общие вопросы геологии, в частности минералогии, и металлургии, но останавливается на некоторых отдельных практических вопросах. Во взглядах на происхожде-

. ние минералов и металлов Бирингуччо следует в основном Аристотелю. В то же время он скептически относится ко всем теориям, не основанным на опытных данных, не щадя в этом отношении и авторитетов классической древности. Бирингуччо остро выступает против алхимиков. Описание способов производства артиллерийского оружия и литья колоколов привлекало внимание практиков-металлургов к книге Бирингуччо. Биригуччо первый описал отражательную печь и процесс амальгамирования серебра. Ему была известна ранняя работа Агриколы «Bermannus», и он подверг критике некоторые из ее утверждений. Книга Бирингуччо, несомненно, оказала известное влияние на Агриколу.

16.    Федериго Бадоэр (Бадоарио), ошибочно именуемый у Агриколы Франческо,— венецианский политический деятель и дипломат первой половины XVI в.

17.    Фердинанд I (1503—1564 гг.) — римско-германский император с 1556 по 1564 г., брат и преемник Карла V, с 1526 г.— король Чехии.

18.    Стратон из Лампсака (ум. ок. 270 г. до н. э.) — древнегреческий философ. Естественнонаучные идеи Стратона оказали влияние на развитие физики и механики.

19.    Агрикола под «химиками» (chymistae) подразумевает алхимиков.

20.    Эрмолао (Альморо) Барбаро (1454—1493 гг.) — венецианский политический деятель и дипломат, посол в папском Риме, изгнанный впоследствии из Венеции за то, что стал орудием папской политики в Венеции. С 1491 г.— кардинал, умер в Риме от чумы. Был автором сочинений по медицине и естественным наукам, техником и филологом, а также переводчиком некоторых сочинений Аристотеля на итальянский язык.

21.    Значительная часть имен алхимиков, названных Агриколой, упоминается в алхимических трактатах, но не может быть подтверждена какими-либо иными данными. Некоторые из них — псевдонимы, некоторые просто вымышленные.

22.    Останес у Плиния Старшего — маг (жрец) в походе персидского царя Ксеркса на Грецию, во время греко-персидских войн V в. до н. э.; у некоторых алхимиков — учитель легендарного Зороастра (Заратуштры), у других — египетский жрец. Его имя пользовалось у алхимиков большим авторитетом, и нередко они приписывали ему

свои сочинения (сохранились средневековые алхимические рукописи, обозначенные его именем).

23.    Гермес Трисмегист — легендарная личность древнего мудреца, якобы современника библейского Моисея. С его именем связывались так называемые герметиче--ские книги, составленные в I—IV вв. в эллинистическом Египте.

24.    Зосим Александрийский (иначе Зосим Панополит) — александрийский мистик-алхимик V в.

25.    Олимпиодор Александрийский — толкователь Аристотеля, живший в VI в. Некоторые считают, что он первый описал так называемый белый мышьяк (мышьяковую кислоту).

26.    Агатодемон («добрый демон») — мистический псевдоним ряда алхимических сочинений.

27.    Алхимики нередко прикрывались именем Демокрита, имея в виду именно Демокрита из Абдеры, известного древнегреческого философа, и истолковывая его атомистическое учение в свете своих теорий. В то же время они нередко выдвигали под ето популярным именем некоего «другого Демокрита», вымышленное ими лицо. Следует заметить, что еще в древности жизнь и учение самого Демокрита из Абдеры были окружены различными легендами, делавшими из него чудотворца.

28.    Комерий — астролог и алхимик I в. до н. э. в эллинистическом Египте, наставник царицы Клеопатры в «сокровенных» знаниях. Некоторые средневековые алхимические сочинения носят его имя.

29.    Апулей — римский писатель II в., автор романа «Превращения» («Золотой осел»). Алхимики без оснований ссылались иногда на его имя, сохранившее свою популярность в средние века.

3Q. Пелагий — церковный деятель I в., ересиарх, выдвинувший осужденное ортодоксальной церковью учение о свободе человеческой воли от божьего промысла. Некоторые алхимики в своих «сокровенных» книгах пользовались этой идеей для подкрепления своих алхимических теорий.

31.    Теофил Пресвитер — немецкий монах X в., автор «Записки о различных ремеслах» {«Schedula diversarum artium), разрабатывавший практические вопросы металлообработки и прикладной химии. Его советы использовались при сооружении храмов, литье колоколов, изготовлении стекла, эмалей, красок и др.

32.    Синесий из Кирены (379—412 гг.) — древнегреческий философ-неоплатоник. Незадолго до смерти стал епископом в Северной Африке. Ему приписывалось средневековое алхимическое сочинение о философском камне.

33.    Стефан Александрийский — возможно, алхимик VII в. Сочинение, названное его именем, трактует о «великом искусстве делагь золото и серебро». Подлинность его авторства не доказана. Ираклий — византийский император в 610—641 гг.

34.    Гелиодор — древнегреческий писатель конца III — начала IV в. Автор лю-бовно-приключенческого романа «Эфиопики» («Феаген и Хариклея»), имя которого пользовалось большой популярностью и не было забыто и в средние века. Именем «Гелиодора для Феодосия Великого» обозначена средневековая алхимическая книга «О сокровенном философском искусстве». В Действительности Гелиодор умер до того,, как начал царствовать Феодосий Великий (римский император в 379—395 гг.).

35.    Гебер — латинизированное на Западе имя выдающегося арабского философа,, энциклопедиста, химика и металлурга Джабир ибн-Хайяна (ок. 721—815 гг.). Важнейшие из подлинных арабских сочинений Джабира были открыты лишь в 1927— 1929 гг. в Каире и Константинополе. Джабир считал металлы сложными веществами, образовавшимися в результате соединения, в тех или иных пропорциях, двух первоначал — ртути и серы, и на этом основании считал возможным превращение одних металлов в другие. Латинское сочинение, носящее имя Гебера, является компиляцией, составленной в Западной Европе в XII—XIII вв., с частичным использованием подлинных сочинений Джабира. Тем не менее, и оно сыграло заметную роль в истории химии и металлургии в Западной Европе в средние века. В нем описаны способы полу

чения азотной кислоты, азотнокислого серебра, нашатыря, рулемы, а также выплавка металлов, химическая окраска тканей. Но в то же время оно насыщено специфическими представлениями средневековых алхимиков. Позднее появились и чисто алхимические сочинения под именем Гебера.

36.    Мерлин — легендарный волшебник при дворе Артура, короля бриттов, излюбленный персонаж многих средневековых бродячих сказаний. Имеются многочисленные ссылки на его имя в средневековых алхимических книгах.

37.    Раймунд Луллий (1235—1315 гг.) — средневековый философ-мистик, алхимик, уроженец о-ва Майорки, писавший как на своем родном каталанском, так и на латинском и арабском языках. Пытался изобрести и разработать «Ars magna» («Великое искусство») — своего рода логическую машину, наподобие счетной. Его система продолжительное время привлекала к себе большое внимание. Луллий слыл волшебником, и о нем рассказывали легенды. Впоследствии его именем был обозначен и целый ряд не принадлежавших ему алхимических сочинений.

38.    Арнальдо де Виланова (ок. 1240—1313 гг.) — средневековый философ, мистик, медик и алхимик, вероятно, уроженец Каталонии. Был близок к Раймонду Луллию. Хотя и был отлучен от церкви по обвинению в еретических воззрениях, пользовался одно время покровительством Авиньонского папства.

39.    Клеопатра VII (59—30 гг. до н. э.) — последняя египетская царица (51— 30 гг. до н. э.), известная своей красотой, политическими интригами и романическими связями с Цезарем и Антонием. Стала женой последнего. После взятия Александрии Октавианом покончила самоубийством, по преданию, от укуса ядовитой змеи. Увлекалась магией. Ряд средневековых алхимических сочинений носит ее имя, разукрашенное легендами.

40.    Мария Иудейская — легендарная личность, в алхимических книгах отождествлявшаяся с ветхозаветной Марией (Мариам), сестрой Моисея. Ей приписывалась алхимическая книга, с которой связывали впоследствии открытие соляной кислоты. С ее именем связано также название «Марииной ванночки», долго применявшейся в химии для поддержания умеренной температуры.

41.    Джованни-Аурелио Аугурелло (по-латыни Иоанн-Аврелий Авгурелл) — итальянский поэт из Римини (род. ок. 1453 г.), писавший по-латыни. Опубликовал в 1515 г. в Венеции алхимическую поэму «Chrysopoeia» («Хризопейя», т. е. «Златоде-лие» — искусство делать золото).

42.    Plumbum candidum — собственно «чистобелый свинец» — не что иное, как олово, которое еще с древних времен и во времена Агриколы считалось одной из разновидностей ісвинца.

43.    Atramentum sutorium, сапожный купорос — старинное название железного купороса, применявшееся еще М. В. Ломоносовым (см. М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений, т. V. Труды по минералогии, металлургии и горному делу, 1741—1763 гг. М.— Л., 1954, passim).

44.    Латинские слова: Ingestor — навальщик, discretor — рудобой, lotor — промывальщик, excocotor — плавильщик, как и много других, придуманы Агриколой для обозначения различных занятий, материалов, инструментов, устройств и технических процессов в горном деле и металлургии.

45.    Cisium — по-латыни легкая двухколесная коляска, двуколка. Агрикола употребляет это слово в значении «тачка». Агрикола и во многих других случаях распространяет старые латинские слова на современные ему предметы и технические процессы.

46.    Ноний Марцелл — латинский грамматик III—IV вв.

47.    Аннаберг — город в Саксонии (Германия), в Рудных горах, с 1946 г. объединенный с соседним Бухгольцем в г. Аннаберг-Бухгольц, Был основан в 1496 г. на базе открытых месторождений серебряной руды и быстро вырос.

48.    Мариенберг — город в Саксонии, близ Аннаберга. Старый горнопромышленный центр. Был основан в 1521 г. и также быстро вырос.

49.    Шнееберг — город в Саксонии, в Рудных горах. Старый горнопромышленный центр. В 1471 г. в Шнееберге был издан первый горный устав, в конце XV в.— первой половине XVI в.— другие.

50.    Гейер — город в Саксонии, близ Аннаберга. Старый горнопромышленный и металлургический центр.

51.    Альтенберг — город в Саксонии, в Рудных горах. Старый горнопромышленный и металлургический центр, возник в 1451 г. на базе оловянных месторождений. В 1469 г. в Альтенберге происходила первая стачка местных рудокопов.

52.    Кемпниц Германдурский — Хемниц, ныне Карл-Маркс-штадт. В историкогеографических представлениях немецких гуманистов земля древнегерманской группы племен германдуров была расположена по обе стороны Эльбы, соответствуя, в общем, территории ландграфства Тюрингии и Мейссенского маркграфства.

53.    Агрикола закончил свой труд «De re metallica» в 1550 г.

К КНИГЕ ПЕРВОЙ

1.    Свинец, олово и висмут считались с древности и еще во времена Агриколы (XVI в.) разновидностями одного металла, и все три носили на латинском языке общее название «свинец» — plumbum. Собственно свинец носил название «черного свинца» (plumbum nigrum), олово — «чисто-(или серебристо-) белого свинца» (plumbum candiduin.) Висмут Агрикола называет по-латыни «пепельным свинцом» (plumbum cinereum). Однако еще в раннем сочинении «Bermannus» Агрикола называет висмут bisemutum, оговаривая, что, как ему кажется, этот металл не был известен древним.

2.    См. прим. 43 к «Посланию».

3.    G. A g г і с о 1 a. De veteribus et novis metallis libri duo. Basileae, 1546.

4.    Гослар — город в Саксонии, старинный горнопромышленный центр.

5.    Шемниц — г. Банска Штявница в Словацких Рудных горах (Чехословакия), старинный горнопромышленный центр.

6.    Кремниц — г. Кремница, старинный горнопромышленный центр, там же.

7.    Ксенофонт. Доходы, I, 5.

8.    О ѵ і d і і. Metamorphoseaon, I, 137—142; русский перевод: П. Овидий Назон. Метаморфозы. Перевод С. В. Шервинского, ред. и комментарии Ф. А. Петровского. б/М, 1937.

Стикс — в древнегреческой мифологии одна из рек подземного царства смерти.

9.    Sericum — по-латыни, собственно, и есть шелк. Но в древнейших представлениях греков и римлян шелковые материи, привозившиеся с далекого Востока, смешивались с тонкими шелковистыми хлопчатобумажными материями, привозившимися оттуда же. Вот почему на хлопок (gossipium) распространялось иногда название sericum. Агрикола употребляет здесь слово «sericum» именно в этом значении шелковистого хлопка рядом с самим ірелком, который он описательно именует «пряжей шелковичного червя» (bombicis telae).

10.    Диоген Лаэртский. «Жизнеописания и высказывания прославленных философов, II, 5.

11.    Тимокреон Родосский — древнегреческий поэт времен Греко-персидских войн. Плутос — бог богатства у древних греков. Тартар, в греческой мифологии,—подземное царство смерти. Ахерон — одна из его рек.

12.    Фокилид — древнегреческий гномический (наставительный) поэт VI в. до н. э.

13.    Навмахий — поздний древнегреческий гномический поэт, от произведений которого сохранились лишь незначительные отрывки.

14.    Феогнид — древнегреческий гномический поэт второй половины VI в.— начала V в. до н. э.

15.    Тимокл — древнегреческий комедиограф времени Пелопонесской войны (вторая половина V в. до н. э.).

16.    Менандр — древнегреческий комедиограф второй половины IV в. — начала III в. до н. э. Эпихарм — древнегреческий комедиограф первой половины V в. до н. э.

17.    Биант (Биас) — один из «семи мудрецов» древней Греции. Жил в VI в. до н. э. Приписываемые ему слова — в известной латинской передаче Цицерона.

18.    Аристипп из Кирены (род. ок. 435 г. до н. э. и прожил до глубокой старости) — древнегреческий философ, основоположник школы киренаиков.

19.    Талант — наиболее крупная в античности денежно-весовая единица, составлявшая 6 тыс. драхм серебра. Делилась на 60 мин.

20.    Поликрат — тиран Самосский (вторая половина VI в. до н. э.), слывший баловнем счастья, имел роскошный двор и привлекал к нему щедротами поэтов и художников. Был захвачен одним из персидских сатрапов и распят.

21.    Фокион (400—317 гг. до н. э.)— афинский государственный деятель и стратег (военачальник) промакедонской ориентации. По обвинению в государственной измене должен был выпить чашу с ядом.

22.    Маний Курий Дентат (ум. 272 г. до н. э.)— римский' государственный деятель и полководец, трижды консул, разбил самнитов и сабинян и победил царя Пирра Эпирского при Беневенте.

23.    Фабриций Лусцин — римский государственный деятель и полководец, консул (первая половина III в. до н. э.).

24.    По древнегреческому преданию, Приам, царь Трои, предвидя ее падение, отправил своего младшего сына Полидора к своему гостю-другу (кунаку) Полимнестору, царю Херсонеса фракийского, с сокровищами, но Полимнестор, узнав о падении Трои, убил Полидора, чтобы завладеть богатством.

25.    По древнегреческому преданию, Пигмалион, царь Тира, убил жреца Сихея, мужа его сестры Дидоны, чтобы завладеть его сокровищами; Дидона бежала со своими богатствами в Африку, где основала Карфаген.

26.    По древнегреческому преданию, Амфиарай был одним из вождей похода Семи против Фив. Принять участие в этом злополучном для него и других вождей походе уговорила жена его, Эрифила, подкупленная Полиником, спорившим за царство со своим братом Этеоклом и преподнесшим ей покрывало и ожерелье Гармонии; впоследствии Эрифила была убита за это сыновьями.

27.    Олинф — богатая древнегреческая колония на Халкидонском полуострове. В 348 г. до н. э. после упорного сопротивления взята Филиппом Македонским вследствие измены подкупленных им Ласфена и Эвфикрата и разрушена.

28.    По римскому преданию, Тарпейя, дочь Спурия, открыла сабинянам доступ к Капитолию, за что была вместе с отцом сборошена со скалы, получившей название Тарпейской.

29.    Кай Скрибоний Курион — республиканец, перешедший на сторону Цезаря.

30.    Эскулап (Асклепий) — древнегреческий и римский бог врачевания, сын Аполлона. У Гомера и Пиндара — герой и прекрасный врач. По Пиндару, Зевс убил его молнией за то, что польщенный золотом, данным ему в награду, он вернул к жизни умершего, преступив тем самым волю богов.

31.    Марк Лициний Красс (ок. 115—53 гг. до н. э.) — римский государственный деятель и полководец, член Первого триумвирата, дважды консул, богатейший рабовладелец, промышленник и ростовщик. В 71 г. до н. э. подавил восстание Спартака и учинил кровавую расправу с восставшими. В 53 г. до н. э. погиб вместе со своим сыном в Парфянской войне.

32.    Согласно древнегреческому мифу, аргосская царевна Даная была заключена отцом в медную башню, в которую, однако, проник Зевс в виде золотого дождя.

33.    Propertii elegiarum, 1. Ill, el. XIII. Русский перевод: Элегии Секста Проперция. Перевод А. А. Фета. Изд. 2. СПб., 1898.

34.    Дифил — древнегреческий комедиограф (около 350—263 гг. до н. э.).

35.    Juvenalis satiramm 1. I, sat. I, 112. Русский перевод: Ювенал. Сатиры. Перевод Д.. С. Недовича и Ф. А. Петровского. М.— Л., 1937.

36.    Ibidem, 1. VI sat. I. 298. Русский перевод там же.

37.    Обмен вещами (rerum permutatio) — натуральный обмен.

38.    Р 1 і п і і Naturalis historia, XXXIV, 39.

39.    Скорпионы, баллисты, катапульты — древние метательные орудия.

40.    Бомбарда — крупнокалиберное огнестрельное орудие XIV—XVI вв.

41.    Сальмоней, по древнегреческому мифу, пытался медными котлами с натянутыми кожами, колесницей и факелами искусственно воспроизводить гром и молнию и этими негодными средствами состязаться с громовержцем Зевсом, за что был свергнут им в преисподнюю. Орк — в древнегреческой мифологии божество, там царившее.

42.    Фаларид — тиран в Агригенте (Сицилия) в 564—549 гг. до н. э., сжигавший живьем в «медном быке» ’ людей, навлекших на себя его гнев; первого для пробы он сжег самого Перилла—медника, изготовившего по его поручению это страшное орудие казни.

43.    «Лошадка» (по-латыни eculeus) — вид дыбы.

44.    Н о г a t і і carminum L I, с. XXXV, 17—20. Мы даем это место в старом переводе А. Фета (К. Гораций Флакк. В переводе и с объяснениями А. Фета. Изд. 2. СПб.,

б. г.), так как этот его перевод оставляет большую свободу для такого толкования, которого в данном случае придерживается Агрикола. В своем примечении к этому не совсем ясному аллегорическому месту у Горация, А. Фет оговаривает, что символами незыблемости нужды — необходимости (Аѵаукт)) здесь, по-видимому, служат атрибуты строительного мастерства, но что «многие критики видят в этих символических принадлежностях у Горация орудия пытки».

45.    «Какой-либо народ, живущий за морем...» Агрикола, по-видимому, имеет здесь в виду индейцев. В период конкисты (завоевания) и ранней колонизации Америки в первой половине XVI в. употребление металлов стало довольно быстро распространяться и среди индейцев, естественное культурное развитие которых было, однако, прервано и сами они подверглись массовому уничтожению. Но ко времени открытия Америки и конкисты большинство народов Америки не знало употребления металлов. Наиболее развитым ее народам была, однако, известна плавка золота, серебра, меди и бронзы, которая была довольно широко распространена. Добыча и обработка железа еще не были известны, но обрабатывались железняки как каменные породы, и местами ковалось холодным способом метеоритное железо.

46.    Дионисий Младший — сиракузский тиран 405—367 гг. до н. э.

47.    Н о г a t і і satirarum 1. II, sat. Ill, 99—102. Русский перевод: Квинт Гораций Флакк. Полное собрание сочинений. Перевод под редакцией и с примечаниями Ф. А. Петровского. М.— Л., 1936.

48.    Кратес из Фив — древнегреческий философ, киник (IV—ІІІвв. до н. э.).

* 49. Т і b u 11 і elegiarum 1. I, el. X, 7—8. Русский перевод: «Элегии Тибулла».

В переводе и с объяснениями А. Фета. Изд. 2. СПб., 1898.

50.    Vergilii Aeneis, III, 55—57. Русский перевод: Вергилий. Энеида. Перевод Валерия Брюсова и Сергея Соловьева. Редакция, вступит, статья и комментарии Н. Ф. Дератани. М.— Л., 1933.

51.    Ibidem, I, 349—350. Русский перевод там же.

52.    Н о г a t і і satirarum 1.1, sat. I, 73. Русский перевод указан выше.

53.    Horatii epistolarum 1. І, ер. X, 47—48. Русский перевод там же.

54.    Перипатетики (по-гречески — прогуливающиеся) — представители философской школы, основанной Аристотелем в Афинах в 335 г. до н. э. и получившей свое название в связи с обыкновением Аристотеля вести занятия во время прогулок.

55.    Horatii carminum I. II, с. Ill, 21—23. Русский перевод там же. Инах, в древнегреческой мифологии,— древнейший царь Аргоса, сын Океана.

56.    ІІинпав. Олимп. II.

57.    Сафо. 52. Русский перевод: В.В. Вересаев. Эллинские поэты, Поли, собр. соч., т. X. М., 1929, раздел: Сафо, 52.

58.    Каллимах (ок. 310—240 гг. до нэ .) — древнегреческий поэт Александрийского периода.

59.    Антифан (405—330 гг. до н. э.) — древнегеческий комедиограф.

60.    Гней Невий (ум. ок. 200 г. до н. э.) — римский поэт.

61.    Агафокл — тиран в Сиракузах в 317—289 гг. до н. э., принявший в 306 г. до н. э. титул царя. Сын горшечника. Был по наущению своего внука отравлен.

62.    Агрикола, по-видимому, не имел какого-либо ясного представления о негритянских рабах и негритянском невольничестве в Америке.

63.    Фукидид, возможно, владел на фракийском побережье, напротив о-ва Тасоса, золотым рудником и часто проживал там.

64.    Максимилиан I (1459—1519 гг.) — римско-германский император 1493— 1519 гг.

65.    Граф Конрад фон Глюк (Konrad von Gluck) был сперва рудокопом в Шнее-берге, бедняком и носил прозвище Кунца — Бедняка (Armer Kuntz): впоследствии разбогател на серебряных рудниках в Фюрсте (Вогезы) и получил графский титул.

66.    Владислав Ягеллон, сын польского короля Казимира IV, король чешский с 1471 г. и король венгерский с 1490 г., ум. 1516 г.

67.    Ян Турзо, Turzo (у Агриколы по-латыни называемый Турзием—Tursius) — по происхождению словак, в 1464 г. стал гражданином г. Кракова, в 1469 г. основал вблизи последнего заведение для плавки медной руды. Известен изобретением устройств для рудничного водоотлива.

68.    Агрикола подразумевает под Дакией Трансильванию.

К КНИГЕ ВТОРОЙ

1.    Никий — известный афинский государственный деятель, стратег (по должности) и дипломат времен Пелопоннесской войны, вождь аристократической партии. І?ыл одним из начальников неудачной Сицилийской экспедиции, в результате которой попал в плен и предан казни в Сиракузах в 413 г. до н. э. Являясь одним из крупнейших рабовладельцев в Афинах, отдавал своих рабов в наем для работ в рудниках.

2.    «Черные камни, из которых выплавляется олово» — оловянный камень, касситерит.

3.    Ксенофонт. Экономик, XII, 20.

4.    Приам — легендарный царь Трои. Абидос — древний город в Малой Азии, у Геллеспонта, ныне — развалины у сел. Авидо (Турция).

5.    Мидас — легендарный фригийский царь, всё, к чему он ни прикасался, обращавший в золото.

6.    Гигес (716—678 гг до н. э.), Алиатт (617—560 гг. до н. э.), Крез (560—546 гг. до н. э.) — лидийские цари, славившиеся, особенно последний, своими богатствами. Крез был взят в плен персидским царем Киром.

7.    Пергам — в древности богатый город в Малой Азии, в эллинистическую эпоху — столица Пергамского царства. Между ним и Атарнейским берегом находились золотые прииски лидийских царей.

8.    Лаврион — горная местность в Южной Аттике (Греция), где в древности имелись богатые серебряные рудники. Большая часть их принадлежала Афинскому государству, составляя главное его богатство, меньшая часть — частным лицам.

9.    Ксенофонт. Доходы, IV, 30—33. «Десять афинских фил» — 10 территориальных фил (делений) по произведенному Клисфеном территориальному разделению Аттики (конец VI в. до н. э.).

10.    Partes fodinae — рудничные паи, паи горных предприятий, так называемые куксы (Kuxen), от чешского kus — кусок, часть, доля. Поскольку разработка

месторождений требовала вложения значительных средств, отводополучатель привлекал обычно пайщиков. Учреждение паевого горного товарищества (Gewerkschaft) и определение числа и размера паев принадлежало, как правило, князю в лице поставленных им горных властей. Владение куксами не сообщало права собственности, оно давало лишь право на долевое участие в прибылях горного предприятия, обусловленное несением соответствующей доли в текущих затратах на его ведение.

11.    Лемносская земля — жирная глина с о-ва Лемноса (Греция) и из некоторых других мест, содержащая окись железа, которая окрашивает ее в красно-желтый цвет. Начиная с древности вплоть до XIX в. применялась при кровоостанавлива-щих повязках.

12.    G. Agricola. De natura eorum qui effluunt ex terra libri IV. Basileae, MDXLVI.

13.    «Озеро, которое евреи называют Мертвым морем». В действительности, оно по-еврейски называется Соленым морем, Jam ha'Melach. У Иосифа Флавия (по-гречески) и у Плиния (по-латыни) оно носит характерное название Асфальтового озера (моря). Название Мертвого моря это бессточное соленое озеро получило у греческих и римских писателей II в. и в дальнейшем это название утвердилось за ним в раннецерковной литературе, перейдя из нее во все европейские языки.

14.    G. A g г і с о 1 a. De ortu et causis subterraneorum libri V. Basileae, MDXLVI.

15.    G. A g r і с о 1 a. De veteribus et novis metallis libri II. Basileae, MDXVI.

16.    Галеция (Galecia, Gallaecia) — нынешняя Галисия, область на северо-западе Испании.

17.    Юстин — римский историк второй половины II в., автор извлечения из более обширного исторического сочинения Трога Помпея (вторая половина I в. до н. э.— начало I в. н. э.).

18.    Диодор Сицилийский — известный древнегреческий историк и географ I в. до н. э.

19.    Посидоний (ок. 135 г. до н. э.— 51 г. до н. э.) — древнегреческий философ, историк и географ, один из главных проводников эллинистической образованности в древнем Риме. Труды его не сохранились.

20.    Lucreti De rerum natura, 1241—1257. Русский перевод: Лукреций.

О природе вещей. Редакция латинского текста и перевод Ф. А. Петровского. М., Изд-во АН СССР, 1945.

Эти же стихи из поэмы Лукреция были переведены М. В. Ломоносовым в его сочинении «Первые основания металлургии, или рудных дел» (М. В. Ломоносов Полное собрание сочинений, т. 5, М.— Л., 1954, стр. 441) в рифмованной форме:

Железо, злато, медь, свинцова крепка сила.

И тягость серебра тогда себя открыла,

Как сильный огнь в горах сжигал великий лес,

Или на те места ударил гром с небес,

Или против врагов народ, готовясь к бою,

Чтоб их огнем прогнать, в лесах дал волю зною,

Или чтоб тучность дать чрез пепел древ полям,

И чистый луг открыть для нажити скотам,

Или причина в том была еще иная,

Владела лесом тем пожара власть, пылая.

С великим шумом огнь коренья древ палил,

Тогда в глубокий дол лились ручьи из жил,

Железо, и свинец, и серебро топилось,

И с медью золото в пристойны рвы катилось.

21.    Гослар — город в Германии, у подножия Гарца, старинный горнопромышленный район. Уже в X в. в окрестностях Гослара началась добыча серебра; его серебросвинцовые руды впоследствии истощились. Об упоминаемом здесь Агриколой происшествии более подробно рассказывает М. В. Ломоносов в «Первых основаниях металлургии или рудных дел»: «Таким ненарочным приключением сыскано богатоеРаммельс-бергское горное место в Германии во время немецкого императора Оттона Первого. Сей государь, будучи в Гарцких горах, забавлялся немалое время охотою и некогда послал своего охотника, называемого Раммеля, в тамошний лес для ловли диких зверей, за которыми он. гнавшись до горы, где ныне рудники учреждены в великом множестве, не мог за дичью ради трудности на коне следовать, для того, привязав его к дереву, за зверьми пеш погнался. А когда к коню назад возвратился, то увидел, что он, господина своего с нетерпением ожидая, землю копытами разрыл и из ней зыбил некоторые тяжелые и светлые камни. Сии камни взяв, Раммель привез и показал самому императору, который, через пробование удостоверившись, что они металл в себе содержат, велел учредить заводы на том месте. Оная гора и поныне именем помянутого егеря Раммельсберг называется» (М. В. Ломоносов. Указ. соч., стр. 440).

Агрикола в своем сочинении «De veteribus et novis metallis» также рассказывает _ об этом происшествии, только вместо императорского егеря Раммеля в нем фигурирует не названный по имени дворянин, а Раммелем называется его конь, выбивший копытом обломки руды.

22.    Вильчатый прутик — так называемая рудоискательная лоза, у немецких рудокопов — Wunschelrute, в истории суеверий и магии — разновидность волшебной и гадательной палочки (virgula mercurialis). Суеверие это было в старину очень распространенным и живучим. Еще до Агриколы Парацельз (ум. 1541 г.) указывал в своей сочинении «De natura rerum» (IX) на то, что волшебный прут является «пустой и обманчивой ворожбой», а в другом своем сочинении «De origine morborum invisibilium (I) разъяснял, что это «вера вращает прут». Но еще известный английский химик и физик второй половины XVII в. Роберт Бойль, основатель Британского Королевского общества, верил в действительность рудоискательной лозы, и даже во второй половине XVIII в. английский минералог Уильям Прайс в своей «Міпегаіо-gia cornubiensis» (1778) оспаривал мнение Агриколы о вздорности веры в рудоискательную лозу. М. В. Ломоносов в тех же своих «Первых основаниях металлургии» посвящает специальный параграф разоблачению суеверий, связанных с «рудоискательными вилками». Он сравнивает их с игрушечными «ребячьими часами» и называет веру в них и россказни о них «забобонами» (враками, вздором), противоречащими здравому смыслу и данным повседневного опыта (М. В. Ломоносов. Указ. соч., стр. 441—442). А. Леманн в «Истории суеверий», составленной в конце XIX в., указывает, что вера в волшебную палочку дожила в горняцких массах еще до этого времени.

23.    «Так, по рассказам еврейских книг, египетские волхвы обращали жезлы в змей». Агрикола, по-видимому, имеет здесь в виду библейскую книгу Исход, гл. VII. Но в ней египетские волхвы соревнуются в этом с Аароном, братом Моисеевым.

24.    «Одиссея», XVI, 172—176 и 454—456. Римская богиня Минерва отожествлялась с древнегреческой Афиной, фигурирующей, в частности, в гомеровском эпосе.

25.    «Одиссея», X, 238—240 и 388—399. Цирцея (Кирка), в древнегреческой мифологии — коварная волшебница, дочь Гелиоса (Солнца) и нимфы, одна из океанид, жившая на о-ве Эа.

26.    Иоахимсталь (Яхимов) — город в Чехословакии, старый горнорудный центр, в XVI в.— добычи серебра.

27.    Р 1 і п і і Naturalis historia, XXIII, 31.

К КНИГЕ ТРЕТЬЕЙ

1.    Трудно переводимый латинский термин «Commissurae saxorum» означает дословно «стыки камней». Агрикола понимает под ним напластование горных пород или плоскости их наслоения. В переводе термин передан как «слои горных пород».

2.    Латинский термин «ѵепа» имеет у Агриколы два значения: жила и руда. В первом значении различаются:

а)    vena profunda — глубокая жила, что в современной терминологии соответствует наклонным и крутопадающим жилам:

б)    vena dilatata — дословно «расширенная жила»; под этим термином Агрикола подразумевает пласт;

в)    vena cumulata — «накопившаяся жила», по современной терминологии — шток.

3.    «О происхождении и причинах возникновения подземных веществ». «De ortu et causis subterraneorum libri V. Basileae, 1546.

4.    Горная сажень. Латинский термин — «passus» (немецкий «Lacbter» — лах-тер, или Klafter) согласно сочинению Агриколы «De mensuris, quibus intervalla meti-mur» (Basileae, 1550) равен 3 локтям (Elle) или б футам, что составляет около 1,7 м. В дальнейшем тексте перевода вместо «горная сажень» употребляется термин «сажень».

О мерах, применяемых Агриколой, см. также примечание 5 к книге 7.

5.    Прослоек — intervenium.

Этот же термин Агрикола употребляет в значении «пропласток».

6.    Кремниц — город в Чехословакии.

7.    Прибор, о котором говорится в тексте,— горный компас. 24 направления у Агриколы называются также «странами света» (partes mundi). Обычно они носят название часов.

8.    Средняя точка — medium punctum — средоточие, центр.

9.    С севера на юг — ex septentrionibus in austrum.

10.    Такая же цифра справа означает запад. У Агриколы — не «слева» и «справа», а «верхняя» и «нижняя» (superior, inferior) по отношению к самой линии стрелки, якобы обращенной к югу.

11.    Названия ветров:

subsolanus — субсолан (восточный ветер),

favonius — фавоний (зефир, теплый западный ветер),

auster — австр (южный ветер),

septentrio — септентрион (северный ветер),

ornithias — орнитий («птичий» ветер»),

caecias — цеций (северо-восточный ветер).

eurus — эвр (юго-восточный ветер), •

vulturnus — вултурн (юго-восточный ветер),

euronotus — эвронот (юго-юго-восточный ветер),

altanus — алтан (юго-юго-восточный ветер),

libonotus — либонот (юго-западный ветер).

africus — африк (юго-западный ветер),

subvesperus — субвеспер (юго-западный ветер),

argesles — аргест (юго-западный ветер, по Плинию),

etesiae — этезии (пассатные ветры),

circius — цирций (северо-западно-западный ветер),

caurus — кавр (северо-западный ветер),

corus — кор,

thrascias — трасций (северо-северсі-западный ветер), gallicus — галлик,

supernas — супернат (северный ветер), aquilo — аквилон (северный ветер), boreas — борей (северный ветер), carbas — карбас (северо-восточный ветер).

12.    См. прйм. 9 к книге 3-й.

13.    Лежачим и висячим боком. У Агриколы — pars jacens, pars pendens.

14.    Прожилки — fibrae.

15.    Поверхностные прожилки — fibrae subdiales.

16.    «Божий дар» — Donum Divinum (лат.); Gottsgaab (старонем.).

17.    «Небесное воинство» — Coelestis Exercitus (лат.); Himmelsch hoz (старонем).

18.    Улътрих Рюлейн фон Калъбе (Riilein von Kalbe) — врач и бургомистр во Фрейберге, составитель «Горной книжечки» (Bergbuchlein), появившейся в 1505 г.

19.    Альберт Великий (Albertus Magnus), собственно, граф Альберт фон Болынтедт (1193—1280 гг.) — доминиканский монах, средневековый философ, не занимавшийся естествознанием. Считается автором ряда магических сочинений, не имеющих к нему никакого отношения.

20.    См. прим. 3 к книге 3-й.

К КНИГЕ ЧЕТВЕРТОЙ

1.    Лахтер — немецкая горная сажень, во времена Агриколы равнявшаяся приблизительно 1,7 м. Агрикола переводит немецкое название этой меры латинским passus. Древнеримский passus, двойной шаг, равнялся 1,4787 м. Длина лахтера не везде и не всегда была одной и той же. Позднейший саксонский лахтер приравнивался к 2 м.

2.    Немецкий клафтер, по-русски —маховая сажень.

3.    Оргийя — греческая маховая сажень была чуть длиннее 5 футов и делилась на 6 греческих футов. Римский passus (двойной шаг) делился на 5 римских футов (стоп, пядей — pes), а римский фут — на 12 унций или поллексов (римские дюймы). Немецкий погонный «лен» равнялся 7 лахтерам. Квадратный лахтер равнялся 2,89 ж2, а

* квадратный! «лен» — 141,6 м2.

4.    Lehen — старинная немецкая горная мера, собственно. «верстание», «отвод». Слово это означает также феодальный лен, по одноименности с которым мы передаем его «лен» в значении горной меры.

5.    Рудничный участок так называемого «головного» рудника (прииска), или главного отвода (Caput fodinarum, Fundgrube), имел постоянную площадь 849,6 м2.

6.    Рудничный участок простой «копи» (простой отвод) составлял постоянную, вполне определенную площадь, равняясь двум третям площади рудничного участка, так называемого «головного» рудника (главного отвода), т. е. обнимал 566,4 м2.

7.    Придворные чины и должности в германских средневековых государствах.

8.    Кем и когда составлены упомянутые Агриколой книги на латинском языке, неизвестно.

9.    Первое по-немецки называется Freistollen, так называемые свободные штольни, вторыми являются так называемые Erbstollen.

10.    Асс, или либра (римский фунт) — римская денежно-весовая единица. В римском праве под ассом понимается в переносном смысле какое-либо имущество. Подразделения асса в весовом и имущественно-долевом значениях — семисс (V2), триент (Ѵз), квадрант(1/4),секстант(1/б),сескунция (Vs)» унция (V12), семунция(Ѵ24)сицилик (V48), секстула (V72), скрупул (Ѵ288)? симплий (V576); 2/засса — додрант, 7/12асса — септункс. Агрикола пользуется этими обозначениями.

И. У Агриколы — ошибка или пропуск: секстант — вместо 5 секстантов.

12.    У Агриколы ошибка или опечатка: aut- (или) вместо et (и).

13.    У Агриколы ошибка: симплий вместо" половины симплия.

14.    Яхимов в Чехословакии.— центр горнопромышленного района, в XVI в. со значительными серебряными рудниками.

15.    Игра слов: немецкое Zeche означает как рудник, так и пирушку или трактирный счет; латинское Symposium — пирушка, symbola — складчина на нее.

16.    В латинском тексте у Агриколы — три раза в год. Здесь явная опечатка: ter вместо quater, что следует из предыдущего и из всего последующего контекста.

17.    По-итальянски сатрапа — колокол.

18.    Это сочинение по горному праву Агрикола, по-видимому, не успел составить.

К КНИГЕ ПЯТОЙ

1.    По-латыни — fossae latentes vel occultae, по-гречески — хрѵлтаі.

2.    Названия минералов в латинском тексте:

лазурит — caeruleum, малахит — chrysocolla, аурипигмент — auripigmentum, реальгар — sandaraca.

3.    Lapis, qui facile igni liquescit. Агрикола говорит об использовании этого вещества в пробирном деле (в 7-й книге) и для плавки руд (в книгах 9,10и 11-й). По-видимому, это плавиковый шпат.

4.    Argentum rude.

5.    Под «землями» Агрикола понимает охру, трепел, формовочную землю, гончарную глину и т. п.

6.    «De natura fossilium libri», X. Basileae, MDXLVI.

7.    По-латыни armatura, по-немецки Harnisch — блестящая бороздчатая поверхность на зальбанде, т.е. на боковых стенках рудной жилы, отделяющих ее от окружающей коренной горной породы.

8.    Агрикола в указателе называет ее по-немецки местным термином его времени — schnetiger Gang (schnetig-schneidig) т. е. легкоразрезаемой жилой.

9.    Орудия описаны в книге 6-й.

10.    Узкая врубовая кирка.

И. У немецких горняков такие полена называются В arte — «бородами».

12. Агрикола описывает здесь месторождение медистых сланцев в районе Манс-фельда в восточных отрогах Гарца (округ Галле в ГДР).

К КНИГЕ ШЕСТОЙ

1.    Описание не соответствует детали С на верхнем рисунке на стр. 151.

2.    Древнегреческая мера жидкостей, равная 39,3 л\ сосуд такой емкости.

3.    По-латыни ingestores. Термин, образованный Агриколой от латинского ingero — бросать, наполнять.

4.    По-латыни cisium.

5.    По-латыни capsa patens или canis — собака, по-немецки — Hundt (Hund).

6.    Pi in і і Naturalis historia, XXXIII, 21. «Горняки выносят куски днем и ночью, передавая их в темноте друг другу: дневной свет видят лишь стоящие у входа».

7.    Noricum — область к югу от Дуная, между Ретией и Паннонией, на юго-западе современной Австрии.

8.    Machina quae pilis aquas haurit — машина,* извлекающая воду шарами (см. рисунок на 191).

9.    Congius — конгий — римская мера жидкостей, равная 3,275 л.

10.    De architectura, X, 9.

11.    Описание не соответствует рисунку на стр. 177.

12.    Примечание Агриколы: Такие устройства назывались у греков лѵоиріатіхаА,, а по-латыни spiritales (духовые), хотя они не издают какого-либо звука.

13.    Р 1 і п і і Naturalis historia, XXXI, 28. «В глубоких колодцах серные и квасцовые вещества убивают землекопов. Чтобы обнаружить опасность, опускают горящую лампу, которая в этом случае гаснет. Тогда вблизи колодца, справа и слева выкапывают воздушные каналы, по которым отходят опасные испарения. Независимо от этих вредных свойств, воздух становится нездоровым от самой глубины колодца, поэтому для проветривания непрерывно машут полотнами».

Углекислота Плинию еще не была известна.

14.    Pompholyx — отложения на стенах печей и дымоходов, содержащие мышьяковистую кислоту.

15.    Р 1 і п і і Naturalis historia, XXX, 40. «Те, кто/гробят киноварь в мастерских, покрывают лица большими пузырями, которые не мешают зрению, но препятствуют вдыханию смертоносной пыли».

16.    Орк (Оркус) — римское божество смерти, доставлявшее тени людей в подземное царство.

17.    Город на северо-западе Чехии, в 45 км к югу от Карловых Вар.

18.    См. прим. 13 к книге 6-й.

19.    Солинус, Кай Юлий — римский писатель, живший в III в., автор труда: -«Collectanea rerum memorabilium (Polyhistoria)».

20.    Примечание Агриколы: Животное называют solifuga, так как оно избегает (fugit) солнечного света (solem).

21.De    animantibus subterraneis liber. Basileae, MDXLVIII, p. 540.

22.    См. прим. 17 к книге 6-й.

К КНИГЕ СЕДЬМОЙ

1.    Галмей (cadmia) означал: 1) собственно галмей (минерал), 2) печную пригарь плавильных печей (печной галмей). Первый Агрикола иногда называет cadmia fossilis— минеральным галмеем. М. В. Ломоносов объясняет название печного галмея тем, что это — «материя, которую галмеем называют для того, что она самородному галмею почти во всем подобна» (М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений, т. 5. М.— Л., 1954, стр. 501).

2.    Агрикола применяет здесь и в дальнейшем римские названия к соответствующим немецким мерам в том их значении, какое они имели в его время в Хемнице. В объяснении к своему сочинению «De pretio metallorum et monetis» он дает отношение этих немецких мер к римским и приводит их немецкие наименования. Так, под футом (лат. pes) он подразумевает местный немецкий фут (Verkschuh, Fuss), равнявшийся, если его перевести на метрические меры, 29,32 см. Локоть (лат. cubitus, нем. ЕІІе) равнялся двум таким футам, ладонь (лат. palmus, нем. Handbreit, Hand) — 1k фута, пядь (лат. dodrans, нем. Spanne) —3Д фута, палец (лат. digitus, нем. Finger — Vic фута, или 1,77 см.

3.    Из дальнейшего изложения видно, что Агрикола в данном случае имеет в виду сернистый свинец.

4.    Spuma argenti («серебряная пена») — свинцовый глет, окись свинца при извлечении серебра из серебристого свинца (веркблея).

5.    До открытия молибдена как самостоятельного элемента (Шееле, 1778 г.) свинцовый и молибденовый блеск считали одним и тем же минералом. Molybdaena означало по-латыни «свинцовый блеск».

6.    Aes ustum. Из дальнейшего изложения вытекает, что Агрикола подразумевал в данном случае сернистую медь.

7.    Vitri recrementum переводится Агриколой в его указателе на немецкий язык Glasgallen — стеклянная пена, образующаяся при плавке стекла и содержащая, -В основном, сульфат натрия и сульфат кальция.

8.    Halinitrum у Агриколы означает, по-видимому, не только селитру.

9.    См. прим. 43 к «Посланию».

10.    Под «мягким туфом» Агрикола понимает мягкий известняк, судя по описанию этого минерала в 7-й книге его сочинения «De natura fossilium».

И. Термин «железняк» употреблялся Ломоносовым (Полное собрание сочинений* т. 5, стр. 513).

12.    Искусственная соль — смесь различных щелочных солей.

13.    Так называемая «крепкая водка», т. е. азотная кислота, по-немецки Scheide-wasser — отделительная вода.

14. Succi concreti. Под ними Агрикола понимает твердые осадки и сгущения растворов, относя сюда и некоторые вещества, которые при нынешних знаниях к ним нельзя было бы отнести. Ломоносов дает следующее определение: «Загустелыми соками называются твердые материи, которые в чистой воде распускаются и прозрачности ее не отнимают, и при том в огне сами не горят, но только растапливаются». Далее он указывает: «Таких тел находится в земле только три: квасцы, купорос и каменная соль». (Полное собрание сочинений, т. 5, стр. 415—416).

15.    Sandaraca — сандарак, красящее вещество, красный аурипигмент, то же, что реальгар (ср. М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений, т. 5, стр. 415— 416).

16.    Chrysocolla, собственно, хризоколла, горная зелень, краска из порошка малахита. Здесь — в более общем значении — малахит.

17.    Агрикола имеет в виду поташ.

18.    Здесь имеется в виду свинцовая глазурь.

19.    М. В. Ломоносов упоминает среди флюсов «стекло из свинцу», остывающее на «выливной доске» (Полное собрание сочинений, т. 5, стр. 475).

20.    См. примечание 13.

21.    По-немецки такую тонкую бумажную или жестяную трубку называют Skar-mitzel.

22.    Виллах — город в Каринтии (Австрия); близ него — Блейберг («Свинцовая гора»), где добывают почти свободный от примесей серебра свинцовый блеск.

23.    М. В. Ломоносов говорит: «...на пробах станут разные цветы ходить» (Полное собрание сочинений, т. 5, стр. 478).

24.    Опечатка в латинском подлиннике. Возможно, что Агрикола хотел сказать squama ferri — железная окалина.

25.    В данном случае halinitrum у Агриколы вряд ли может означать одну селитру без какой-либо раскисляющей примеси.

26.    М. В. Ломоносов решительно высказывается против этой «пробы магнитной» (Полное собрание сочинений, т. 5, стр. 483).

27.. По преданию, открытие Архимедова закона — основного закона гидростатики — было связано с установлением Архимедом пробы золотой короны Гиерона Младшего, царя Сиракуз в 268—214 гг. до н. э.

28.    Неясно, какие свои комментарии имеет в виду Агрикола. Commentarii по-латыни означают как комментарии, так и заметки, записки вообще. Комментариев к De re metallica, как и каких-либо отдельных «Записок», Агрикола, однако, не оставил.

29.    Алхимики ввели способ отделения серебра от золота при помощи азотной кислоты. При этом способе для полного отделения этих металлов друг от друга необходимо, чтобы на одну часть (V4) золота приходилось около трех частей (3/4) серебра. Если в лигатуре золота и серебра последнего содержится меньше, чем предусматривает эта пропорция, следует добавить к сплаву соответствующее количество серебра. Такой способ называется квартным отделением, а добавление к лигатуре серебра — квартованием.

30.    Во времена Агриколы это не удавалось, так как не было азотной кислоты необходимой концентрации.

31.    Описанные здесь приемы являются различными способами грануляции.

32.    «De pretio metallorum et monetis». Basileae, 1546, p. 61—62.

33.    Пробирный камень, иначе, лидийский камень, или лидит, представляет собой кремнистый сланец, окрашенный битумами в черный цвет.

34.    «De natura fossilium». Basileae, 1546, p. 271—272; «De ortu et causis subter-raneorum», Basileae, 1546, p. 61—62.

35.    Кератион — по-гречески, собственно, рожок, стручок как весовая единица равнялся трети обола, т. е. Ѵ24 драхмы. Агрикола имеет в. виду пробирный карат, составлявший Ѵ24 пробирной марки. '

36.    Фанний — римский анналист (середина II в. до н. э.). От его анналов сохранились лишь скудные отрывки.

37.    Текстовые перечисления составов пробирных игл у Агриколы мы передаем для более легкой их обозримости в виде таблиц.

38.    Секстула = Ѵгдузллы, силиква = 1/48 дуэллы.

39.    Гульденгрош, также гульдинер и дикгрош.

40.    В латинском тексте явная опечатка: nummos вместо nummulos.

41.    Марка (бесс) делилась, однако, не на 31, а на 32 полуунции.

42.    Старинный немецкий лот = полунции (семунция) или Vie марки.

43.    Нормальный (так нызываемый торговый) и пробирный вес.

44.    В переводе на метрические меры центнер = 46,77 кг, фунт = 0,4677 кг.

45.    Старинный немецкий лот, составлявший 1/32 фунта.

46.    Старинный фрейбергский пробирный центнер равен 1 драхме аптекарского веса или 3,75 г. Пробирный центнер делился на 100 пробирных фунтов, содержавших по 100 долей фунта.

47.    Римский бесс делится на 8 унций. В унции было 6 секстул, иначе — 3 двойные секстулы. Двойная секстула называлась также дуэллой.

48.    «De mensuris et ponderibus». Basileae, 1533.

49.    «De pretio metallorum et monetis». Basileae, 1546.

К КНИГЕ ВОСЬМОЙ

1.    Гослар — город в Верхнем Гарце (Германия). Еще в средние века — район добычи серебра.

2.    У М. В. Ломоносова (Полное собрание сочинений т. V, стр. 486) такие осколки назывались ивернями.

3.    Вестфалия — область на Западе Германии.

4.    Здесь имеется в виду Верхняя Германия в отличие от Нижней Германии.

5.    Эйфель — горная местность на Западе Германии, часть Рейнских сланцевых гор.

6.    Еще во время Ломоносова асбест назывался амиантом (Полное собр. соч., том V, стр. 21, 187).

7.    In Tauriscis — собственно, в земле таврисков: В древности Tauriscorum colo-піа назывался населенный пункт, на месте которого впоследствии возник г. Любляна (Югославия). В немецком переводе книги Агриколы данное место переведено: «в Таврии» (Крым), т. е. допущена ошибка.

8.    Эйслебен — город в Германии близ Галле, старый горнопромышленный район.

9.    О трех первых их видах Агрикола говорит в книге шестой: это — гидравлические, вентиляционные и транспортные устройства.

10.    Банска Быстрица — город в Чехословакии, крупный и старый горнопромышленный район в Словакии.

11.    Альтенберг — город в Рудных горах в Саксонии (Германия), старый горнопромышленный район.

12.    Богемия — латинское название Чехии.

13.    Агрикола, по-видимому, имеет здесь в виду кварц.

14.    Это утверждение Агриколы не совсем точно. Как указывал М. В. Ломоносов

(Полное собрание сочинений, т. 5, стр. 489), золото продолжает содержать в себе некоторое количество ртути, а потому оставшееся в реторте золото приходится еще переплавлять и чистить.

15.    Местности во Фрейбергском горнорудном бассейне.

16.    См. прим. 11 к книге 8-й.

17.    Гейер — город в Западно-Рудных горах, в округе Карл-Маркс-штадт, к северо-западу от Аннаберга.

18.    Это описание не совсем соответствует рисунку, по которому штанга укреплена неподвижно.

19.    Георг Богатый, иначе Георг Бородатый,— саксонский герцог 1500—1539 їїг. (род. в 1471 г. ум. 1539 г.), ревностный католик, противник Реформации и активный участник подавления Великой крестьянской войны в Германии.

20.    Иоганн фон Мальтитц,— епископ Мейссенский.

21.    Диппольдисвальде — город в Саксонии (в Восточно-Рудных горах). Был значительным центром добычи олова.

22.    См. прим. 11 к книге 8-й.

23.    Мюглиц, левый приток Эльбы, протекает по западной части так назыгаемой Саксонской Швейцарии.

24.    Юлийские Альпы — часть Восточных Альп в Югославии и Италии. Ретий-ские Альпы — западная часть Восточных Альп в Швейцарии и Тироле.

25.    Описанное Агриколой промывочное устройство для золота и серебра является разновидностью пробирно-промывочного лотка, известного в Германии под названием Sachse (Sachsel).

26.    Моравия — историко-географическая область Чехословакии.

27.    Мораване — одна из этнических групп чешского народа.

28.    Lusitani (лузитаны) в гуманистической латыни так назывались португальцы, как и Лузитания — Португалия, по древнему латинскому наименованию страны, в общих очертаниях совпадавшей с территорией Португалии.

29.    Колхи — древнегрузинское племя на берегу Черного моря, их страна — Колхида.

30.    Агрикола имеет в виду древнегреческое сказание о морском походе аргонавтов в Колхиду за Золотым руном, по-видимому, указывающее на наличие в древности золотых россыпей в устье р. Риона, добычу золота колхами и морские набеги греков на это золотоносное побережье Кавказа. Из древних поэтов первое изложение сказания дал Пиндар (ок. 522 — ок. 442 гг. до н. э.).

31.    Это указание Плиния находится в его «Естественной истории» (Р 1 і п і і Naturalis historia, XXXIII), где говорится: «Проводят канавы, в которые должна стекать вода, и покрывают их улексом (ulex), похожим на розмарин кустарником, который вследствие своей шероховатости удерживает золото... Улекс сжигают, золу выщелачивают и застрявшее в ней золото добывают посредством отмучивания». В «Новом ботаническом словаре» Н. Амбодика-Максимовича (СПб., 1804) колючий дрок (ulex europeus) носит название златохвороста.

32.    Carchedonius — «кархедонский», т. е. карфагенский камень, по-видимому, обозначал в древности гранат. Агрикола также употребляет это название в данном значении.1

33.    Агрикола имеет в виду оловянные россыпи.

34.    В латинском подлиннике — stannum, что в классической латыни обозначало сплав серебра и свинца, а позднее — олово. Здесь — в значении серебросодержащих зерен свинца.

35.    Возможно, что под португальскими колониальными владениями того времени Агрикола подразумевает богатую месторождениями олова Малакку, но она изобилует горными реками и притом находится под тропиками.

К КНИГЕ ДЕВЯТОЙ

1.    У Агриколы — terra — земля. В данпом случае термин означает огнеупорную глину или суглинок.

2.    Quatuor elementa. Представление о четырех элементах: земле,воздухе, огне и воде восходит к древнегреческой философии.

3.    Contus uncinatus — шест с крюком, по-немецки — Schlackenhaken («шлаковый крюк>>).

4.    Raelia — историческая область и римская провинция в Альпах (современный Тироль).

5.    См. прим. 7 к книге 6-й.

6.    Гиттелъде — местность- в Гарце, на территории ГДР.

7.    Примечание Агриколы: греки называют дымоход катсѵойохт) (дымоприемник).

8.    Aqua valens — «крепкая водка» — старинное название азотной кислоты. Ср. М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений, т. 5, М.— Л., 1954, стр. 479.

9.    Oleum ex faece vini sicca confeclum. Значение этой фразы не ясно.

10.    Stibium — термин, означающий сурьму и минерал сурьмяной блеск.

11.    Aes cum sulfure resolutum in pulverem. Скорее не смесь меди с серой, а измельченная сернистая медь.

12.    Cadmia fossilis — ископаемый галмей. Под ним Агрикола, по-видимому, подразумевает цинковые или кобальтовые руды.

13.    Modius (modus) — модий — римская мера сыпучих тел, равная 8.754 л.

14.    Гослар — старинный нижнесаксонский горнопромышленный в город у подножья Гарца (ГДР). Здесь еще в средние века была развита добыча серебра.

15.    Liquor candidus. Агрикола переводит этот тсрмип в своем указателе «кобальт». Но самое название «кобальт» означало в его время, как и «галмей» (cadmia), различные понятия. Здесь, судя по ссылке на Гослар, по-видимому, цинковую окись.

16.    Stannum — веркблей. Олово получило латинское название stannum в более позднее время.

17.    Гульдснгрош (по-латыни nummus aureus) — золотая монета иоахимсталер (ефимок).

18.    Lusitania — древняя провинция Испании, на юго-западе современной Испании и Португалии.

19.    Примечание Агриколы: сталь, которую греки пазывают аторіоріа (от ато^осо в значении «закаляю» [Пер.]).

20.    Frigoris amans. У Агриколы «любовь ртути к холоду», по-видимому, — стилистический оборот.

21.    Порода Шафранового цвета, т. е. окрашепная висмутовой окисью.

22.    Cadmia. В данном случае у Агриколы подразумевается кобальт.

23.    Ligna, собственно, дрова, но здесь по смыслу скорее хворост.

К КНИГЕ ДЕСЯТОЙ

1.    См. прим. 8 к книге 9-й.

2.    Сапожный купорос (atramentum sutorium) — старинпое название железного купороса. Ср. М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений, т. 5. М.—Л., 1954, стр. 388—390.

3.    Амиант — старинное название асбеста. Ср.. М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений, т. 5, стр. 21 и 187.

4.    Sal artificiosus, sal factitius. Под этими терминами подразумевается соль, полученная из соляных источников или морской воды.

R Г.м ппим. 10 к книге 9-й-

6.    Агрикола подразумевает серный цвет или сырую серу.

7.    Секстарий (sexbarius) — римская мера емкости, равная 1/G конгия.

8.    Spuma plumbi — по-немецки Bleiglatte.

9.    Р 1 і п і і Naturalis historia, XXXIII, 35.

К КНИГЕ ОДИННАДЦАТОЙ

1.    В латинском подлиннике — пятой, но это — явная описка или опечатка, в чем можно удостовериться из чертежа.

2.    Путеолы (Puteoli) — древнеримский город и гавань в Неаполитанском заливе в Италии, до того — греческая колония, ныне — Поццуоли.

3.    Этот процесс называется фришеванием меди (по-немецки Ktipferfrischen).

4.    По-немецки слитки таких лигатур называются Frischstticke.

5.    Это —так называемые шпурофены (Spurofen), упоминаемые в 9-й книге.

6.    Мусора — глина с толченым углем. Ср. М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений, т. V, стр. 495.

7.    Неясно, почему Агрикола применяет здесь тот и другой вес центнера.

8.    Эта окислительпая плавка называется шплейзованием, а печь — шплейзофен. По-немецки Spleissen и Spleissofen.

9.    За основу этих расчетов Агриколой взят фунт (12 унций).

10.    Так называемые зайгерные герды, по-немецки Saigerherd.

11.    Stannum — сплав серебра и свинца: в более поздней латыни stannum означало, однако, олово. У Агриколы — в классическом словоупотреблении: олово — plumbum candidum, «белый свинец».

12.    Опечатка или ошибка в латинском подлиннике: magister (мастер) вместо minister (помощник).

13.    Raetia — в древности самая западная из южнодунайских земель. Впоследствии ее название относилось, главным образом, к Тиролю.

14.    «De natura fossilium». Basileae, 1546.

К КНИГЕ ДВЕНАДЦАТОЙ

1.    Концепция succi concreti, «загустелых соков» восходит еще к алхимикам. К «загустелым сокам» в основном относили такие вещества, которые впоследствии часто стали обозначаться как соли. Агрикола дает в «De natura fossilium», (Basileae, 1546, p. 185) следующее определение succi concreti: это — сухие и достаточно твердые вещества, которые, будучи увлажнены водой, не размягчаются, но растворяются. В «Deortu et causis subterraneorum» (Basileae, 1546, III, 46) Агрикола говорит: «Так я обычно называю такие минералы, которые без труда растворяются в воде; во всяком случае некоторые камни и даже металлы состоят из загустелых соков, они, однако холодом столь сгущены, что растворяются с трудом, либо вовсе не растворяются». Агрикола понимал под «загустелыми соками» по их происхождению твердые вещества, осадившиеся из растворов. Ср. прим. 14 к книге 7-й.

2.    Р 1 і п і і Naturalis historia, XXXI, 39.

3.    Каппадокия — в древности горная область в восточной части Малой Азии.

4.    Эймер содержит около 6 а цубер — около 50 л.

5.    В латинском тексте Halae Hermandurorum — собственно Галле Германдурскин, по древнегерманскому племени германдуров, область которых гуманисты приурочивали к этой части Саксонии.

6.    Циат (cyathus) — по-гречески киаф, собственно ковшик, как римская мера жидкостей и сыпучих тел равнялся 1Д2 секстария (0,045 л).

7.    Р І і п і і Naturalis historia, XXXI, 40. В этом и следующих высказываниях Агрикола странным образом смешивает поваренную соль с поташом или уподобляет его ей.

8.    «Соляная земля», из которой можно получать одну лишь соль, может, в частности, означать солесодержащий песок. Но так как Агрикола не всегда с достаточной определенностью делает различие между поваренной солью и другими солями, то здесь она может, по-видимому, означать и селитру или какие-либо другие вещества.

9.    Агрикола здесь опять уподобляет поташ поваренной соли.

10.    Сириус — звезда в созвездии Большого Пса, самая яркая из звезд, по латыни — Cunicula, Собачка. Ко времени его появления на небе древние египтяне приурочивали начало разлития Нила.

И. Агрикола исходит из описания добычи соды у Плиния (Р 1 і п і і Naturalis historia, XXXI, 46). В настоящее время египетская сода происходит в основном из соленых озер Нижнего Египта — во впадине Вади-Натрун близ Каира и др.

12.    У Агриколы здесь ряд недоразумений и заблуждений, восходящих отчасти к используемому им Плинию (Р 1 і п і і Naturalis historia, XXXIII и сл. гл). Так, он смешивает хризоколлу с бурой и применяет название хризоколлы к различным веществам.

13.    В своем описании получения селитры Агрикола, в основном, следует указаниям Бирингуччо («De la pirotechnia», 1. 10. Venetia, 1540).

14.    Амфора как римская мера жидкостей (26,2 л), содержала 8 конгиев (congii).

15.    Указание об очищении селитры при помощи серы заимствовано Агриколой у Бирингуччо.

16.    Такие кучи для выщелачивания селитры называются буртами.

И. Н. П л а кс и п, С.В.Шужардип

ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГЕОРГИЯ АГРИКОЛЫ.

ЕГО ТРУДЫ В ОБЛАСТИ МЕТАЛЛУРГИИ

Георгий Агрикола (первоначальное имя Георг Бауэр) родился в саксонском городке Глаухау 24 марта 1494 г. Он был выдающимся ученым и практическим деятелем своего времени. Его деятельность связана преимущественно с Саксонией и с Чехией, где он длительное время работал в г. Яхимове. Изучение производства в этих наиболее развитых горно-промышленных районах Центральной Европы и посещение других районов и стран дало ему возможность создать ряд весьма ценных трудов по минералогии, геологии, горному делу и металлургии. Ему также принадлежат работы и в области медицины.

Годы жизни и деятельности Агриколы относятся к эпохе позднего Возрождения, когда в ряде стран Европы начали складываться капиталистические отношения. Он жил и работал в сложной политической обстановке, характерной для Германии начала XVI в.

Одной из задач, стоявших перед немецким гуманизмом, являлась борьба с католической церковью. Эта борьба вылилась в Реформацию — широкое и бурное социально-политическое движение самых различных классов средневекового общества против римско-католической церкви и ее союзников. В 1524—1525 гг. (Великая крестьянская война) крестьяне и городская беднота Германии во главе с великим немецким революционером Т. Мюнцером выступили против устоев феодального строя. После жестокого подавления Крестьянской войны феодальная реакция еще больше усилилась. Германия на долгое время осталась раздробленной.

В такой сложной обстановке протекала деятельность Г. Агриколы. В 1514 г. после окончания школы Агрикола отправился в Лейпциг и поступил в университет, в котором изучал филологию, теологию и философию.

Окончив университет и получив ученую степень бакалавра, он возвратился в Цвиккау, где стал преподавателем городской школы. Здесь он написал первый свой труд: «Книжечка о первом и простом обучении грамматике».

Вскоре- он был избран ректором вновь открытой солдатской школы.

В 1522 г. Агрикола принял приглашение своего друга и учителя проф. П. Месселлануса и возвратился в Лейпцигский университет. Стремясь расширить свои знания, он глубоко изучал различные науки, в том числе и медицину.

После смерти Месселлануса Агрикола в 1524 г. отправился учиться в Италию. Здесь он имел возможность встретиться с многими выдающимися деятелями эпохи позднего Возрождения. Он занимался в университетах Болоньи и Падуи — основных научных центрах страны; побывал также в Венеции, Риме, во Флоренции и других городах Италии.

Агрикола также изучает в подлинниках труды античных ученых. Его внимание привлекают и произведения мыслителей Востока. Он познакомился с трудами выдающегося ученого и философа Ибн-Сина (Авиценны) и арабского ученого Джабира ибн-Хайяна (Гебера).

Агрикола был удостоен ученых степеней доктора медицины и доктора философии. В конце своего пребывания в Италии он успешно читал лекции по философии.

Надо думать, что уже в Италии Агрикола стал проявлять значительный интерес к вопросам геологии и минералогии, горного дела и металлургии. В некоторых районах страны ему удалось познакомиться с добычей полезных ископаемых и выплавкой металлов.

В 1526 г. Агрикола вернулся в г. Цвиккау, а затем принял приглашение занять должность городского врача в г. Хемнице. Интерес к горному делу и особенно к минералогии заставил его искать место для работы непосредственно в горном районе, поэтому он переехал в 1527 г. в г. Иоахим-сталь (ныне Яхимов), где стал городским врачом. В то время Яхимов был крупнейшим горно-рудным центром Европы. Здесь разрабатывались богатые месторождения серебряных, кобальтовых, медных, свинцовых и других руд.

Поселившись в Яхимове, Агрикола не только занимался врачебной практикой среди горняков, нуждавшихся в опытном враче, но и изучал геологию, минералогию, горное дело и металлургию.

Вскоре Агрикола написал в форме диалога свою первую книгу по горному делу «Берман или о горно-рудном деле», изданную в 1530 г. в Базеле. Работа над этой рукописью побудила его приступить к созданию более обстоятельного руководства по горному делу и металлургии. Таким трудом явилось его основное сочинение «О горном деле и металлургии в XII книгах», на подготовку которого он затратил больше 20 лет.

Выдающиеся знатоки многих областей знания создавали в то время энциклопедические труды. Это являлось характерной чертой эпохи.

Такие мыслители, как Леонардо да Винчи, Николай Коперник, Галилео Галилей, Иоганн Кеплер и другие наметили замечательный путь, создали эпоху обобщений, систематизации опыта, постановки широких проблем. Металлургия того времени переживала период быстрого развития и в связи с этим возникла задача обобщения веками накопленного опыта.

То была эпоха широкого распространения гуманизма, борьбы с обветшалыми предрассудками и устаревшими доктринами Аристотеля, дальше которых не шла средневековая схоластическая ученость, борьбы с мировоззрением церковников, особенно с реакционнейшим влиянием папства.

Развитие экономики требовало систематизации знаний и достаточно широких обобщений. Эту задачу и выполнил в области горного дела и металлургии Георгий Агрикола. У него были предшественники и современники. Почти одновременно с «De Re Metallica» была написана энциклопедия металлургии и пиротехники «De la Pyrotechnia». Ее опубликовал в 1540 г. на своем родном языке итальянец Ваноччо Бирингуччо — прогрессивный металлург, противник алхимических заблуждений. Прямыми предшественниками Агриколы были Ганс Рудгарт, опубликовавший (1523 г.) в Яхимове книгу по рудному делу, и Себастьян Мюнстер, посвятивший главы своей книги «Космография» (1544 г.) добыче и обогащению руд, а также весьма кратко и выплавке металлов. Хотя и имелись другие достойные авторы, но лишь Агрикола не только поставил, но и достаточно полно разрешил задачу, которую не пришлось выполнить его современникам и предшественникам. Ему удалось создать такую энциклопедию горно-рудного дела и металлургии, которой пользовались в течение длительного времени.

На смену этой книге пришли другие, подобные ей,тольколишьвХѴІІІв., когда опубликовали свои труды директор заводов Нижнего Гарца Шлютер (1738г.), русские ученые — Михаил Ломоносов (1763 г.) и Иван Шлаттер (1760 г.).

Длительная проверка временем является лучшей характеристикой общепризнанного труда Г. Агриколы.

Чтобы получить необходимый материал для этой книги, он предпринимает многочисленные поездки в Тюрингию, Моравию, Силезию и другие районы горной промышленности, усиленно изучает труды своих предшественников: античных авторов, ученых Востока, сочинения средневековых алхимиков, рукописные руководства практиков-горняков.

На Г. Агриколу оказало влияние мировоззрение Аристотеля и его учеников. Однако он не был слепым его последователем. Агрикола широко использовал труд Плиния, особенно в своих сочинениях, посвященных истории горного дела, но Плиний, как замечает он, «излагает лишь

весьма немногие способы извлечения руд и устройства рудников» (см. стр. 10).

Агрикола внимательно следил за алхимической литературой, но он скептически относился к исканиям алхимиков, которые, по его словам, «денно и нощно напрягают все свои силы, чтобы получить возможность накопить великие груды золота и серебра» (см. стр. 12). Наряду с этим в средневековой Европе работало много практиков-химиков, горняков, литейщиков, использовавших вековой опыт и знания, передаваемые из поколения в поколение. Деятельность этих практиков и составленные ими рукописные руководства были одним из источников, откуда Агрикола черпал материал для своих трудов.

Говоря о предшественниках Агриколы в области горного дела, следует указать и на некоторые труды Леонардо да Винчи в области конструкций насосов, гидравлических колес и других машин, применявшихся тогда в горном деле.

Агрикола выдержал упорную борьбу с противниками горного дела, доказывавшими якобы полную нецелесообразность добычи руд и выплавки из них металлов. Агрикола ревностно отстаивал мысль, что горное дело полезно и необходимо человечеству. Без применения металлов не обходится ни одна область человеческой деятельности. Горное дело не будет опасным, если горняки освоят правила и методы ведения работ.

В начале XVI в. в результате практической деятельности было накоплено много фактических сведений о минералах, рудах, окаменелостях, горных породах и строении земной коры. Дальнейшееразвитиегорнойпро-мышленности настоятельно требовало обобщения имевшихся данных и правильного истолкования явлений и процессов, происходящих в природе. В этом отношении большой интерес представляют труды Агриколы, в которых он сделал попытку разработать научные основы геологии и минералогии.

Агрикола противопоставил богословским утверждениям о «сотворении мира» и «всемирном потопе» свои стихийно материалистические воззрения на природу.

Примером может служить его представление о происхождении металлов. Он высмеивал широко распространенное мнение о том, что будто бы скалы и содержавшиеся в их жилах металлы и драгоценные камни созданы богом при сотворении мира такими, какими мы находим их сейчас. Его труды по геологии и минералогии содействовали борьбе естествознания с религией. Он стремился своим выводам найти подтверждение в природе. Он говорил, что те явления, которые мы видим своими глазами или воспринимаем другими органами чувств, могут быть гораздо лучше поняты и разъяснены, чем явления, постигнутые путем рассуждений.

На основании своих геологических представлений Агрикола предложил способы поисков и разведки месторождений полезных ископаемых.

Агрикола дал рекомендации для выбора места заложения рудника. От этих условий во многом зависела как себестоимость добытой руды, так и успех горного предприятия.

Агрикола описывает способы вскрытия месторождения штольней, вертикальным шахтным стволом и наклонным шахтным стволом. В его книге освещается техника добычи полезных ископаемых, описываются устройства для подъема, вентиляции и водоотлива.

Большой интерес представляют взгляды Агриколы в области металлургии, обогащения руд и пробирного анализа.

Седьмая глава (по терминологии того времени «книга») посвящена пробирному анализу. Ее с полным основанием автор предпослал дальнейшим главам по металлургии. Включение пробирного анализа как введения к систематическому изложению металлургии являлось весьма продуманным и прогрессивным шагом.

В начале изложения пробирного анализа автор рассматривает его значение для металлургии. Он указывает на то, что «для того, чтобы добытую руду плавить с пользой для дела и получать из нее путем отделения шлаков чистые металлы, чрезвычайно важно предварительно ее опробовать» (см. стр. 218).

Значение пробирного искусства для металлургии XVI в. было весьма велико. Ввиду отсутствия научных основ количественного химического анализа единственная возможность установления содержания металлов состояла в лабораторном копировании металлургических операций, выполняемых при выплавке металлов из руд. Следует удивляться тому, что в практическом отношении до сих пор можно было бы пользоваться некоторыми описаниями процессов, весьма детально изложенными в этой книге г.

Кроме плавки для определения золота и серебра, также достаточно подробно рассмотрен процесс плавки для определения в рудах свинца, ртути, олова, а также способы определения содержания железа и висмута. Значительное место уделено выявлению достоинства сплавов золота и серебра.

При рассмотрении способов подготовки руд к плавке («Книга восьмая»), исходя из оценки естественных форм нахождения руд, делается вывод о необходимости отделения загрязнений, встречающихся в рудах.

Для этого довольно детально рассмотрены сортировка, дробление молотами при помощи предварительного накаливания, измельчение пестами, истирание в порошок, просеивание, промывка, обжиг (окислительный) и прокаливание. Следует отметить хорошее качество весьма четких иллюстраций в книге Агриколы, разъясняющих смысл технических операций. Это особенно относится к разделу подготовки руд к плавке. По су

1 Попутно следует заметить, что некоторые сведения в книге Агриколы ранее отмечены в русской ремесленной технике XVI в., например отделение золота от серебра применением «вострой вотки» (азотной кислоты).

ществу этот раздел охватывает в данном труде более широкий круг вопросов, чем только подготовка к плавке, так как здесь, как отмечает автор, рассматриваются также методы извлечения самородных металлов.

Автор детально выясняет затруднения, возникающие при металлургической переработке руд в присутствии некоторых примесей. Поэтому уже в трактовке Агриколы смысл подготовки руд к плавке состоит не только в повышении содержания основного металла, но также и в удалении компонентов, создающих нежелательные продукты плавки (мышьяк, сурьма), осложняющих ход ее (избыток серы) или ухудшающих качество получаемого металла (сера, сурьма, мышьяк, висмут и т. д.).

Следует отметить переломный момент развития техники обработки руд, отраженный в «De Re Metallica». Описываются методы, возникшие в эпоху рабовладельческого общества и отражавшие исключительную роль физического труда в таких операциях, как ручное толчение, истирание и сортировка руд с последующей их промывкой в чашах и на лотках.

Развитие в недрах феодального общества новых производственных отношений ставило вопрос о росте производительности труда, и, хотя она по-прежнему оставалась низкой, но тем не менее возникали новые экономические стимулы и возможности для ее развития.

Наряду с широким применением ручного дробления и ручной породо-отборки и разделения руды по сортам возникают новые методы механической обработки руд. Несомненно, крупнейшим достижением явилось применение свободно падающих пестов в толчейных мельницах. Эти толчейные ставы, объединявшие по нескольку пестов, дробящих руду в толчейном корыте, появились2 в технике обработки руд в XV и XVI вв. и в ряде случаев приводились в действие от водяного колеса. В случае применения их при обработке золотых руд за мокрым дроблением руды в толчее следовали промывка в чашах и на шлюзах и окончательное извлечение золота амальгамацией (с последующей отжимкой ртути).

В книге Агриколы изображены как четырех-, так и трехпестовые толчеи, приводимые в действие от водяного колеса, посаженного на горизонтальный вал. Стержень с массивным пестом, обшитым железом, падает на рабочую поверхность корыта или досок и мелко дробит куски руды.

Измельчение •в толчеях производилось сухое и мокрое. Если требовалось тонкое измельчение, то применяли горизонтальный жернов, который вращался от вертикального вала, приводимого в действие через зубчатую деревянную передачу от водяного колеса, посаженного на горизональ-ный вал.

2 Кому принадлежало это замечательное" изобретение, остается неизвестным, Имеются указания, что в 1519 г. мокрое толчение руд применялось в Яхимове Паулем Громестеттером, уроженцем Шварца. Вскоре после этого (1521 г.) в Яхимове была построена большая толчейная фабрика.

Измельчение руд на жерновах проводилось в несколько стадий, в частности так обрабатывали кварцевые золотые руды, из которых довольно трудно было извлекать металл. Не все жернова приводились в действие водяным колесом; часто использовали усилия людей, а также Іживотных, которых помещали в беличье колесо или на топчак.

Крупность продукта измельчения контролировалась грохочением; операции грохочения были достаточно развиты. Так, в книге дано изображение специальной установки для трехстадиального грохочения на подвешенных грохотах, приводимых в действие мускульной силой.

По описанию Агриколы, иногда строили золотоизвлекательные установки, в которых совмещались следующие операции: дробление, измельчение, грохочение, промывка золотой руды, затем амальгамация для извлечения золота перемешиванием с ртутью. Руда после дробления в толчее поступала в рудный ларь верхнего мельничного жернова и, постепенно удаляясь через отверстия, последовательно измельчалась в порошок. Измельченная руда поступала последовательно в три чана с вращающимися в них мешалками. В эти чаны заливалась‘ртуть для извлечения золота амальгамацией.

Другой процесс обогащения, весьма детально описанный Агриколой, представлял двустадиальное обогащение измельченных руд и песков россыпных месторождений на шлюзовых концентрационных устройствах. Эти методы обогащения детально рассмотрены применительно к извлечению золота и к получению оловянного (касситеритового) концентрата.

Следует отметить указания на интересные тенденции к механизации при обогащении путем новых конструктивных решений. К таким случаям относится толчейный агрегат с четырьмя ставами для последовательного использования воды с двух верхних колес на двух нижних. Наряду с весьма трудоемкими ручными способами применялся также гидравлический смыв с наклоняющихся шлюзов, имеющих матерчатый покров.

Термические операции подготовки руд к плавке описаны сравнительно кратко. Кроме обжига руд и вышеуказанного прокаливания перед дроблением, также описан обжиг руд и штейнов в закрытых и открытых печах, применяемый как при многократном обжиге штейнов, так и для удаления вредных примесей и для подготовки упорных золотых руд.

Следует отметить весьма детальное описание методов дробления, грохочения и гравитационного обогащения на шлюзах, ручной отсадки и промывки. Разбор, оценка и техническая характеристика этих методов весьма хороши. Они основаны на сопоставлении практики обогащения во многих странах. Автор ссылается на практику многих районов Германии, Чехии, Словакии, Карпат, Тироля, Португалии, на практику итальянских мастеров, Испании, Каринтии, Швейцарии, Польши. Говоря о Германии и сопредельных странах, автор ссылается на многие, по-видимому,

хорошо ему известные, горнорудные районы: Саксонию, Тюрингию, Вестфалию, Эйфель (Рейнские сланцевые горы), Гослар (Рейнская область), Любляны в Словении, Эйслебен близ Галле, Несом (Банска Бистрица в Карпатах), Альтенберг (Рудные горы в Саксонии), Гейер (около Анна-берга), Шлаггенвальде и Ирберсдорф (около Фрейберга), Диппольдисвальд (Саксонские восточные рудные горы), Мейссенский Альтенберг (на р. Мег-лиц, Саксонская Швейцария), Юлийские Альпы (Югославия и Италия), Ретийские альпы (Швейцария, Тироль). Возможно, что при ссылках на лузитанцев (португальцев) Агрикола имел в виду также практику обогащения оловянных россыпей в Малакке. Такой широкий охват производственного опыта, накопившегося в самых различных местах, возможен был только при просмотре и анализе многих письменных и устных источников. Следует оценить по достоинству то, что при наличии столь различной информации в книге содержатся проверенные, практически ценные сведения о производственных процессах.

«Книга восьмая» является блестящим историческим памятником, отражающим практику обогащения руд и россыпей, в основном золотых и оловянных. В ней автор останавливается также и на применении обогащения к продуктам металлургической плавки, например, к извлечению на шлюзе (герде) корольков свинца и штейна из дробленного шлака.

Металлургические процессы, описанные Агриколой в «Книге девятой», охватывают производство преимущественно следующих металлов: свинца и серебра, олова, золота, железа, меди и ртути. Следует иметь в виду, что кроме этих металлов, в книге Агриколы упоминаются как самостоятельные металлы, в отличие от прежних взглядов, висмут и сурьма.

Химия во времена Агриколы находилась в весьма примитивном состоянии для того, чтобы ею можно было пользоваться для обоснования теории металлургических процессов, поэтому он не мог разработать научные основы металлургии. Являясь в то же время выдающимся минералогом своего времени, Агрикола смог систематизировать и описать металлургические процессы.

Автор указывает, что «руды сильно отличаются, во-первых, по металлам, которые в них содержатся, затем по количеству содержащегося в них металла, а также по тому, что одни из них быстро плавятся на огне, а другие—медленно. Поэтому существует много способов плавки» к(см. стр. 341).

Весьма детально рассматривается ход плавки в зависимости от физических особенностей и состава руды, в частности, особенно обстоятельно это дано для плавки свинцовых руд. Конструкция печей рассматривается в зависимости от свойства руды.

Физические условия плавки, конструкция печи, регулирование дутья для автора «De Re Metallica» были тесно связанными факторами, детальный анализ которых дан на страницах его книги. Так же детально харак-

зрения потерь свинца. Рассмотрены неполадки, возникающие вследствие расстройства плавкими причины, их порождающие. Подробно описано извлечение золота и серебра в печах с открытым и закрытым горном, а также условия образования настылей, вызывающих потери металлов. В связи с условиями извлечения золота и серебра рассмотрены печи с двумя передними горнами, «один из крторых расположен наполовину внутри печи и наполовину снаружи ее» (см. стр. 371). Большое внимание уделено плавке свинцовых и свинцово-серебряных руд.

Наряду с описанием плавки на свинец в шахтной печи, Агрикола рассматривает и другие случаи выплавки свинца — на примере плавки в Гиттельде (Саксония) и горновой плавки богатых свинцовых руд в Польше.

Следует отметить весьма прогрессивные рекомендации Агриколы по сокращению потерь металлов при плавке путем пылеулавливания. В качестве таких мероприятий предложено «пристраивать камеры к печам, особенно к таким, в которых плавятся руды благородных металлов, для того, чтобы можно было уловить и сберечь более плотную часть дыма, содержащую частицы металла» (см. стр. 376). Кроме того, предложены: изменение направления движения газов путем заполнения сводчатой камеры, из которой имеется выход внизу, и установка у стенок дымохода тонких железных листов, на которые «оседают мелкие металлические частицы, поднимающиеся с дымом, а более крупные частицы оседают в самой камере» (см. стр. 378).

Характеристика специальных металлургических процессов начинается с металлургии золота.

Первый процесс, рекомендуемый для этой цели,— амальгамация золотого песка, концентратов и золотосодержащей пыли. Об этом уже говорилось выше в связи с процессами обогащения. Для металлического продукта предлагается обработка азотной кислотой непосредственная или после сплавления с серебром.

Весьма детально изложена пирометаллургия золота. Многие из этих способов сейчас забыты и большая часть не употребляется в связи с широким внедрением гидрометаллургии. Однако следует отдать должное степени детальной разработки способов выплавки и огневого рафинирования золота и серебра, которые в то время и еще почти триста лет после этого были широко распространены в пирометаллургии золота.

Детально рассмотрено извлечение золота свинцом из штейнов.

Следующим разделом металлургии является производство серебра плавкой самородного серебра или необработанной серебряной руды.

Эти вопросы по своей технологии близки'плавке свинцовых и медных руд, что и отмечает сам автор книги. В области металлургии меди предложено несколько методов плавки. Чистая медная руда плавилась в печи, выпускное отверстие которой закрывалось лишь на весьма короткий

«если руда содержит много серебра, большая часть его поглощается расплавленным свинцом на переднем горне». «Если руда содержит немного серебра, в передний горн не добавляют свинца для поглощения серебра» (см. стр. 384). Из последнего штейна после трехкратного обжига и переплавки получают черновую медь, из которой извлекают чистую медь. Следует отметить детально развитые методы переработки штейнов, что указывает на весьма большую работу, проделанную многими поколениями металлургов и позволяющую поднять на довольно высокий технический уровень наиболее специфическую область металлургии цветных металлов.

Весьма подробно рассмотрена выплавка олова из руд. При этом указано, что чаще она ведется в особой печи, характеристика которой приводится автором. В связи с плавкой олова Агрикола опять возвращается к вопросу пылеулавливания и дает детальное описание соответствующей пылеуловительной камеры.

Рассматривается также очистка загрязненного олова при переплавке и выплавке олова в небольших печах.

Во всех металлургических операциях того времени слабым звеном являлись воздуходувные устройства, которые основаны были на одном и том же принципе раздувающихся мехов, будь то малые или относительно большие по производительности печи.

Металлургия железа (по Агриколе) основана как на хорошо известном еще в технике древности сыродутном процессе, так и на других, представляющих большее значение для дальнейшего развития черной металлургии. Описанные им процессы металлургии черных металлов можно классифицировать следующим образом: 1) прямое восстановление богатой железной руды с получением ковкого железа; 2) переходная стадия от прямого к непрямому получению железа через чугун; 3) производство стали цементацией.

Рассматривая второй путь, автор дает одно из наиболее ранних описаний производства железа плавкой в печи с применением дутья.

Агрикола работал в то время, когда от сыродутного производства переходили к получению железа через чугун, из которого путем второй стадии плавки получали кричное железо. Важный в истории металлургии переход от сыродутного процесса к двустадийному производству стали хотя и не получил должной оценки и детально не описан, но, судя по ряду указаний, нашел отражение в книге Агриколы.

Уже в те времена применялось обогащение железных руд промывкой, «чтобы отделить от нее более легкие частицы». При подготовке руды, писал автор, «необходимо не только отделить части руды, содержащие металл, от частей, в которых он отсутствует, и раздробить ее в сухой толчее,. но и произвести обжиг, чтобы другие металлы и вредные растворы могли улетучиться». Такая подготовка применялась в случае, если в плавку поступала «железная руда с примесью меди или плохо плавящаяся»,

которая «требует сильного ^пламени и большей затраты труда». «Такие руды плавят в печи, похожей на печь с дутьем, но имеющей большую ширину и высоту, в которую вмещается больше руды и древесного угля» (см. стр. 395). «Из такой руды после однократной или двухкратной плавки получают железо, пригодное для нагревания на кузнечном горне после уплощения большим железным.молотом и резки на куски с помощью острого железного орудия» (см. стр. 397). В дальнейшем автор описывает получение стали.

В заключение «Девятой книги» автор рассматривает металлургию ртути, сурьмы и висмута. Он пишет, что обычная установка для производства ртути включает 700 двойных (т. е. со шлемом) горшков (тиглей), которые «устанавливаются обычно в земле или на очаге» (см. стр. 400) В связи с операцией получения ртути даются необходимые указания о Аоде получения металлической ртути из руды и о мерах ее конденсации. В этом разделе серьезно, хотя и кратко, обсуждаются профессиональные вредности.

Наряду с более примитивными устройствами описаны и другие. Согласно одному из способов, каждый горшок, установленный в печи, имел колоколообразную насадку с отводной трубкой (холодильник), которук вмазывали в крышку приемника (один на два перегонных аппарата) При нагревании киновари в первом горшке происходил обжиг сернистой ртути и возгонка ее с последующей конденсацией и поступлением через холодильник в приемный сосуд.

Металлургия сурьмы занимает в книге Агриколы мало места. Он не проводит строгого различия между металлической сурьмой и минералом стибнитом. Описанный им метод получения сурьмы из руды основан на вытапливании при небольшом нагреве и в перетекании из верхнего горшка в нижний, в котором выбирался чистый сульфид сурьмы. Ликвация для получения сурьмы применялась в производственной практике различных стран вплоть до наших дней. Значительное место уделено металлургии висмута. Отмечаются различные возможности методов переработки руд в зависимости от их состава, в частности от присутствия серебра.

«Одиннадцатая книга» сочинения Агриколы посвящена рассмотрению методов рафинирования металлов. При этом большое внимание уделено аффинажу, т. е. получению в чистом виде золота и серебра. Весьма детально рассматривается устройство мастерской для аффинажа, а также лереработка отходов производства. Значительное внимание уделено огневому рафинированию меди.

Последняя, «Двенадцатая книга» касается вопросов галургии. При этом рассматриваются соляные варницы, кристаллизация солей, их расплавление. Галургия долгое время была близка к вопросам горно-металлургической техники. Главными объектами ее являлись: селитра, нашатырь, квасцы. Также в ней описывается производство серы и варка стекла.

Техника горного дела и металлургии, описанная Г. Агриколой, долгое время не теряла своего значения. Хорошо известны ссылки М. В. Ломоносова на Агриколу и высокая оценка, данная его трудам. В книге Агриколы имеется много принципиально важного для горного дела и металлургии, много такого, что прошло красной нитью как основа технических решений на протяжении нескольких веков.

Труды, в которых выделено все основное, наиболее важное и изгнано в значительной степени все мало вероятное, не находящее себе практического применения, и бесперспективное, способствуют установлению ясных направлений развития техники своего времени. К таким трудам с полным правом следует отнести и книгу Агриколы.

Труды Георгия Агриколы многочисленны. Он был выдающимся минералогом, геологом, врачом. «De Re Metallica» — основная среди всех этих работ — оказала наибольшее влияние и получила весьма значительное распространение. Вышедшая из печати в 1556 г. на латинском языке, она в следующем 1557 г. издается уже на немецком языке. Переиздания на латинском языке последовали три раза. На немецком языке эта книга переиздавалась пять раз. Кроме этих основных изданий, были и другие. На итальянском языке перевод был опубликован в 1563 г.

В рукописи или в форме опубликования отдельных глав эта книга переводилась и на другие языки. В XX веке опубликованы полные переводы этой книги как исторического памятника на ряд языков.

Последний период жизни Г. Агриколы прошел в г. Хемнице, куда он переехал в 1533 г. Здесь им было написано восемь научных работ и две политические статьи о войне с турками. В Хемнице он принимал участие и в политической жизни города. Его неоднократно избирали членом городского совета и бургомистром. Будучи историографом герцога саксонского Морица, он был вынужден выполнять ряд его дипломатических поручений, состоять членом Генерального штаба и участвовать в политической борьбе своего покровителя.

Служба Г. Агриколы, с одной стороны, герцогу, а с другой, — гражданам города, которые издавна враждовали, делала его положение неустойчивым. Оно обострялось также и тем, что население г. Хемницы в основном было протестантским, а Мориц сначала стоял на стороне католицизма. Сам Агрикола тоже примыкал к католицизму.

Все это привело к тому, что в 1553 г. он был лишен всех занимаемых должностей, преследовался и впал в нищету. 21 ноября 1555 г. во время горячего спора с протестантами он умер.

Агрикола был передовым ученым своей эпохи. Он прямо и открыто выступал против алчности и жестокости, разврата и насилия. Хотя он не мог вскрыть социальные причины войн и других преступлений своей эпохи, но его высказывания представляют значительный интерес и теперь. Он писал: «Разве есть на свете что-либо трагичнее, вредоноснее, пагубнее

войны? И разве есть что-либо радостнее, благороднее, целительнее мира? Из первого, как из страшного, отвратительного болота, берут свое начало позор, преступления, несчастья, гибель; из второго, как из кристально чистого источника — честность, добродетель, благополучие, счастье...». Всей своей деятельностью он стремился помочь простым людям, горнякам, среди которых он жил и.работал. Будучи врачом, Агрикола лечил рабочих, стараясь облегчить их страдания от недугов и увечий, полученных в рудниках.

Широкий научный кругозор, прогрессивное научное мировоззрение автора дали возможность так изложить и глубоко проанализировать основы горного дела и металлургии, как это и "вытекало из задач дальнейшего развития техники и экономики той эпохи, когда ломались вековые устои феодализма.

Выдающееся значение трудов Г. Агриколы навсегда останется признанным в истории естествознания и техники. Эти труды изучались и будут изучаться горняками и металлургами Германии, Чехословакии, Советского Союза и других стран, способствуя дальнейшему развитию дружественных связей между отдельными народами.

Е. А. Радне в нч ТРУДЫ ГЕОРГИЯ АГРИКОЛЫ ПО ГЕОЛОГИИ И МИНЕРАЛОГИИ

Агриколу — величайшего ученого XVI в. справедливо называют отцом минералогии, но поскольку минералогия на первых порах своего развития включала в себя также и геологию, то его в такой же степени можно считать одним из основоположников геологии.

Вопросам геологии и минералогии у Агриколы посвящены следующие работы: «О происхождении и причинах подземных веществ» (De ortu et causis subterraneorum), «О природе того, что вытекает из Земли» (De natura eorum quea efflunt ex terra), «О новых и старых металлах» (De veteribus et novis metallis), «Берман или о горно-рудном деле» (Bermannus, sive de re metallica), «О природе ископаемых» (De natura fossilium).

Много места уделено вопросам чисто рудным в его капитальном труде «О горном деле и металлургии» (De re metallica), который считают первой энциклопедией горно-рудного дела.

Вопросами минералогии и геологии Агрикола сначала заинтересовался как медик. Он пытался восстановить искусство врачевания при помощи минеральных соединений, которым так хорошо владели врачи древности. Сам Агрикола об этом пишет так: «Что же удивительного, что некоторые нарывы, которые в другие времена успешно исцелялись, мы не лечим, если мы можем изготовлять в совершенстве лишь немногие пластыри, особенно составленные из металлических веществ, которые древние потребляли с огромной пользой для людей и с большой славой, и это была главная причина, побудившая меня направиться к тем местам, которые изобилуют металлами» (Agricola, 1530).

Устроившись на работу в горно-рудном районе в качестве врача, лечащего горняков, Агрикола все свое свободное время посвящал изучению минералов и их месторождений. Одновременно он штудировал классиков

древности, пытаясь не только возродить искусство врачевания, но также и восстановить их представления по минералогии. Ознакомлению с рудниками и горно-рудным делом помогали его товарищи и в том числе его друг Берман, которого он сделал героем своего первого сочинения о минералах, написанного в форме диалога между Берманом — знатоком горно-рудного дела и его друзьями — медиком Невием и Анконом.

В дальнейшем интерес к горно-рудному делу и минералогии так поглотил Агриколу, что это стало главным его занятием, а сам Агрикола сделался крупным знатоком рудников и руд своего времени.

Следует указать, что на первых порах Агрикола в большой мере обращался к наследию классиков древности. С течением же времени в его сочинениях преобладают все в большей степени собственные наблюдения и точные данные его современников. Но и в первых своих сочинениях Агрикола отнюдь не ограничивался переложением сочинений древности — он их критически осваивал и излагал собственные взгляды на вещи, стремясь и на этом этапе изучение минералогии свести к точным описаниям фактов. Так, уже в своем первом сочинении — «Берман» он призывает «людей своего века к более тщательному исследованию вещей, ибо если эти вещи и заключенные в них свойства нам неизвестны, мы только, ведя разговор, перемалываем слова без всякой пользы». (Agricola, 1530).

Таким образом, Агрикола уже в первых своих трудах восставал против тех бесчисленных и пустых словопрений, которые были столь характерны для науки периода схоластики. Представление о том, каким должен быть ученый* Агрикола вложил в слова одного из своих героев Невия, говоря-* щего о Бермане: «Я не могу не чувствовать величайшего восхищения или скорей большой любви к человеку, который с таким старанием и тщательностью исследует самые вещи, а не только их названия, как это делают весьма многие. И то, что ты бы мог назвать истинно найденным, он не утверждает опрометчиво и уж ни в коем случае не станет уверенно говорить о чем-либо таком, что сомнительно или не изучено». (Agricola, 1530).

Именно таким старался быть в своих трудах и Агрикола. Однако он отнюдь не чужд был и обобщений, и фантазии, которые позволяли ему осмыслить причины и связи явлений. В этом отношении он был верным учеником философов древности — перипатетиков и полностью наследовал их диалектические представления.

Вопросы общей или физической геологии разбираются, главным образом, в двух трудах Агриколы — «О происхождении и причинах подземных веществ» (De ortu et causis subterraneorum) и «О природе того, что вытекает из Земли» (De natura eorum quae efflunt ex terra). В этих книгах очень много места уделено геологическим процессам, которые теперь изучаются динамической геологией. Здесь рассматривается образование гор, происхождение рельефа, землетрясения, вулканизм, очень много внимания уделяется поверхностным и подземным водам, а также вопросу о

происхождении руд и других ископаемых. Чтобы не повторяться, мы объединим высказывания Агриколы по этим вопросам, рассеянные как в различных частях этих трудов, так и в других его сочинениях.

Главными стихиями, влияющими на процессы преобразования Земли, Агрикола считает воду, воздух и огонь. Сами же процессы вызываются противодействием двух противоположных начал — тепла и холода. В этом Агрикола следует диалектическим представлениям перипатетиков. Однако в его труде это не абстрактные, умозрительные категории, они облечены в совершенно реальные формы. В основу всех своих выводов Агрикола, как будет показано далее, кладет фактические наблюдения.

Образование гор и горных пород

Особенный интерес представляют выводы Агриколы о формировании долин и гор в результате действия воды и ветра. Приведем слова самого Агриколы по этому вопросу: «Холмы и горы образуют две причины — одна из них напор воды, другая — сила ветров. Разрушают же горы три причины, ибо к напору воды и силе ветра прибавляется еще внутренний огонь Земли».

«Воды образуют многие горы. Это происходит прямо на наших глазах, ибо они, пропиливая Землю, сначала размывают ее массу, затем отрывают более твердые частицы, разрывают скалы и таким образом за несколько лет выдалбливают в плоской равнине впадины и рвы, что может заметить даже неопытный глаз в горных районах. Эти ущелья, в течение многих веков достигающие удивительной высоты, с двух сторон ограждены стенами долин. С берегов отрываются камни. Благодаря действию дождевых потоков и мороза, отвесные стенки долин превращаются в наклонные» (Agricola, 1544).

«Неровности и промоины особенно велики там, где реки и потоки имеют крутое падение и стремительное течение. Некоторые реки протекают между двумя горами, которые как будто представляют прорезанные их берега. Когда горы по обеим сторонам реки понижаются, то образуются широкие и мелкие долины. С другой стороны, волны моря, набегая на горы, разрушают их. Эти превращения происходят с незапамятных времен» (там же).

Но существенную роль в образовании гор играет также и ветер — «ветер разрушает горы, переносит песок и наново насыпает их, причем вырастают насыпные холмы. Эта деятельность ветра особенно заметна в жарких областях» (там же).

В образовании гор участвуют не только внешние, но и внутренние силы.

«Я думаю, что правы и арабы, — говорит Агрикола, — которые указывают на образование гор в результате землетрясений — подземные

пары вырываются из заключения и внезапно вырастают в холмы» (там же).

Здесь Агрикола приводит примеры возникновения новых островов, которые представляют нечто иное, как поднимающиеся из глубин горы (острова Делос, Род, Анаффнес, Улон, Терра, Циера,Тиа и др.). Но «землетрясения не только созидают горы, они и разрушают их», — пишет далее Агрикола (там же).

Таким образом, Агрикола утверждал беспрерывное и бесконечное изменение лика Земли, происходящее с незапамятных времен, причем в основу своих выводов он в первую очередь положил собственные наблюдения над современной ему эрозионной деятельностью воды и ветра.

Если вопросы эрозии Агрикола рассматривал почти так же, как и мы, то отцосительно роли воды в формировании горных пород он еще не высказывал определенных заключений. Вопрос об образовании осадочных пород им почти совершенно не освещается, хотя по некоторым отрывочным фразам мы можем представить, что Агрикола уже достаточно ясно понимал значение накопления рыхлых отложений, в частности, у него мы находим прямые указания на образование россыпей за счет материала, переносимого речными потоками и реками. Указывает он и на возможность образования камней за счет затвердевания глины, подобно тому, как это происходит при обжиге кирпичей. Но у него отнюдь еще не было того ясного представления о формировании осадков на дне моря, какое мы находим у Леонардо да Винчи. Остатки морских организмов в горных породах, которые Леонардо да Винчи уже в то время совершенно правильно приписывал отложению пород на дне моря, Агрикола объяснял по-другому. Он считал, что, например, рыбы, окаменелые остатки которых , находились в мансфельдских песчаниках, были привнесены подземными реками и там, погибая, окаменевали. Конечно, такая трактовка была более передовой, чем последующие представления о появлении морских организмов на суше в результате всемирного потопа или о том, что подобные остатки представляют «игру природы». Но все же в этих вопросах Агрикола значительно уступал Леонардо да Винчи и даже еще не дошел до ранних интуитивных догадок, которые по этому же вопросу высказывал задолго до него Авиценна.

Очевидно, именно пытаясь объяснить образование окаменелых остатков живых существ, Агрикола написал специальную работу «О существах, живущих под Землей». Он сильно преувеличивал и значение поверхностного разложения живых организмов в образовании гор. Так, он считал, что разрушение гор в результате воздействия воды восполняется ростом тех же гор от нагромождения продуктов гниения растений. Это видно из следующих его слов: «Теми тремя способами, которыми холмы и горы иногда целиком разрушаются, как всякому понятно, часть гор убывает. Но этими же способами все приходит к прежней массе и высоте, ибо деревья,

иЛТЛТЛТ-ТИ™ ТІОЛЬТІТПТОГГ    ґ\ TTTL ТТТТ* ТТПГГТ) Л ТІЛ-П    ТТГѵА^ІТП ТТЛ ТТТТ Г\ ТЯГ ЛТГТГАТТ Т)ЛГРГ\Ли т»т_т_

рываются с корнями, ломаются вихрем и обрушиваются. Тогда, сгнивая, они возвращаются в землю или в некоторых местах, обрушенные, окаменевают. Очевидным доказательством этого является то, что можно видеть глубоко в земле, как сгнившие деревья, которые можно встретить довольно часто, так и превращенные в камень. В последних можно разглядеть каждый сук и ветвь и легко отличить кору от сердцевины. Однако травы и листья деревьев и кустарников сгнивают гораздо быстрее, превращаются в землю и увеличивают горы» (Agricola, 1544).

Но если окаменелые деревья и рыбы Агрикола совершенно правильно понимал как остатки бывших органических образований, то в некоторых случаях такие окаменелости, например, как белемниты, аммониты, энкрениты и другие, считал за особые минералы и соответственно описывал их в своем труде по минералогии (De natura fossilium).

Поскольку Агрикола не дошел еще до ясного понимания осадочного происхождения многих пород, то их образование он связывал с другими процессами и очень большое значение в этих процессах он придавал так называемым сокам. Даже такие образования, как каменный уголь, он считал резудьтатом отвердевания соков. Другие же горные породы, по его мнению, возникли от смешения соков и земли. Вместе с тем он указывает на возникновение камней в результате сплавления земли. Последние представления, возможно, вытекают из наблюдений его над окаменевшими лавами в районах вулканической деятельности, которые ему приходилось посещать.

Процессы, происходящие внутри Земли,— землетрясения, вулканизм, горячие источники

Главным агентом процессов, протекающих в глубинах Земли, как и на поверхности, Агрикола считал воду. Подземная вода, по его представлениям, частично образовалась за счет дождевых вод или вод озер и морей, проникающих в глубь Земли; частью же возникла из подземных паров, которые в свою очередь образовались за счет воды, проникающей с поверхности. Подземная вода, по Агриколе, изменяет внутренность Земли, служит причиной вулканических явлений и землетрясений и играет важную роль в формировании рудных жил. Она промывает трещины и пустоты, образует потоки, иногда уходящие под землю и опять появляющиеся вновь. Обрушение сводов над пустотами может служить причиной землетрясений, столкновение же циркулирующих струй воздуха вызывает не только землетрясения, но и вулканические явления, когда воспламеняются горючие вещесіва.

«Воды глубинные продалбливают внутренность Земли, точно так же как те, что находятся на поверхности. Они образуют не только каналы, но и пещеры, что никому не должно казаться удивительным, ибо географы

рассказывают нам не только об источниках, но и об огромных реках, которые уходят под землю и из земли возникают. Так оказываются спрятанными на довольно большие расстояния, как бы скрытыми и потом снова внезапно появляются из тьмы на свет, например, Нил в Эфиопии и Тигр в Мессопотамии. Я не говорю уж о скрытых бульканиях воды, которые слышатся в некоторых местах*.. Очевидно, огромны были пустоты, как это мы видели из самих событий, в которые обрушились поля, города, горы, как сообщают писатели... Пустоты могут создать такое движение воздуха, которое выбрасывает камни огромного веса в воздух, причем насыпаются горы, холмы и все это сопровождается ужасными землетрясениями, обрушивающими города. Подобное бедствие с последующими пожарами постигло в прошлом году (1543) Поцуоли и разрушило его. Но внутренний пожар в Земле, так же как и вода, могут быть причиной подобных подземных пещер. Об этом я буду говорить потом... Вода оставляет старые каналы, через которые текла, и постоянно открывает новые и вновь открывает старые пути. И этот вечный порядок сохраняется при вечной смене веков» (Agricola, 1544).

Если не судить строго Агриколу за ошибочность его представлений о возникновении землетрясений в результате обвалов над пустотами, то нельзя не оценить диалектичности его суждений о вечной и неизменной смене процессов и вечном движении.Нужно вспомнить, что эти слова были написаны в период господства церковных мировоззрений, когда утверждалась незыблемость и неизменность вселенной.

Непосредственной причиной землетрясений Агрикола считает столкновение воздушных потоков или паров, которые циркулируют вдоль пустот, промытых водой. Сами пары рождаются от нагрева и, сжимаясь от холода, превращаются в ударную силу. Пытаясь проложить себе путь, сжатые пары прорывают породы с силой, что и вызывает землетрясения.

Таким образом, землетрясения обусловлены взимодействием двух противоположных начал — тепла и холода. Различая типы землетрясений, Агрикола классифицирует их и выделяет четыре класса: 1) мелкое дрожание (tremor), когда земля вибрирует; 2) колебания (succussio), когда земля поднимается кверху и опять опускается книзу; 3) толчки (arietatio), когда она сотрясается противоположными ударами; 4) наклоны (inclinatio) или собственно землетрясения, когда земля волнуется подобно морским волнам или кораблю на волнах бушующего моря.

Характер землетрясений зависит от того, каким путем прорываются пары. Если пары прорываются небольшими дорциями, с ослабленной силой, то возникает первый тип — дрожание, в общем не опасный.

Второй тип (колебания) возникает тогда, когда земля поднимается в момент расширения и опускается при новом сжимании паров. Этот тип тоже не представляет опасности.

Третий тип (толчки) имеет место, когда пары движутся двумя партиями навстречу одна другой и земля после их столкновения опять приходит в равновесие. Это тип также не вызывает серьезных последствий.

Наиболее опасным является четвертый тип — собственно землетрясения, который приносит ужасные опустошения и проявляет свою разрушительную силу.

Вместе с тем Агрикола считал, что вертикально направленные толчки имеют место тогда, когда пары прорываются по вертикальным каналам. В то же время горизонтальные колебания, распространяющиеся на значительные площади, проявляются на участках горизонтального направления потоков паров.

Агрикола подробно описывает различные события, которые имели место при землетрясениях как в его время, так и в древности, причем здесь иногда правда путается с вымыслом и сообщаются как реальные факты, так и исторические анекдоты и легенды. Например, приводятся случаи, когда во время землетрясений предмегіы якобы менялись своими местами. Например, на месте рощи появился луг, на месте же луга оказалась роща.

Агрикола возражает Аристотелю, который считал, что землетрясения происходят лишь в определенное время дня. Согласно Агриколе, такой закономерности установить отнюдь нельзя и прежде всего потому, что солнце никакого влияния на внутреннее тепло Земли оказать не может.

Причину повторного проявления землетрясений в одних и тех же областях Агрикола объясняет тем, что сама внутренняя теплота Земли, вызванная сгоранием горючих, распространена неравномерно.

С землетрясениями тесно связаны и вулканические явления. Вулканы, по Агриколе, это загоревшиеся пары. Воспламенение паров происходит либо когда холод выгоняет огонь, либо когда сталкивающиеся пары воспламеняются и зажигают горючие вещества.

Главной причиной подземного огня Агрикола, как и многие ученые еще два века спустя после него, считает воспламенение горючих ископаемых, главным образом угля, а также серы. Однако серу, которая иногда извергается из вулканов (по Агриколе) нельзя рассматривать как постоянный источник подземного огня, поскольку она быстро сгорает. Длительный подземный огонь поддерживается скорей всего горением битумов.

К подобному выводу Агриколу приводят его личные наблюдения над подземными пожарами в угольных районах. Вот что пишет Агрикола о причине вулканических явлений:

«Воспламенение сжатых и вырывающихся паров есть причина того скрытого огня, который нагревает воду, как я сказал в первой книге. Она же служит причиной того явного огня, которым некогда горели мно

гие горы и поля на земле и еще горят в нашем веке. Например, в Европе на острове Исландия, который мы считаем ледяной землей, постоянно горит гора Гекла. Она в определенное время выбрасывает наружу огромные камни, изрыгает серу, пепел...» (Agricola, 1544).

Описание подземных угольных пожаров Агрикола сделал на основании собственных наблюдений. Он вспоминает пожар в Цвикау, где непрерывно горит угольная гора. «Хотя она покрыта травой, но внутри себя содержит в себе огонь, часто уничтожающий подземные выработки горняков, а иногда и березы, которыми покрыта эта гора. Когда я был маленьким, она несколько дней горела большим пожаром» (там же).

Эти подземные угольные пожары Агрикола называет псевдовулканами и, таким образом, отличает их от вулканов настоящих.

«Битумы занимают первое место среди всех материй, которыми питается подземный огонь. Второе место занимает сера, ибо никто из ископаемых не может легче воспламеняться, чем битумы и сера из-за их жирности. Воспламеняющаяся сера разжижается и быстро^сгорает. Горячие вулканы ее изрыгают и в ней пылают. Однако она не поддерживает постоянный огонь. Это делают скорей всего пылающие битумы в пустотах, которые не лишены воды. Так же как от прибавления масла усилится огонь, так если в горячие битумы прибавить воду, то огонь не погасает, а увеличивается. Но если горные пожары постоянны, то мы понимаем, что нет никакого препятствия в путях, через которые горы изрыгают реки ог-ня, то пламя, то дым» (Agricola, 1544).

Агрикола очень подробно описывает сам процесс извержения вулканов— вулканы извергают лаву, огонь и дым. Лава вытекает из кратера, как ручей из источника. Иногда за сильным извержением следует более слабое, ввиду того, что выход закупоривается, но не потому, что уменьшается огонь. Он продолжает гореть внутри земли всегда. Когда выгорает в верхних частях горючий материал, вулкан нд долгое время замирает. Когда же более сильные пары прорываются вновь и разрывают замкнутые ворота, они вырываются с новой силой наружу, увлекая за собой пепел, песок, серу, пемзу, железоподобные массы, обломки камней и т. д. (приводится пример извержения Этны 1536 г.). И далее: «Когда вулканы находятся в состоянии покоя, они выделяют иногда дым из кратера, который по ночам кажется пламенем, а при свете солнца темным» (там же).

Как сообщает сам Агрикола, этот раздел написан частью по данным древних писателей, частью по собственным наблюдениям или рассказам заслуживающих доверия лиц. Вот как, например, он описывает вулкан Геклу:

«На острове Исландия имеются три горы, вершины которых скрываются в тучах. Вершины покрыты вечным снегом, корни же их горят вечным огнем. Одна из вершин — западная называется Гекла, другая — Креоц-берг, третья — Светлая гора. Недалеко от Геклы находятся серные руд

ники». Далее приводится описание самих извержений, описывается образно гром, пламя, тучи пепла, покрывающего все вокруг, и т. д.

Вулканы Италии Агрикола описывает в значительной мере по собственным наблюдениям. Ни одна страна, — пишет он, — так не подвержена землетрясениям и не богата вулканами, как Италия. В Этрурии у подножья Аппенин лежит городок под названием Малая Флоренция (Флоренцуола). Когда идешь от него к Болонье, по левую руку лежит высокая гора, которая постоянно извергает дым и пламя. Последнее видно только ночью, первый — днем. Внутри Кампанской горы горит огонь. Вблизи Аверн-ского озера горит гора, которую жители называют Монте Нуова — Новая гора, потому что она лишь недавно возникла на равнине из кучи насыпанного пепла и пемзы. Во время этого извержения, кш описывает Агрикола, были выброшены большие горящие массы, горячие источники, засыпаны, разрушены постройки, уничтожены цветущие сады и поля. Часть Авернского озера была заполнена раскаленным пеплом больше, чем на тысячу шагов. Везде появились следы ужасного опустошения.

Подробно описывает Агрикола и извержение Везувия. Он приводит и сообщения древних, и собственные наблюдения над вулканом: «Везувий часто извергается. Во времена Страбона вершина была засыпана пеплом. На стенках кратеров и в пустотах заметно было действие огня. Он (Страбон) тогда с основанием заключил, что в прежние времена гора должна была быть огнедышащей. Он думал, что горящая материя уже истощилась. Немного времени спустя, при Веспасиане, разразилось страшное извержение. Вершина горы разломалась, были выброшены на огромную высоту скалы. Затем вырвалось столь горячее пламя, что были сожжены два крупных города — Геркуланум и Помпея. Дым во время извержения был столь густым, что солнечный свет померк и над светом дня распространился мрак ночи. Затем извергались пемза и другие горные камни, поднялась туча пепла, который покрыл окружающую область, как снег. Пепел доносился ветром до Азии, Египта и Сирии. На 16-м году правления цезаря Константина IV (685 г.) снова горел Везувий».

Далее Агрикола приводит, очевидно, собственные наблюдения над вулканом: «Когда поднимаешься на Везувий, то вступаешь сначала на три плоскости (ступени), а затем подходишь к крутому конусу, на вершинее которого находится кратер. Кратер Везувия круче и глубже, чем Монте Нуова, но в него без страха можно спускаться. Изверженная материя (лава) тяжела и черна, вокруг кратера она легка, красна и мягка. Так, что ее можно растирать между пальцами. Левая голова конуса уже, правая — шире. Поэтому кажется, что гора имеет две вершины. С вершины горы можно обозревать местность. Сейчас на вершине лишь местами виден дым в пустотах» (Agricola, 1544).

Мы привели эти длинные цитаты для того, чтобы показать, что Агрикола свои рассуждения о вулканах строил отнюдь не на домыслах,

а в значительной степени на личных наблюдениях. Однако он, как все истинные исследователи, не ограничивался описанием явлений, а естественно стремился по-своему объяснить их. Конечно, с нашей точки зрения он объяснял причину вулканизма неверно. Однако все же он подходил к вопросу с материалистической точки зрения, никакой мистики в объяснении явлений у него нет. Причины процессов, происходящих в глубинах земли, он видит в проявлении естественных сил — воды, воздуха и огня.

«Если в Земле скрыта такая сила воды, воздуха и огня, то неудивительно, что в ней рождаются различные произведения природы, ибо нет недостатка в каком-либо элементе и в каком-либо из первичных качеств. Поэтому у Земли есть достаточно и материи, и созидательных причин» (Agricola, 1544).

С вулканическими явлениями тесно связано и образование горячих источников. В частности, Агрикола указывает на обильные горячие источники вблизи огнедышащей горы Геклы, а также в вулканических областях Италии. Вместе с тем он перечисляет источники и в других областях, где вулканическая деятельность не проявлена,— в Британии, Испании, Швеции, Германии и т. д. Появление горячих вод в этих областях он связывает с подземными пожарами горючих, или «псевдовулканами».

О соках или растворах, циркулирующих под Землей

Изучение минеральных источников привело Агриколу к представлению о минералообразующих соках, которые мы бы назвали растворами. Соки циркулируют по подземным каналам, которые пробивает вода, причем они играют очень важную роль в образовании многих ископаемых. К представлению о соках и растворах Агрикола пришел так же, наблюдая современное минер ал ообр азов ание — изучая пленки вторичных медных соединений в штольнях на некоторых рудных месторождениях.

Вот что пишет Агрикола о минералообразующих соках:

«Соки же, которые, как я сказал выше, густотой отличаются от вод, возникают различными путями:

1)    или когда жар смешивает сухое вещество с жидким и сваривает эту смесь, таким образом возникает большинство соков не только внутри Земли, но и на Земле;

2)    или когда воды, омывающие Землю, становятся немного загустевшими, причем обычно они становятся солеными или горькими;

3)    или когда замкнутая влага окружает металлическую материю и корродирует ее, таким образом, образуется сок, из которого рождается хризокола.

Точно так же, когда влага корродирует медный или серный колчедан, образуется горький сок, из которого возникает купорос и иногда жидкие квасцы» (Agricola, 1544).

Агрикола подробно описывает осадки медных солей в старых штольнях, которые периодически извлекаются горняками и продаются. Он сообщает также о минералообразовании в карлсбадских минеральных водах, где наблюдается большое количество малых камней с ячейками формы полукруга величиной с горох, которые происходят из горячих капель. Наконец, Агрикола еще в своей первой работе «Берман» описывал превращение медного купороса, которое произошло в течение 20 лет во внешней его корке.

Таким образом, выводы о соках (по-нашему растворах), играющих важную роль в процессе образования минералов, у Агриколы оформились на основании больших фактических наблюдений.

В другом месте Агрикола пишет о соках так: «Сок не является также чем-нибудь другим, кроме воды, которая, с другой стороны, адсорбировала землю или корродировала и затронула металлы и была каким-то образом согрета». Подогрев подземной воды или сока вызывается, согласно Агриколе, действием подземного жара — того подземного огня, который возникает при сгорании горючих.

Таким образом, различные процессы — землетрясения, вулканизм, возникновение подземных горячих растворов — соков, насыщенных минеральными веществами, формирование ископаемых и в том числе рудных ископаемых по Агриколе тесно связаны между собой. Эти идеи в значительной мере предвосхитили последующие представления, которые получили развитие в гидротермальной теории.

Вопросы минералогии в трудах Агриколы

Большой труд Агриколы «О природе ископаемых» (De natura fossilium) представляет одно из первых сочинений по минералогии. В этой работе Агрикола приводит данные о минералах, известные от древних авторов, а также обобщает опыт горняков Саксонии. Вопросам минералогии посвящено и раннее сочинение Агриколы «Берман», в котором Агрикола пытается восстановить представления древних о различных минералах, выяснить происхождение отдельных названий, а также суммирует современные ему знания о минеральных видах.

Подобно другим авторам того времени, при определении минералов Агрикола за основу принимал внешние свойства и признаки — цвет, тяжесть, прозрачность, блеск, вкус, а также форму и физические свойства— горючесть, магнитность, плавкость, растворимость и другие. Формы кристаллов Агрикола учитывал лишь в самом общем виде. Он различал кристаллы округлые, цилиндрические (берилл и сиенит), треугольные (некоторые драгоценные камни), кубы, пятиугольные колонны (базальт), шестиугольные колонны (горный хрусталь), пластинчатые кристаллы (слюда). В качестве своеобразных минералов он выделял и необычные по

форме окаменелости — раковины аммонитов, а также за самостоятельные разновидности он принимал друзы и жеоды.

Не обращая еще внимания на закономерности в постоянстве кристаллографических форм, Агрикола подробнейшим образом описывает всякие необычной формы минеральные образования, напоминающие по внешнему виду то древовидные, то волосовидные образования и т. д. Естественно, что подобная классификация по внешним признакам имела очень крупные недостатки — внешне сходные минеральные образования, которые сейчас мы относим к различным минеральным видам, Агриколой принимались за один минерал. В то же время разновидности одного и того же минерала он помещал в разные группы своей классификации. Однако нужно, конечно, помнить, что иной подход к разделению минералов во времена Агриколы был еще невозможен.

За основу классификации минералов Агрикола принимает схему Авиценны, несколько видоизменяя ее. Ископаемые он делит на две группы: 1) вытекающие из Земли (жидкие и газообразные) и 2) твердые.

Твердые ископаемые в свою очередь Агрикола делит на однородные и разнородные. Последние можно разделить на составные части, промывая их водой или даже просто руками. К этой группе разнородных полезных ископаемых Агрикола относит некоторые горные породы, а также жильные породы рудных жил, в которых горняки уже хорошо отличали собственно рудные минералы и сопровождающие их жильные минералы — кварц, известковый шпат, тяжелый шпат, флюорит и др.

В группе однородных ископаемых Агрикола выделяет, в свою очередь, простые ископаемые и смеси, которые по существу являются прообразом химических соединений.

Наконец, простые ископаемые — по Агриколе самые распространенные — распределяются на четыре класса: земли, загустевшие соки, камни и металлы.

Наиболее подробно Агрикола описывает простые полезные ископаемые.

I. Земли. Земли — это простые сыпучие или рыхлые ископаемые. Смоченные водой, они растираются между пальцами, связываясь с водой, дают глину. Они находятся либо в месторождениях, либо лежат на поверхности, как, например, почва на пашнях.

Земли Агрикола разделяет на типы и виды, главным образом, по способу их употребления. Он выделяет особо земли на пашнях—почвы, детально классифицируя их и характеризуя различные типы с точки зрения пригодности для земледелия. Особо он выделяет гончарные, сукновальные, кирпичные глины, охры, употребляемые в ‘красильном деле, мергели и др. В детальной характеристике типов почв, которой Агрикола уделяет очень много места, можно искать истоки науки дочвоведения.

И. Затвердевшие соки. Затвердевшие соки Агрикола делит на две группы: жирный род и тощий род. К жирному роду затвердевших соков он относит серу, битумы, реальгар, и аурипигмент. К тощему роду — соль, селитру, хризоколу1, горную синь, квасцы, купорос.

Описывая эти ископаемые, Агрикола приводит сведения и об их месторождениях. В частности, он очень подробно характеризует месторождения соли: «Соляные горы на Земле очень многочисленны и знамениты. В Германии (Зейбург), в Каспийских воротах много соляных куполов. Из месторождений вытекают соляные источники, причем из некоторых вычерпывают соляные растворы». Он указывает на возможность добычи соли близ Велички и Страсфурта, где на пашнях наблюдаются следы соли, а воды постоянно имеют соленый вкус. Иногда, как указывает Агрикола, имеют место и горячие соляные источники. Перечисляя месторождения соли, Агрикола приводит и сведения экономического характера.

Очень подробно описываются также месторожения квасцов и купороса, причем указывавшей что имеется много видов купороса, которые происходят один из другого. Общим же источником для образования купоро-сов являются колчеданы — «колчедан словно корень всех купоросов».

Наряду с характеристикой природных купоросов Агрикола указывает и способы икусственного получения этих ископаемых — либо путем выпаривания купороссодержащей воды, либо путем вымораживания растворов. Искусственное получение купороса из растворов, очевидно, тоже как-то повлияло на представления Агриколы об образовании минералов из соков.

Подробно описывает Агрикола и продукты превращения медьсодержащих минералов. Например, хризокола образуется на металлах. «Вода омывает металлы, вбирает хризоколу в себя и переотлагает ее опять. В Неузоле (Карпаты) вытекает из старой штольни зеленая вода, насыщенная хризокол ой, причем имеется более 20 таких выработок, где она осаждается. Ежегодно она отбирается и продается».

Агрикола отмечает, что хризокола находится в постоянном сродстве с горной синью. Они почти постоянно встречаются совместно, покрывая один и тот же металлический кусок, так, что кажется, что эти минералы окружают друг друга.

Так же подробно описывает Агрикола серу, указывая, что она добывается в Исландии на огнедышащей горе Гекла и в Италии в Этрурии. Одновременно он сообщает и об искусственном получении серы из сернистых вод или серосодержащих руд с помощью огня, или из серного колчедана посредством сублимации. И здесь показываются достаточно большие значения технических процессов по разложению минералов и полу

1 Хризоколой Агрикола называл, видимо, как собственно хризоколу, гак и малахит.

чению новых минеральных видов. Агрикола уже знал, что сера входит в состав колчеданов, которые представляют на самом деле сложные соединения.

III.    Камни. Класс камней Агрикола разлеляет на четыре типа: обыкновенные камни, драгоценные камни, камни, поддающиеся полировке, и лростые камни — обычные горные породы.

К обыкновенным камням Агрикола относит магнетит, гематит, асбест и другие, указывая местонахождение и применение этих ископаемых.

Подробно характеризует Агрикола и драгоценные камни. Однако в этом разделе он еще не дошел до тонкости знания драгоценных камней, каким владели древние. Чтобы пополнить пробел своих знаний в этой области, он специально обращался к ювелиру, но раздел о драгоценных камнях все же не составляет лучшей части его сочинения.

Гораздо больше знания дела он проявляет в разделе о камнях, поддающихся полировке. Здесь Агрикола подробно описывает различные виды и месторождения поделочных мраморов, сиенита, базальта и других пород, которые широко применялись в строительстве и поделочных работах.

Четвертая группа — простые камни — объединяет обычные камни, которые встречаются везде и могут применяться лишь в строительстве.

IV.    Металлы. Раздел о металлах представляет особый интерес. Именно в этой области Агрикола был большим знатоком. Кроме шести металлов, известных в его время алхимикам,— золота, серебра, меди, железа, свинца и олова, Агрикола в качестве самостоятельных металлов выделяет также ртуть, висмут, сурьму. Что же касается олова, то он считает его смесью серебра и свинца, подобно тому, как электрум является соединением се-реба с золотом.

В работе о природе ископаемых, а также в других трудах — «Берман», «О горном деле и металлургии» Агрикола подробнейшим образом описывает некоторые рудные минералы и их разновидности, обращая особое внимание на формы их нахождения. Он описывает ветвистые и волосовидные выделения, различные по величине самородного серебра в рудниках Саксонии, а также необычные самородки этого металла и отмечает, что самородное серебро не было известно древним авторам. Образно описывает он красную серебряную руду, блестящую яркими пурпурными искрами; отмечает, что минералы меди — хризокола, медь, колчедан и различные продукты превращения купороса находятся обычно в рудах совместно. Он пишет, что для серебра благонадежно присутствие висмута и сурьмы. Эти данные Агриколы показывают, что горняки Саксонии очень хорошо зйали внешние признаки руд различных металлов, а также естественные ассоциации рудных минералов.

Очень интересны представления Агриколы о смесях. К смесям он относит такие однородные ископаемое, которые при действии огня могут быть разделены на составные части.

«Под словом смесь (mixtum) я подразумеваю ископаемое тело, которое состоит из двух или трех простых, в свою очередь являющихся также ископаемыми тел, однако смешанных так тесно, что мельчайшая часть смеси не лишена того, что содержится во всей ее массе. И только сила огня может отделить одно простое от другого или третьего от двух других, или два от третьего, если в такой смеси содержится три. Эти два или три тела обычно соединены в новый вид так, что невозможно увидеть в них прежнюю форму» (Agricola, 1546).

В этих представлениях о смесях, как было сказано, можно видеть зародыш будущего понимания химических соединений. Очень интересно, что Агрикола разделял смеси не только по сочетанию различных веществ,

. но и по относительному содержанию их, вводя таким образом, элемент количества в понятие о соединениях.

Он выделяет шесть типов таких смесей: камень и сок,металл и земли, камень и металл в равном количестве, камень и металл с преобладанием последнего, камень и металл с преобладанием первого, серный колчедан, битуминозный камень, кадмий с небольшим количеством металла.

В последнем случае Агрикола, видимо, имел в виду небольшую примесь благородных металлов, серебра и золота в колчеданах. Совершенно очевидно, что эти представления о различном содержании металлов в сложных соединениях оформились в практике металлургического дела и, таким образом, вероятно, именно здесь в значительной мере и находятся истоки уже собственно химических представлений, которые получили развитие лишь впоследствии.

Характеризуя минералогию Агриколы в целом, следует указать, что она имела очень большое значение. Не говоря о том, что Агрикола постарался полностью возродить достижения древних авторов по минералогии, он в значительной мере расширил эти сведения на основании обобщения материалов своего времени.

Агрикола упоминает более 100 видов2 и из них 17 минералов отмеч:ены им впервые 3. Ясно, конечно, что минеральные виды Агриколы часто отличаются от современных. Некоторые минералы носят иные названия. Многие минеральные виды он либо не различал, либо излишне дробил на самостоятельные единицы, основываясь лишь на случайных особен

2    В том числе и некоторые горные породы, а также разновидности минералов, выделяемые им ошибочно.

3    Агрикола среди многих минералов различал следующие: аурипигмент, реальгар (sandaraca), арсенопирит, самородное железо, магнетит, лимонит, гематит, пирит, марказит, кварц, агат, гипс, мрамор, асбест, слюда, флюорит, барит, пегматит (lapis Ju-(iaicus), самородное серебро, аргентит (argentum rude plumbei coloris), красная серебряная руда — пираргирит и прустит, самородная медь, халькозин, халькопирит, азурит, хризокола, малахит, пирит, галенит, свинцовые охры, сфалерит.

ностях их внешних форм. Как мы указывали, к особым минералам он ошибочно причислял также некоторые виды раковин и окаменелостей, а также необычные по форме жеоды, друзы и т. д. Однако в целом для своего времени минералогия Агриколы являлась своего рода совершенством. Об этом можно судить хотя бы по тому, что более чем два века спустя некоторые руководства по минералогии были значительно хуже трудов Агриколы (например, «Каменное царство»*Валха и др.).

Представления Агриколы о рудных месторождениях, их происхождении, а также о методах поисков рудных жил

Вопросы о рудных месторождениях затронуты во многих книгах Агриколы. Почти везде он касается их. Главное же место уделяется рудным месторождениям в его капитальном труде «О горном деле и металлургии». Это сочинение, над которым Агрикола работал более 20 лет, представляет своего рода энциклопедию горного дела, в ней получили отражение все сведения относительно поисков, разработки и плавки руд. Соответствующие главы этого сочинения представляют по существу первые руководства йо рудным месторождениям, а также по их поисками разведкам.

В отличие от предыдущих книг, где много места уделено философским вопросам, в этом сочинении, написанном строгим, лаконичным языком, автор ограничивается, главным образом, точными фактами. Так, в предисловии к первому изданию этого сочинения Агрикола пишет: «Я разрешил себе благоразумно обойти молчанием все то, чего я сам не видел или не читал или не узнал от людей, заслуживающих доверия. Мною, таким образом, указано лишь то, что я сам видел и что, прочитав или услыхав, сам осмыслил (см. стр. 13).Этот труд и по лаконичности своего изложения, и по четкости приведенных там сведений носит характер инструктивного руководства, который и впоследствии сохранился в книгах подобного же типа, написанных после Агриколы и в подражание ему.

В этом сочинении Агрикола прежде всего характеризует формы рудных месторождений, выделяя крутопадающие жилы (vena profuda), пласты или расширенные жилы (vena dilatata) и штоки или штокверки (vena cumulata). Эти формы главнейших типов рудных тел, как известно, перешли и в современное учение о рудных месторождениях.

Агрикола различает элементы залегания жил: их простирание, мощность, отличает висячий и лежачий бока жилы, т. е. употребляет термины, которые дошлц и до наших дней. По всей видимости, сам он заимствовал эти представления у горняков своего времени.

Очень интересны указания Агриколы на разветвления жил, слияние их воедицо, примеры пересечения и скрещения жил, которые он приводит в своем труде, а также случаи нарушения жил сбросами. В качестве приме

ра пологих ЖИ.7І он приводит пласты мансфельдских медистых песчаников, а также пласты угля или соли. Как пример штокверков он приводит местор ождения А л ьтенбер г.

Рудные жилы, по мнению Агриколы, возникли в щелеобразных пустотах из соков или растворов. Сам он говорит о жилах так: «Рудные жилы можно сравнивать с жилами человеческого тела. У человека по жилам из сердца поступает кровь. Точно так же проходят жилы и через тело земли, особенно через горы. Как у живого существа, жилы в земле сопровождаются жилками и фибрами. Однако если у животных кровь из жил поступает в фибры, то здесь происходит все наоборот, — в теле земли жидкие вещества поступают из прожилков в рудные жилы. Трещины, по которым поступают жидкие вещества, возникли или вместе с горами, или имеют позднее происхождение. В образовании трещин главную роль играет вода: она скапливается в одном месте, размягчает горные породы и отделяет один обломок от другого. В зависимости от того, в каком направлении просачивается вода, возникают либо крутопадающие жилы, либо жилы пологие». Само отложение рудного вещества, по Агриколе, как было сказано ранее, происходит из соков — нагретых вод, обогащенных минеральной материей, в результате взаимодействия их с землями, камнями и металлами по пути их следования.

В таком представлении Агриколы о рудоносных растворах мы видим прообраз двух гипотез, потом противопоставленных одна другой, — с одной стороны, гидротермальной гипотезы отложения вещества из горячих растворов, и с другой, — гипотезы латеральсекреционной, в которой говорилось об извлечении рудных веществ водами из вмещающих пород.

В труде Агриколы «О горном деле и металлургии» большое внимание уделяется поисковым признакам на руды. Агрикола едко высмеивает суе-* верие некоторых своих современников, которые ищут руды при помощи волшебной лозы: «Люди, доверяющиеся пруту..., трудятся без пользы... Настоящий горняк, в котором мы хотим видеть основательного и серьезного человека, не станет пользоваться волшебной палочкой, ибо мало-мальски сведущий в природе вещей и рассудительный человек понимает, что вилка ему в этом деле никакой пользы не принесет и что он имеет в своем распоряжении, как я указал выше, естественные признаки руд, которыми он и должен руководствоваться» (см. стр. 55).

Каковы же эти признаки? Агрикола пишет о них дальше: «Потаенные и глубоко скрытые руды мы отыскиваем с помощью горного искусства. Мы обращаем внимание прежде всего на бьющие ключом источники, которые не могут отстоять на большом расстоянии от жил, так как вода вытекает из них, затем — на обломки руды, выноеимые потоком из земли, но с течением времени частью вновь покрывающиеся землей. Если такие обломки разбросаны на поверхности земли и

притом гладки, рудные жилы в большинстве случаев отстоят от них на более далеком расстоянии...» (см. стр. 51). Здесь мы, таким образом, находим те же приемы, которыми пользуются и в настоящее время геологи при поисках рудных месторождений.

Агрикола сообщает и минералогические признаки руд. Он указывает, что охристые выходы, особенно ржавые и черные, заслуживают первоочередного внимания, так как могут указывать на близость руды. Особое значение он придает проявлению хризоколы, горной сини и другим вторичным минералам меди.

Вместе с тем у Агриколы и его современников имелись еще и другие поисковые приметы. Так, Агрикола сообщает, что иней над жилами тает скорей, чем над другими местами, так как жилы выделяют тепло и сухость. Эта народная примета, возможно, имеет под собой и основание — общеизвестно, что темные предметы, к каким мы можем отнести и рудные жилы, обычно нагреваются сильнее от солнечных лучей, и естественно, что снег над ники тает в первую очередь. В то же время окисленные части рудных тел с характерными для них экзотермическими реакциями действительно могут быстрее нагреваться.

Очень много внимания уделено в труде Агриколы ботаническим признакам — растения над рудными жилами имеют часто своеобразный оттенок. Трава имеет блеклый цвет, иногда над жилами растут растения, отличные от окружающих, а также особые виды грибов. Несомненно, что и в этих поисковых приметах, наряду, может быть, с известной долей суеверия, имеются и правильные признаки.

Наконец, большое внимание уделяет Агрикола водам, которые вытекают из рудных жил.

«Воды родников подлежат и испробованию для обнаружения в них тех или иных растворов. Так как они весьма различны по вкусу, особенное внимание при этом варщик обращает на следующие шесть их родов: солевые, из которых вываривается соль; содовые, из которых добывается сода; квасцовые...; купоросные...; сернистые...; битуминозные...» (см. стр. 49).

Агрикола критикует как предрассудок представления горняков о том, что будто бы имеет какое-то значение направление жил относительно стран света. Но вместе с тем он различает жилы по их отношению к рельефу, очевидно, в целях наиболее правильного подхода при выборе типа горных выработок (штольни или шахты и т. д.).

Очень интересны представления Агриколы о россыпях. Он уже вполне правильно понимал вторичную природу россыпей и спорил с Альбертом, который считал, что золото непосредственно родится в россыпях. «Золото не образуется в реках и ручьях, как я доказывал против Альберта, но отрывается от жил и прожилков и осаждается в песках рек и ручьев. Поэтому какое бы течение реки ни имели, обнаружение в них золота вполне возможно, что не противоречит и опыту» (Agricola, 1530).

Агрикола сообщает, что уже Плиний старший говорил о вторичной природе россыпей, причем древние, зная, что золото оседает в тяжелых осадках, использовали это свойство в специальных устройствах для отмывки золота от пустых пород.

Россыпи, как указывал Агрикола, следует искать, прослеживая постепенно водотоки, начиная от источников и родников до ручьев, в которые они впадают, до рек, в которые вливаются ручьи. Однако искать золото в широких реках, протекающих на равнинах, в удалении от коренных жил, а также в песках на берегах морей и озер бесполезно, поскольку если золото и донесется сюда, оно окажется рассеянным в огромной массе песка.

Чтобы понять значение этих представлений, нужно вспомнить, что почти три века спустя шел еще спор об образовании золотых россыпей, причем многие исследователи считали, что золото в россыпях принесено всемирным потопом. И понадобилось много усилий ученым, чтобы опровергнуть существующие суеверные предрассудки на этот счет и доказать, что россыпи теснейшим образом связаны с коренными золоторудными жилами.

Заключая приведенную краткую характеристику представлений Агриколы по вопросам геологии, минералогии и рудного дела, следует еще раз отметить необычайно большое значение его трудов. В течение двух с лишним веков труды Агриколы не теряли своего значения. Их использовали в своих сочинениях Ломоносов, Шлаттер, а также почти все другие авторы книг по геологии и рудному делу до конца XVIII в. включительно.

Сочинения Агриколы были широко известны всем, кто работал в области рудного дела. Значение этих трудов было тем более велико, что никаких специальных учебных заведений по подготовке горных специалистов вплоть до последней четверти XVIII в. не существовало. Влияние Агриколы было очень велико не только на его современников, но и на далеких потомков.

Чем же объяснить такую силу сочинений Агриколы и тот большой резонанс, какой они получили в веках? Нужно вспомнить, что Агрикола жил в период небывалого расцвета производства, науки и культуры, каким являлось Возрождение. Во всех областях науки, техники и искусства этот период ознаменовался появлением титанических фигур, которые вошли в историю культуры человечества. Горное дело больше, чем какая-либо другая область техники, требовало обобщения накопленного материала. Эту задачу обобщения существующих практических сведений и подведения итогов знаний всего предшествующего периода и взял на себя Агрикола. Как человек высокообразованный, он сумел должным образом подытожить предшествующие достижения древних авторов в области знания минералов, а также их взглядов на различные геологические явления и процессы. Обобщдв и критически рассмотрев положения древ

них, он сумел не только донести их до современников, но значительно обогатить й расширить с учетом опыта своего времени.

Труды Агриколы, появившиеся после периода застоя в науке и господства схоластических представлений, были по существу первыми сочинениями, основанными на практическом опыте, именно теми образцами положительной опытной науки, которые были так необходимы для нарождающейся промышленности. ВмеСте с тем удачно ассимилированное наследие философов древности позволило Агриколе не ограничиваться чисто описательными сочинениями, а излагать представления о связях явлений, о развитии процессов в вечном изменении всего существующего на земле.

ЛИТЕРАТУРА

Agricola G.    Bermannus, sive de re metaUica. Basel, 1530.1

Agricola G.    De ortu et causis s.ubterraneorum. Basel, 1544.

Agricola G.    De natura eorum quae efflunt ex terra. Basel, 1546.

Agricola G.    De natura fossilium. Basel, 1546.

Agricola G.    De veteribus et novis metallis. Basel, 1546.

Agricola G.    De animantibus subterraneis. Basel, 1549.

A g г і с о 1 a G.    De re metallica. Basel, 1556.

Agricola G.    Agricolas mineralogische schriften. Freiberg, 1806—1811.

1 Цитагы из всех ранних работ Агриколы приведены по рукописи русского перевода, сделанного Ю. Е. Копелевич. Труд Агриколы «О горном деле и металлургии» цитируется по настоящему изданию.

ОТ ПЕРЕВОДЧИКОВ

Для перевода на русский язык было использовано издание труда Агриколы на латинском языке, вышедшее в Базеле в 1657 г.: Georgii Agricolae Kempnicensis medici ас philosophi clariss. De re metallica libri XII, Basileae, sumptibus et typis Emanuelis Konig, anno MDCVII. Выражаем глубокую благодарность Фрейбергской Горной Академии (Германская Демократическая Республика), любезно предоставившей во временное пользование эту редкую книгу.

В процессе работы над книгой для сравнения привлекались переводы на другие языки, в частности, немецкий перевод «Zwolf Bucher vom Berg-und Huttenwesen», вышедший вторым изданием в Дюссельдорфе в 1953 г. (первое издание вышло в 1928 г.), и последнее издание английского перевода «De re metallica» (Нью-Йорк, 1950; первое издание вышло в 1912 г.).

Перевод научно-технической терминологии Агриколы представляет определенную трудность. Агрикола писал свои труды по минералогии, горному делу и металлургии на латинском языке и лишь впоследствии они были переведены на немецкий язык. Сам он много потрудился над возможно более точной передачей по-латыни немецких горных и металлургических терминов, применявшихся в его время. В «Послании», которым начинается его основной труд, он указывает: «Я был вынужден — и да будет мне в этом оказано снисхождение — некоторые вещи называть несколькими соединенными словами, некоторые же другие обозначать новыми словами» (см. стр. 13).

При переводе текстов Агриколы на русский язык, особенно описаний механических устройств, взаимодействия механизмов и т. п., часто приходилось пользоваться, в интересах ясности изложения, общепринятыми в наше время техническими терминами. В тех случаях, когда это необходимо для правильного понимания текста, в круглых скобках приводятся синонимы, а также пояснения от переводчиков.

В книге Агриколы встречаются разнообразные меры веса, емкости и длины (см. примечание 4 к книге 4-й, примечания 2, 35, 38, 44—47 к книге 7-й и др.). Соотношение наиболее часто применяемых мер веса видно из следующей таблицы:

В отдельных случаях, при рассмотрении металлургии меди Агрикола пользовался фунтом, содержащим не 16, а 12 унций.

В своем труде он применял меры длины, существовавшие в Хемнице и в других местах его деятельности, например саксонский локоть того времени, но давал им названия соответствующих, т. е. более или менее близких по значению древнеримских мер. Соотношение мер длины, наиболее часто встречающихся в книге «О горном деле и металлургии», представлено в следующей таблице (в скобках латинские названия мер):

Таблицы мер веса и длины заимствованы из примечаний к немецкому переводу книги Агриколы (стр. 191 и 225).

В преобладающем большинстве случаев размеры, выраженные в латинском оригинале в «пядях» и «ладонях», в переводе пересчитаны в доли фута из соотношения: одна «пядь» равна % фута, одна «ладонь» равна /4 фута.